ТРАДИЦИОННЫЕ СТРУКТУРЫ ВЛАСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ЗАМБИИ

Традиционные структуры продолжают не только существовать, но и активно влиять на самые разные стороны политической, социально- экономической и культурной жизни Замбии. Их исключительная живучесть объясняется тем, что корнями они уходят в многовековые, наследуемые из поколения в поколение нормы и обычаи, определяющие образ жизни, традиционные религиозные верования, моральные и социальные ценности, которые существуют у каждого народа.
Население страны отличается чрезвычайной этнической пестротой: здесь насчитывается более 70 народов. Основные из них: бемба (43% всего населения), тонга (17%), лувапе (12%), народы малави (12%), лози, или баротсе (10%)\ Все они принадлежат к языковой группе банту. Уже с конца XV в. на территории современной Замбии начали возникать межплеменные территориальные объединения — «вождества», которые управлялись верховными вождями. Процесс объединения в вождества происходил либо путем слияния близкородственных племен, либо путем поглощения слабых более сильным соседом. Вождество в Тропической Африке вообще являлось ранней формой социально-экономической организации, политических институтов и власти. Во главе их становился вождь, ранее руководивший деревенской общиной или бывший главой родственной группы. Он был главным распорядителем и организатором сельскохозяйственных работ, наделял общинников землей, осуществлял связь живых с духами умерших предков, являлся судьей, разрешавшим межплеменные и внутриобщинные конфликты, обес- «печивап культурную преемственность поколений и пр. Основатели родов і почитались наравне с духами предков, а их имена превращались в на- 4 следственные титулы верховных вождей. Одним из первых вождеств на территории современной Замбии было Марави, возникшее на рубеже XV в. Основателем правящей династии в Марави стал один из родов племени чева — Пири, происходивший от правителей государства Лунда (бывший Заир). Имя вождя этого рода — Калонго стало титулом верховных правителей, также известных под именем марави, которое впоследствии дало название современному народу малави. В XVIII в. вождество Марави вступило в период упадка2. Другое вождество, возникшее в XVII в. на северо-востоке Замбии в районе р. Луапула, во второй половине XVIII в. превратилось в сильное не- зависимое «государство» Казембе. Его этническим ядром было племя луунда, близкое к лунда. Правители этого «государства» носили имя Казембе. Центральная часть «государства» Казембе была разделена на небольшие области, во главе которых стояли правители, не принадлежавшие к королевскому роду лунда. Во главе деревенских общин были вожди, большинство из которых относилось к различным матрили- нейным родам. Вожди разных уровней, относившиеся к роду лунда или к другим родам, были связаны родственными и брачными узами. По существу, Казембе было «государством», основанным на завоеваниях: поглотив и ассимилировав множество местных племен бемба, сами лунда составляли небольшую замкнутую группу, ревностно сохранявшую свою привилегированность3. Другим влиятельным политическим образованием на территории современной Замбии было государство Лози (Баротсе). Оно было создано на основе вождества луйи, появившегося здесь в XVII в. По одной из версий, основателем рода был вождь Мбуйу, один из сыновей которого стал верховным вождем и получил титул литунга, который носят правители лози до настоящего времени. Согласно легендам, литунга управляли от имени Верховного бога — Ньямбе, который олицетворял дух предка племени, чья могила якобы находится вблизи первого поселения луйи в районе г. Калабо4. Ко времени начала колонизации в конце XIX в. влиятельной политической силой являлись также бемба, занимавшие огромную территорию между озерами Танганьика, Ньяса, Мверу. В основе политической системы бемба лежал союз племен, опиравшийся на сложную иерархию вождей во главе с верховным правителем — читимукулу. Родоплеменная аристократия вела свое происхождение от главенствующего «рода крокодила». Военная и административная власть, функции верховного судьи и жреца культа предков были сосредоточены в руках читимукулу. Для бемба характерен матрилинейный счет родства, поэтому должность вождя переходила по наследству сыновьям сестры. В период колонизации была изменена политическая структура народов, населявших Северную Родезию (ныне Замбию), они не имели никакой независимости (исключение составляло государство лози, о чем будет сказано ниже). Однако роль вождей всех рангов в повседневной и духовной жизни осталась весьма заметной. Так, у бемба «главный» вождь продолжал отвечать за благосостояние своей деревни и назначать «деревенских» вождей (представителей традиционной власти более низкого ранга), он по-прежнему был судьей в делах, имевших отношение ко всему племени. Однако самая важная функция вождя у бемба — соблюдение различных ритуалов, некоторые из которых могут показаться довольно суровыми: при приближении смерти верховный вождь мог быть задушен, чтобы его дух распространился по подвластной ему земле. Религиозная сила вождя происходит, по представлениям бемба, из того факта, что он наследует имена умерших вождей и поэтому может непосредственно обращаться к большому числу духов предков. Вожди владеют священными реликвиями, которые хранятся в специальных хижинах- святилищах. Именно там происходит общение вождя с духами предков5. Особая система власти и контроля за ней сложилась у лози, которые и при колониализме сохранили определенную независимость: Баротсе- ленд не входил в состав Северной Родезии, а подчинялся непосредст- венно метрополии. В государственной системе лози каждая официальная функция была уравновешена другой: монарху (литунга) противостоял его совет, каждому высокопоставленному члену совета — другой член совета или его заместитель, а в основе всей системы лежал принцип двойственности. Так, у самого высшего чиновника, обладавшего исполнительной властью и называвшегося государственным нгамбела, имелся свой нгамбела, который был постоянным членом совета, стоявшим выше других членов совета, и в обязанности которого входило контролировать деятельность государственного нгамбела®. Институт нгамбела отражал родовую концепцию, предусматривавшую наличие заместителя или помощника, который одновременно должен был предотвращать чрезмерную концентрацию власти. По словам Б.Дэвидсона, «эта концепция и практическая деятельность института нгамбела благодаря системе взаимодействующих ограничений оказывались эффективными во всех ситуациях жизни баротсе, когда возникала необходимость в контроле над властью»7.
Значительную роль, которую традиционные вожди играют в жизни сельских жителей, не могли не учитывать политики независимой Замбии. Так, по первой (1964 г.) и по второй (1973 г.) конституции в состав парламента входила Палата вождей в качестве консультативного органа. В дальнейшем К.Каунда, проводя в жизнь свой лозунг «Одна Замбия — один народ», рядом поправок к конституции упразднил Палату вождей. Однако жизнь заставила замбийских руководителей изменить отношение к традиционным вождям, и по конституции страны, принятой в 1991 г. (третья), вожди участвовали в работе парламента: в нижнюю Палату представителей прямым тайным голосованием избиралось 18 вождей — по два от каждой провинции. По последней конституции (1996 г.) число вождей в парламенте увеличено до 27 — по 3 от каждой провинции, однако это не изменило их роли в органах государственной власти®. В настоящее время в Замбии насчитывается 265 традиционных вождей. Все они находятся в сильной финансовой зависимости от правительства президента Ф.Чилубы, поскольку получают от него денежные «компенсации». Однако как организованная политическая сила вожди не имеют серьезного влияния на верхние эшелоны власти, тем не менее их влияние на жизнь сельского населения, на «свой» народ, остается весьма значительным. Об этом свидетельствуют такие факты. Когда в Южной провинции разгорелся скандал по поводу передачи части племенных земель вождей Мача и Мапанза некоему дельцу, первый вождь заявил: «Закон не изменился, и в своих владениях вождь является хозяином земли и распоряжается ею»9. Характерное в целом для страны засилье на важнейших постах представителей бемба нередко приводит к ущемлению прав традиционных вождей других народов, проявляющемуся в попытках продажи племенных земель «некоренным» бизнесменам, объявлении их ненастоящими замбийцами и т.п. Естественно, такое отношение не может устраивать традиционных вождей. Недовольство традиционных вождей серьезно беспокоит правительство Ф.Чилубы, которое опасается каких-либо решительных действий с их стороны. Это даже вынудило власти пойти на установление слежки за вождем народа нгони. Оппозиция резко осудила такие действия властей. Лидер Оппозиционного альянса и Либерально-прогрессивного фронта Р.Чонгве заявил по этому поводу: «Ф.Чилуба не уважает традиционных вождей, потому что сам воспитывался не в духе традиций... На уважительное отношение должен рассчитывать каждый традиционный вождь в этой стране»10. Отношение простого народа к взаимоотношениям традиционных вождей и властей хорошо выразил рыночный торговец из Лусаки: «Вожди имеют право противостоять правительству, когда оно делает ошибки, и они имеют право поддерживать оппозиционные партии, когда те оказываются правы»11. Совершенно особое положение среди традиционных вождей занимает король (литунга) лози Илуте Йета. Это объясняется целым рядом исторических причин — существованием самостоятельного государства лози в доколониальный период, которое обладало древнейшей на территории Замбии культурой и имело высокую военно-политическую организацию. В колониальный период Баротселенд имел статус протектората. После обретения Замбией независимости было подписано трехстороннее соглашение между Великобританией, Замбией в лице К.Каунды и литун- гой Леваникой III о фактическом вхождении Баротселенда в состав Замбии на правах автономии. Однако К.Каунда постоянно нарушал это соглашение, и уже к 1969 г. Баротселенд практически потерял свою автономию и был переименован в Западную провинцию, очевидно, чтобы окончательно стереть последние воспоминания о его особом статусе Лози не смирились с этим фактом. Они по-прежнему глубоко почитают своего литунгу и всячески поддерживают его стремление вновь обрести автономию. С началом процесса демократизации страны вопрос об особом статусе Баротселенда вновь приобрел актуальность. Особые надежды возлагались на разработку проекта новой конституции. По мнению лидеров лози, в основной текст конституции достаточно было включить договор 1964 г. Однако принятые в 1996 г. многочисленные поправки к конституции (вместо принятия собственно новой конституции) не внесли никаких изменений в статус лози. Тем не менее литунга Илоте Йета не устает подчеркивать, что игнорирование договора об автономии Баротселенда все равно никогда не приведет к его исчезновению. Все подданные литунги поддерживают его действия. Так, например, когда в марте 1994 г. в Западной провинции распространился слух, что правительство якобы намерено арестовать Илоте Йета, традиционными барабанами была объявлена всеобщая тревога, и буквально через час три тысячи воинов окружили дворец литунги в Леалуи с намерением защищать своего короля и противостоять представителям официальных властей. К счастью, этот инцидент не имел продолжения, но лози показали, как они относятся к литу иге и насколько готовы бороться за свою автономию, ярым сторонником которой тот является. Очевидно, что традиционные вожди продолжают играть весьма важную роль в общественной жизни замбийцев. При этом можно предполо жить, что борьба оппозиции может оказаться успешной, что приведет к неизбранию на следующий срок нынешнего президента Ф.Чилубы (выборы должны состояться в 2001 г.) и к принятию новой конституции, по которой традиционным вождям будет предоставлено место на политической сцене, соответствующее их влиянию в повседневной жизни. 1 Чуваева М.А., Ксенофонтова Н.А. Республика Замбия. М., 1996, с. 28. 2 Подробнее см.: Langworthy H.W. Chewa or Malawi Political Organization in the Precolonial Era. — The Early History of Malawi. L., 1972, p. 104- 122. 3 Roberts A.D. History of Zambia. L., 1976, p. 94-96. 4 Jalla A. History Traditions and Legends of the Barotse Nation. L., 1959, p. 5-6. 5WhiteleyW. Bemba and Related Peoples of Northern Rhodesia. L., 1951, p. 24-26. 6 Turner V. The Lozi Peoples of North-Western Rhodesia. L., 1952, p. 38-40. 7 Дэвидсон Б. Африканцы. Введение в историю культуры. М., 1975, с. 48-49. 8 The Constitution of Zambia Act, 1973. Sec. 10, pt VII. Lusaka, 1973; The Constitution of Zambia Act, 1996, pt XIII. Lusaka, 1996. 9 The Post. Lusaka, 21.10.1996. 10 The Post. Lusaka, 12.12.1996. 11 Там же.
<< | >>
Источник: Н.А.КОЧНЕВА. Традиционные культуры африканских народов: прошлое и настоящее. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН.. 2000

Еще по теме ТРАДИЦИОННЫЕ СТРУКТУРЫ ВЛАСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ЗАМБИИ:

  1. ТРАДИЦИОННЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ВЕРОВАНИЯ И КУЛЬТЫ В ЗАМБИИ
  2. ТРАДИЦИОННЫЕ ИНСТИТУТЫ ВЛАСТИ В ГАНЕ
  3. 7.1.Традиционная концепция структуры капитала
  4. Часть 1 ТРАДИЦИОННЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ СТРУКТУРЫ И ИНСТИТУТЫ
  5. ТРАДИЦИОННЫЕ СТРУКТУРЫ В ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ЮЖНОЙ АФРИКЕ
  6. ТРАДИЦИОННЫЕ ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ СТРУКТУРЫ УПРАВЛЕНИЯ.
  7. ТРАДИЦИОННЫЕ ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ СТРУКТУРЫ УПРАВЛЕНИЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ).
  8. РОЛЬ ТРАДИЦИОННЫХ ИНСТИТУТОВ ВЛАСТИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ НИГЕРИИ
  9. Н. С. Рысюкевич ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ и МОДЕЛИ СОВРЕМЕННЫХ ЛИДЕРОВ
  10. ТРАДИЦИОННОЕ И СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО. ФАКТОРЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ