Прекрасное и безобразное.

В эстетике романтизма центральная для классической эстетики категория красоты утрачивает доминирующее значение. Признавая ее непререкаемую ценность, романтики противоречиво высказывались по поводу природы красоты — «Взору романтиков...
открывается горизонт, над которым осторожно приподнял завесу Кант, критикуя (анализируя.— Е. У.) Возвышенное. Сама природа... выглядит смутной, бесформенной, таинственной: ее невозможно облечь в четкие и ясные формы, она ошеломляет зрителя грандиозными и величественными видениями. Поэтому не надо описывать Красоту природы, ее надо прочувствовать, интуитивно ощутить изнутри»*. Восприятие хаотичности, бесконечной изменчивости природы вызывает не наслаждение, а волнение, сходное скорей с восприятием возвышенного. Романтики полагали, что поскольку всякое завершенное и конечное мертво, а значит, ложно, и только ощущение беспредельности и вечного преображения адекватно смыслу природного мира, то, следовательно, объективность красоты можно принять лишь на уровне идеи, а не единичной предметности. Таким образом, истинная красота возникает как состояние души, образ творческого сознания в его устремлении постигнуть универсум, а это значит, что она предстает внутреннему взору не как явленная и оформленная идеальность, а как единство и борьба противоречий (социального и природного, движения и покоя, страдания и радости, реального и должного, стремления и осуществления). Так, возникает идея, что сама красота не может существовать как одинокий идеал, что ей должен соответствовать ее антипод в лице категории безобразного.
Ф. Шлегель говорил о том, что необходимо разработать теорию безобразного, поскольку для современного искусства наибольший интерес представляет «необычный индивидуальный характер, а не усредненный классический “тип”». В середине XIX века впервые появилось теоретическое осмысление безобразного в книге Карла Розенкранца «Эстетика безобразного». В. Лого считал, что привнесение в современное искусство безобразного расширяет наше представление о мире, делая его более адекватным противоречивому и многообразному бытию: «...Прекрасное имеет лишь один облик; уродливое имеет их тысячу... Прекрасное в применении к человеку есть лишь форма в ее наиболее простом соотношении, в совершеннейшей пропорции, в глубочайшей гармонии с нашей организацией... Напротив, то, что мы называем уродливым, есть лишь частный случай неуловимого для нас огромного целого, согласующийся не с человеком, но со всем бытием» 378 379. Романтики высветили в своем художественном творчестве множество оттенков безобразного — от воплощенного зла до величественно возвышенного или до вызывающего сочувствие несчастного человеческого. Романтическая эстетика, ломая стереотипы классической эстетики, утверждавшей господство красоты и как содержания и как формы, выдвинула тезис об эстетической привлекательности безобразного и как характеристики жизни мироздания, дающей импульс художественному творчеству, и как возможности поэтичного воспроизведения безобразного в искусстве.
<< | >>
Источник: Отв. ред. В. В. Прозерский, Н. В. Голик. История эстетики: Учебное пособие. 2011

Еще по теме Прекрасное и безобразное.:

  1. Прекрасное
  2. ПРЕКРАСНОЕ БУДУЩЕЕ
  3. Глава 8 РАЗГОВОР С АРИСТИППОМ ОБ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ ПОНЯТИЙ «ХОРОШЕЕ» И «ПРЕКРАСНОЕ» 1
  4. «Прекрасное безумие» Марло
  5. Малое - прекрасно (вместо введения)
  6. 9.1. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПРЕКРАСНЫЙ НОВЫЙ МИР!
  7. Глава 1 Философские теории прекрасного и научное исследование мозга Г. Пауль
  8. Глава 4. «Прекрасная девочка». Республика 1931–1933 годов
  9. Переживание и осмысление старости
  10. 1.2. Корнелий Тацит «О происхождении германцев и местоположении германии», I в. н.э.
  11. СУЩЕЕ ИЛИ СУЩЕСТВУЮЩЕЕ2
  12. ЭВРИСТИЧНОСТЬ ЭСТЕТИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Н.И. КРЮКОВСКОГО В.Ю. Даренский
  13. Глава 5 СПОР О КРАСОТЕ МЕЖДУ КРИТОБУЛОМ И СОКРАТОМ
  14. Предисловие
  15. § 32. Битикчи (секретарь хана по общим делам, министр юстиции и иностранныгх дел)
  16. 11. СПЕЦИФИКА ФИЛОСОФИИ ДРЕВНЕГО КИТАЯ И ДРЕВНЕЙ ИНДИИ 1.
  17. I. Искусство
  18. С. Память