Малое - прекрасно (вместо введения)

  Это был Маса Фьюджита - один из авторов бестселлера по пространственной экономике[1]. Темпераментный японец буквально взлетел на сцену гигантского зала пленарных заседаний Университета Ювяскюля, что в средней Финляндии. Маса выдержал эффектную паузу, а потом начал выступление на своем неподражаемом японском английском: «Когда организаторы этого Конгресса европейской ассоциации региональной науки пригласили меня здесь выступить, я посмотрел на карту. И выяснил, что между Японией и Финляндией всего только одна страна. Но эта страна - Россия!»
Как часто и мы, столичные жители, смотрим на нашу страну в масштабе карты, из иллюминатора самолета, из окна своей машины, из купе поезда. Наша новая сумасшедшая мобильность сыграла с нами злую шутку: мы видим страну в разрезе регионов и федеральных округов, в разрезе экселевских таблиц региональных показателей федеральной статистики.
Но за большими пространствами скрываются пространства малые, пространства мест, куда приходят инвесторы, где складываются новые агломерации, возникают районы новой промышленности и технопарки. Как же нам увидеть эту Россию?
Пора менять оптику, переходить от телескопа к микроскопу, на наноуровень исследования российского пространства. Мы больше не имеем права смотреть на свою страну как чужестранцы, с холодной нейтральностью карты. Но мы должны увидеть места и территории, малые пространства местных сообществ. Здесь в последние 20 лет происходили фундаментальные изменения, которые не ловятся федеральной региональной статистикой, рассчитанной на большие и существенно более инерционные пространства.
Так это же и есть настоящий творческий вызов - обобщить то, что происходило и происходит в этих малых пространствах России - малых, но органично вписанных в глобальный мир и национальную экономику. Это и стало нашей сверхзадачей в этой книге, сложенной из экспедиционных наблюдений, зарубежного опыта и обобщения увиденного и изученного в последнее десятилетие. В нашей книге, обращенной к малым пространствам России, почти не используются базы данных региональной статистики: для наших исследований нам чаще был нужен точно настроенный микроскоп, чем более привычный в экспедициях бинокль.

Но почему «обрели»? Дело в том, что при переходе от телескопа к микроскопу в тех же регионах, которые нам так привычно изучать, возникают абсолютно новые реальности власти, активов, местных сообществ, компетенций, отношений по поводу местной собственности, которые никогда раньше не были объектом экономико-географического исследования.
В этой стране - малых мест и пространств - немало примеров позитивных преобразований, проявившихся за последние 20 лет ростков нового экономического уклада. И эта страна, постепенно, подчас с очень большими издержками, становится успешной. Подобно тому, как биологи прошлого обрели клетку и ДНК, а физики - элементарные частицы, мы в нашем микромире малых пространств обретаем совсем новую и неожиданную Россию.
Если попытаться найти сквозную линию многочисленных сюжетов нашей книги, то это будет «малое, но широко и глобально понятое»: малый бизнес, местное сообщество, малые районы, микроанализ, пространство мест - вписанные в глобальный мир. Авторы верят, что за таким подходом есть правда трендов новой (постиндустриальной) эпохи.
Теоретической платформой для такого подхода стала для нас теория эндогенного экономического роста: основные источники национального роста находятся «внизу», в местных сообществах, в их творческом потенциале, образованности и предприимчивости. Рост генерируется снизу, с малых пространств, с микроуровня малых и средних фирм и предпринимателей, при поддержке местных лидеров, подотчетных и ответственных перед своим сообществом. И такой подход полностью соответствует давно сформулированному парадоксу Портера-Кругмана: в эру глобализации источники конкурентного преимущества корпораций и стран становятся все более локальными - генерируются в интеллектуальных платформах, особых экономических зонах, бизнес-инкубаторах, технопарках.
Мы видим актуальность нашей книги прежде всего в том, что выводим из тени атомарные, капиллярные, прежде невидимые факторы преобразования пространства, на которые раньше не обращали внимания. И показываем, как эти малые элементы, собираясь «снизу» в большие сети, в большие системы, способны при эффектах возрастающей отдачи, при позитивных экстерналиях, очень быстро привести к крупным трансформациям пространства и экономики.
Книга дает ответы и на сугубо практические вопросы: как регионам менять свою специализацию, как городам уходить от монопрофильности, как управлять общим (природными ресурсами, общественной собственностью)? В ней активно используется зарубежный исследовательский опыт последних двух десятилетий, т. е. именно того времени, когда в России по объективным причинам радикальных и драматических экономических преобразований ослабли усилия по его учету и критическому анализу. Актуальность обобщения зарубежного опыта региональных исследований повышается в связи
с проведением в 2014 г. в Санкт-Петербурге Европейского конгресса Всемирной ассоциации региональной науки: конечно, нам нужно быть теоретически и методически вооруженными мировым знанием накануне этого события.
Многочисленные врезки в основной текст книги выполняют задачу дать российскую мозаику преобразований пространства мест и зарубежные примеры. Авторский замысел состоял здесь в том, чтобы помочь читателю в результате знакомства с частными случаями, происходящими в малом пространстве, сформировать для себя общую картину перемен в большом пространстве России.
Есть несколько аспектов, в которых авторы видят новизну своей книги по сравнению с многочисленными работами, выполненными по регионам и городам России в последнее десятилетие. Во-первых, это проникновение внутрь черного ящика регионального развития, в систему «местная власть - собственность - сообщество». Социологи, политологи, антропологи предпринимали такие попытки и раньше. Но региональные экономисты и эконо- мико-географы в России так «микроскопически» не работали. Между тем в Европе и США эта революция в региональных исследованиях состоялась еще два десятилетия назад. Институциональный подход и институциональный анализ, его растущая популярность во всем мире просто вынуждают нас тоже начинать так работать.
Во-вторых, в книге сделан сильный акцент на нематериальные факторы роста и развития, преобразования пространства. Речь не идет об их противопоставлении хорошо нам известным твердым, осязаемым факторам развития в виде природных ресурсов, материальных активов, производственной и социальной инфраструктуры. Но сегодня очевидна необходимость их совместного рассмотрения. В рамках неосязаемых факторов подробно рассмотрена роль региональной и местной власти, ответственного лидерства в экономическом развитии, охарактеризованы основные модели власти и то, с каким именно типом развития (например, с упором на крупные или малые структуры, на инновации или более рутинные факторы) они наиболее органично сочетаются.
В-третьих, новизна книги состоит в попытке комплексного взгляда на проблемы местного развития, в котором органично увязываются экономикогеографическое положение, власть, собственность, местное сообщество и малый бизнес как важнейший агент экономических преобразований. А в другом разделе книги также органично увязываются физическая география, ландшафтоведение, культурное разнообразие, творческий потенциал местного сообщества, экономика знания и национальный экономический рост. А этот плодотворный синтез очень разных кирпичиков местного развития, как правило, обеспечивается на платформе местного сообщества и местного (малого) пространства.

В-четвертых, в нашей книге предпринята первая в России попытка изучать территориальные структуры новых, виртуальных, феноменов, например, университетских сайтов. Система гиперссылок между сайтами университетов, позволяющая отследить информационные взаимосвязи между университетами, рассматривается как виртуальный инфраструктурный каркас перетоков информации между регионами страны. Интернет-гиперссылки, по сути, начинают играть в информационную эпоху роль транспортных магистралей, формирующих пространственный каркас межрегиональных сообщений, - наряду с поставками грузов по дорогам, межрегиональные связи теперь могут осуществляться через «поставки» информации между сайтами размещенных в разных регионах университетов.
В-пятых, в книге анализируются новые закономерности, факторы и формы размещения производительных сил России. Например, в результате сравнения двух молодых отраслей промышленности - электронной и биотехнологической - сделан вывод, что пространственная организация первой идет по законам интеллектуальных долин, а второй - колец. Очень подробно охарактеризован в работе феномен новых промышленных районов России и предложена первая их типология. В результате обобщения мирового опыта низовой кластеризации субъектов местной экономики предложено понятие малого экономического района Алаева-Бекаттини, который вбирает в себя современные российские промышленные округа, особые экономические зоны, индустриальные парки как новые формы пространственной организации производительных сил.
В-шестых, в книге предлагается абсолютно новый подход к российскому Северу и его ресурсам. Обычный взгляд на миграционные связи Севера и «материковой» России страдает стационарностью: есть два изолированных мира, связанных между собой дискретными перетоками. Необходимо увидеть не «заселение Севера» и не «отток населения с Севера», а двухсторонние, прямые и обратные миграции. Вместо традиционных оценок донорства или акцепторства Севера и «материка» в этой системе отношений важнее признать постоянство потоков населения между ними. Как и наличие значительной и пассионарной северной диаспоры в городах и регионах центральной России, уже реально оказывающей влияние на процессы социальноэкономического развития мест своего вселения. Не следует ли из этого необходимость переосмыслить сложившуюся иерархическую систему отношений центра с регионами России, увидеть их сильное постоянное влияние друг на друга?
На примерах зарубежного и российского опыта авторы показывают, как происходит социализация северного природопользования в результате привлечения местных сообществ к управлению ресурсами общественной собственности.

Наконец, в-седьмых, в духе ныне модной в мире концепции перетоков знания авторы показывают, как традиционное изучение миграций может обрести компоненту знания, например, в аспекте образовательной миграции северных абитуриентов в вузы городов-центров Европейской России, Урала, Сибири и Дальнего Востока.
Миграции квалифицированных кадров могут рассматриваться как миграции уникальных компетенций, которые способны создать новые точки интеллектуального роста в пространствах России.
В результате пилотного исследования миграций кандидатов и докторов наук - в сравнении с миграциями квалифицированных кадров (с высшим образованием) - авторы делают неожиданный вывод, что законы перемещений людей в российских пространствах в обоих случаях оказываются абсолютно разными. Миграции элитных кадров подчиняются правилам большого (национального) пространства и национального (а подчас и глобального) рынка труда - настолько «штучны» такие специалисты; они откликаются только на мегапроекты. С другой стороны, миграции квалифицированных кадров привязаны к регламенту региональных и местных рынков труда, которые определяют их направленность и интенсивность.
Книга состоит из трех частей. Первая часть посвящена доказательству значимой роли институтов в новом местном экономическом развитии. Авторы рассматривают взаимодействия местной власти, собственности и местного сообщества между собой и влияние этого институционального комплекса на развитие городов и регионов России.
После стартовой диагностики высокой инерционности «большого» и значительной изменчивости «малого» пространства России основные усилия дальше сосредоточиваются на характеристике институциональной структуры и факторов развития пространства мест и регионов. Идя этим путем, авторы попутно прорисовывают понятийные и концептуальные основы институциональных исследований российского пространства: что находится в их ядре; как нужно переинтерпретировать прежние базовые понятия экономической географии в интересах укрепления институционального подхода; какие классификации власти, собственности и сообщества можно использовать для целей регионального анализа и исследования.
Раздел завершается развернутой характеристикой малого бизнеса, феномен которого понимается абсолютно институционально, т. е. в контексте местной атмосферы, фигуры собственника-предпринимателя и природы действующей модели местной власти. На конкретных примерах определяются институциональные факторы диверсификации монопрофильных городов России, причины успеха этой стратегии в одном случае и провалов в другом. Последние страницы раздела посвящены интернет-анализу новостного потока городов, который достаточно отчетливо позволяет вычленить ключевые факторы и ограничения (барьеры) местного развития.

Вторая часть обращена к местному сообществу, которое в эндогенной теории экономического роста становится подлинным самостоятельным творцом экономического развития «снизу». Значительный акцент здесь поставлен на факторы человеческого капитала, инновационные и креативные факторы местного развития. В главах и параграфах этого раздела много конкретных оценок, типологий и характеристик креативности местных сообществ и местных инновационных систем России.
Здесь, как и в первой части, весь материал можно расслоить на концептуальные тексты, в которых предпринята попытка с широких позиций осмыслить творческий потенциал местного сообщества; новые методы региональной диагностики (прежде всего инструментами веб-аналитики); рекомендации в области региональной политики на основе анализа социально-экономического развития российских городов и регионов.
В последних разделах второй части идет опробование новых методов регионального анализа в виде регионального брендинга, анализа региональных диаспор, анализа компетенций, миграций элитных и квалифицированных кадров.
Третья часть несет особую нагрузку в этой книге. В ней предложены контуры новой теории территориальных структур, предпринята попытка развить прежние представления И.М. Маергойза для индустриальной эпохи - для современных реалий экономической трансформации, укрепления роли инновационных факторов в местном развитии и преобразовании пространства. Развитие прежней теории идет одновременно сразу в нескольких направлениях: через включение нематериальных факторов развития со своей собственной территориальной структурностью (собственность, креативность, предпринимательская энергия и др.); через исследование агломерационного эффекта, который здесь впервые понимается как драйвер изменений сложившейся территориальной структуры (например, расселения); через сетевой анализ и придание территориальным структурам черт и свойств территориальных сетей.
И здесь опять, как в предыдущих частях, теоретические (постановочные), методические (как исследовать?) и прикладные разделы тесно перемешаны между собой. Концептуальные работы про территориальные структуры, агломерации, сети, новое экономико-географическое положение соседствуют с прикладными характеристиками новых промышленных районов России и «стадного» поведения крупных иностранных инвесторов; с новой методикой оценки информационной связности городов в российском пространстве и анализом интернет-ссылок во имя выявления новой структурности пространства.
Широкий замысел книги, многие сюжеты которой могли бы быть развернуты до отдельных публикаций, фронтальный творческий поиск не позволи
ли нам с одинаковой глубиной и основательностью осветить все многообразие сюжетов. Мы хорошо понимаем, что многие из прозвучавших в книге тем не до конца систематизированы, не доведены до отчетливой формулы - однозначного в трактовке представления (например, новое экономическое районирование России). Наша работа - только первая попытка в осмыслении новых реальностей в малых пространствах России.
Нам хотелось, прежде всего, поделиться с коллегами открытым, как нам кажется, «кодом» современного пространственного развития России на микроуровне (эндогенный экономический рост, позитивные экстерналии, институты - сообщество, собственность, лидерство, - нематериальные активы, сети, малый бизнес и др.) и сделать его понятным и годным к употреблению для других исследователей свойств российского пространства. Чтобы наш читатель после этой книги дальше мог уже самостоятельно, на собственном материале комбинировать понятия, приемы, методы анализа, с которыми он здесь познакомился.
Эта книга родилась в результате счастливого стечения нескольких обстоятельств, о которых нам хотелось бы рассказать. На протяжении многих лет мы работали абсолютно обособленно, каждый в своем сообществе, никак не пересекаясь друг с другом. Но возник проект книги памяти И.М. Маергойза, и каждый из нас принял в нем участие. Знакомясь с работами друг друга, опубликованными в этой книге, мы впервые поняли, что нам интересно работать вместе, что мы хотим сами организовать совместный научный проект. Выражаем благодарность П.М. Поляну и А.И. Трейвишу[2], которые пригласили нас в авторы сборника памяти И.М. Маергойза и дали шанс лучше узнать работы друг друга.
Мы хотим поблагодарить издателя «Нового хронографа» Л.С. Яновича за сделанное нам предложение, от которого невозможно было отказаться, - подготовить книгу для публикации его издательством. Мы благодарны Русскому географическому обществу (исполнительный директор Г.Д. Олейник), грант которого позволил нашей книге выйти в свет. Хотим отдельно поблагодарить наших старших коллег Н.С. Касимова и А.Н. Чилингарова за постоянную ободряющую поддержку и внимательное отношение к нашим исследованиям.
В нашей работе мы пишем о важности коммуникации профессионалов, когда в результате общения друг с другом рождаются новые и оттачиваются старые идеи. Но эта коммуникация невозможна без интеллектуальных пло
щадок. Огромную роль в уточнении наших позиций сыграло обсуждение с экспертами из сообщества региональных ученых на площадках научных конференций, семинаров, круглых столов. Это ежегодные сессии экономикогеографической секции Международной академии регионального сотрудничества, учрежденной А.Г. Гранбергом; ежегодные съезды Ассоциации российских географов-обществоведов, учрежденной благодаря энергии А.Г. Дружинина, А.И. Чистобаева и их сподвижников из нашего экономико-географического сообщества; ежегодные апрельские конференции в Высшей школе экономики (региональный блок которой в последние годы курирует Н.В. Зу- баревич); конгрессы Новой экономической ассоциации и региональные семинары в Московской школе экономики, организуемые усилиями В.М. Пол- теровича и его сподвижников. Это регулярные рабочие совещания в Звенигороде участников Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Роль пространства в модернизации России» (В.М. Котляков, С.С. Артоболевский, П.Я. Бакланов, Л.Б. Вардомский, В.А. Колосов, В.В. Кулешов, В.Н. Ла- женцев, В.Н. Лексин, П.А. Минакир, В.Е. Селиверстов, В.С. Селин, В.И. Суслов, А.И. Татаркин, А.Н. Швецов и др.). Всем им авторы искренне признательны за конструктивное и заинтересованное обсуждение наших представлений о том, как сегодня преобразуется малое пространство России.
Сильнейшее влияние на нашу позицию оказали встречи с российскими политиками-руководителями регионов и городов. Среди них назовем «югорского человека» - первого Губернатора Ханты-Мансийского автономного округа - Югры А.В. Филипенко, первого Президента Республики Саха-Яку- тия М.Е. Николаева, мэра г. Губкинского В.В. Лебедевича и многих других. Без их заражающего оптимизма первостроителей новой России, непосредственно вовлеченных в процесс переустройства ее малых пространств, не родилась бы эта книга.
Хотим отметить роль коллег в нашем ближнем круге - Совете по изучению производительных сил, которые всегда доброжелательно и заинтересованно обсуждали и поддерживали наши работы: Г.Г. Фетисова, Н.Н. Михееву, В.Н. Разбегина, А.В. Шевчука, И.В. Гришину, А.О. Полынева и др. Всем им авторы искренне признательны.
Эту книгу очень обогатили дискуссии на семинарах со студентами географического факультета МГУ, которые с большим энтузиазмом участвовали в экспериментальных работах по применению новых методов интернет-исследований.
| >>
Источник: Замятина Н.Ю. А.Н. Пилясов. Россия, которую мы обрели: исследуя пространство на микроуровне. 2013

Еще по теме Малое - прекрасно (вместо введения):

  1. Вместо введения
  2. БИБЛЕЙСКИЙ ЛУЧ (ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ)
  3. К пониманию сущности коммуникации: вместо введения
  4. § 32. Большое и малое солнечные титла
  5. Прекрасное
  6. ПРЕКРАСНОЕ БУДУЩЕЕ
  7. «Прекрасное безумие» Марло
  8. Глава 8 РАЗГОВОР С АРИСТИППОМ ОБ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ ПОНЯТИЙ «ХОРОШЕЕ» И «ПРЕКРАСНОЕ» 1
  9. 9.1. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПРЕКРАСНЫЙ НОВЫЙ МИР!
  10. Глава 1 Философские теории прекрасного и научное исследование мозга Г. Пауль