ЭКОНОМИКА II ОБЩЕСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО МАТАБЕЛЕ КО ВРЕМЕНИ ИХ УХОДА ИЗ ЗУЛУ ЛЕНДА

  Матабеле были скотоводами. Скот считался основным видом богатства, количеством скота определялось положение человека в обществе. Скот стоял в центре внимания отдельной семьи и всего общества, его* экономики и политики.
Скот служил средством платежа штрафов, оплаты услуг и выкупа за невесту. Уход за скотом определял распорядок рабочего- дня и все стороны повседневной семейной жизни. Со скотом связаны народное творчество, обычаи и суеверия. Загон для скота являлся центром поселения — крааля,

Матабеле разводили главным образом крупный рогатый скот; овец и коз было мало. Рабочего скота матабеле не знали; изредка использовали волов в качестве вьючного транспорта. Колесного транспорта матабеле также на знали. Первый фургон бурского типа Моселекатсе приобрел у европейских охотников за огромную цену — 10 бивней слона, каждый весом в 20—25 кг; затем были приобретены и другие, но они почти не использовались по прямому назначению — в одном из них Моселекатсе спал, в другом устроил кладовую и т, д. Уже к концу своей жизни Моселекатсе приучил к ярму несколько волов и изредка совершал путешествия, но это была его исключительная привилегия. Лошадей не было, и муха це-це препятствовала их разведению; лошади европейских путешественников падали. Ослы были завезены в Матабелеленд миссионерами в 1859 г, и распространения еще не получили.

Скот давал матабеле молоко. Молоко пили, на нем варили кашу. Молоко обычно предварительно проквашивали в калебасах (тыквенных сосудах) или в кожаных мешках; свежее молоко давали детям, взрослые- пили его редко. Из шкур животных матабеле изготовляли одежду, мешки, щиты и т, п. Мясо домашних животных не являлось повседневной пищей, на мясо их, как правило, не резали; ели павших животных, пополняя мясной рацион нерегулярной охотой. Но зато очень много мяса ели на всякого рода торжествах, семейных и общественных; свадьба, тризна по предку, торжество по случаю победы, окончание общественных работ и т. п, сопровождались истреблением огромного количества скота. Во всех таких случаях вареное мясо и пиво являлись основным угощением и подавались в изобилии. Повседневной пищей была пища растительная. Матабеле культивировали кукурузу, сорго, сахарное просо, дыни, тыквы, горох, бобы, сладкий картофель и земляные орехи. Каши из толченых зерен кукурузы и сорго, вареные или поджаренные початки кукурузы, кукурузные хлопья в сочетании с молоком были основой питания. Серьезным подспорьем, особенно в неурожайные годы, служили дикие фрукты, ягоды и трава. Любимым блюдом была сушеная и измолотая в порошок саранча.

Земледелие было занятием женщин по преимуществу и носило довольно примитивный характер. Это было типичное для всех почти народов Африки XIX столетия переложное или подсечно-огневое мотыжное земледелие. Но вместе с тем европейские очевидцы указывают на наличие больших и тщательно обработанных полей; женщины матабеле не жалели труда на своих полях.

Матабеле сами вырабатывали необходимые железные орудия труда п наконечники для ассегаев, строили крытые травой ульеобразные хижины, выделывали шкуры, изготовляли посуду и все, что требовалось для жизни, не ощущая потребности в широком обмене продуктами труда с внешним миром.

Частной собственности на землю матабеле еще не знали. Вся земля принадлежала обществу, и всякий пользовался ею наряду с другими, без каких-либо ограничений. Моселекатсе был верховным распорядителем земли, он разрешал земельные споры, когда они почему-либо возникали, он давал европейцам разрешение охотиться на его земле или искать в ней золото, но он не имел права отчуждать ее. Понятия купли и продажи или аренды земли были матабеле совершенно неизвестны и непонятны. Лобенгула был крайне изумлен, когда обнаружил, что подписанные им с агентами английских компаний договоры на поиски и добычу золота истолковываются последними как договоры, дающие им право распоряжаться землей. Скот, как и все остальное, кроме земли, являлся частной собственностью матабеле.

Имеющиеся в нашем распоряжении материалы не дают возможности определить сколько-либо точно характер семьи матабеле того времени; насколько нам известно, такого материала вообще нет в литературе.

Но

о              характере семьи у матабеле мы можем безошибочно судить по семье зулусских племен вообще, которая в принципе ничем не отличалась от семьи у других племен южноафриканских банту XIX столетия.

Род как экономическая единица исчез у зулусов уже давно. В середине XIX века мы не находим у зулусов и большой семьи в ее классической форме, с присущим ей коллективизмом производства и потребления. Буржуазные источники по этнографии зулусов (а других источников в нашем распоряжении нет) крайне затрудняют решение вопроса о характере семьи. Увлекаясь экзотикой, буржуазные этнографы ограничиваются описанием лишь полигамной семьи, которая, естественно, является иногда очень многочисленной, и оставляют в стороне описание моногамной семьи* а между тем только зажиточные имели по несколько жен.

Большой знаток этнографии южных банту, проф. Шапера, имея в виду жизнь банту до европейской колонизации, пишет: «Внутри племени основной социальной ячейкой была семья или домохозяйство, группа, состоящая обычно из мужа, его жены или жен и находящихся на его иждивении детей, вместе с некоторыми родственниками или неродственными иждивенцами»[388]. Каждое такое домохозяйство образовывало особое поселение — крааль. Число хижин в краале зависело главным образом от числа жен.

В полигамных семьях каждая жена имела свою хижину, в которой она жила со своими детьми, не достигшими половой зрелости; для взрослых детей строились отдельные хижины, общие для детей всех жен, но отдельные для юношей и девушек. Каждая жена вела свое хозяйство. С помощью своих детей она обрабатывала свой участок земли. Распорядителем земли внутри домохозяйства являлся глава семьи. Каждая жена имела свой скот — прикрепленный к ней ее мужем, полученный за выданную замуж дочь и приобретенный каким-нибудь другим путем. Скот, как и всякое другое имущество, считался собственностью каждой данной жены, но контроль за ним сохранялся в руках главы семьи; последний мог распоряжаться им или в интересах всей семьи или в интересах владевшей этим скотом жены, но ни в коем случае не в интересах другой жены. Если у одной из жен нехватало почему-либо продовольствия, то он мог попросить других своих жен помочь ей, но не мог принудить их к этому; обычно жены помогали друг другу в полевых работах и, в случае нужды, продуктами Одна из жен считалась главной; ее хозяйство обычно было и хозяйством главы семьи.

Женатый сын мог выделиться из крааля отца и основать свой крааль, но только с разрешения отца. Выделившийся оставался до смерти отца в его подчинении и только после его смерти становился полноправным главой своего крааля. Со смертью главы крааля наследником считался его старший сын, но до смерти матери он не мог самостоятельно распоряжаться собственностью крааля.

Между соседними, как правило, родственными краалями широко была развита взаимная помощь трудом и продуктами, не менее широко практиковался и коллективный труд в уходе за скотом, в постройке жилищ и во многом другом. Очевидно, что мы здесь имеем дело с малой, индивидуальной семьей, еще не окончательно порвавшей узы былой патриархальной большой семьи.

Экономическое неравенство было уже значительным. Оно выражалось прежде всего в размерах стад; богатые скотовладельцы уже передавали свой скот на выпас беднякам. Выделялись искусные мастера по изготовлению посуды и другой домашней утвари, по выработке шкур. Особенно выделялись мастера по изготовлению металлических изделий, в частности ассегаев. Плавка и обработка железа являлись монополией небольшого количества семей, в которых это искусство передавалось по наследству от отца к сыну. Существовал внутриплеменной обмен, имело место производство изделий по заказу. Но все же обмен носил пока случайный, спорадический характер. Производства на рынок не было, ремесло, исключая кузнечное дело, еще не отделилось от земледелия, денег зулусы не знали.

Анализ имеющегося в нашем распоряжении материала по истории матабеле после выселения из Наталя дает возможность установить пути и факторы дальнейшей эволюции экономики и общественного устройства матабеле.

 

<< | >>
Источник: Толстов С.П. (ред). РОДОВОЕ ОБЩЕСТВО. 1951

Еще по теме ЭКОНОМИКА II ОБЩЕСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО МАТАБЕЛЕ КО ВРЕМЕНИ ИХ УХОДА ИЗ ЗУЛУ ЛЕНДА:

  1. ГЛАВА IV ОБЩЕСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО
  2. РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ ОБЩЕСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО
  3. Глава 9 ОБ УСТРОЙСТВЕ ДОМА. ЭКОНОМИКА. ЗНАЧЕНИЕ ХОЗЯЙКИ
  4. ГЛАВА I.ОБЩЕСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО
  5. 12.2. Уголовная ответственность за отдельные преступления против личности, в сфере экономики, против общественной безопасности и общественного порядка, против государственной власти
  6. ГЛАВА II. ОРГАНИЗАЦИОННОЕ УСТРОЙСТВО ГОСУДАРСТВА АЗИАТСКИХ ГУННОВ: ОБЩЕСТВЕННОЕ ПРАВО
  7. Г.П. Литвинцева КРИЗИС ИНВЕСТИЦИЙ КАК РЕЗУЛЬТАТ НЕСООТВЕТСТВИЯ СТРУКТУРНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ЭКОНОМИКИ ЕЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОМУ УСТРОЙСТВУ
  8. ИЗМЕНЕНИЕ ЭТНИЧЕСКОГО СОСТАВА МАТАБЕЛЕ
  9. ВОЕННАЯ ДЕМОКРАТИЯ МАТАБЕЛЕ
  10. 2. Риэлторские схемы ухода от налогов
  11. Превратите причины ухода молодых сотрудников в побуждение остаться — и работать еще упорнее
  12. ЗАМЕНА РОДОВОГО ДЕЛЕНИЯ МАТАБЕЛЕ ВОЕННЫМ ДЕЛЕНИЕМ
  13. Глава 4 Временные шкалы животных, смещенная временная шкала восприятия человека, гипотеза переменной длительности кадра