БЛЕСК И НЕУДАЧИ ИМПЕРИИ

В декабре 1805 г. Наполеон издал знаменитый эдикт: «Королевская династия в Неаполе перестала править». С Неаполя начинается политика насаждения так называемых «наполеонидов». Королем обеих Сицилий стал старший брат Наполеона Жозеф, хотя его власть распространялась только на Неаполь, а о-в Сицилия, куда бежали неаполитанские Бурбоны, находился под бдительной охраной английского флота.

В июле 1806 г. создается Рейнская конфедерация из шестнадцати германских государей, поддерживавших Наполеона, ставшего «протектором» этой новой лиги. Центром конфедерации становится Франкфурт, и во главе ее был поставлен Карл Дальберг, бывший майнцский епископ, ставший «князем-приматом», великим герцогом франкфуртским. Все государи, вошедшие в состав Рейнской конфедерации, вышли из Священной римской империи германской нации. 6 августа 1806 г. Франц II отрекся от этого титула, которым австрийские императоры владели на протяжении столетий.

Так же бесцеремонно Наполеон стал хозяйничать и в Голландии — в том же 1806 г. Батавская республика была уничтожена и голландским королем стал другой брат Наполеона — Луи. Несколько новых государств Наполеон выкроил и для своей старшей сестры Элизы, и для своих приближенных. Мюрат стал великим герцогом Берга (на территории Германии), Талейран — князем Беневентским, начальник генерального штаба, маршал Бертье — князем Невшательским, маршал Бернадот, родственник Наполеона, получил Понтекорво и т. д.

Но Понтекорво и Беневент считались владениями папы, и это вызвало новый конфликт, на этот раз с римским папой, на светские владения которого Наполеон явно начинал претендовать

Пий VII отказался признавать Жозефа неаполитанским королем и по-прежнему претендовал на Беневент и Понтекорво. Это вызвало грозное предупреждение Наполеона: «Ваше святейшество является сувереном Рима, но я являюсь его императором».

Льстивое заявление одного из наполеоновских приближенных: «Пусть западная империя возродится в империи Наполеона такой, какой она была при Карле Великом,— в составе Италии, Франции и Германии»102,— соответствовало всей политике Наполеона. Это не могло не встретить решительного сопротивления. К тому же смерть Фокса в сентябре 1806 г. ускорила разрыв мирных переговоров с Англией. В том же сентябре долго колебавшийся прусский король предъявил Наполеону ультиматум, требуя очищения германской территории. Т ак возникла новая, четвертая коалиция, главными участниками которой были Англия, Россия и Пруссия.

После побед Фридриха II в XVIII в. прусская армия считалась одной из сильнейших в Европе, и руководители новой коалиции возлагали на нее большие надежды. Однако Наполеон со свойственной ему быстротой, решительностью и смелостью обрушился и на этого противника. 25 сентября 1806 г. он выехал из императорского замка в Сен-Клу и 3 октября прибыл в армию. Уже 14 октября в один и тот же день под Иеной, где руководил сам Наполеон, и под Ауэрштадтом, где командовал один из его лучших маршалов, Даву, произошли два сражения, в которых пруссаки были буквально раздавлены. 27 октября французы вступили в Берлин. 7 ноября сдалась последняя крупная прусская армия генерала Блюхера. Одна за другой без всякого сопротивления сдавались считавшиеся неприступными прусские крепости. Не занятой французами осталась только небольшая часть Восточной Пруссии, которую удалось удержать лишь благодаря русским войскам. «Наполеон дунул, и Пруссии не стало»,— писал впоследствии Генрих Гейне. Иена была позорнейшей страницей прусской военной истории. «Лучше сто раз умереть, чем пережить это вновь»,— писал прусский фельдмаршал Гнейзенау.

Аустерлиц и Иена, кампании 1805—1806 гг являлись, несомненно, свидетельством замечательного военного дарования Наполеона, по мнению Е. В. Тарле, «величайшего военного гения мировой истории»103. Но одним блестящим военным талантом Наполеона нельзя объяснить его победы. «Великая армия» пользовалась преимуществами нового способа ведения войны, который «появился на свет в ходе американской войны за независимость, французских революционных войн и благодаря самому Наполео- ну»104. Наполеоновская армия в 1805—1806 гг. все еще была в основном крестьянской армией, сохранившей всю свою ненависть к феодализму, с новым командным составом, в значительной степени пополнявшимся выходцами из народных низов. Маршал Мю- рат был сыном трактирщика, Ней — сыном бочара, отец маршала Ожеро был лакеем, отец одного из наиболее прославленных маршалов, Ланна, был конюшим, а сам он в молодости был под- мастерьем-маляром, Лефевр начал военную службу как простой солдат, а другой маршал, Виктор, был барабанщиком. Правда, наполеоновские войны приобретали все более захватнический, агрессивный характер, и последствия этого не замедлили сказаться. Но все же на полях Аустерлица и Иены столкнулись армии крепостнических монархий, основанные на палочной муштре, с армией страны, где феодализм был полностью уничтожен, а все благодетельные последствия буржуазной революции не могли еще быть искоренены наполеоновским деспотизмом.

Вслед за осенними победами 1806 г. Наполеона ждали, однако, серьезные испытания. Мирные переговоры с Россией были прекращены, и русская армия продолжала свои военные действия. На территории польских и восточнопрусских земель принципы военной стратегии Наполеона все больше оказывались неприменимыми. Коммуникации «великой армии» растягивались, снабжение ее становилось затруднительным. Закончить кампанию молниеносным ударом, как привык Наполеон, было в таких условиях невозможно. Более того, в сражении под Прейсиш-Эйлау (февраль 1807 г.) Наполеон, хотя он лично руководил боем, не сумел добиться победы. Правда, и русский командующий генерал Беннигсен, посылая в Петербург победную реляцию, грешил против истины. Фактически сражение окончилось вничью, но для Наполеона такой результат был равносилен поражению. К тому же французы понесли тяжелые потери. Хотя Наполеон с присущей ему холодной невозмутимостью настаивал на том, что потерям под Эйлау не следует придавать серьезного значения, но этот исход боя был для него первым серьезным предупреждением.

Военный механизм наполеоновской монархии действовал еще, однако, исправно. К «великой армии» были подтянуты резервы, подвезена артиллерия, боеприпасы, продовольствие. 14 июня 1807

г. под Фридландом Наполеону удалось нанести Беннигсену тяжелое поражение. Французская армия стояла у границ России.

Продолжать войну в этих условиях, при отсутствии союзников на континенте, казалось русским правящим кругам очень рискованным. Но и Наполеон страшился переходить Неман. Обе стороны охотно вступили поэтому в мирные переговоры. 24 июня на плоту в Тильзите состоялась знаменитая встреча Александра I и Наполеона. Недавние противники обняли друг друга. 7 июля в Тильзите был подписан договор, оформивший франко-русский союз. Казалось, что Наполеон достиг зенита славы. Позднее, уже на о-ве Святой Елены, генерал Гурго спросил Наполеона, когда он чувствовал себя наиболее счастливым; Наполеон ответил: «Возможно, что это было в Тильзите» 26.

Пруссии Наполеон продиктовал в Тильзите самые тяжелые условия «унизительного мира», как характеризовал его

В. И. Ленин27. Он собирался вовсе уничтожить Пруссию как самостоятельное государство и уступил только по настоянию Александра I. Пруссия была лишена всех своих владений к западу от Эльбы. Из этих земель и Ганновера, отнятого у английского короля, Наполеон создал новое королевство. Вестфальское, во главе которого был поставлен его брат Жером. Из отнятых у Пруссии бывших польских земель было создано Великое герцогство Варшавское во главе с союзником Наполеона саксонским королем. Пруссия должна была уплатить тяжелую контрибуцию и, в случае необходимости, так же, как и Рейнская конфедерация, поставлять во французскую армию военные контингенты. До уплаты контрибуции прусские крепости были оккупированы французскими войсками.

От России Наполеон не требовал никаких территориальных уступок. Она отказалась только от споих средиземноморских позиций — эвакуировала Катарский порт и Ионические о-ва, но к России переходил Белостокский округ. Наполеон обязался поддержать Россию и против Швеции, и против Турции (хотя и твердо решил не уступать России ни Константинополь, ни проливы). Россия давала ему со своей стороны чрезвычайно важное обязательство — поддержать его в борьбе с Англией и присоединиться к континентальной блокаде 28.

M Courgaud. Journal, v. И. Paris, 1899, p. 55. 27

Накануне заключения Брест-Литовского мирного договора в 1918 г. Ленин неоднократно возвращался к оценке Тильзитского мира — см. его статью «Несчастный мир» (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 382—383); см. также «Ленинский сборник», т. XII. 28

Для истории тильзитских переговоров сохранила свое значение работа А. Вандаля «Наполеон и Александр I», т. I (рус. пер.— СПб, 1910). Новейшая публикация русских дипломатических Документов этого периода — «Внешняя политика России XIX — начала XX в.», серия 1-ая (1801 — 1815), т. III, М., 1963; см. также: В. Сироткин. Тильзитский мир.— «Французский Ежегодник. 1963». М., 1964; А. М. Станиславская. Русско- английские отношения и проблемы Средиземноморья (1798—1807). М.,

1962. Для Наполеона это присоединение и последовавшее за ним объявление Россией войны Англии (31 октября 1807 г.) имело крупнейшее значение. Разгром французского флота под Трафальгаром вынуждал Наполеона отказаться от какой-либо надежды на возможность высадки десанта в Англии. Разгромив Австрию и Пруссию, Наполеон пытался теперь сломить своего главного и непримиримого противника путем экономического удушения. 21 ноября 1806 г. Наполеон подписал в Берлине знаменитый декрет о континентальной блокаде. До того, и в период революционных войн, и при Консульстве, Франция закрывала Англии возможность ввоза товаров в свои собственные пределы. Сейчас, овладев значительной частью Европейского континента, Наполеон поставил своей задачей закрыть для Англии весь европейский рынок. «Британские острова объявляются в состоянии блокады. Всякая торговля и всякие сношения с британскими островами запрещены... Никакое судно, идущее прямо из Англии или из ее колоний... не будет принято ни в один порт»,— гласил берлинский декрет 105.

Англия ответила на него контрмерой. Используя свое господство на морях, она в свою очередь объявила Франции экономическую войну. «Королевскими приказами» 1807 г. всем нейтральг ным странам запрещалась торговля с Францией и ее союзниками; каждому судну предписывалось заходить в английский порт и там вносить соответствующую пошлину. В ответ на это Наполеон двумя декретами, подписанными в Милане (23 ноября и 17 декабря 1807 г.), предупредил, что каждое нейтральное судно, подчинившееся этим приказам, будет рассматриваться как английское со всеми вытекающими из этого последствиями — оно может быть захвачено в открытом море, а в случае захода во французские или союзные порты его груз подлежит конфискации. Еще позднее (в 1810 г.) по Трианонскому декрету для борьбы с ввозом английских колониальных товаров, по-прежнему провозившихся под видом товаров нейтральных стран, Наполеон уста новил неслыханно высокие тарифы на них, т. е. по существу попытался закрыть европейский рынок не только для английских, но и для каких бы то ни было колониальных товаров вообще.

Континентальную блокаду, как совершенно правильно отмечал Е. В. Тарле, было бы неправильно рассматривать только как «шахматный ход французского императора в борьбе против смертельного врага» 30. Она была продолжением той почти столетней войны, которую вели между собой Англия и Франция в XVIII в. в интересах прежде всего своей торговой и промышленной буржуазии. Это была борьба за мировое экономическое первенство, за колониальную гегемонию, за господствующее положение на Европейском континенте, в Северной Америке и в Индии. Закрывая французский и европейский рынок для английских промышленных товаров, Наполеон действовал, несомненно, в интересах французской промышленной буржуазии, извлекшей из этой политики немедленные и очень существенные выгоды.

Однако также очевидно, что в эту политику континентальной блокады, на первых порах встречавшую полную поддержку буржуазии, Наполеон привносил авторитарные черты, продиктованные его аннексионистской политикой, в результате чего континентальная блокада в какой-то мере шла в ущерб французской экономике. Например, трианонский тариф тяжело отразился не только на всем населении Франции и ее союзников, лишившихся таких предметов потребления, как сахар, чай, кофе и т. д., ио и на самых передовых отраслях тогдашней индустрии, прежде всего текстильной, из-за исчезновения хлопка и красителей. Кроме того, континентальная блокада, проводимая со всей присущей Наполеону решительностью, упорством и беспощадностью, все больше увлекала его по роковому пути новых аннексий и войн. Это прежде всего сказалось в его политике на Пиренейском полуострове.

Успех континентальной блокады зависел от того, будут ли Европа и все ее побережье герметически закрыты для английских товаров. Тильзит вселял в Наполеона надежду на то, что Англии будет закрыт доступ в Балтийское море и что она лишится жизненно важных для нее предметов русского, прусского и польского экспорта — хлеба, льна, пеньки, полотна и корабельного леса, от поставок которых зависело английское судостроение. Но теперь Наполеону казалось важным распространить свое влияние и на Пиренейский полуостров и лишить Англию португальских и испанских портов.

Уже в 1807 г. по тайному соглашению с испанским правительством и его главой фаворитом испанской королевы пресловутым

зи Е В. Тар ле. Континентальная блокада.-— Соч., т. IU. стр. 21.

Восстание 2 мая 1808 і. в Мадриде.

Г ойя.

«князем мира» Годоем в Португалию были введены французские войска. Когда командовавший ими генерал Жюно не принял достаточно энергичных мер для проведения континентальной блокады, император -обрушился на него (хотя Жюно был его любимцем и сопутствовал Наполеону на протяжении его жизни, начиная с Тулона): «Этим вы делаете завоевание Португалии бесполезным; я только для этого ее и завоевал» м.

Не довольствуясь, однако, Португалией, Наполеон решил подчинить себе и Испанию. Воспользовавшись внутренними распрями в стране — столкновением между королем Карлом IV и его сыном, будущим Фердинандом VII, восстанием в Мадриде, приведшим к свержению короля и Годоя,— Наполеон добился, не прибегая к оружию, важных для себя результатов. В Байонне, на франко- испанской границе, куда он пригласил всех членов испанской королевской семьи, он сумел повести дело таким образом, что и Карл, и Фердинанд отказались от трона и затем были подвергнуты почетному заключению в различных французских замках. На испанский престол был посажен брат Наполеона Жозеф, торжественно въехавший 20 июля 1808 г. в Мадрид. Вместо него неаполитанским королем стал маршал Мюрат (бывший к тому времени великим герцогом Берга).

Считая испанскую монархию совершенно разложившейся, Наполеон не предполагал натолкнуться на какое-либо серьезное сопротивление. Но его ожидала полная неожиданность — он встретил «героическую мощь народа, внезапно воспрянувшего от долгого сна и словно под действием электрического тока ринувшегося в Лихорадочную деятельность» ?'2. В Испании наполеоновской армии впервые пришлось столкнуться с массовым народным восстанием, отстаивавшим независимость своей страны. Повсеместно стали возникать партизанские отряды В июле 1808 г. всю Европу, точно оцепеневшую и придавленную наполеоновским господством, облетело совершенно неожиданное известие — как раз за несколько дней до вступления Жозефа в Мадрид испанцы под Байл<*ном окружили и вынудили к капитуляции целую французскую дивизию под командованием генерала Дюпона.

Это было первое поражение, нанесенное, как казалось, совершенно непобедимой армии. Ободренные этим, англичане в августе 1808

г. высадили свои войска в Португалии и в свою очередь нанесли поражение французам. 30 августа Жюно подписал соглашение о капитуляции, правда на более почетных условиях: французской армии было сохранено оружие, она была полностью эвакуирована и сохраняла право принимать участие в военных действиях. Но Португалия была потеряна безвозвратно, и англичане получили важный плацдарм для дальнейших операций и поддержки восстания в Испании.

Испанское восстание носило сложный характер. «Всем войнам за независимость,— писал К. Маркс,— которые велись против Франции, свойственно сочетание духа возрождения с духом реак ционности, но нигде эта двойственность не проявлялась так ярко, как в Испании» Зй. Восстание было глубоко народным. В вооруженной борьбе против французского вторжения приняли участие широчайшие массы, проявившие невероятное мужество и героизм. Но в этом движении большую роль играли также дворянство и, особенно, представители католической церкви 106. Как раз в феврале 1808 г. французские войска вступили в Рим, и протестовавший против этого папа оказался фактически под домашним арестом. Не удивительно, что Ватикан активно поддерживал борьбу в Испании против Наполеона. «Верховная правительственная хунта Испании и Индии», возглавившая движение, провозгласила его целью восстановление независимости Испании, но вместе с тем выдвинула и требование возвращения «нашего короля и государя Фердинанда VII и прочих королевских особ» 107. Как бы ни тормозила активность народных масс эта политика верхов — испанское восстание и его победы оказали большое влияние на всю Европу и дали крупнейший толчок к пробуждению национально- освободительного движения во всех остальных завоеванных Наполеоном странах, прежде, всего в Германии.

Подавить движение силами отдельных французских корпусов оказалось невозможным. Наполеон понимал, что в Испанию нужно двинуть «великую армию», расквартированную в основном в Пруссии. Но в новой обстановке, совершенно неожиданно сложившейся в 1808 г., в условиях разгоревшегося, как костер, восстания в Испании, поражения под Байленом, высадки англичан в Португалии и глухого недовольства во всей завоеванной Европе, он имел все основания опасаться, что после переброски «великой армии» в Испанию какая-нибудь из европейских держав, прежде всего Австрия, может возобновить против него войну. Удержать Австрию, как он полагал, могла только угроза со стороны России.

Поэтому прежде, чем возглавить поход в Испанию, Наполеон в сентябре — октябре 1808 г. вновь встретился в Эрфурте с Александром I. Внешне эта встреча была обставлена чрезвычайно помпезно — в Эрфурт съехались десятки немецких государей, раболепствовавших перед Наполеоном. Но со времени Тильзита во взаимоотношениях между двумя императорами многое изменилось. Наполеон не добился от Александра I тех уступок, которых он ожидал. Байлен показал, что почва под наполеоновской империей начинает колебаться, и Александр I сделал из этого свои выводы. Советы не идти на чрезмерные уступки Александр получил не от кого иного, как Талейрана. Испытывая недоверие к Талейрану и его постоянным интригам, Наполеон отстранил его с поста министра иностранных дел, но опрометчиво взял с собою в Эрфурт, чтобы использовать авторитет крупнейшего дипломата. Однако Талейран понимал уже, что наполеоновская Империя уязвима, и с присущим ему двуличием торопился подготовить пути для отступления. Этим и объяснялось его вероломное по отношению к Наполеону поведение в Эрфурте, за что он был впоследствии щедро награжден Россией.

Хотя Эрфурт и не оправдал надежд Наполеона, положение в Испании не терпело отлагательств. В ноябре 1808 г. «великая армия» начала испанский поход. Уже в декабре Наполеон вступил в Мадрид. Он издал ряд декретов, по которым уничтожалась испанская инквизиция, резко уменьшалось число монастырей и конфисковывались их владения. Но покорение Испании сопровождалось огромными трудностями. Два месяца продолжалась осада Сарагосы, и, хотя французские войска возглавлял один из лучших военачальников, маршал .Ланн, им с величайшим трудом удалось овладеть городом, где приходилось брать улицу за улицей, дом за домом. Задачу сбросить англичан в море удалось решить только частично — английская армия отступила, но окружения она избежала, успев погрузиться на суда.

Уже в январе 1809 г. Наполеону спешно пришлось покинуть Испанию из-за усиленных военных приготовлений Австрии. Испанский поход императора не был доведен до конца. Испанские повстанцы не были окончательно сломлены. Наполеон вынужден был оставить в Испании значительную часть армии во главе с маршалами Неем и Сультом, и это значительно его ослабило в предстоящей войне с Австрией. Испанская рана продолжала кровоточить, и начиная с 1808 г. это постоянно и очень болезненно ощущалось Наполеоном. Позднее, уже на о-ве Святой Елены он признал, что вся его испанская политика была серьезной ошибкой. Но эта ошибка была неразрывно связана со всем курсом наполеоновской политики.

К марту 1809 г. у Наполеона была готова новая, 300-гысяч- ная армия. Но она была все же значительно слабее той армии, которой он располагал в 1805 г. Она не была уже однородна — большую ее часть составляли итальянские и немецкие контингенты. Часть своих лучших, старых испытанных солдат и офицеров Наполеону пришлось оставить в Испании. Между тем Австрия па этот раз представляла гораздо более серьезную угрозу. Она вы-

Талейрон.

Г равюра

по портреті) Жерара

ставила сильную армию, и самая война была неизмеримо более популярна в стране. Австрия пользовалась теперь симпатией во всех немецких государствах, особенно в Пруссии, где шла лихорадочная подготовка к реваншу, сопровождавшаяся реформами устарелых общественных отношений, провозглашением отмены крепостного права, реорганизацией армии, выдвижением новых государственных деятелей.

Военные действия с Австрией возобновились в апреле 1809 г. На первых порах они шли успешно: уже 12 мая Наполеон был в Вене, австрийская армия отступила на другой берег Дуная, правда не так беспорядочно, как в 1805 г., и успев взорвать мосты. Но Наполеон стремился к молниеносному уничтожению противника. Не обеспечив тщательной организации переправы, он уже 21 мая на понтонных мостах перебросил на другой берег

Дуная несколько десятков тысяч своих солдат и вступил в бой с австрийцами. Однако в самый разгар сражения мосты оборвались, и над частью французской армии, успевшей переправиться, нависла угроза оказаться отрезанной и уничтоженной преобладающими силами противника. Ценой тяжелейших потерь французским войскам удалось уйти от полного окружения и спастись на о-ве Аобау, находящемся на середине Дуная. До сих пор начиная с 1796 г. из всех сражений с австрийцами Наполеон неизменно выходил победителем; теперь впервые он потерпел неудачу. На этот раз под Эслингом была разбита не отдельная французская дивизия, как под Байленом, а императорская армия под командованием самого Наполеона. В Европе это произвело сильнейшее впечатление: на помощь австрийцам выступил отряд прусских гусар под командованием майора Шилля. Правда, он был немедленно разбит, но это выступление свидетельствовало о том, насколько усилилось национальное движение в Пруссии, ставившее своей задачей уничтожение наполеоновского господства. В тылу Наполеона вспыхнуло восстание в Тироле, во главе с трактирщиком Андреасом Гофером, и его подавление оказалось далеко не легким делом.

Еще в 1801 г. в беседе с сенаторами Наполеон заявил, что, когда он потерпит первое поражение, он примет все меры для того, чтобы дать новый бой и одержать победу, но, если он опять потерпит неудачу, он умрет на поле сражения108. После поражения под Эслингом, так же как и после Прейсиш-Эйлау, Наполеон со всем присущим ему хладнокровием и методичностью начал готовить новое сражение. На о-ве Лобау собраны были новые десятки тысяч солдат, переправа на этот раз была подготовлена со всей тщательностью. 6 июля 1809 г. в сражении под Ваграмом Наполеону удалось нанести австрийцам новое поражение. Но эта победа не напоминала уже ни его блистательные итальянские успехи 1796 г., ни Аустерлиц. Австрийцы держались несравненно более стойко, и победа далась чрезвычайно тяжелыми усилиями и ценой огромных человеческих жертв.

В октябре 1809 г. Австрия подписала венский мир на очень тяжелых условиях — она теряла теперь все свои иллирийские земли по Адриатическому побережью и лишалась выхода к морю. Значительную часть своих тирольских владений Австрия должна была уступить наполеоновскому союзнику Баварии. Хотя на территории Варшавского герцогства военные операции шли более успешно для австрийцев, так как русские войска, выставленные под давлением Наполеона, фактически почти бездействовали, у Австрии были отняты и ее бывшие польские владения. Краков и Люб- лин отошли к Варшавскому герцогству; России Наполеон уступил только небольшую территорию вокруг Тернополя.

Это округление и расширение границ Варшавского герцогстпа не могло не вызывать подозрений у Александра I. Правда, у Наполеона не было сочувствия к национально-объединительным стремлениям польского народа. Это превосходно понимал выдающийся польский патриот Тадеуш Костюшко. Еще в 1807 г. он отверг сделанное ему Наполеоном предложение о сотрудничестве. «Он думает только о себе,— заявил Костюшко,— он ненавидит каждую крупную национальность и еще больше — самый дух независимости; это тиран». В одном из своих конспектов по истории франко-польских отношений Маркс писал: «Разбив пруссаков и русских с помощью поляков, Наполеон распоряжался Польшей, как если бы она была завоеванной страной и его частной собственностью... Даву (командовавший французскими войсками.— Ред.) правил в Варшаве, как паша. Он фактически превратил герцогство в вербовочный пункт для Франции, в военный резерв» 37. Восемьдесят тысяч поляков из сформированных на территории герногства польских легионов были направлены в Испанию.

Но если Наполеон и не задумывался над восстановлением единой, независимой Польши, то Варшавское герцогство было псе же для него очень важной козырной картой. Поддерживая среди поляков выгодные ему иллюзии и надежды, Наполеон подготовлял для себя важный плацдарм и опорный пункт на случай возможных осложнений с Россией. Из опыта 1809 г. Наполеон сделал вывод, что Россия не является для него надежным союзником. Франко-русские отношения начали ухудшаться, и сложная игра Наполеона в Варшавском герцогстве этому содействовала. Этому ухудшению отношений с Россией содействовал и так называемый «австрийский брак» Наполеона в 1810 г.

Брак Наполеона с Жозефиной Богарне был бездетным. Между тем «новой династии» нужен был продолжатель. Жадная свора бо- напартовских родственников, ненавидевшая Жозефину, уже давно требовала от Наполеона расторжения брака. После Тилььита у Наполеона возникла мысль об укреплении франко-русского союза путем женитьбы на русской великой княжне. Но императорская фамилия, отражавшая настроения дворянской знати, недовольной сближением с Наполеоном, категорически противилась такому браку. В 1809 г. Наполеон вновь начал настаивать на своем предложении, но, столкнувшись с отказом Александра I, внезапно изъявил намерение жениться на дочери австрийского императора, восемнадцатилетней Марии-Луизе. Австрийское правительство поспешило согласиться, и в апреле 1810 г. брак состоялся. В нача ле 1811 г. Наполеон еще до исхода предстоявших родов Марии- Луизы провозгласил своего будущего сына «римским королем». Счастье улыбнулось императору, и 20 марта 1811 г. у него родился сын, Наполеон II, которому, одиако, не привелось царствовать.

От политики франко-русского союза Наполеон теперь явно повернул к франко-австрийскому союзу. Но это означало, что над Восточной Европой вновь нависла угроза дипломатических и военных осложнений. Уже в феврале 1810 г. глава Рейнской конфедерации «князь-примат» Карл Дальберг заявил Меттерниху, уже тогда виднейшему австрийскому дипломату, долгое время бывшему послом при наполеоновском дворе: «...не пройдет и 15 месяцев, как у вас наступит охлаждение с Россией, а через 18 месяцев мы окажемся с ней в состоянии войны» 109. Это предсказание сбылось.

<< | >>
Источник: А. З. МАНФРЕД (отв. редактор) В. М. ДАЛИН и др.. История Франции т.2. 1973

Еще по теме БЛЕСК И НЕУДАЧИ ИМПЕРИИ:

  1.    Блеск и нищета империи
  2. 12. Удачи и неудачи
  3. Неудачи Латинской Америки
  4. Неудача публичных консультаций
  5. О НЕУДАЧЕ ВСЕХФИЛОСОФСКИХ ПОПЫТОК ТЕОДИЦЕИ. 1791
  6. МОТИВАЦИЯ ДОСТИЖЕНИЯ УСПЕХА И ИЗБЕГАНИЯ НЕУДАЧИ МОСКОВСКИХ СТУДЕНТОВ О. Р. Бусарова (Москва)
  7. ЛАТИНСКАЯ ИМПЕРИЯ
  8. з КОНСУЛЬСТВО И ИМПЕРИЯ
  9. Распад империи
  10. Глава 13 Римская империя
  11. § 55 Кулыура Римской империи
  12. Глава 11 АНЖУЙСКАЯ ИМПЕРИЯ
  13. Часть перваяПЕРСИДСКАЯ ИМПЕРИЯ
  14. СОСТАВ ГЕРМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
  15. Латинская империя
  16. Управление Османской империей
  17. ИМПЕРИЯ
  18. ПОСЛЕ ИМПЕРИИ