Новое вино в старые мехи: современный смысл агломерационного эффекта


Агломерационный эффект, преимущественно на качественном уровне, учитывался при размещении производительных сил СССР с послевоенного времени, т. е. с периода позднеиндустриальной концентрации промышленных предприятий в территориально-производственные комплексы и возникновения первых советских городских агломераций. Одним из первых специальную формулу, описывающую агломерационный эффект, ввел Э.Б. Алаев[264] (1965). Он определял агломерирование, как «процесс концентрирования (или стягивания), сопровождающийся территориальным расширением ядра концентрации (с возможным усложнением последнего), приводящий к появлению агломерации»[265]. Практически во всех работах советского времени, где
увязывались вопросы специализации и комплексного развития районов, промышленных узлов, рассматривались и вопросы агломерирования (Г.И. Гра- ник, А.И. Деменев, Ю.Г. Саушкин, А.И. Чистобаев, М.Д. Шарыгин и др.) [266].
Как правило, действие агломерационного эффекта увязывалось с количественным ростом (укрупнением) на основе увеличения мощности единичных отдельных агрегатов, установок, оборудования (интенсивный путь) или за счет увеличения числа установленных однотипных агрегатов (экстенсивный путь) промышленных предприятий. Действие агломерационного эффекта в народном хозяйстве связывалось с получением экономии на масштабе крупного промышленного предприятия или территориально-производственного комплекса.
Нередко экономические выгоды от этого эффекта монопольно присваивались советскими ведомствами, а его экологические и социальные издержки перекладывались на местное сообщество, региональные и центральные власти страны. Поэтому в последние советские десятилетия возникло понятие чрезмерной концентрации производства в некоторых старопромышленных районах как проблемы, с которой нужно бороться при планировании нового размещения производительных сил.
Никто не рассматривал тогда возможность получения возрастающей отдачи и агломерационного эффекта от взаимодействия малых предприятий друг с другом, от контрактации малых, средних и крупных предприятий. Агломерационный эффект в городах описывался всегда только в качественных категориях, а понимание механизмов его формирования было менее отчетливым. И здесь опять в последние советские годы было сформулировано представление о сверхконцентрации производительных сил в столичной агломерации как негативной проблеме, с которой нужно бороться инструментами территориального планирования.
Современные представления об агломерационном эффекте как факторе размещения производительных сил испытывают воздействие моделей новой экономической географии, в которых факторы размера рынка, возрастающей отдачи и позитивных экстерналий играют определяющую роль. Современное
понимание агломерационного эффекта стало существенно другим, чем в индустриальную эру.
Акцент сместился на изучение действия агломерационного эффекта в крупных городах, как сегодня признается, - основных источниках национального экономического роста. Городской агломерационный эффект все более рассматривается как фактор рождения нового знания, инновационных фирм, как аттрактор талантов.
Что касается производственного агломерационного эффекта, который проявляется в создании и развитии современных кластеров, то акцент теперь ставится на нематериальные, коммуникационные связи хозяйствующих субъектов, связи по знанию, по информации, возникающие в результате регулярного личного общения агентов экономики на локализованных площадках.
Есть и еще одно отличие в изучении агломерационного эффекта по сравнению с советским временем. Тогда постоянно возникал вопрос о пределах концентрации промышленных предприятий и пределах расползания городов, после которого издержки скученности начинают превышать выгоды от агломерирования. Современный подход к анализу агломерационного эффекта наших зарубежных коллег можно назвать более оптимистичным: нет естественных барьеров концентрации населения в крупных городах - Китай показывает примеры существования и 25-, и 50-миллионных агломераций.
Если производительность труда работника агломерации выше, чем на периферии, значит, экономическая правота у агломераций и нет никаких оснований тормозить их дальнейший рост, но нужно научиться преодолевать издержки скученности современными инструментами градостроительной, городской налоговой, земельной и транспортной политики.
Так и реалии последних 20 лет российских экономических реформ и пространственных трансформаций определили безусловную перспективность крупногородских пространственных форм организации производительных сил. Здесь развиваются деловые услуги широкого спектра, здесь возникают новые креативные индустрии, и возможно, крупные агломерационные центры станут основной нового государственно-территориального устройства России. Рядовая трудоемкая промышленность раннеиндустриальной эры уходит из современных российских агломераций в их хинтерланд, но здесь остается технологичная, интеллектуальная промышленность новой эпохи. Важно отметить, что по сравнению с другими странами с переходной экономикой - с Турцией, некоторыми странами Восточной Европы - скорость выклинивания столичной промышленности в России опережала ее вынос в пригороды. С другой стороны, в тех странах вынос промышленных предприятий за черту метрополий был очень распространен.
Неудивительно, что роль метрополитенских городов в объеме российского промышленного производства снижается, но их роль в ВВП страны постоян
но растет. И командная роль крупных городских агломераций в управлении российской промышленностью даже возрастает по сравнению с прошлым временем. Ведь все штаб-квартиры крупнейших российских компаний находятся именно здесь. Таким образом, происходит новое общественное и географическое разделение труда: физическое размещение многих активов промышленных предприятий индустриальной эры концентрируется в ближнем круге крупных городских агломераций, в малых и средних городах- спутниках; с другой стороны, финансовая и организационная власть, управление ими концентрируются в крупных городских агломерациях.
В новом размещении производительных сил огромную роль приобретают наличие и близость к крупным городским агломерациям—авиахабам. Как раньше портовые и речные города были командными пунктами, организующими российское пространство, так теперь эти функции начинают выполнять российские авиахабы как ключевые узлы его новой сетевой пространственной организации. И абсолютно неслучайно развернулась борьба за то, кому из региональных центров стать российским авиахабом, потому что этот статус реально сегодня означает власть в новом российском пространстве, более сильную, чем у центра федерального округа.
Если сравнивать оценку агломерационного эффекта советского и нового времени в целом, то можно увидеть в различиях подходов черты различных экономических эпох. В первом случае речь шла прежде всего о концентрации крупных промышленных предприятий в рамках территориально-производственных комплексов, которые обеспечивали экономию на размере. Во втором случае акцент ставится на крупные города, городские регионы как место получения агломерационного эффекта. Его участниками являются не только промышленные, но и сервисные, не только крупные, но малые и средние предприятия, он связывается не столько с количественным ростом размера единичного предприятия, но с ростом числа узлов в единой производственной сети. В первом случае речь идет о слитной производственной системе, во втором - о корпускулярной, с существенно большими возможностями входа и выхода участников. Именно поэтому здесь нет тех ограничений роста, которые возникают в первом случае. 
<< | >>
Источник: Замятина Н.Ю. А.Н. Пилясов. Россия, которую мы обрели: исследуя пространство на микроуровне. 2013

Еще по теме Новое вино в старые мехи: современный смысл агломерационного эффекта:

  1. Единица - ноль, единица - вздор, но если в агломерацию сгрудились малые. Агломерационный эффект и малый бизнес
  2. Новое место офисного помещения в современной организации
  3. РАЗДЕЛ 2. Случай разнонаправленного влияния эффекта замены и эффекта дохода
  4. Лекция 16. Эффект замены и эффект дохода
  5. А.А.Белик. Личность, культура, этнос: современная психологи-Б 66 ческая антропология /Смысл. — 555 с., 2001
  6. ГЛАВА ПЯТАЯ СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ
  7. И новые, и старые состояния
  8. Книга вторая СТАРЫЕ БОГИ, ИХ ХРАМЫ, ХОЗЯЙСТВО И ЖРЕЧЕСТВО
  9. НОВЫЕ ВАРИАЦИИ НА СТАРЫЕ ТЕМЫ
  10. § 180. Старые «боги» вообще
  11. § 10. «Старые» обязательства и «новая» денежная единица
  12. § 174. Старые «боги» и «богини» вообще