загрузка...

Обречены на инновации: жизнь на периферии как фактор изобретательства


Один из типов региональных инновационных систем[169] назван «периферийные индустриальные и аграрные острова-изоляты». Название кажется настолько противоречащим самой идее инновационного развития, что данный тип РИС требует отдельного рассмотрения.
Главное возражение против изучения инноваций на периферийных, в том числе северных периферийных, территориях упирается в сомнения по поводу самой целесообразности существования таких территорий: сколько было и возникает проектов типа «ликвидации неперспективных деревень», «сжатия интенсивно используемого пространства», отселения и т. д.! Некоторые столичные коллеги, слыша про инновационные процессы на Севере, брезгливо морщатся: неужели вы опять предлагаете заселять Север?
Для авторов этой книги вопрос стоит совершенно иначе: важно не размышлять о целесообразности заселения Севера, а улучшить качество жизни и эффективность работы тех, кто уже там. Именно для тех, кто реально живет,
трудится и планирует жить в условиях, которые из Москвы порой кажутся непригодными, жизненно необходимы инновационные процессы. Нововведения, для более комфортных регионов являющиеся улучшением, на Севере - не блажь, а фактор выживания. Поэтому именно здесь необходимы наиболее филигранные разработки по развитию местных инновационных систем как фактора выживания периферии.
Настоящий раздел - попытка обобщения черт периферийных РИС на основе анализа материалов шести стратегий по северным городам и районным муниципальным образованиям России, выполненным в последние годы в Совете по изучению производительных сил (города Муравленко, Губкин- ский, Ноябрьск Ямало-Ненецкого автономного округа; районы - Кондин- ский, Березовский Ханты-Мансийского автономного округа Югры и Эвенкийский муниципальный район Красноярского края).
Очевидно, что понимать периферийные территории сегодня исключительно в аспекте транспортной оторванности от центров страны уже абсолютно недостаточно. Нет, речь не идет о том, что транспортная изолированность уже перестала играть роль в формировании разлома «центральные-перифе- рийные территории страны». Но к прежней, назовем ее индустриальной, трактовке периферийности добавляются новые грани - в результате крупных теоретических достижений в области эндогенного экономического роста и новой экономической географии, а также современных реалий постиндустриальной трансформации и инновационного развития российской экономики.
Что имеется в виду? Одновременно с факторами физической, транспортной удаленности от центров возвышаются факторы коммуникационных барьеров (удаленности), отсутствия агломерационного эффекта, степень инновационной восприимчивости местного сообщества. Например, страны Северной Европы отдалены от ядра Европейского Союза, однако никто теперь не назовет их периферийными. Потому что коммуникационно, по активности инновационного процесса они абсолютно встроены в европейские исследовательские сети, в панъевропейскую инновационную инфраструктуру. В отдаленных территориях могут создаваться собственные центры, способные генерировать мощный агломерационный эффект. И опять, несмотря на их физическую отдаленность, их трудно назвать периферийными.
Современная российская, в том числе и северная, периферия находится в трудном процессе экономической реструктуризации, подчас деиндустриализации, смены прежней траектории развития, специализации и поиска нового равновесия. При этом, как правило, по сравнению с позднесоветским временем здесь снизилась численность населения и экономическая активность. Именно поэтому здесь жизненно необходимо использовать инструмент концепции региональной инновационной системы наиболее конструктивно: необходимо органично связать вызовы реструктуризации современной эконо
мики российской периферии с формированием здесь местных инновационных систем, развертыванием локального инновационного процесса. Таким образом, акцент нашего внимания сосредоточивается на взаимосвязях трех феноменов - периферийное экономико-географическое положение, экономическая (постиндустриальная) реструктуризация и местный инновационный процесс (где и как он идет).
Внутри периферийной инновационной системы четко обособляются две группы: городская и районная периферия. Поэтому сначала будут даны общие черты периферийных территорий с точки зрения особенностей формирования здесь инновационных систем и развертывания местного инновационного процесса, а затем характеристика каждой группы - с акцентом на их сравнительный анализ.
Периферия-город и периферия-район: сходства и различия. Важнейшей особенностью российской периферии с точки зрения инновационного процесса является существенно худший уровень образования местного населения по сравнению с центрами. По разным оценкам, доля людей с высшим образованием здесь примерно в полтора раза ниже, чем в российских центрах. При этом с уменьшением размера города доля образованных людей сокращается непропорционально значительнее. Например, если периферийный город меньше своего города-центра в десять раз, то доля образованных людей здесь меньше в 13-15 раз. Нехватка квалифицированных кадров является тормозом при развертывании любого нового проекта.
Другая особенность периферийных территорий связана с тем, что они выступают в большей степени получателем, а не генератором новой информации.
Суженный экономический профиль российской периферии очень трудно и медленно расширяется под влиянием вызовов инновационной модернизации российской экономики. И прежде всего диверсификация, как показывает наш опыт экспедиционных обследований, происходит не по структуре местного валового продукта, но по рабочим местам, по спектру видов экономической деятельности - генераторов рабочих мест. И прежде всего рост качественного разнообразия рабочих мест в старых и новых видах экономической деятельности происходит даже не в результате нахождения новых внешних рынков сбыта производимой здесь продукции, но в результате возрастания многообразия потребностей местного сообщества, на которые реагирует местный малый бизнес в новых нишах экономической деятельности.
Конечно, это происходит далеко не повсеместно, не всегда - а только в тех условиях, когда достаточно велик размер местного потребительского рынка, когда велики доходы работников базового промышленного сектора местной экономики, от денежного потенциала которых и растет местный слой пред
принимательства. Пока существенно реже и слабее потенциал роста от новых внешних рынков. И такое положение дел находится в полном соответствии с современной теорией эндогенного экономического роста, в которой акцент сделан именно на внутренний рынок, на внутренние факторы экономического роста и развития.

Пример. Глубинка в ожидании почтальона
Рассмотрим обмен почтовыми отправлениями небольшого города Губкинского, расположенного в центральной части ЯНАО, более чем в 200 км от ближайшего аэропорта (подробнее об этом городе см. в разделе 1.4.2.). По всем видам корреспонденции входящий поток оказывается существенно интенсивнее, чем исходящий (табл. 25).
Таблица 25.
Динамика развития отрасли связи города Губкинского

Показатель

Единица
измерения

2007

2008

2009

2010

2011

Входящий обмен:

штук

2056874

2298634

1638351

426234

500322

в т. ч. простые письма

- « -

1805988

2095092

1469475

263729

337841

заказная корреспонденция

- « -

212028

158920

132031

127198

125578

ценные письма и бандероли

- « -

13313

16654

13157

12164

12079

посылки

- « -

25545

27968

23688

23143

24824

Исходящий обмен:

штук

266964

202985

234440

268462

232806

в т. ч. простые письма

- « -
/>124720
111208

136825

178027

145633

заказная корреспонденция

- « -

132157

79785

85136

77651

72740

ценные письма и бандероли

- « -

5702

7101

7159

7012

8103

посылки

- « -

4385

4891

5320

5772

6330

Разница:

штук

1789910

2095649

1403911

157772

267516

в т. ч. простые письма

- « -

1681268

1983884

1332650

85702

192208

заказная корреспонденция

- « -

79871

79135

4695

49547

52838

ценные письма и бандероли

- « -

7611

9553

5998

5152

3976

посылки

- « -

21160

23077

18368

17371

18494


Эти внутренние (подчас неожиданные) факторы роста связаны с предпринимательским движением, с ролью конкретного предпринимателя- инноватора, который на свой страх и риск создает новое дело в результате творческой комбинаторики уже имеющихся, всем привычных ресурсов - в большей степени в секторе местных услуг, с существенно большими трудно
стями - в промышленном базовом секторе; с ролью местной власти как сетевого лидера-координатора, с переоткрытием социальной сферы не как затратной, а как подлинного ресурса местного развития, фактора устойчивого развития периферии. Например, культура в прошлой индустриальной эре воспринималась исключительно как расходная бюджетная статья, теперь - как совокупность общественных установок, институтов и организаций, формирующих повседневный образ жизни горожан и непосредственно влияющий на экономическое поведение, потребительские предпочтения, способность к эффективной коммуникации, самоорганизации - т. е. непосредственно связанной с местным инновационным процессом и успехом его укоренения в местном сообществе.
Периферия всегда находится в чьей-то орбите, поэтому понять инновационный процесс в ней нельзя, не поняв внешних влияний на нее - откуда и как они распространяются и как здесь преломляются. Но это не вся картина. Да, с одной стороны, индукция инноваций на периферию происходит преимущественно из центров. С другой стороны, периферия при благоприятных обстоятельствах способна стать изолированной платформой, автономной площадкой, на которой в результате процессов намеренного и случайного экспериментирования рождаются инновации. Это хорошо понимал, например, Н.И. Вавилов, который увязывал рождение новых сортов растений со случайным экспериментированием человеческих сообществ в изолированных горных долинах. Видимо, справедливо будет первый тип имитации инноваций центров или пространственных их перетоков из центров на периферию (диффузию инноваций) связать с городской периферией, а тип автономных, обособленных экспериментов - в большей степени с районной периферией.
Российская периферия, особенно северная, - это, как правило, ресурсные территории. И местные инновации очень часто обращены на борьбу с неизбежно падающей отдачей при длительной эксплуатации одного ресурса, одного месторождения. Однако способы этой борьбы в городской и районной периферии различаются. В городской периферии борьба идет прежде всего через развитие перерабатывающих производств, через внедрение новых технологий добычи, через приобщение малого и среднего бизнеса к истощенным природным активам. С другой стороны, в районной (сельской) периферии борьба идет в существенной степени через новые способы управления природопользованием, через внедрение новых норм и правил экономического поведения субъектов природопользования.
Городская периферия (концентрированная, точечная): производственные инновации в ответ на холод. В значительной степени инновационный процесс в городской периферии идет за счет диффузии инноваций из крупных городских центров. Однако в ходе наших экспедиционных интервью
с предпринимателями северной городской периферии мы встречали уникальные примеры российских «левшей», которые создавали собственные инновации, как правило, борясь с вызовом высоких издержек теплообеспечения производственных зданий и сооружений.
Пример. Муравленко: «самообогревающаяся пекарня»
Владелец одной из хлебопекарен города Муравленко Ямало-Ненецкого автономного округа внедрил новую схему теплоснабжения, которая позволила использовать производственное тепло (от хлебопекарной печи) для обогрева помещений пекарни[170]. Кроме того, предприниматель (в прошлом - сотрудник нефтедобывающего предприятия) разработал и внедрил в производственный процесс новую систему датчиков и автоматизированного оборудования (в т. ч. по смазке хлебопекарных форм, замесу и контролю состава теста, по нарезке и упаковке хлеба). Это позволило оптимизировать процесс по затратам и существенно сократить численность работников пекарни (рабочие руки в современных северных городах - не менее дорогой ресурс, чем тепловая энергия).
Однако симптоматичным было то, что никто из наших респондентов не хотел тиражировать свои решения для широкого использования другими предпринимателями, не был уверен в формальных институтах защиты своих прав как изобретателя или не имел возможности заниматься трудоемкими вопросами организации франчайзинга и т. д. В результате, в силу - по сути - слабой институциональной базы, инновационный процесс замыкался в рамках отдельного бизнеса, отдельного предприятия, не шел дальше в интересах местной экономики.

В большинстве случаев развитие инновационной системы в городской периферии идет не от отдельных предпринимателей, но оказывается тесно зависимым от градообразующего промышленного предприятия и/или базовой отрасли местной экономики. Большинство современных градообразующих предприятий находится в состоянии структурной трансформации (дробления, переподчинения, изменения профильной специализации, как крайний вариант - банкротства и ликвидации). Выжившие предприятия поневоле втягиваются в инновационные процессы: именно в северных периферийных районах выбор «выживать или внедрять инновации» становится определяющим для судьбы фирм и их работников.
Дело в том, что перед ресурсными предприятиями северной периферии стоят вызовы истощения природных активов и продления жизненного цикла месторождения за счет новых технологий и методов разведки и добычи (например, технологий повышения нефтеотдачи пластов, утилизации попутного нефтяного газа, переработки конденсатных фракций местных углеводородов). Нередко перед ними, абсолютно в духе теории эндогенного экономического роста, возникают новые задачи замещения ввоза в регион нефтепродуктов, лесопродукции собственным их производством на месте. Несмотря на их рациональность, эти задачи в позднесоветскую эпоху отраслей союзной специализации и единого народнохозяйственного комплекса СССР с безусловным приматом общегосударственных интересов над местными не возникали.
Одним из вариантов ответа на истощение природных ресурсов является уменьшение роли крупных ресурсных корпораций в развитии городской периферии в пользу малых и средних добычных и перерабатывающих компаний. Получается, что укрепление местного инновационного процесса будет одновременно связано и с укреплением институциональной оснастки (модификацией налоговой, правовой, таможенной нормативной базы на региональном и местном уровнях) в интересах малых и средних субъектов местной экономики.
Инновационный процесс в базовом, промышленном секторе городской периферии обладает значительной спецификой от города к городу. С другой стороны, для всех городов северной периферии императивным требованием является внедрение инновационных технологий и институтов теплоэнерго- эффективности и сбережения. Именно эти технологии расширяют окошко возможностей для местного бизнеса и бюджетной сферы, делают более комфортными условия проживания местных домохозяйств. Инновационный процесс в этом направлении обладает максимальной «всюдностью» и демократичностью, затрагивает фундаментальные основы жизнеобеспечения каждого физического и юридического лица. Как показывают наблюдения, успех достигается только при выходе за рамки чисто технологических решений, при
включении сил местного сообщества и всех основных структур местной экономики - крупного и малого бизнеса, некоммерческих организаций, структур гражданского общества. Состязательность и кооперативность, чувство сообщества, предприимчивость и новаторство, социальная укорененность - все эти грани должны быть включены для успеха инновационного процесса. Это не вопрос только экономии издержек, это не вопрос только технологический. Это вопрос ценностей, вопрос приоритетов и стимулов местного сообщества.
Именно поэтому - в силу комплексности данной проблемы - ее и нужно решать во всей предельной широте постановки: не как изолированную проблему реконструкции систем городского теплоснабжения, внедрения энергосберегающих технологий, установки приборов учета тепла, даже создания экономического механизма стимулирования энергоресурсосбережения, - но как интегральную проблему превращения одного за другим объектов городской периферии в демонстрационную зону энергоэффективности, как процесс постепенного и неуклонного внедрения объектов и технологий тепло- энергосбережения - от здания к зданию, от фирмы к фирме, от одного бюджетного учреждения к другому бюджетному учреждению.
Непосредственно примыкает к описанному инновационному направлению, также обладая значительной «повсеместностью» применения, экологизация местного развития. Как показали наши обследования периферийных городов, проекты экологизации включают создание местных малых производств по переработке вторичных ресурсов (проекты по выпуску картона из макулатуры, по выпуску тротуарной плитки с использованием переработанного полиэтилена и др.); внедрение экологически чистой упаковки и тары, развитие экологического сервиса (мониторинга, аудита, консалтинга) и др. Например, в городе Губкинском на базе инновационно-технологического центра «Старт» в 2012 г. открылось предприятие «Маленький химград». Оно планирует освоить выпуск биологически разлагаемых пакетов, займется переработкой отходов из полиэтилена.
В городской периферии обычно существуют естественные ограничения для развития малого и среднего бизнеса. Успешное градообразующее предприятие выкачивает креативные и предприимчивые человеческие ресурсы из местной малой экономики, и для предпринимательского сектора, в котором обычно в этом случае уровень заработной платы кратно ниже, их уже не остается. Другое, косвенное негативное влияние эффективного градообразующего предприятия на местный малый бизнес заключается в том, что оно неизбежно повышает цены на жилье (как в форме арендной платы, так и по стоимости продаваемых квартир). В результате жилье становится менее доступным для потенциальных энергичных и предприимчивых мигрантов, которые могли бы сюда приехать. Но с другой стороны, подушевые доходы работников успешного градообразующего предприятия обычно выше сложив
шихся средних по местной экономике и потому расширяют размер местного рынка, что создает условия для рождения и прихода новых малых предприятий.
Парадокс заключается в том, что лучшей предпосылкой для развития малого, в том числе инновационного, предпринимательства в городской периферии является ситуация, когда градообразующее предприятие не вполне успешно, но, тем не менее, остается жизнеспособным. В варианте абсолютной успешности оно способно задушить новое возникающее предпринимательство в базовом секторе и деловых услугах. В ситуации обрушения градообразующей фирмы местная экономика первоначально превращается в пустыню, которая лишь постепенно, после долгого времени обильного орошения, способна принести инновационные плоды.
Когда соотношение издержек и выгод от градообразующего предприятия для малого (инновационного) предпринимательства оказывается благоприятным, то процесс его формирования может идти очень быстро. Конструктивную роль здесь способен сыграть перенос компетенций от базового предприятия к другим видам местной экономической деятельности, прежде всего в сфере жизнеобеспечения, например, теплоэнергоэффективности - фирмы здесь нередко структурированы в оболочке малого и среднего бизнеса.
Благоприятным фактором для развития инновационного бизнеса в периферийных городах выступает реструктуризация всегда здесь обширной промышленной зоны. Здесь есть два принципиально разных подхода: краткосрочный означает бессистемную и хаотичную продажу участков торговому, строительному, гаражному бизнесу, ремонтному сервису и др.; стратегический подход предусматривает радикальную трансформацию функций промышленной зоны преимущественно в интересах местной инновационной системы и инновационного бизнеса, т. е. укрепление местного инновационного процесса за счет льготной аренды или продажи участков (земель и материальных активов) промышленной зоны малым и средним предприятиям.
Пример. Во что превращаются промзоны?
Перестройка промышленных объектов под лофты и выставки, а промзон в целом - под парки, центры отдыха и деловые районы встречается в России все чаще. За рубежом такого рода проекты и вовсе уже переполняют учебники. В бывшие шахты Рура водят экскурсии, там проводят банкеты, в старых доменных печах устраивают бассейны для дайвингистов. Нефтяные платформы переоборудуют под экзотические отели (Мексиканский залив). Район лондонских доков преобразован в деловой квартал еще в 1970-1980-е гг. В Москве успешно реализуются арт-проекты «Винзавод», «Фабрика», «Стрелка» (на месте фабрики «Красный октябрь» в самом центре Москвы) и др.

Московские проекты удачны - тем более что московские промзоны расположены прямо в теле Москвы, и их вживление в социальную ткань города относительно просто.
Однако не стоит видеть в этом процессе панацею в решении проблем мо- нопрофильных городов. Преобразованная промзона может улучшить городскую среду - но далеко не всегда она может изменить специализацию города.
Бывшее здание завода может быть использовано под новый вид деятельности. Во многих российских городах так и происходит: в пустующих заводских корпусах размещаются рынки, магазины и малые фирмы. В наиболее «креативных» случаях - галереи.
Администрация города может способствовать тому, чтобы новые резиденты промзоны вносили вклад в ее облагораживание: обустройство подъездных путей, озеленение прилегающей территории (что особенно важно, если сразу за забором промзоны начинаются жилые кварталы) и т. п.
Промзона может быть преобразована в креативный квартал, который нужен как раз для вполне успешных городов, в которых, помимо «отмершей» части промышленности, продолжают развиваться и другие виды экономической активности. Преобразованная промзона нужна здесь для увеличения привлекательности среды - но не для изменения специализации. Ее функция вторична: разнообразить городскую среду, обеспечить, расширить возможности для интересного, оригинального досуга. Классический пример: размещение в промзонах небольших досуговых объектов вроде скалодромов (например, в Зеленограде), спортзалов и легкоатлетических манежей, зон для экстремальных видов спорта и т. п.
Благодаря частичному или полному перепрофилированию промзоны без смены специализации города повышается конкурентоспособность города в своей основной отрасли специализации: квалифицированный специалист может быть привлечен на работу в город с хорошей досуговой инфраструктурой. Именно привлекательность среды для потенциальных мигрантов положена Р. Флоридой в основу оценки креативного капитала города. Но и в России выпускники нефтегазовых вузов, обсуждая на интернет-форуме перспективы трудоустройства в разных ямальских городах, интересуются не только уровнем зарплаты, но и тем, где интереснее городская среда, больше возможностей для развития детей.
Таким образом, это вариант для успешных моногородов, ориентированный на закрепление их позиций за счет повышения разнообразия и привлекательности среды. Это некоторые сырьевые города, в которых порой в центре города остаются «отработанные» промышленные площадки. Это и наукограды, и «закрытые» города, где высокообразованный и заведомо креативный житель легко оценит самые современные художественные проекты (в таких городах нередко продолжает активную работу головной исследовательский
институт при относительном запустении ряда побочных производств и экспериментальных площадок). Для большинства старинных малых уральских городов-заводов замечательным объектом для досуговой зоны мог бы стать заводской пруд - на удивление мало используемый и в большинстве случаев очень красивый элемент городского ландшафта.
Преобразованные промзоны успешных городов - потенциальные места досуга местного населения - имеют общие черты. Во-первых, это районы для отдыха (с точками питания, пространствами для общения, в идеале - «зелеными» уголками, зонами для развлечения детей), а не просто место размещения «креативных» объектов. Во-вторых, они легко доступны из остальных районов города (напомним, что в ходе реконструкции района лондонских доков туда пришлось протянуть новую ветку метро).
Возможен и иной, не связанный с досугом и искусством путь использования промзоны в качестве площадки для дополнительного (наряду с базовой специализацией города) вида деятельности. В качестве примера можно привести проект «Теплый Север» для северного малого города[171]. На Севере тепло ассоциируется, помимо комфорта, с огромной статьей расходов на отопление. Проект подразумевает ребрендинг нефтяного ямальского города, направленный на превращение его в город «теплых технологий». Расположенные в промзоне фирмы (старые и новые) получают налоговые льготы в случае, если применяют в своих помещениях инновационные энерго- и теплосберегающие технологии. Наибольшие льготы для тех, кто не только применяет, но и разрабатывает новые энергосберегающие технологии, производит такие материалы и оборудование. На свободные площадки привлекается малый бизнес - на тех же условиях теплосберегающего «бизнес-инкубатора». Со временем промзона становится площадкой для демонстрации энергосберегающих технологий: базой проведения профильных конференций, курсов - город начинает получать потребителей «извне». В результате, наряду с традиционной, возникает новая отрасль специализации.
Наконец, третий путь: преобразованная промзона становится местом роста новой специализации города. Здесь главная сложность связана с необходимостью филигранного, точечного выбора потенциального потребителя извне. Здесь, в свою очередь, возможны два пути.
Наиболее очевидный - создание на месте промышленной площадки уникальной развлекательной зоны. Это может быть специфический аналог Диснейленда в постметаллургическом экстерьере. Возможен «Парк индустриального периода» с разнообразным набором предлагаемых интерактивных
образовательных и развлекательных услуг. Нечто подобное давно задумано, но никак не осуществится из-за неспособности найти инвестора на старом демидовском заводе в Нижнем Тагиле. А вот для некоторых малых металлургических городов такой проект мог бы стать судьбоносным.
Не стоит думать, что на тему металлургического прошлого возможны только экскурсии. В старинном металлургическом Шеффилде, например, девочкам предлагают выстирать тряпку в настоящем корыте на настоящей бабушкиной стиральной доске. Мальчики и мужчины могут примериться к кузнечным клещам, мехам и прочему «железу». Вариантов видов деятельности может быть множество: от экстремальных видов спорта до современных образовательных программ по техническим дисциплинам или, например, фотоделу.
Что касается судьбы города, то тут важно следующее: развлекательный парк, конечно, создаст рабочие места - но это будут места для обслуживающего персонала: это сервисное, а не «креативное» будущее. Для периферийных северных городов «креативные» варианты преобразования промзон, как правило, непригодны. Здесь актуально перепрофилирование зданий и площадей промзон (обычно прилегающих к жилой застройке) под предприятия малого бизнеса различной специализации (в том числе и досугово-развлекательной, и культурной).

периферии позволяет понять реальные возможности, а следовательно, роль муниципальной власти в строительстве местной инновационной системы. Сейчас еще трудно (слишком рано) сопоставлять российскую городскую периферию по всему перечню элементов местной инновационной системы. Однако сравнить периферийные городские муниципалитеты по отдельным элементам, например развитости предпринимательского сектора, уже вполне можно (см. раздел 1.4.2.). Местная власть своими последовательными, настойчивыми усилиями может реально изменить ситуацию - как по объемам поддержки предпринимательского сектора, так и по результатным показателями самой его развитости в городской экономике.
Для лучших муниципальных образований городской периферии характерна развитая система поддержки инновационных предприятий грантами, микрозаймами, налоговыми льготами; дружественная к предпринимательству муниципальная нормативная правовая база; систематическое изучение и внедрение лучшего российского и международного опыта поддержки инновационных предприятий.
Еще одно важное направление, в котором власти компактной городской периферии способны обеспечить позитивный перелом для развития инновационного процесса, - коммуникационная политика, формирование системы площадок активной коммуникации представителей разных слоев местного сообщества, которые никогда не встречаются друг с другом профессионально. Именно местная власть способна обеспечить их творческое взаимодействие друг с другом во имя рождения новых бизнесов на новых направлениях экономического развития.
Например, нефтегазодобывающие компании города Губкинского ежегодно проводят научно-технические конференции в закрытом режиме, без приглашения представителей городского сообщества. Их закрытость является безусловным тормозом для интенсификации инновационного развития в городской экономике. Для изменения ситуации необходимо проведение общегородских конференций (в дополнение к корпоративным) по вопросам инновационного развития, новых технологий (в первую очередь - энергосберегающих), предпринимательства в условиях Севера и др., с участием молодежи из нефтегазодобывающих компаний. Особую роль может сыграть привлечение к участию в конференциях представителей городского малого бизнеса.
Районная периферия (разреженная, дисперсная). Важнейший параметр, по которому районная периферия отличается от городской, состоит в ее обширной площади и, следовательно, меньшей плотности экономической активности и проживания людей. Поэтому здесь слабо работает агломерационный эффект, редко проявляется эффект экономии на масштабе операций.

Неудивительно, что подушевой ВРП, уровень общей и особенно молодежной безработицы здесь, как правило, выше, чем в городской периферии. Именно поэтому здесь значительно больше роль неявного, неформализованного знания местных жителей, самобытных одиночек-изобретателей, творческих «левшей». Например, геологи всегда использовали традиционное знание коренных народов Севера при организации поисковых работ.
Многие местные новшества рождаются здесь не от плотной коммуникации талантов на локализованных площадках (как в городах), но от сосредоточенной изолированной работы самобытных одиночек. Интересно, что это полностью соответствует описанным Ю. Лотманом двум моделям коммуникации.
Первая, внешняя, когда сообщение приходит извне, в виде цепочек знаков. Вторая, внутренняя (автокоммуникация), когда исходное сообщение трансформируется в результате перекодировки (на входе текст в одной кодировке, на выходе уже в другой)[172]. Тему двух моделей коммуникации, двух типов увеличения информации Ю. Лотман развивает во многих своих работах. Для городской периферии более типичен случай увеличения информации в результате ее получения извне. С другой стороны, для районной периферии в силу ее площадной, островной изолированности от центров более характерно самовозрастание информации, когда извне получена лишь определенная (малая) ее часть, которая играет роль возбудителя, вызывающего возрастание информации внутри ее получателя в разреженной, дисперсной периферии[173].
Неудивительно, что ввиду отмеченных особенностей коммуникации, накопления информации и протекания инновационного процесса одни и те же институты и инструменты инновационной системы городской и районной периферии имеют абсолютно разную природу. В городской модели парк является локализованной площадкой активного общения и обмена знанием креативных людей. В районной периферии парк является обособленной площадкой для автономных экспериментов, для изолированного творческого процесса, для выработки новых институтов, регламентов, норм и правил управления природопользованием (например, институт модельных лесов).
В городской периферии культурное разнообразие, интеллектуальное разномыслие является важным фактором успешного инновационного процесса. В районной периферии, в силу существенно большей сцепленности расселения с ландшафтами, природное разнообразие является благоприятной предпо
сылкой для творчества, для инновационного процесса. Разнообразие ландшафтов означает разнообразие материальной и духовной культуры, этническое разнообразие, что, как считают современные теоретики инновационного процесса, помогает креативности.
Важнейшим направлением инновационного процесса в районной периферии является управление обширными пространствами и природными ресурсами в общественной собственности. Последнее в традиционных формулировках советского времени можно назвать совершенствованием управления природопользованием.
Современные процедуры природопользования чрезмерно централизованы и бюрократизированы, в них присутствует сильный монополизм государственных регулирующих структур и тесно примыкающих к ним научных структур, а местные жители абсолютно отчуждены от процедур принятия решений по вопросам распределения биологических ресурсов той территории, на которой они живут веками. Необходимо передать вниз многие государственные полномочия в сфере управления биологическими природными ресурсами (подробнее см. раздел 1.3.3.).
Децентрализация государственных полномочий и их исполнение в тесном партнерстве государственных служб и местных сообществ позволит осовременить знание и данные о современном состоянии биологических ресурсов района, организовать новые землеустроительные, геоботанические и другие работы. Природные ресурсы впервые станут не просто источником существования местных жителей, но, что еще важнее, объектом их контроля и наблюдения от лица государства. У обширных пространств районной периферии появится близкий и реальный хозяин.
Совершенствование управления природопользованием в районной периферии связано с упорядочением землепользования по режимам и формам использования земель: увеличением доли природоохранных территорий разных режимов, обособлением рекреационных зон, выделением учебных агро- промысловых зон (парков) как земель, принадлежащих местным образовательным структурам для проведения опытно-экспериментальных работ по организации лесных питомников, лесоводству, рыборазведению, селекции растений и др.
Во всех ресурсных отраслях действует закон падающей отдачи. Так вот, инновации в управлении природопользованием (ресурсном менеджменте) как раз и нацелены на трансформацию падающей отдачи в возрастающую. «Умное» управление в природопользовании нацелено продлить, увеличить жизненный цикл эксплуатации месторождения, используя для этого специфичные, апробированные на месте институты со-управления, квот развития, финансовых доверительных фондов и другие институциональные и оргструк- турные инновации.

Для районной, как и для городской периферии, огромное значение имеет инновационный процесс в сфере теплоэнергообеспечения. Дело в том, что он ощутимо раздвигает границы возможного для размещения новых фирм и для устойчивой работы бюджетных учреждений, значимо повышает комфортность жизни всех домохозяйств. Примеры системной работы в этом направлении в российской районной периферии крайне немногочисленны (например, в Эвенкийском муниципальном образовании). Однако эффект для местной экономики даже от краткосрочных системных усилий здесь исключительно велик.
Развитие инновационного процесса в районной периферии связано с укреплением роли местных образовательных структур. Их разрастание вглубь означает развертывание непрерывного обучения представителей местного сообщества по восходящей линии «детский сад-школа-колледж / профессиональное училище», формирование многочисленных образовательных ассоциаций из сетей местных образовательных учреждений и их партнеров, также и между местными и внешними образовательными структурами и партнерами (во имя более эффективного выполнения школами и колледжами функции обучения и переобучения). Вширь - означает выход образовательного учреждения районной периферии за свои привычные границы, включение в свои активы местных спортивных комплексов, крупных земельных участков, фондов бывших промышленных и сервисных предприятий. Вширь - означает выход образовательных учреждений в промышленную деятельность, с приданием этой деятельности экспериментального, пилотного характера, с созданием на своей базе венчурных малых предприятий-дочек.
Инновационный процесс в районной периферии связан с превращением местных образовательных структур всех уровней в градообразующие для своих сел и поселков. Роль, которую раньше выполняли рыболовецкие артели, потом колхозы, совхозы, рыбокомбинаты, линейно-производственные участки для своего сообщества в содержании социальной сферы, создании специфичных механизмов местной социальной защиты, становится функцией местных структур обучения (школы, колледжи, центры и другие образовательные организации).
По многим объективным причинам районной периферии придется решать свои кадровые проблемы за счет самообеспечения - подготовки молодых специалистов из самих жителей района. И это тоже увеличит нагрузку и экономическую роль местных образовательных структур.
Современное профессиональное образование районной периферии механически следует федеральному стандарту, по-городскому узкоспециализировано по перечню предусмотренных специальностей. Но для районной периферии требуются комплексные специалисты, которые объединяют в себе гуманитарные, ресурсные, инженерные знания и умения (от акушерки до
юриста). Нередко такую комплексность проще обеспечить в рамках не одной, а нескольких малых структур среднего профессионального образования, рас- средоточенно размещенных в пространствах районной периферии - каждая из которых ориентирована на свой профиль специализации, исходя из особенностей ресурсов и ландшафтов, но с общей тенденцией к подготовке комплексных специалистов, необходимых для инновационной системы районной периферии.
Пример. Образование для районов-островов[174]
Островная атмосфера жизни Березовского района Ханты-Мансийского автономного округа - Югры непосредственно связана с теми компетенциями, которые получают развитие в местном сообществе. Их сущностными особенностями являются вынужденная универсальность навыков местных специалистов, преобладающий нетехнический (гуманитарный и ресурсноэкологический) характер этих навыков.
В малой районной экономике с ограниченным предложением на местном рынке труда востребованы специалисты универсальных компетенций, обладающие не узкоспециализированным знанием, но комплексом, сочетанием взаимосвязанных «смежных» знаний и умений: например, в строительстве это универсальные электрики, монтеры, сварщики, мастера общестроительных работ (одновременно каменщик, печник, бетонщик, стропальщик, арматурщик), мастер отделочных строительных работ (маляр, облицовщик- плиточник, облицовщик-мозаичник, штукатур, облицовщик синтетическими материалами и др.); в здравоохранении это означает интеграцию медицинских служб, в городах обычно обособленных - например, одновременно терапевт и педиатр, семейный врач общей практики вместо узких специалистов; в образовании это не узкий «предметник», а учитель, способный одновременно вести несколько курсов (химия и биология, история и география, математика и физика и т. д.). Такие универсальные компетенции (а ля Робинзон Крузо или Дерсу Узала) исторически были присущи народам Севера, которые и теперь, например, обладают комплексными навыками владения топором. Идея же еще позднесоветского времени привить коренным народам новые для них технические, инженерные, узкоспециализированные компетенции реализуется очень трудно.
И у жителей Березовского района в целом пока больше развиты гуманитарные и природно-ресурсные компетенции, чем технические. Структура дополнительного образования тоже развивается в этом направлении (рис. 18). Только в Игриме, газотранспортных трассовых поселках технический, инже
нерный профиль выбирают около 40 % общего числа обучающихся в кружках. В национальных селах Сосьва, Саранпауль больше всего школьников дополнительно обучается в кружках гуманитарного (художественного, эстетического направлений, изостудиях и др.) профиля, эколого-биологических (ресурсоведческих) и краеведческих.

а              В              I              i
?              в              ?              !
Я
amp;
м


Рисунок 18. Различия в структуре дополнительного образования между газотранспортными (Игрим, Хулимсунт) и национальными поселениями (Саранпауль, Сосьва)
Укрепление технических компетенций проходит в последние годы по линии профессиональной подготовки старшеклассников школ и студентов колледжа по специальностям автослесаря, в весьма малой степени - оператора ЭВМ. В 2005 г. на базе колледжа открыта линия технической диагностики автомобилей. Однако в общем перечне обучающихся доля таких студентов в лучшем случае не больше трети[175] (рис. 19).

Рисунок 19. Ранги популярности перечня специальностей профессиональной подготовки старшеклассников Березовского района
Рисунок 19. Ранги популярности перечня специальностей профессиональной подготовки старшеклассников Березовского района





вится, наряду с малыми размерами местного рынка, важнейшим тормозом для формирования новых малых и средних предприятий.
Надежды на развитие городской и сельской периферии в результате процессов аутсорсинга и выноса подразделений промышленных и сервисных предприятий из крупных городских ареалов не вполне оправданны ввиду несущественного преимущества по трудовым издержкам, которое перекрывается транспортной недоступностью значительных ареалов российской периферии. Малый размер городской и сельской периферии существенно ограничивает создание здесь новых интеллектуальных институтов в виде научноисследовательских центров, лабораторий, университетов и центров переобучения.
Местные ресурсные градообразующие предприятия, которые в индустриальную эпоху были флагманами развития городской, нередко и районной периферии, в современную эру сталкиваются с возрастающими трудностями ввиду истощения многих природных активов и необходимостью сокращения кадров в результате внедрения инновационных технологий для повышения производительности труда, для сохранения глобальной конкурентоспособности.
Несмотря на отмеченные ограничения, городская и районная периферия России способна и будет формировать местные инновационные системы - исходя из имеющихся местных возможностей и вызовов. В городском типе приоритетны инновационная модернизация градообразующих индустриальных ресурсных предприятий, внедрение технологий и компетенций тепло- энергоэффективности в местное сообщество, развитие предпринимательства в секторе промышленности и бизнес-услуг, создание новых коммуникационных площадок для активного взаимодействия носителей разного знания из местного сообщества.
В районном типе исключительно важны местные инновации в управлении природопользованием, внедрение новых технологий теплоэнергосбережения и модернизация местных образовательных институтов, прежде всего среднего профессионального образования.
И для городской, и для районной периферии прогнозное развитие и формирование местных инновационных систем будет происходить в условиях сокращения общей численности населения и общей занятости. К этой реальности должны адаптироваться новые решения в сфере инфраструктурного обеспечения этих территорий и их сервисное обустройство (доставка социальных, бытовых, личных услуг)[176].

Образование и найм квалифицированных кадров является ядром любой стратегии, нацеленной на создание инновационной системы в городской и районной периферии России. Не будучи в состоянии переломить тренд к оттоку молодых квалифицированных кадров отсюда, нужно прилагать усилия к повышению привлекательности этих территорий для возвращения местных талантов после учебы и притока новых. Речь идет о создании муниципального фонда жилья для приехавших молодых талантов; предоставлении целевых стипендий от местных градообразующих предприятий для талантливых выпускников школ с обязательным условием их возвращения и отработки на родине нескольких лет после окончания столичных вузов; льготах по местным (муниципальным и региональным) налогам для малого бизнеса, созданного выпускниками столичных вузов в городской и районной периферии, и других мерах. Существенный потенциал для развития местной инновационной системы имеют и специальные льготные меры государственного регулирования транспортных тарифов для повышения мобильности местных жителей, для ускоренного развития здесь средств высокоскоростной и беспроводной Интернет-связи. 
<< | >>
Источник: Замятина Н.Ю. А.Н. Пилясов. Россия, которую мы обрели: исследуя пространство на микроуровне. 2013

Еще по теме Обречены на инновации: жизнь на периферии как фактор изобретательства:

  1. ИННОВАЦИИ КАК ОДИН ИЗ ФАКТОРОВ РЕФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ Браницкая И.Н.
  2. БЕЛОРУССКАЯ КУКЛА КАК ИННОВАЦИЯ И ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ А.В. Калашникова, В.Е. Жидович
  3. Часть II Как подготовиться к стратегическим инновациям
  4. ИННОВАЦИИ КАК СПОСОБ КАЧЕСТВЕННОГО ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ Сысоева И.М.
  5. Судьба как жизнь
  6. 6.2. Бытие как жизнь
  7. Центр и периферия
  8. Раздел III ПЕРИФЕРИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ СИСТЕМЫ
  9. Жизнь, как предельное понятие
  10. Северная периферия
  11. § 43 «Жизнь» и «история» как конечные цели по-новому осмысленной феноменологии
  12. 3.4. Коммуникативность как фактор социализации
  13. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ
  14. СВЕТ КАК ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР