Местный хозяин: в каких сообществах формируется малый бизнес?

  [69]
Малый бизнес как зеркало местного сообщества Время предпринимательства. Сейчас, как никогда раньше, необходимо задать себе детский вопрос: а так ли мы понимаем сам феномен предпринимательства? Насколько мы в этом своем понимании адекватны сложившейся мировой практике? Ведь если есть проблемы в нашем исходном понимании явления, трудно ожидать успеха в формировании институциональной оснастки для его динамичного развития. Не продолжаем ли мы пережёвывать реалии десятилетней давности, тогда как наши соседи за этот период существенно углубили и развили прежние представления о малом и среднем предпринимательстве?
Чтобы лучше представить себе глубину нашего современного незнания феномена предпринимательства, очертим кратко исторический контекст развития этого явления и понятия, которое ему соответствует. Более столетия назад, в начале агроиндустриального перехода, сюжет «кустаря-одиночки», который сначала в деревне, а потом уже, оторвавшись от сельской почвы, на свой страх и риск ведет в городе свой ремесленный промысел, был популярен в отечественной науке и литературе. Неудивительно, что энциклопедия Брокгауза и Эфрона, отразившая в своих статьях экономические, социальные и политические реалии России на стыке XIX и XX вв., очень подробно описывала феномен ремесленничества, кустарных промыслов, которые оказываются так созвучны современному малому предпринимательству. Трактовка этого
понятия была очень широкой, выходила за рамки материального производства к особенностям духовной, культурной жизни этого слоя работников и формам их политической самоорганизации.
Однако очень быстро, по мере развития и повсеместного утверждения в экономике СССР крупных индустриальных заводов, фабрик, комбинатов, промышленных трестов, тема малого предпринимательства практически полностью ушла из научной и художественной литературы, а само понятие предпринимательства в 1950-1970-е гг. скукожилось до торговли цветами и зеленью бабушек на колхозном рынке или теневого бизнеса сантехника- водопроводчика. Неудивительно, что в многочисленных томах последовавшей за Брокгаузом и Эфроном Большой советской энциклопедии, вышедшей в позднеиндустриальный период 1970-х гг., не нашлось места для темы малого предпринимательства: если слово предпринимательство упоминается в 93 статьях энциклопедии, то слова малый бизнес и малое предпринимательство - практически ни в одной.
Однако постиндустриальная трансформация экономики России, переход от доминирующей занятости в промышленном секторе к доминированию занятости в секторе услуг опять возвышает тему малого предпринимательства (которое, прежде всего, приурочено как раз к сектору услуг). На старом языке индустриального времени, до сих пор характерном для многих региональных программ развития малого предпринимательства, это звучит так: «непроизводственная сфера остается более привлекательной для малых предприятий, нежели производственная» (хотя основной разлом современной экономики идет уже не по линии «производственная-непроизводственная», а по линии «творческая - рутинная сфера деятельности»). И очень характерно, что вслед за усилением экономического значения малого предпринимательства закономерно расширяется и углубляется сама его трактовка, наполнение понятия предпринимательства, с захватом в этот ряд индивидуальных, малых, средних предприятий (движение вширь), с постепенным признанием предпринимательской деятельности как органично присущей человеку и инновационной по своему характеру (движение вглубь).
Однако рискнем высказать мысль, что в переоткрытии понятия предпринимательства вширь и вглубь мы в России еще находимся в самом начале пути, во многом остаемся заложниками старых представлений индустриального времени, эры господства крупных конвейерных предприятий. Понимаем малый бизнес как что-то подсобное к основному, но не самостоятельное и самоценное. Мы годами не можем преодолеть инерцию подхода к предпринимательству как исключительно торговому бизнесу, этот подход забивает все другие направления предпринимательской деятельности (например, экспортоориентированной или в наукоемких производственных услугах). Тема социальной ответственности бизнеса подменила важную тему развития пред
принимательства в социальной сфере (так называемое социальное предпринимательство) и поддержки социальных инициатив местных сообществ.
Утилитарно заужая феномен предпринимательства лишь до прагматической функции получения прибыли, видя его общественную задачу лишь в создании и сохранении рабочих мест, мы никак не можем пробиться к целостному и широкому пониманию предпринимательства как естественной потребности человека в самореализации, как инновационной, новаторской, творческой деятельности, увидеть за малым бизнесом фигуру самого предпринимателя с его мотивациями, императивами поведения, системой ценностей.
Зашоренность представлений (предприниматель как наперсточник) тормозит ревизию действующего законодательства, консервирует надолго недружественную к предпринимательству внешнюю среду налоговых органов, многочисленных санитарных, пожарных и экологических инспекций - и в конечном счете мешает превратить в актив потенциальную предпринимательскую энергию миллионов людей, сформировать сбалансированную структуру экономики, в которой адекватно представлены крупные, средние и малые компании.
Без радикального переоткрытия (расширения и углубления) самого понятия предпринимательства невозможно до конца осознать движущие силы новой экономики.
К такому убеждению подталкивает знакомство с работами европейских и американских коллег, изучающих феномен малого предпринимательства: именно в результате наблюдения экспоненциального взрыва рождения новых малых предприятий в последние полвека они делают мощный вывод о радикальном изменении всей природы капиталистического общества - от корпоративного фордистского к постфордистскому капитализму[70]. Особенностями постфордистского капитализма являются гибкие малые и средние фирмы, нацеленные получать экономический эффект на быстрой смене ассортимента выпускаемой продукции и услуг; диктатура широко понимаемой предприимчивости как инновационности, пронизывающей все экономические процессы, и возвышающая роль неопределенности и риска в поведении всех агентов экономики. Компетенции предпринимательства полагаются необходимыми всюду в экономике: происходит интеграция с ними многочисленных других профессиональных трудовых навыков. Без этого в новых условиях невозможно обеспечить конкурентоспособность работника и предприятия. Пред
принимательский стиль поведения в виде сильной мотивированности на результат, решительности, настойчивости в решении проблемы, командного духа, креативности становится необходимым всем агентам экономики, и не только собственно предпринимателям.
Региональная политика под воздействием предпринимательской парадигмы переоткрывается заново - как нацеленная на раскрепощение инновационности поведения всех агентов местной экономики. Поддержка малого бизнеса, научно-техническая политика перестают быть обособленными от региональной политики, но в новых условиях становятся ее составной и важнейшей частью. Поэтому улучшение местных институтов, наращивание местных неосязаемых активов творчества, солидарности сообщества, качества жизни, формирование дружественной среды для малых фирм, а не традиционные для индустриальной эры капиталоемкие инфраструктурные проекты становятся ее важнейшими приоритетами. И даже рецепты развития сельской местности видятся теперь через поощрение местного предпринимательства (например, женского фермерства).
Другое направление переоткрытия феномена предпринимательства связано с влиянием экономики знания, невозможной без фигуры предпринимателя, который испытывает потребность в экспериментировании, отработке новых подходов, приемов и технологий, постоянно живет и работает в негарантированной и небезопасной среде высокого риска, на волне неопределенности. Интеллектуальные фирмы, на которых в существенной степени строится экономика знания, вынужденно должны быть малыми по размеру. Современные дизайн-студии, архитектурные бюро, если они успешны на рынке и создают подлинно новаторский продукт, всегда имеют малый размер. В разряд малых фирм нередко попадают и компании, которые разрабатывают программное обеспечение и осуществляют консультирование, обработку и поддержание баз данных, лабораторные эксперименты в естественных и технических науках, научно-исследовательские работы в социальных науках, оказывают правовые, бухгалтерские, аудиторские услуги, проводят исследования рынка, рекламную, архитектурную деятельность. Общим для них всех является тесное взаимодействие с заказчиком и опора на неформализуемое неявное знание, привязанное к эксперту - его носителю, которое длительное время невозможно передавать по формальным информационным каналам, но только через личное общение.
Таким образом, черты предпринимательства оказываются прочно согласованными с новой природой постиндустриальной экономики.
Предприниматель и атмосфера. Неотложная необходимость - отказаться от взгляда на местное предпринимательство как исключительно торговое, досуговое, увидеть в нем не отраслевой, а универсальный социокультурный
и экономический феномен регионального развития. Такой подход, не скованный отраслевыми перегородками, открывает захватывающие перспективы анализа перетоков предпринимательской энергии людей из одного в другой сектор экономики, позитивного влияния (заражения) предпринимательской атмосферой от одного вида экономической деятельности на другую.
Предпринимательство здесь понимается как калька от региональной атмосферы, созданной деятельностью местных агентов экономики и их компетенциями, унаследованной традицией экономического развития, существующими здесь материальными и природными активами. Эта атмосфера материализуется в региональных формальных и неформальных институтах и создаваемых региональных партнерствах (сетях).
Ярким интегральным выражением этой атмосферы является создаваемая в регионе местная система ценностей. Нас не интересуют мелкие различия в этой системе ценностей между отдельными регионами. Нам важно осознать, что в одном регионе система ценностей отзывчива, востребует, поощряет предпринимательскую культуру, в другом, наоборот, тормозит ее формирование, предлагает альтернативу в виде, например, философии государственного патернализма.
Региональные сообщества, которые имеют высокие ранги по индексу избегания риска и неопределенности, предпочитают следовать прописанным формальным правилам и нормам, но уровень предпринимательства в них низкий. На уровень допуска риска и неопределенности влияют альтернативные издержки предпринимательства. Понятно, что чем сильнее человек социально защищен своим государством, тем меньше у него желание рисковать в предпринимательстве[71].
Другая ключевая характеристика сообщества, которая определяет его совокупную склонность к предпринимательству, - это степень индивидуализма, соотношение начал отдельного домохозяйства и общинности, коллективизма. Обычно высокие индексы индивидуализма сопровождаются высокой склонностью к предпринимательству (хотя бывают и обратные зависимости). Среди часто упоминаемых внешних факторов, влияющих на систему местных ценностей, которые либо стимулируют, либо блокируют занятия предпринимательством, можно отметить роль корпоративных иерархий (чем сильнее в регионе «культура» вертикальных корпоративных структур, тем менее доброжелательна атмосфера для малого предпринимательства), плотность социальных сетей (для предпринимательства благоприятна высокая плотность, которая способствует интенсивной коммуникации), роль этнических меньшинств и др.

alt="Калининградская область - один из лидеров по развитию малого бизнеса. Спектр видов деятельности малого бизнеса включает уникальные услуги, производственные предприятия, консалтинг" />


Калининградская область - один из лидеров по развитию малого бизнеса. Спектр видов деятельности малого бизнеса включает уникальные услуги, производственные предприятия, консалтинг






В одних регионах в местном сообществе существуют ожидания равенства доходов всех работников; в других - расчет на индивидуальные усилия. В одних регионах сильны ожидания, что государство должно взять на себя ответственность за каждого человека, в других - что человек должен взять ответственность за себя сам. В одних регионах живо ожидание, что необходимо увеличивать государственное присутствие в бизнесе, в других - что, наоборот, нужно давать малому, среднему и большому бизнесу больше инициативы во владении секторами и предприятиями экономики. В одних региональных сообществах живо убеждение, что упорная работа не обязательно приводит к успеху, что это больше вопрос удачи и связей, в других региональных сообществах есть убеждение, что в долгосрочной перспективе упорная работа всегда приводит к лучшей жизни.
При таком подходе при частных оценках числа предприятий в том или другом виде деятельности мы не теряем общей картины по региону в целом: какая здесь создана атмосфера - которая поощряет или тормозит предпринимательство? Какой здесь статус у предпринимателя - высокий или низкий? Имеет ли местное сообщество типичные черты предпринимательского поведения в виде высокой потребности в достижениях, способности рисковать, предпочтений энергичной или новой деятельности, способности принимать личную ответственность за успех или провалы?
Совокупные поведенческие черты регионального сообщества, конечно, имеют больший уровень общности по сравнению с характеристиками отдельных отраслей и показателями степени развитости в них малого бизнеса. Здесь мы выходим на интегральную, синтетическую картину региональной экономической жизни, которую не может дать узкоотраслевой подход - от вида экономической деятельности. Поэтому такой подход - от сообщества, от его поведения, системы ценностей, от созданной атмосферы региональной хозяйственной жизни - безусловно, предпочтительнее и обещает больше. Здесь мы изучаем малый бизнес не в отрыве, а в теснейшей связи с региональной атмосферой.
Другая особенность нашего подхода - что предпринимательство увязывается с творческой деятельностью местного сообщества и с региональным экономическим ростом. Предпринимательство понимается как творчество, которое, в отличие от некоторых других видов творческой деятельности, обладает прямым и сильным влиянием на динамику экономического развития, экономический рост. Интенсивное рождение новых фирм обеспечивает высокие темпы экономического роста.
После того как мы расширили понимание феномена предпринимательства, выйдя за узкие привычные рамки, становится очевидным, что и изучать его нужно детальнее, чем это принято сегодня. Из зарубежных работ известны основные факторы развития малого предпринимательства. В первую очередь
оно тяготеет к крупногородским агломерациям (подробнее см. раздел 1.5.1.) - с их более открытой культурной средой, более широким рынком, бо льшими стартовыми возможностями.
Очевидно воздействие факторов региональной, местной предпринимательской культуры на формирование новых фирм. Однако конкретное ее наполнение может существенно различаться у разных исследователей. Например, к факторам предпринимательской культуры, которые позитивно влияют на «рождаемость» фирм, помимо очевидных, может быть отнесена доля приватизированного жилья. Гипотеза состоит в том, что чем выше доля жилья, обретшего собственника, тем лучше предпосылки к созданию новых фирм, потому что жилье можно использовать как залог, кроме того, и свое собственное жилье, и своя фирма являются разными гранями проявления чувства хозяина. С другой стороны, доля ветхого жилья, видимо, оказывает негативное воздействие на появление малых фирм.
Кроме того, сила проявления факторов предпринимательской культуры неодинакова в разных секторах экономики. Например, в обрабатывающей промышленности она может заглушаться многочисленными бюрократическими нормами и правилами.
Реструктуризация старопромышленного региона содействует формированию новых малых фирм. Те регионы, которые раньше и быстрее уходят от предприятий - промышленных монстров индустриального времени, имеют и более высокий уровень рождаемости стартапов. Ведь такая экономическая трансформация означает переход от промышленности к менее капиталоемким услугам, что облегчает формирование новых фирм. Она может также означать уменьшение размера фирм и заводов, их сдвиг к более высокой технологии. Но и в этом случае повышается значение малых фирм в наукоемких деловых услугах.
Специализация региона на трудоемком или интеллектуальном производстве, при прочих равных условиях, оказывает позитивное воздействие на образование новых малых фирм. С другой стороны, значительный размер регионального госсектора негативно влияет на формирование новых фирм. Это может быть объяснено как конкуренция со стороны государства, которая дестимулирует развитие малого частного предпринимательства.
Есть сильное искушение связать региональный уровень безработицы и рождаемости новых фирм сильной позитивной зависимостью. Однако, как показывают исследования, эта связь имеет сложный и не однонаправленный характер. С одной стороны, высокий уровень безработицы стимулирует появление предпринимателей «поневоле», которые иначе остались бы незанятыми. Однако учреждение безработными новых фирм происходит не сразу после роста показателей региональной безработицы, а с некоторым временны м
лагом. Первоначально новые безработные надеются быстро обрести работу. Лишь после многих месяцев безуспешного поиска некоторые из них пытаются начать свой собственный бизнес.
С другой стороны, безработица свидетельствует о слабой местной культуре предпринимательства и потому не способствует созданию новых фирм. Итоговый эффект безработицы на «рождаемость» новых фирм зависит от результатного действия позитивных и негативных сил, сложившихся в данное время в данном регионе. А уровень изменений ежегодной безработицы связан обратной зависимостью с уровнем формирования новых фирм: растущая экономика создает больше новых фирм, и тем больше, чем выше был уровень безработицы в регионе.
В целом данные факторы прослеживаются и в России - однако распространение предпринимательства в пространстве нашей страны имеет свою специфику.
Какие регионы России ближе к новой экономике?
Оценим позиции субъектов Российской Федерации по уровню развития малого предпринимательства. Для подобных общих оценок существуют два подхода: от фирмы и от самого предпринимателя при оценке размещения производительных сил.
Первый, «экологический», подход - от само й фирмы, от малого бизнеса. Здесь число новых фирм делится на общее, уже существующее число предприятий в регионе, т. е. стартапы сопоставляются со всей «популяцией». Показатель считается на 100 региональных предприятий. При данном подходе более высокий уровень рождений будет в тех регионах, в которых размер фирм больше, например, в обрабатывающей промышленности (следовательно, общее их число будет меньше); ниже там, где размер фирм меньше.
Второй подход - от рынка труда, от предпринимателя. Здесь число новых фирм делится на экономически активное население (занятых и безработных). Показатель считается на 1000 чел. экономически активного населения. Такой подход исходит из предпосылки, что всё экономически активное население сталкивается с фундаментальным выбором: либо работать наемным работником, либо начать свою собственную фирму и стать предпринимателем - и потому может рассматриваться как предельное число потенциальных предпринимателей. (Предполагается, что предприниматель, который начинает новый бизнес, находится в том же регионе, что и его фирма). Уровень «рождаемости» новых фирм в этом подходе может рассматриваться как склонность представителей экономически активного населения начинать свой бизнес. Регионы с меньшим размером предприятий имеют больший уровень рождаемости стартапов.

Большинство исследователей предпочитают при расчете уровня рождаемости стартапов использовать подход от рынка труда. Любопытно, что связь показателей безработицы с уровнем рождаемости стартапов может быть, например, положительной при расчете по экологическому подходу, но отрицательной при расчете на основе рынка труда. Мы также используем этот подход. Выбрав за основу анализа показатель числа малых предприятий на 1000 чел. экономически активного населения за 2007 г. как основной, а все остальные - как окаймляющие, можно выделить шесть групп российских регионов.
В каждую группу попадают территории абсолютно разного экономического потенциала, отраслевой структуры хозяйства, экономико-географического положения. Это является для нас сигналом того, что искать общее основание внутри представителей группы следует не по привычным материальным (производственным) факторам, но по тем (прежде всего институциональным, духовным, «атмосферным») факторам, которые влияют на то, складываются или нет в регионе культура предпринимательства, толерантное отношение к нему: развитие человеческого капитала (уровень квалификации и результативность в инновационной деятельности) и предпринимательских навыков (были ли налажены в последние 15 лет в регионе перетоки знания, опыта, компетенций, например, от более продвинутых зарубежных регионов и партнеров); степень разнообразия экономической структуры (или, наоборот, феномен монопрофильных городов и регионов-корпораций суженной отраслевой структуры и обедненной культурной жизни); гибкость, подвижность сложившейся структуры хозяйства или, наоборот, сильная инерция, что зависит от степени ее капиталоемкости.
Особенность нашего подхода в том, что мы не ищем один информативный, «дирижирующий» признак, но пытаемся найти влиятельные факторы, которые оказывают максимально широкое, на весь региональный контур, воздействие на развитие предпринимательской культуры и предпринимательства. Из широкого понимания феномена предпринимательства вытекает и широкая постановка вопроса поисков факторов влияния. А широкая постановка означает акцент на духовные, нематериальные факторы, которые значительно легче, чем жестко очерченные материальные, способны перетекать, распространяться, просачиваться между зонами регионального пространства, формировать в итоге единую целостную атмосферу.
Мы хотим объяснить успехи и провалы в развитии предпринимательства за счет неэкономических факторов: атмосферы, культуры, неосязаемых активов, которые, в отличие от отраслевых, материальных факторов, имеют более общую природу, могут быть сопоставлены между регионами. Невозможно сравнивать между собой регионы принципиально разной специализации, например, северные ресурсные и южные обрабатывающей промышленности,
но сравнивать их по развитости культуры предпринимательства, по творческому потенциалу местного сообщества вполне можно и нужно.
Таблица 8
Плотность распространения субъектов хозяйствования по территории России, единиц на 1000 чел. из экономически активного населения88

Регионы

Число МП на 1000 чел. экономически активного населения, 2005

Число МП на 1000 чел. экономически активного населения, 2007

Число ИП на 1000 чел. экономически активного населения, 2005

Число СП (до 250 чел.) на 1000 чел.
экономически активного населения, 2005

Единицы измерения

ед.


ед.

ед.

Россия

13

15,1

36

40

1. Лидеры предпринимательского движения





г. Санкт-Петербург

44

46,8

19

75

г. Москва

34

35,4

12

140

Калининградская область

18

33,3

48

58

Магаданская область

17

28,2

63

83

Новосибирская область

19

17,2

33

68

Сахалинская область

11

16,6

48

32

Ленинградская область

13

16,2

26

24

Республика Коми

8

15,9

33

26

2. Регионы, примыкающие к лидерам





Воронежская область

14

15,5
/>39
31

Самарская область

17

15,4

28

36

Белгородская область

12

14,7

40

18

Приморский край

16

14,6

35

32




Регионы

Число МП на 1000 чел. экономически активного населения, 2005

Число МП на 1000 чел. экономически активного населения, 2007

Число ИП на 1000 чел. экономически активного населения, 2005

Число СП (до 250 чел.) на 1000 чел.
экономически активного населения, 2005

Единицы измерения

ед.


ед.

ед.

Ростовская область

14

14,6

49

30

Республика Алтай

10

14,2

45

80

Краснодарский край

14

13,7

62

30

Ярославская область

13

13,5

41

36

3. Регионы, находящиеся в «верхней середине»





Калужская область

11

12,4

41

32

Томская область

14

12,3

41

37

Московская область

12

12,2

28

35

Костромская область

8

12,2

41

33

Рязанская область

9

11,6

39

35

Волгоградская область

11

11,0

40

27

Хабаровский край

10

11,0

31

36

Липецкая область

9

11,0

43

20

Челябинская область

10

10,9

36

28

Тульская область

8

10,9

37

26

Республика Карелия

12

10,8

32

38

Республика Марий Эл

12

10,8

32

21

Владимирская область

10

10,8

46

20

Псковская область

10

10,6

36

28

Республика Адыгея

10

10,5

57

15

Омская область

14

10,4

53

27





Регионы

Число МП на 1000 чел. экономически активного населения, 2005

Число МП на 1000 чел. экономически активного населения, 2007

Число ИП на 1000 чел. экономически активного населения, 2005

Число СП (до 250 чел.) на 1000 чел.
экономически активного населения, 2005

Единицы измерения

ед.


ед.

ед.

Астраханская область

8

10,3

46

26

Иркутская область

7
/>10,3
39

33

4. Регионы, попадающие в «нижнюю середину»





Тверская область

9

9,8

35

48

Удмуртская Республика

10

9,6

40

28

Камчатская область

10

9,6

47

50

Республика Карачаево- Черкесия

8

9,5

47

26

Архангельская область

6

9,5

36

22

Алтайский край

11

9,3

44

30

Республика Бурятия

7

9,0

44

19

Красноярский край

6

9,0

37

27

Пензенская область

12

8,9

41

19

Ставропольский край

9

8,9

49

26

Ивановская область

7

8,9

38

37

Новгородская область

7

8,9

34

22

Свердловская область

12

8,8

30

43

Ненецкий авт. округ


8,7



Амурская область

6

8,6

42

20

Республика Татарстан

10

8,4

37

32

Смоленская область

6

8,3

39

30

Курская область

7

8,2

50

30





Регионы

Число МП на 1000 чел. экономически активного населения, 2005

Число МП на 1000 чел. экономически активного населения, 2007

Число ИП на 1000 чел. экономически активного населения, 2005

Число СП (до 250 чел.) на 1000 чел.
экономически активного населения, 2005

Единицы измерения

ед.


ед.

ед.

Ямало-Ненецкий авт. округ


8,2



Саратовская область

10

8,0

34

24

Кемеровская область

9

8,0

26

21

Орловская область

8

8,0

35

24

Тамбовская область

7

7,7

40

20

Нижегородская область

11

7,5

37

29

Ульяновская область

8

7,4

34

27

Республика Ингушетия

2

7,4

14

29

Вологодская область

7

7,3

50

32

Республика Башкортостан

9

7,0

33
/>22

Оренбургская область

7

7,0

36

21

Брянская область

5

7,0

71

23

5. Замыкающие регионы





Тюменская область

8

6,6

36

31

Курганская область

8

6,5

34

24

Мурманская область

6

6,4

34

32

Кабардино-Балкарская
Республика

6

6,3

42

20

Республика Северная Осетия-Алания

6

6,3

45

37

Чувашская Республика

9

5,9

53

21

Читинская область

5

5,8

36

24





Регионы

Число МП на 1000 чел. экономически активного населения, 2005

Число МП на 1000 чел. экономически активного населения, 2007

Число ИП на 1000 чел. экономически активного населения, 2005

Число СП (до 250 чел.) на 1000 чел.
экономически активного населения, 2005

Единицы измерения

ед.


ед.

ед.

Пермский край

7

5,7

43

28

Еврейская автономная область

7

5,7

35

32

Республика Хакасия

8

,6
5

51

18

Ханты-Мансийский авт. округ


5,6



Республика Саха (Якутия)

5

5,5

48

41

Республика Тыва

6

,3
5

47

22

Республика Мордовия

6

5,1

32

27

Кировская область

8

,0
5

44

35

6. Регионы-аутсайдеры в развитии малого бизнеса





Республика Калмыкия

2

,5
3,

51

112

Чукотский авт. округ

9

3,0

28

42

Республика Дагестан

2

3,0

32

3

Чеченская республика


0,8




В первую группу лидеров попадают столичные города, регионы Севера, Сибири, центра. Первые четыре - единственные среди всех российских регионов - вплотную приближаются к показателям Евросоюза в развитии малого предпринимательства. Для большинства регионов группы характерен очень активный рост предпринимательства в 2005-2007 гг. Многие регионы по степени развития индивидуальных и средних предприятий превосходят российский уровень.
Что объединяет все эти регионы, расположенные в разных экономических районах, с разной отраслевой структурой экономики, разным ее объемом? Многие из них имеют «островную», эксклавную обособленность, либо географически четко очерченную, как Калининградская, Сахалинская области,
либо прописанную институционально - особая экономическая зона «Магадан», столичные города-субъекты Российской Федерации Москва и Санкт- Петербург. Относительную обособленность имеет также северная Республика Коми. Эта обособленность - не столько вопрос физической отдаленности, а скорее права на отдельное существование, по своему регламенту хозяйственной и социальной жизни. Нужны реальные или виртуальные «охранные рубежи», чтобы регион мог сильно «рвануть» поверх среднероссийских значений. Иначе есть риск усреднения значений развития малого предпринимательства с ближайшими регионами-соседями (по принципу сообщающихся сосудов).
Ни в одном регионе-лидере нет хозяйственной суперструктуры (суперорганизации), которая бы абсолютно доминировала в экономической жизни. Наоборот, для них присущ мощный слой влиятельных хозяйственных структур и организаций. Это регионы «миров» разных организаций. Строительству такой плюралистичной структуры способствует некапиталоемкость доминирующих здесь видов экономической деятельности - услуги, россыпная золотодобыча, лесозаготовки, рыбный промысел, машиностроение. И в профиле малого бизнеса здесь больше доля некапиталоемких видов - городские услуги по операциям с недвижимостью, социальные услуги, финансовая деятельность, доля капиталоемкого строительства ниже, чем в аграрных республиках и агроиндустриальных регионах. (Характерная черта малого бизнеса крупных городов состоит в том, что сразу после торговли доминируют малые и индивидуальные предприятия на рынке недвижимости, в операциях с недвижимым имуществом.)
Все регионы-лидеры характеризуются высокой квалификацией человеческих ресурсов - либо в результате того, что они являются национальными научно-образовательными, университетскими центрами, либо в результате миграции сюда в прошлом выпускников столичных вузов и представителей ведущих национальных научных школ. Большое значение, по-видимому, имеет не только общий уровень образования, но недавно приобретенные предпринимательские компетенции. Почти всем регионам-лидерам по разным причинам удалось в 1990-е гг. войти в масштабные, «народные» по массовости охвата программы обучения, переобучения, подготовки предпринимателей. Понятно, что все пилотные зарубежные и российские программы подготовки предпринимателей первоначально инициировались из столичных городов Москвы и Санкт-Петербурга, поэтому здесь существовали исключительно благоприятные условия для такого переобучения. Но и в приграничных Магаданской и Сахалинской областях действовали российско-американские учебно-научные центры подготовки предпринимателей под эгидой Американо-российского центра Университета штата Аляска в Анкоридже. Они подготовили, переобучили сотни предпринимателей. В эксклавной Ка
лининградской, приграничной Ленинградской областях существовали программы переобучения и возможности «обучающих туров» в соседние страны Евросоюза. Нам меньше известно про наличие и активность таких программ в 1990-е гг. в Новосибирской области и Республике Коми.
Попавшие в группу северные регионы пережили кризис своих крупнейших промышленных предприятий; уровень социальной поддержки здесь был ниже, чем, например, в более благополучных округах Тюменской области. Значительная реструктуризация и высвобождение трудовых кадров произошли и во всех других регионах группы (в крупногородских регионах эти предприятия не были важнейшими работодателями, но общий объем высвобождения работников был значительным). Это придало дополнительный толчок предпринимательской активности.
Наконец, все регионы группы относятся к регионам с большой долей некоренных жителей (мигрантов в первом поколении).
Во вторую группу, которая тесно примыкает к лидерам, попадают регионы, которые можно признать комфортными для жизни. Эта комфортность создается разными факторами - плодородными (черноземными) почвами (Воронежская, Белгородская области), южным или приморским экономикогеографическим положением (Краснодарский край, Ростовская область), живописным сочетанием ландшафтов (Самарская область, Приморский край, Республика Алтай). Именно комфортность для проживания данных регионов длительное время является притягательным фактором для тех российских мигрантов, которые выбирали местом своего вселения приятные для жизни, но не столичные регионы; особенно много здесь оседает «северян» - мигрантов, возвращающихся на родину после многих лет работы на Севере. По- видимому, сыграл свою роль статус свободных (особых) экономических зон (Приморский край, Республика Алтай).
Факторы комфортности отличают регионы второй группы от лидеров, у которых нет этой общей, объединяющей всех черты - и перебарывают негативное для развития культуры предпринимательства влияние долго развиваемых в ряде регионов ВПК-производств. Другие же свойства регионов первой группы присутствуют и здесь, но в более ослабленном виде. Например, агломерационный эффект, отсутствие монопольных крупных вертикально-интегрированных, корпоративных структур, сильные университетские (вузовские) традиции, которые существуют во многих регионах второй группы в течение десятилетий или даже столетия. Эти традиции способствуют повышению качества человеческого капитала.
К третьей группе «верхней середины» относятся 18 регионов. Уровень развития малого предпринимательства здесь варьирует от 10 до 12,5 предприятий на 1000 чел. экономически активного населения. Состав входящих в группу регионов очень неоднородный.




В регионах, отстающих по уровню развития малого бизнеса, он сконцентрирован в основном в сфере розничной торговли и простейших услугах. На фото: объекты малого бизнеса в городе Кунгур Пермского края






Если лидерство по развитию предпринимательства первой группы обеспечили несколько одновременно действующих благоприятных факторов, лидерство второй группы определилось сильным влиянием факторов комфортности места для проживания (при сравнительно неплохих значениях и других факторов-условий), то здесь нет общего дирижирующего фактора, который воздействует на развитие предпринимательства во всех регионах. На регионы группы действуют как разные благоприятные факторы, которые поднимают вверх свои подгруппы регионов, так и неблагоприятные факторы, которые блокируют развитие предпринимательства.
Например, факторы исторически сильного научно-образовательного комплекса, наукоградов, поднимают вверх Калужскую, Томскую, Омскую, Иркутскую области. Агломерационный эффект - Московскую область. Вырав- ненность, некапиталоемкость экономической структуры - Костромскую, Рязанскую, Волгоградскую, Владимирскую, Псковскую области и Республики Адыгея, Марий Эл, Карелия.
С другой стороны, здесь же есть регионы, в которых находятся мощные гиганты индустриального времени - Липецкая, Челябинская, Тульская области, Хабаровский край, которые объективно всей своей корпоративной культурой тормозят развитие предпринимательства. Абсолютно не случайно, что Хабаровский край, длительное время ВПК-ориентированный, с присущей этому сектору культом секретности и закрытости, находится ниже по показателям развития малого предпринимательства, чем соседний Приморский край, с присущей ему портовой культурой и открытостью на внешний мир.
К четвертой группе «нижней середины» относятся 30 российских регионов, уровень развития малого предпринимательства в которых варьирует от 7 до 10 предприятий на 1000 чел. экономически активного населения. С одной стороны, в эту группу попадают десять регионов с крупными промышленными предприятиями-гигантами, которые нередко являются монополистами на региональном рынке труда. Сильная корпоративная культура тормозит проявления предприимчивости в малых и индивидуальных фирмах. Многие из этих регионов являются старопромышленными, т. е. имеют сильные индустриальные традиции и наследие: Красноярский край, Республика Татарстан, Башкортостан, Ямало-Ненецкий автономный округ, Кемеровская, Курская, Смоленская, Свердловская, Оренбургская, Вологодская области. Их путь наверх в рейтинге предприимчивости связан с интенсивными процессами аутсорсинга и субконтрактинга от крупных промышленных предприятий к малым (направление реструктуризации индустриальной экономики). Неудивительно, что Челябинская область, которая работает в этом направлении активно, - например, здесь созданы новые элементы инфраструктуры поддержки малого бизнеса: центр субконтрактации и центр содействия экспорту -
опережает также старопромышленную Кемеровскую область, в которой эти процессы пока не начались.
С другой стороны, к этой же группе относятся два десятка регионов с относительно некапиталоемкой промышленностью. Однако данный позитивный для рождения малых предприятий фактор здесь не срабатывает в силу того, что не цепляет на себя другие позитивные факторы образованности, агломерационного эффекта, комфортности. Данную подгруппу можно считать важнейшим резервом для активизации предпринимательского движения в России.
К представителям данной группы у исследователя может возникнуть немало вопросов. Почему Камчатская область не может выйти на позиции, близкие к соседней Магаданской (сегодня она существенно отстает)? Ведь профиль региональной экономики обеих дальневосточных территорий сходный, правда, на Камчатке было сильнее влияние ВПК-объектов, в первую очередь Тихоокеанского подводного флота. Почему Нижегородская область не может быть на позициях, близких к Самарской области? Ведь исторический путь, индустриальный профиль обеих территорий сходны. Однако Нижегородская область существенно отстает. Почему Архангельская область так существенно отстает от соседней Республики Коми по уровню развития предпринимательства? Ведь очень многие черты хозяйственной структуры, общей площади территории, роли городов-столиц здесь сходные.

К пятой группе отнесены полтора десятка регионов с «замыкающими» позициями по уровню развития малого предпринимательства (5-6,5). Группа формируется тремя типами регионов: северные регионы с сильными, порой монопольными ресурсными корпорациями (Мурманская область[72], Ханты- Мансийский автономный округ - Югра, Республика Саха (Якутия), сюда же уместно отнести и Пермский край); агроиндустриальные области с десятилетиями оттока энергичных и квалифицированных мигрантов при отсутствии собственных сильных научно-образовательных центров (Кировская, Читинская, Курганская, Еврейская автономная области); поволжские, кавказские, сибирские аграрные и агроиндустриальные республики с преимущественным развитием торгового бизнеса, с барьерами для развития предпринимательства в виде низкого платежеспособного спроса населения, с оттоком предприимчивого населения (республики Мордовия, Тыва, Хакасия, Чувашская, Северная Осетия-Алания, Кабардино-Балкарская).

Замыкают список регионы шестой группы минимального развития предпринимательства - республики Калмыкия, Дагестан, Чеченская и Чукотский автономный округ. Культура предпринимательства здесь пока не создана.
Пример. Стотысячные города-предприниматели90
Роль факторов географической обособленности, отсутствия крупной вертикально-интегрированной структуры, уровня образования проявляется в развитии малого предпринимательства не только на региональном, но и на муниципальном уровне. Это подтверждают результаты исследования развития малого предпринимательства в трех десятках российских городов с населением 100-150 тыс. населения - по данным 2011 г. В качестве показателя была взята доля поступлений в муниципальный бюджет налогов по статьям «налог на совокупный доход» и «единый налог на вмененный доход для отдельных видов деятельности» (налоги, выплачиваемые преимущественно малыми предприятиями и индивидуальными предпринимателями) от всех поступлений в бюджет. По результатам исследования, в число городов с наилучшими показателями попали наукограды Обнинск и Димитровград, а в число городов с наихудшими показателями - шахтерские города (Междуреченск, Ле- нинск-Кузнецкий, Киселевск, Ачинск, Новошахтинск), промышленный уральский город Копейск.
Таблица 9
Лидеры и аутсайдеры по уровню развития малого бизнеса среди городов с населением 100-150 тыс. чел.



Первая десятка городов (по доле поступлений в бюджет налогов от малого бизнеса) среди городов с населением 100-150 тыс. чел.
Последняя десятка городов (по доле поступлений в бюджет налогов от малого бизнеса) среди городов с населением 100-150 тыс. чел.




В то же время странная для интеллектуального города непредприимчивость подмосковного Жуковского и, напротив, выдающиеся показатели бизнес-активности жителей индустриальных Нефтекамска, Коврова и Новомосковска заставляют рассматривать моноспециализацию и присутствие градообразующих предприятий как спусковой крючок освобождения предпринимательской активности, без которого она не получает практического применения (предпринимательские склонности реализуются в рамках старых производственных или научных структур). Однако одного толчка мало: никакой кризис и безработица не помогли развитию предпринимательства в шахтерских городах. С другой стороны, население машиностроительных (особенно наукоемких) и нефтяных городов проще переходит к занятиям малым бизнесом.

турного однообразия. Неслучайно город Сургут и Сургутский район - ядро деятельности компании «Сургутнефтегаз», известной в середине нулевых годов своей жесткой иерархичной внутренней структурой, консолидирующей как профильные, так и непрофильные активы строительных и обслуживающих предприятий - имеют самые низкие показатели развития малого предпринимательства среди муниципалитетов округа. Политика муниципальной власти здесь была недостаточно дружественна к малым предприятиям (для того чтобы в этом убедиться, можно сопоставить уровни арендной платы в поселках Сургутского и соседнего Нижневартовского районов на середину нулевых годов).
Таблица 10
Муниципальные различия в развитии малого бизнеса Югры


Число работников в малом бизнесе в 2002 году

Число работников в МП в 2006 году

Средний размер фирмы в 2002 году

уд
о
г
6
0
0
2
в />ы
м
р
S
ф
р
е
м
з
а
р
едни
е
р
С

% в общей занятости в 2002 году

Число малых предпринимателей (руководителей фирм) на 1000 чел. среднегодового населения в 2002 году

Число малых предпринимателей (руководителей фирм) на 1000 чел. среднегодового населения в 2006 году


у
р

6
0
0
СЯ
в
П
М1
а
н
т
о
р
о
б
О

Округ

42386

61252

10

8

5,8

3,0

5,1

11,9

Первая группа









Нижневартовск

14486

18604

11

8

12,5

5,6

9,8

13,1

Ханты-Мансийск

2049

4656

11

8

6,4

4,5

9,7

8,8

Радужный

2081

2379

10

6

8,9

4,4

8,2

6,9

г. Пыть-Ях

686

2348

7

9

4,4

2,3

6,2

9,1

Нижневартовский
район

1571

2229

12

11

7,1

4,0

5,8

18,2

Нефтеюганск

2841

5852

9

9

7,0

3,1

5,8

16,2

г. Югорск

429

1075

9

6

2,8

1,5

5,6

6,7

г. Когалым

2317

2469

17

8

4,1

2,4

5,2

8,4

г. Нягань

1578

3733

8

13

5,6

2,9

5,1

17,7



Число работников в малом бизнесе в 2002 году

Число работников в МП в 2006 году

Средний размер фирмы в 2002 году

уд
о
г
6
0
0
2
в
ы
м
р
S
ф
р
е
м
з
а
р
й
ед
р
С

% в общей занятости в 2002 году

Число малых предпринимателей (руководителей фирм) на 1000 чел. среднегодового населения в 2002 году

Число малых предпринимателей (руководителей фирм) на 1000 чел. среднегодового населения в 2006 году

Оборот на 1 МП в 2006г, млн. руб.

Вторая группа









г. Урай

753

1586

10

8

3,4

1,8

4,5

6,0

Кондинскийрайон

587

1168

12

9

4,2

1,4

3,8

6,3

Ханты-
Мансийский район

171

240

8

4
/>2,2
1,1

3,8

2,4

Мегион

2362

2253

13

11

6,6

3,6

3,7

17,3

Советский район

1215

1428

11

9

6,2

2,3

3,6

9,3

Березовский район

522

612

22

7

3,7

0,9

3,4

3,7

Нефтеюганский
район

1245

1389

15

9

5,1

2,4

3,2

9,1

г. Лангепас

783

573

13

4

3,8

1,4

3,2

4,2

г. Белоярский

258

524

7

6

2,2

1,3

3,2

4,9

г. Покачи

225

474

9

11

2,3

1,7

2,6

14,5

г. Сургут

5670

6031

6

8

3,9

3,3

2,5|

17,1

Сургутский район

582

1132

5

5

1,1

1,1

2,2

9,3

Октябрьский район

233

497

13

7

2,1

0,6

2,0

4,2


С другой стороны, если такой корпорации нет, тогда создание широкого спектра малых предприятий просто объективно вынуждается потребностями рынка труда. Поэтому неслучайно многие города первой группы либо вовсе не имеют одной крупной корпоративной структуры, либо имеют ее ослабленный, немонопольный для местной экономической, социальной и культурной жизни вариант. И тогда ее присутствие может быть даже позитивным, потому что обеспечивает рынок заказов для сервисных малых фирм. С другой

Бизнес-инфраструктура Ханты-Мансийска: Гостиный двор
Бизнес-инфраструктура Ханты-Мансийска: Гостиный двор








стороны, во второй («отстающей») группе все городские округа - это нефте- города - зоны деятельности крупных нефтегазовых компаний.
Новые малые предприятия выполняли функцию реструктуризации местной экономики. Однако в каждом случае она осуществлялась своеобразно. Самый очевидный случай, когда к уже существующей толще малых предприятий в строительстве, промышленности, торговле добавлялись новые предприятия в различных видах услуг, наблюдался не так часто (например, Октябрьский, Кондинский районы, город Урай). Чаще имело место отпочкование, дробление бизнеса с возможной сменой вида экономической деятельности фирмы или рост числа занятых на малом предприятии с расширением спектра видов экономической деятельности.
Самые чувствительные к среде: индивидуальные предприниматели В секторе предпринимательства особая роль принадлежит ультрамалым предприятиям, которые создаются отдельными предпринимателями, при привлечении членов семьи, партнеров, минимальном числе работников по найму. Средний размер таких предприятий существенно меньше, чем у малых фирм: 2,5 чел. и 8 чел. (табл. 11). В индивидуальном предпринимательстве округа занято более 32 тыс. чел., это примерно половина от числа работников в малом бизнесе и около 4-4,5 % всего занятого населения округа. Число индивидуальных предприятий на 1000 чел. среднегодового населения в округе выше, чем число малых предприятий: 8,8 и 5,1. Индивидуальное предпринимательство, таким образом, можно рассматривать как самый массовый, самый «народный» вид предпринимательской деятельности. Средний годовой оборот у индивидуального предприятия в 6,6 раза меньше, чем у малого.
В 2006 г. впервые было организовано сплошное обследование индивидуальных предприятий округа. Его результаты позволяют сравнить муниципальные образования и крупные поселки округа по степени активности индивидуальной предпринимательской деятельности. Для подкрепления наших выводов по анализу межмуниципальных различий в развитии индивидуальных предприятий мы будем сопоставлять их с показателями развития малого бизнеса в муниципалитетах округах.
Наша гипотеза состоит в том, что показатели развития индивидуального предпринимательства в большей степени, чем показатели развития малого бизнеса, позволяют оценить уровень предпринимательской энергии населения. Именно индивидуальный предприниматель («челнок», изобретатель, мастеровой) в максимальной степени концентрирует в себе те черты, о которых писал Йозеф Шумпетер[73] - опора на собственные силы, предпочте
ние риска, ценность своей независимости, ориентация на собственное мнение, потребность в успехе, стремление к новшествам, природный «легкий» ум разумной достаточности, без отяжеленной специализированности, отяго- щенности «переизбытком» интеллекта, которая может приводить к мучительному долгому перебору различных вариантов. В малых же предприятиях феномен «голого» предпринимателя уже камуфлируется другими факторами.
Таблица 11
Муниципальные различия в развитии индивидуальных предприятий (ИП)
Югры, 2006 г.


Всего занятых в сфере индивидуальной предпринимательской деятельности, чел.

Число занятых в индивидуальной деятельности на 1000 чел. среднегодового населения

Число индивидуальных предпринимателей на 1000 чел. среднегодового населения

Средний размер индивидуального предприятия, чел.

Выручка на одно ИП, млн
руб.

Округ

32637

22,0

8,8

2,5

1,8

Выше среднеокружного
Нягань

2859

51,8

22,6

2,3

1,0

Лангепас

1155

28,2

15,6

1,8

0,7

Покачи

489

29,3

15,2

1,9

1,0

Радужный

1326

27,7

15,1

1,8

4,3

Нефтеюганск

3144

27,6

14,2

1,9

1,8

Белоярский район

978

33,3

11,6

2,9

1,3

Урай

1416

33,7

10,4

3,2

1,6

Ханты-Мансийск

2148

35,0

9,8

3,6

3,4

Пыть-Ях

1157

27,9

9,6

2,9

1,2

Октябрьский район

807

22,9

9,2

2,5

0,9

Березовский район

1006

37,3

9,0

4,2

1,9

Ниже среднеокружного
Югорск

849

26,7

8,5

3,2

3,1

Советский район

1186

25,3

8,2

3,1

2,0

Нижневартовский
район

751

21,8

7,7

2,8

1,5

Нефтеюганский
район

811

17,2

7,4

2,3

4,0

Кондинский район

671

18,8

7,1

2,7

1,5

Сургут

5034

17,3

6,9

2,5

1,0

Мегион

1015

18,0

6,9

2,6

2,2

Нижневартовск

4001

16,6

6,6

2,5

3,3

Ханты-Мансийский
район

358

20,8

6,3

3,3

1,0

Когалым
/>714
12,2

4,5

2,7

2,1

Сургутский район

762

6,8

3,3

2,1

0,9





В нашем рейтинге муниципалитетов по активности индивидуальных предпринимателей мы будем использовать показатель числа индивидуальных предприятий на 1000 чел. среднегодового населения. Другой показатель числа занятых индивидуальной деятельностью на 1000 чел. среднегодового населения менее надежен, потому что включает фактор размера предприятия, который может значительно варьировать по муниципалитетам (в округе, например, в два с половиной раза от 1,8 в Лангепасе до 4,2 в Березовском районе). Различия в уровне развития индивидуального предпринимательства между лидерами и аутсайдерами по муниципалитетам Югры более чем шестикратные.
Лидерство в обоих рейтингах (индивидуального и малого предпринимательства) подтвердили Нягань, Радужный, Нефтеюганск, Ханты-Мансийск, Пыть-Ях. При этом Нягань характеризуется значительно большей активностью индивидуальных, а не малых предприятий, что можно расценивать как подлинное проявление предприимчивости местного сообщества: создание индивидуального предприятия, по нашей гипотезе, в большей степени зависит от личной энергии создателя, а малого - также и от сложного фона благоприятных внешних условий. Все эти города далеки от того, чтобы назвать их «скучными» монопрофильными муниципалитетами: в каждом есть свои факторы, обеспечивающие культурное и этническое разнообразие (статус столицы, выгодное транспортно-географическое положение, предприимчивое этническое меньшинство и др.).
Для всех данных муниципалитетов характерны не конкурирующие, а взаимно дополняющие отношения малых и индивидуальных предприятий: у каждого есть свои ниши на рынке, создаются и отношения сотрудничества между ними в передаче опыта, знания, информации. Во всех пяти муниципалитетах формируются локальные системы предпринимательства, т. е. начинают действовать позитивные эффекты от сосредоточенного расположения на малой ограниченной территории сотен малых и индивидуальных предприятий. Возникает как результат действия агломерационного эффекта в обстановке высокой плотности предпринимателей особая атмосфера, которая упрощает для местных предпринимателей создание новых предприятий через обмены информацией и сложившимися связями. Ее косвенным признаком является наследование традиций предпринимательства от родителей к детям.
Пример. Рулетка и предпринимательство в городах Ханты-Мансийского автономного округа-Югры
Из пяти муниципалитетов-лидеров три - Нягань, Ханты-Мансийск, Радужный - имели максимальное число индивидуальных фирм, организующих азартные игры (табл. 12). Но это означает, что эти сообщества принимают риск и неопределенность, без которых предпринимательская деятельность

немыслима. Азартные игры хорошо сочетаются с высокой предприимчивостью сообщества в целом; при этом в менее предприимчивых, хотя и существенно более крупных, Сургуте, Нефтеюганске, Нижневартовске, не было предприятий по организации азартных игр.
Таблица 12
Распределение индивидуальных предприятий, занятых организацией азартных игр, по муниципалитетам округа (по данным сплошного обследования 2006 г.)


Количество индивидуальных предприятий

Всего занято

Нягань

4

28

Ханты-Мансийск

3

48

Лангепас

2

2

Радужный

2

33

Мегион

1

7

Сургут

1

4

Югорск

1

11

Белоярский район

1

1

Нефтеюганский район

1


Советский район

1

2

Сургутский район

1

1


По уровню развития индивидуальных предприятий Нягань беспрецедентно опережала все остальные муниципалитеты. В сравнении с другими муниципалитетами округа, даже со столичным Ханты-Мансийском, здесь, безусловно, находится самое предприимчивое местное сообщество округа.
Ситуация лидерства по индивидуальным, но аутсайдерства по малым предприятиям, была характерна для Белоярского, Октябрьского, Березовского районов, городов Лангепаса и Покачи. Развитие малых предприятий в этих районах и городах наталкивается на определенные барьеры; однако эти барьеры не являются тормозом для развития индивидуальных предприятий. Видимо, главная причина состоит в крайней транспортной необустроенности всех трех районов, что в отсутствии интегральной хозяйственной структуры атомизирует районный рынок на отдельные поселковые рынки, на которых в силу их малого размера успешно действуют индивидуальные предприятия,

а для более крупных малых предприятий, способных работать на кустовых рынках соседних поселений, нет транспортных условий - высоко трение пространства.
В Лангепасе всякая предпринимательская фирма сверхмала по размеру. Средний размер малого предприятия Лангепаса в 2002-2006 гг. уменьшился с 11 до 4 чел. - самого малого размера по всем муниципалитетам округа, что близко по параметрам к индивидуальному предприятию. Индивидуальные предприятия Лангепаса также являются ультрамалыми по среднему размеру (минимальные значения для всех муниципалитетов). В Лангепасе часто происходила перерегистрация малого предприятия в индивидуальное, которая облегчается здесь максимальной среди муниципалитетов округа сближенностью их размеров. С другой стороны, в Покачи очень велики контрасты размеров: у малого предприятия - 11 чел., а у индивидуального он близок к минимальному - 1,9 чел.
Город Урай входил в группу лидеров по развитию индивидуального предпринимательства и близок к среднеокружным показателям по развитию малого бизнеса. Здесь факторы внешней среды и уровень предпринимательской энергии населения благоприятны для развития и индивидуального, и малого предпринимательства (первого - в большей степени в силу некрупного рынка и обособленности от других крупных муниципалитетов).
Город Нижневартовск, Нижневартовский район, города Когалым и Югорск являлись лидерами по развитости малого бизнеса, но аутсайдерами в развитии индивидуальных предприятий (Югорск находился здесь в середине списка). Те же самые средовые факторы, которые благоприятствуют развитию малого предпринимательства, тормозят развитие индивидуальных предприятий (т. е. они выступают на местном рынке не как дополняющие, а как конкурирующие друг с другом структуры). Можно предположить, поскольку все эти муниципалитеты являются центрами размещения крупных промышленных предприятий ресурсных и газотранспортных корпораций, что здесь удалось построить выгодные партнерства между ними и слоем сервисных малых предприятий. Но партнерства корпоративных структур и индивидуальных предприятий нет, в силу чего малый сервисный бизнес получает ускоренное развитие за счет емкого спроса и заказов корпоративной структуры, а индивидуальные предприятия - нет.
Окружными аутсайдерами по развитию малых и индивидуальных предприятий были Советский, Ханты-Мансийский, Кондинский, Нефтеюганский районы, города Мегион и Сургут, самый глубокий аутсайдер - Сургутский район. В этих муниципалитетах, по сути, никак не складывается культура предпринимательства. Несмотря на разный профиль муниципальной экономики, у них всех есть какие-то общие черты, отторгающие/тормозящие предпринимательство и в индивидуальных, и в малых формах, на уровне отдель
ных поселений, и на уровне отдельных кустов соседних поселений, и района в целом. Видимо, это сильное влияние сохранившейся или существовавшей длительное время монопольной хозяйственной структуры («Сургутнефтегаз» для Сургута и Сургутского района, «Югорский холдинг» для Советского района, Кондинский ЛПК для Кондинского района, «Юкос-Роснефть» для Нефтеюганского района и др.).
Таблица 13.
Рейтинг городских поселений (не муниципальных округов) людностью более 1000 чел. по развитию индивидуальных предприятий, 2006 г.


Число индивидуальных предприятий

Среднегодовая численность, тыс. чел.

Число ИП на 1000 чел. среднегодового населения 2006 г.

Выше среднеокружных значений




Пионерский

63

2,7

23,3

Октябрьское

60

3,8

15,8

Игрим

138

9,2

15,0

Приобье

109

7,4

14,7

Кондинское

44

3,7

11,9

Междуреченский

136

11,5

11,8

Березово

72

7

10,3

Излучинск

169

16,5

10,2

Талинка

56

5,7

9,8

Советский

234

25

9,4

Равно и ниже среднеокружных значений




Таежный

22

2,5

8,8

Агириш

22

2,9

7,6

Пойковский

216

29,5

7,3

Андра

13

1,9

6,8

Новоаганск

66

10,1

6,5

Куминский

18

2,8

6,4

Мортка

20

3,7

5,4

Барсово

26

5,6

4,6

Федоровский

76

18,7

4,1

Коммунистический

11

2,7

4,1

Зеленоборск

9

2,4

3,8

Лянтор

135

36,8

3,7

Белый Яр

51

14,3

3,6

Луговой

5

1,9

2,6

Малиновский

8

5,3

1,5


Теперь сравним развитие индивидуальных предприятий в поселках и городах округа людностью более 1000 чел., которые не являются самостоятельными муниципальными образованиями (табл. 13). Уровень Нягани имеет
здесь Пионерский. Но и 14-15 предприятий на 1000 чел., характерные для Приобья, Игрима, Октябрьского (и Покачи, Радужного, Лангепаса), являются, по данным нашего экспедиционного обследования поселка Игрим, показателями высокой предпринимательской энергии населения. А вот показатель 10, характерный, например, для Березова (и Урая, Ханты-Мансийска) характеризует уже значимо более низкий уровень предприимчивости в местном сообществе. Закономерно, что внизу этого списка находятся бывшие ведомственные монопрофильные поселки Луговой, Мортка, Куминский и другие, в которых предпринимательская культура напрочь отсутствовала в советское время и теперь она возникает здесь позже других.
Важно отметить, что размер поселка не является самым важным фактором для появления такой культуры. Например, крупнейший по численности город Лянтор почти замыкает список, в то время как возглавляет его один из самых малых поселков Пионерский. Важнее, чем размер, факторы экономической истории, сложившейся хозяйственной структуры, отношения к предпринимательству органов местного самоуправления.
Где работать мне тогда, чем заниматься?
Специализация малых предприятий в разных городах Анализ всей базы данных индивидуальных предприятий округа одновременно в разрезе муниципальных образований и видов экономической деятельности, сформированной на основе сплошного обследования этих предприятий в 2006 г., позволяет сделать несколько заключений. Многие виды экономической деятельности индивидуальных предприятий сильно напоминают виды ремесел XIX - начала XX вв.: обработка металлов, производство инструментов, производство замков, петель, производство изделий из проволоки и др.
Наиболее экзотичные по видам деятельности индивидуальные предприятия расположены в крупных центрах, в которых находятся искушенные потребители. Например, в Ханты-Мансийске работает фирма - индивидуальное предприятие по производству деревянных украшений, шкатулок, футляров. Производство ювелирных изделий налажено в крупных рынках сбыта, к которым относятся окружная столица Ханты-Мансийск и нефтегорода Меги- он, Сургут, Нефтеюганск, Радужный, Когалым. Самой жизнью найден конкретный алгоритм постепенной реструктуризации прежде монопрофильных промышленных городов: на емком денежном спросе в них возникают индивидуальные и малые предприятия, предоставляющие широкий спектр высокооплачиваемых товаров и услуг. Непромышленные активы крупных ресурсных корпораций, например бывшие ведомственные столовые, передаются индивидуальным и малым предприятиям.
Индивидуальные предприятия, которые оказывают спектр сложных, интеллектуальных услуг по монтажу, ремонту, техобслуживанию различного
оборудования, инструмента, технических и бытовых приборов, тяготеют к крупным городским центрам, в которых одновременно есть кадры с технической, инженерной культурой и емкий рынок сбыта. Это Нефтеюганск, Сургут, Нижневартовск (Нефтеюганск по числу таких фирм возглавляет список).
Для индивидуальных предприятий городов-лидеров предпринимательского движения Нягани и Нижневартовска более характерно привлечение значительного числа наемных работников, чем для других муниципалитетов. Можно расценивать это как способность местного сообщества создавать небольшие производственные коллективы на неродственной, несемейной основе, что создает благоприятную среду для деятельности некрупного бизнеса.
Для оценки пространственной структуры (размещения) предпринимательской активности решено было отобрать для анализа те виды экономической деятельности, которые представлены индивидуальными фирмами во всех муниципалитетах. При этом решено было анализировать как виды деятельности, не требующие высокого профессионального образования, так и интеллектуальные виды деятельности, чтобы можно было сопоставить пространственную структуру первых и вторых. Для первой группы были отобраны фирмы, осуществляющие деятельность легкового такси, парикмахерские и салоны красоты, аренда недвижимого имущества. Во второй - услуги образования для взрослых, деятельность в области права, исследование конъюнктуры рынка, спектр видов деятельности, связанных с использованием информационных технологий.
В 2006 г. в округе было 602 индивидуальные фирмы, которые оказывали услуги такси, с общей занятостью 982 чел., т. е. средний размер фирмы составлял примерно 1,6 человека. Беспрецедентная четверть всех окружных фирм концентрировалась в городе Нягани, т. е. здесь фактически возник особый «сервисный» район, высококонкурентный и динамичный как с точки зрения развития качества услуг пассажирского такси, так и сопутствующих услуг. В создании такой критической концентрации индивидуальных фирм по услугам легкового такси сказались факторы выгодного транзитного транспортно-географического положения - между Ханты-Мансийском, Ураем, другими крупными городами запада округа, факторы агломерационного эффекта, когда с какого-то момента достижения критической плотности однотипных фирм возникает эффект снежного кома и факторы переноса знания, компетенции, квалификации начинают мощно работать на возникновение новых фирм как стартапов или спинофов (дочек). В более крупных городах, чем Нягань, - в Сургуте, Нижневартовске, Ханты-Мансийске, Нефтеюганске - средний размер фирмы, оказывающей услуги легкового такси, несколько больше.
В округе в 2006 г. были 541 индивидуальные фирмы, которые оказывали парикмахерские услуги с общей занятостью 1052 чел., т. е. средний размер фирмы составлял 1,9 чел. В отличие от ситуации с легковыми такси, здесь не
было высокой концентрации фирм в одном муниципалитете, каждый из тройки лидеров (Нижневартовск-Сургут-Нефтеюганск) концентрировал у себя не более 15 % общего числа фирм.
В округе в 2006 г. было 127 индивидуальных фирм, которые оказывали услуги по аренде недвижимого имущества, в них работало 460 чел., т. е. средний размер фирмы был 3,6 чел.. Около 40 % всех фирм размещалось в Нижневартовске и Сургуте. В Нижневартовске беспредецентное число работало по найму в этих фирмах (для города характерно значительное число работников ИП, привлекаемых по найму).
Такси, парикмахерские, аренда недвижимого имущества - услуги, которые не требуют высокой квалификации. В этой сфере в округе работали сотни индивидуальных фирм. Число фирм в сфере интеллектуального сервиса было существенно меньше, территориальная структура значительно более концентрированная, потому что в основном они были привязаны к крупным городам округа - Сургуту, Нижневартовску, Нефтеюганску. Разная природа интеллектуальных и обычных услуг приводит к разным закономерностям размещения фирм, которые их оказывают.
В подсектор интеллектуальных услуг, связанных с использованием информационных технологий, попадает шесть видов экономической деятельности. Здесь можно четко обособить менее и более интеллектуальный сервис. Фирмы в первом размещаются более рассредоточенно, присутствуют практически во всех муниципалитетах округа. С другой стороны, территориальная структура фирм интеллектуального сервиса более концентрированная, приурочена к крупным наукоемким (университетским) городским центрам округа. Действует правило: чем мощнее интеллектуальная природа оказываемых услуг, тем уже ареал размещения таких фирм - в пределе представлены только в двух-трех городских муниципалитетах округа.
Достаточно рутинной деятельностью по техническому обслуживанию и ремонту компьютеров и офисной техники занимались 40 фирм, 48 работников индивидуальных предприятий в 15 муниципальных образованиях округа. Территориальная структура этой деятельности была менее концентрированной, чем у других в подсекторе интеллектуальных услуг: в первых трех муниципалитетах было сосредоточено менее трети всех фирм. Обслуживание и ремонт компьютеров, офисной техники не связано с выполнением нестандартных решений на месте: если для техники требуется сложный ремонт, она может быть отправлена в более крупные центры округа или Тюменской области. Местные фирмы по техническому ремонту работают в этом случае как посредники по передаче «проблемного случая» дальше, в крупные сервисные центры.
С другой стороны, деятельность по использованию информационных технологий и вычислительной техники является менее рутинной, более ориенти
рованной на решение нестандартных задач. Неудивительно, что здесь половина из 113 фирм, размещенных в 19 муниципалитетах, концентрировалась в первой тройке городов - Сургут, Нижневартовск, Когалым.
Еще более сложными являются услуги по консультированию по аппаратным средствам вычислительной техники. В этом направлении работало 10 фирм в шести муниципалитетах, семь из них располагались в Нижневартовске, Лангепасе, Пыть-Яхе (видимо, в других крупных городах эти услуги в основном оказывали малые предприятия).
Еще большей квалификации требует оказание услуг по разработке программного обеспечения, баз данных, обработке данных. В разработке программного обеспечения в 2006 г. работало 37 индивидуальных фирм, при этом более половины из них (20) концентрировались в одном городе - Сургуте! На создании баз данных работали девять фирм, половина концентрировалась в Ко- галыме. Наконец, на обработке данных специализировались шесть фирм, четыре из которых размещались в Сургуте.
В подсектор интеллектуальных «гуманитарных» услуг попадают фирмы, занятые образованием взрослых, правовым консультированием и исследованием рынка. Их могут оказывать только высококвалифицированные кадры. Поэтому все фирмы этого профиля концентрировались в крупных университетских городах округа.
В сфере образования для взрослых в 2006 г. работали 24 индивидуальных предприятия, общей занятостью 44 чел. Почти две трети всех фирм были сконцентрированы в первой пятерке городов - Сургут, Ханты-Мансийск, Нефтеюганск, Нижневартовск, Когалым. В эпоху экономики знания число предпринимательских структур (в структурной оболочке как малых, так и индивидуальных предприятий), занятых повышением квалификации взрослых, должно быть больше.
Правовые услуги оказывали 55 индивидуальных предприятий. Для пространственного размещения индивидуальных фирм также была характерна высокая концентрация: в первой пятерке городов - Нижневартовск, Сургут, Урай, Нефтеюганск, Нягань - было сосредоточено более 55 % всех фирм, оказывающих правовые услуги.
Исследованием конъюнктуры рынка занимались 93 фирмы, в которых работали 137 чел. 60 % всех фирм располагалось в крупном нефтепромышленном центре Нефтеюганске и лесопромышленном центре Советский.
Города Сургут, Нижневартовск и Нефтеюганск концентрируют основную массу индивидуальных предприятий, оказывающих интеллектуальные услуги разного профиля. При этом Сургут замыкает списки муниципалитетов по предпринимательской активности, Нижневартовск является лидером в развитии малых предприятий, и только Нефтеюганск активен и в развитии индивидуальных и малых предприятий.

Высокий уровень предпринимательской активности муниципалитета еще не гарантирует развитие в нем интеллектуальных деловых услуг. Но и развитость интеллектуальных деловых услуг, например в Сургуте, далеко не всегда опирается на общую активную предпринимательскую атмосферу в муниципалитете. Здесь важны также факторы местного заказчика, предъявляющего спрос на такие услуги, высокой квалификации населения, местного университета с собственными интеллектуальными традициями и др. Город Нефтеюганск очень удачно, что бывает редко, сочетает как факторы высокой общей предпринимательской активности, так и высокой активности в развитии деловых услуг в индивидуальных предприятиях.
С другой стороны, Нягань, которая является лидером по предпринимательской активности среди муниципалитетов округа, обеспечивает свое лидерство за счет развития рутинного бизнеса - оказание стандартных услуг, например, легковых такси, парикмахерских и др.
Между Нефтеюганском и Няганью находится Нижневартовск, который сочетает высокий уровень активности малых предприятий, высокий уровень развития интеллектуальных деловых услуг, но характеризуется низкой активностью населения в создании индивидуальных предприятий.
Проблемы развития малого бизнеса Югры Многие проблемы развития предпринимательства в Ханты-Мансийском автономном округе-Югре типичны для всей России. Прежде всего это отсутствие предпринимательской культуры, даже еще сильнее - настороженное отношение к предпринимательству после десятилетий тотального обобществления и огосударствления всех видов экономической деятельности, всего имущественного комплекса страны. За два десятилетия первых робких попыток трудно радикально переломить это отношение в обществе и у многих представителей региональной и муниципальной власти к предпринимательству. Однако и в этих условиях некоторые регионы России смогли выйти на сильные позиции в развитии своего малого и среднего предпринимательства. Но в округе до недавнего времени не было острой потребности в этом, потому что бюджетные ресурсы позволяли генерировать и поддерживать рабочие места. Ресурс даже той предпринимательской энергии, которая есть в местной популяции людей, оказывался незадействованным.
Сильным ограничением в создании новых предприятий выступает недостаточный уровень профессиональных знаний, отсутствие навыков владения и управления бизнесом. В кризисные 1990-е гг. энергичные люди во многих российских регионах сумели приобрести эти новые знания: кто-то, используя приграничное положение региона, нашел опытного зарубежного партнера для создания нового бизнеса; кто-то сумел включиться в обучающие программы зарубежных и российских фондов (например, морозовский проект)
для начинающих предпринимателей; кто-то начал работать в зарубежной фирме, чтобы потом в результате обретенных бизнес-компетенций создать собственную.
Важный барьер для развития предпринимательства - это высокие затраты для входа малого предприятия на рынок. В этом процессе есть постоянные затраты, связанные с подготовкой и нотариальным заверением устава, учредительного договора, открытием расчетного счета, сборами за госрегистра- цию, постановкой на учет в органах госстатистики, санэпидем-, госпожнадзора, изготовлением печати, внесением уставного капитала. Есть и переменные затраты - приобретение оборудования, аренда помещений, найм персонала, которые зависят от конкретного вида деятельности предприятия и его местоположения.
В округе в 1990-е гг. не происходило масштабной реструктуризации производства, и потому такого массового обучения людей основам предпринимательства, как во многих регионах России в первой половине 1990-х гг., не было. Основная предпринимательская активность в 1991-1995 гг. проходила вокруг нефтяной отрасли, в которой создавались первоначально десятки новых малых и средних компаний. Однако данный процесс очень быстро вошел в корпоративное русло, когда все активы новых малых и средних нефтяных компаний были приобретены новыми российскими крупными вертикальноинтегрированными компаниями. В нефтяной отрасли округа назревшее и необходимое развитие малого добычного бизнеса со второй половины 1990-х гг. наталкивалось на недружественный характер федерального регламента.
Подлинно широкой «школы предпринимательства», как, например, в приграничной Магаданской области, где за десятилетие 1990-х гг. в российско- американском учебно-научном центре малого бизнеса были обучены сотни людей, здесь не возникло. Об этом свидетельствует, например, спектр деятельности окружной торгово-промышленной палаты, которая преимущественно сориентирована на бизнес-сообщество крупных, а не малых фирм. Проблемы и приоритеты взаимодействия местной власти с крупным добычным, газотранспортным бизнесом ослабили внимание власти, реально затормозили развитие малого предпринимательства. Сегодня дефицит квалифицированных кадров предпринимателей в округе является важнейшим препятствием к его развитию.
Другая проблема связана с доступом к производственным помещениям, земельным участкам, инженерной инфраструктуре (электросети, водоканал, газовые сети). И в крупных городах, и в муниципальных районах округа использование этих объектов нередко монополизировано крупными корпоративными и муниципальными структурами, которые не стремятся демократизировать доступ к ним для малых предпринимателей.

В округе не удалось пока создать современную систему консультационной поддержки предпринимателей, особенно в сельской местности. Сельские библиотеки не стали ресурсными центрами малого бизнеса и оказывают помощь предпринимателям по очень ограниченному перечню вопросов.
В перечне проблем развития малого бизнеса во многих регионах упоминают трудный доступ к финансовым ресурсам, особенно начинающим предпринимателям. В силу более высоких подушевых доходов населения в округе этот фактор не является решающим барьером в развитии малого бизнеса. Однако дальнейшая демократизация институтов микрофинансирования, сориентированных специально на начинающих предпринимателей, необходима и уже осуществляется. Эта демократизация должна проходить не только в направлении расширения перечня получателей этой помощи, но и в направлении ухода от государственных форм представления ресурсов бюджета к формам кредитных союзов и кооперативов, которые распределяют ресурсы самого предпринимательского сообщества. В мире программы такого рода называются «кредитами для бедных». Они характеризуются предоставлением сравнительно небольших сумм на небольшие сроки для начала бизнеса. 
<< | >>
Источник: Замятина Н.Ю. А.Н. Пилясов. Россия, которую мы обрели: исследуя пространство на микроуровне. 2013

Еще по теме Местный хозяин: в каких сообществах формируется малый бизнес?:

  1. Часть 1 Внутрь черного ящика регионального развития: местная власть, местная собственность, местное сообщество
  2. МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС В РОССИИ
  3. Единица - ноль, единица - вздор, но если в агломерацию сгрудились малые. Агломерационный эффект и малый бизнес
  4. 1.4. Мы: как культура местного сообщества взаимосвязана с системой власти и собственности
  5. Ядро институциональных исследований: власть, собственность, местное сообщество
  6. Пример 3: Охрана здоровья сан через защиту прав и работу с местным сообществом в Намибии
  7. Социальная ответственность бизнеса: прототипы представлений у представителей среднего и крупного бизнеса
  8. День первый.Малый Маяк-родник Талма.
  9. ФОРМИРУЮЩИЙ ЭТАП
  10. ФОРМИРУЮЩИЙ ЭТАП (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  11. О формирующей и коррекционной стратегиях
  12. Ельцин формирует правительство реформаторов
  13. Дар Хозяину холма
  14. ПОЯВЛЕНИЕ ХОЗЯИНА ХОЛМА
  15. Глава 2 КТО В ТЕЛЕ ХОЗЯИН? или УРОКИ САМОУПРАВСТВА