ВВЕДЕНИЕ

Возрождение интереса к схоластике в конце XIX - начале XX века побудило многих мыслителей обратиться к реконструкции метафизики бытия и познания Фомы Аквинского. Однако подходы к томистской метафизике представителей томистского возрождения XX-XXI вв.

оказались столь различными, что среди них завязалась длительная и серьезная полемика в отношении конститутивных элементов философии Аквината. Это разнообразие подходов к реконструкции томистской метафизики требует внимательного изучения, поскольку томизм в XX веке претендовал на восстановление своей роли как philosophia perennis, способной преодолеть все недостатки посткартезианской философской мысли.

В отечественной литературе до сих пор остаются неизученными ключевые аспекты развития томистской метафизики в XX веке, ее базовые понятия и логика сопряжений этих понятий. Постмодернистский подход к философии рассматривает истину как контекстуально обусловленную, а постижение реальности сводится лишь к изучению возможных описаний реальности в рамках тех или иных концептуальных подходов. Кризис современной философской мысли, приведший к тезису о крахе метафизического мышления, крушение идеалов в эпоху постмодернизма, побудили философов- томистов вновь поднять вопрос об актуальности классической теистической метафизики бытия. Реализм томистской метафизики является тем основанием, на котором возможно возрождение вечной философии. Методология критического реализма, представленная Ж. Маритеном в «Степенях знания», вышла далеко за рамки томистской философии и сейчас рассматривается такими философами науки, как А.Пикок, Дж.Полкинхорн, Р.Рассел, И.Барбур и др. в качестве основного подхода к диалогу научного и религиозного мировоззрения.

В центре внимания современной томистской мысли лежат проблемы христианской философии, метафизики, гносеологии, соотношения веры и знания, философии и богословия, науки и религии. Томистская метафизика есть наука о сущем в качестве сущего (ens qua ens). Она являет собой пример классического реализма, основанного на убеждении в возможности познания действительности. Основной акцент томистской метафизики обращен на понимание бытия как Чистого Акта, actus purus. Метафизика рассматривается как philosophia perennis, опирающаяся на неизменные первые принципы познания, что, по мнению многих томистов XX века, гарантировало се актуальность на все времена. В контексте такого понимания метафизика как вершина рационального знания может интегрировать опыт всех других наук и проложить путь к интеграции всего знания человека, что дает возможность решения проблемы соотношения научного и религиозного мировоззрений, которая продолжает оставаться актуальной1.

Природа мира и человека оказались гораздо более загадочными и сложными, нежели то представлялось совсем недавно. Очевиден мировоззренческий кризис, выход из которого может быть найден на путях возвращения к истокам философии. Именно в условиях мировоззренческого кризиса формировалась философия такого выдающегося представителя неотомизма, как Ж. Маритен. Тот путь выхода из кризиса противостояния веры и философии (например, в виде философии Бергсона), который он нашел, был не просто обращением к философии Аквината, он, прежде всего, был возвращением к реалистской метафизике, признанием важности философии природы как scientia media между метафизикой и естествознанием.

Томистская метафизика разрабатывалась различными направлениями и философскими школами в рамках католической церкви. В начале томистского возрождения акцент в разработке проблем томистской метафизики был сделан, главным образом, на проблемы познания в противоположность методологии познания посткартезианской философской мысли. Томистскую гносеологию как основанную на наследии Аристотеля развивали такие представители неосхоластического движения, как Й. Клейтген, М. Либераторе, Т. Циглиара, Дж. Корнольди, С. Таламо, М. де Вульф, Д. Мерсье, П. Кафи, Й. Гредт, А. Гардейль, Р. Гарригу-Лагранж, Г. Маттиуси, Д. Рикаби, Дж. Перриер, М-Д. Ролан-Госселин, А-Д. Сертиллианж и др. Представители доминиканского томизма, такие как Й. Гредт, А. Гардейль, Р. Гарригу-Лагранж, М. Швальм, М-Д. Ролан-Госселин развивают томистскую метафизику бытия как Чистого Акта, а также метафизику трех степеней абстракции, унаследованную от Ф. Каэ- тана. Другое направление томистской мысли, представленное П. Руссло, Ж. Марешалем, Б. Лонерганом и К. Ранером стремилось к синтезу томизма как philosophia perennis с историческим бытием человека, а также преодолением кантовской критики метафизики. Однако решающее влияние на распространение феномена томизма и томистской метафизики как самостоятельного философского направления оказали работы Э. Жильсона и Ж. Маритена. Так работы Э. Жильсона имели своей целью показать, что Фома Аквинский был экзистенциалистом в подлинном смысле слова, поскольку бытие мыслится не как сущность (essentia), но как акт существования (actus essendi).

Ж. Маритен также разделял взгляд Э. Жильсона на характер метафизики Фомы Аквинского, однако своей главной целью ставил интеграцию человеческого знания на основании предложенного Каэтаном деления посредством трех степеней абстракции. Между представителями различных направлений томизма шла острая полемика относительно характера метафизики Фомы Аквинского, аутентичного представления мысли Ангельского Доктора, а также характера ответов томистской метафизики на вызовы современной философии и науки. Томизм оказал большое влияние на интеллектуальную жизнь и Европы, и Америки. Одним из важных свидетельств жизнеспособности томизма стал очередной томистский конгресс, проходивший 21-23 сентября 2003 года в Риме и посвященный теологической, онтологической и антропологической проблематике томистской мысли2.

Томизм как явление в философии и богословии XX века исследовался в нашей стране очень немногими, а работы самих представителей неотомистского движения начали издаваться сравнительно недавно. До сих пор на русском языке не существует полного издания работ Фомы Аквинского, а «Сумма теологии» и «Сумма против язычников» переведены не полностью.

На русском языке нет исследований, посвященных философии и богословию ранних неотомистов Дж. Клейтгена и М. Либераторе, представителей римского школьного томизма Дж. М. Корнольди, Т. Циглиары, X. Уррабуру, Д. Мерсье, которые стояли у истоков переориентации католической философской мысли на наследие Фомы

Аквинского, отсутствуют исследования, посвященные рассмотрению метафизики доминиканского неотомизма А. Гардейля, Р. Гар- ригу-Лагранжа, М-Д. Ролана-Госселина, М. Швальма, А-Д. Сертил- лианжа, которые стремились выстраивать линию томистской метафизики опираясь, главным образом, на работы доминиканских комментаторов XVI-XVII вв., таких? как Ф. Каэтан, Иоанн св. Фомы, Д. Банез. Практически отсутствуют работы, посвященные метафизике трансцендентального томизма П. Руссло, Ж. Марешаля, Б. Лонергана и К. Ранера, специфического направления в рамках томизма, стремившегося преодолеть кантовскую критику метафизики с использованием трансцендентального метода.

Исследования марксистских авторов Б.Л. Губмана3, Ю. Бор- гоша4, В.И. Гараджи5, Р. Радева рассматривают томистскую философию в рамках модели противостояния идеологий. Так, В.И. Га- раджа писал, что проблема отношения религиозной веры имеет особую остроту в связи с тем, что «борьба между религией и наукой является важным участком современной идеологической борьбы»6.

В работах католических авторов, таких, как К. Вальверде7, Ф. Э. Ре- ати и др., изданных в России, уделяется недостаточное внимание томистской мысли вообще и томистской метафизике в частности. Подход этих авторов к томистской проблематике не является однозначным в силу того, что они принадлежат к разным направлениям католической мысли. Так, Ф. Реати вообще не упоминает томизм среди основных направлений католической мысли XX века, хотя с воодушевлением говорит о «новой теологии»8. Работа К. Вальверде не порывает совершенно с томистской традицией и в то же время делает акцент на современной философской антропологической мысли.

Разработка вопросов диалога томистской мысли с современным научным знанием охватывает проблемы космологии, квантовой физики, биологии, философии науки в целом. Основной вклад в разра- ботку этих проблем в контексте томистской метафизики был внесен Ж. Маритеном, который, фактически, произвел реабилитацию томистской философии природы как scientia media между наукой и метафизикой. В этой связи следует также отметить работы таких авторов как Дж. Эррей, У. Уоллес, С. Яки, В. Смит, М. Доддс, Л. Элдерс, У. Стоугер, X. Сангвинетти, Г. Танцелла-Нитти, С. Балднер, Э. Рицци, М. Бакли, Дж. Райт, Е. Калдин, Дж. Виллагарасса и др.

В настоящем исследовании автор предпринял попытку целостного изложения эволюции томистской метафизики на протяжении XX столетия от модели концептуального единства схоластики, выраженной в работах первых неосхоластов, до формирования модели доктринального плюрализма в рамках католического богословия и философии второй половины XX - начала XXI века.

Автор выражает благодарность за ценные замечания и поддержку в написании работы доктору философских наук, профессору кафедры культурологии и философии Нижневартовского государственного гуманитарного университета Р.А.Бурханову, кандидату богословия, профессору Московской духовной академии прот. Максиму Козлову, кандидату богословия, доценту Московской духовной академии прот. Павлу Великанову, кандидату богословия, кандидату философских наук, доценту Тобольской духовной семинарии прот. Алексию Сидоренко, кандидату исторических наук, доценту Тобольского государственного педагогического института им. Д.И. Менделеева М.Ю.Лаптевой.

| >>
Источник: Кирьянов Д. В.. Томистская философия XX века / Д. В. Кирьянов. — СПб.: Алетейя. — 168 с. — (Серия ?Богословская и церковно-историческая библиотека»).. 2009

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Алексеева И. С.. Введение в перевод введение: Учеб, пособие для студ. фи- лол. и лингв, фак. высш. учеб, заведений., 2004
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ.
  17. Введение
  18. ВВЕДЕНИЕ
  19. ВВЕДЕНИЕ