загрузка...

Принцип Анны Карениной: для диверсификации монопрофильных городов должны совпасть ЭГП, модель власти и территориальная идентичность


Условия семейного счастья по Л. Толстому известны: счастливый брак подразумевает совпадение множества «переменных»; именно поэтому «все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему»: в каждом случае несчастья «выпадает» что-то свое. В современном браке это может быть взгляд на гендерные роли, финансы, воспитание детей, благосклонное отношение со стороны родственников и иного социального окружения и т. д.
Тот же принцип применим и к местному развитию. Диверсификация «несчастных» монопрофильных городов (решение социально-экономических проблем которых является одним из наиболее сложных блоков региональной проблематики современной России[74]) также не достигается каким-то одним радикальным способом. Особенно важно, что она не зависит напрямую от финансовых ресурсов: иной раз «плачут» и бедные, и богатые. Для «счастли
вой» диверсификации города в первую очередь должны быть хорошо «притерты» друг к другу все элементы местной системы «власть - собственность (активы) - сообщество» - этого «черного ящика» регионального развития. «На входе» в него необходимо учитывать экономико-географическое положение, понятое в современных условиях расширительно, с учетом институциональных факторов. На выходе получаем креативность местного сообщества, его способность создавать и усваивать инновации, быть «обучаемым сообществом» - это важнейший ресурс современного экономического развития на местном уровне вне зависимости от специализации (см. рис. 1).
Рисунок 1. Схема взаимовлияния факторов социально-экономического развития города
Рисунок 1. Схема взаимовлияния факторов социально-экономического развития города


Сложность взаимосвязей названных элементов удобно проиллюстрировать на примере сравнительного анализа социально-экономического развития двух соседних монопрофильных городов. На первый взгляд, это «близнецы- братья»: оба расположены в южной части Ямало-Ненецкого округа, у обоих примерно одинаковый возраст - время основания (соответственно, 1984 и 1986), специализация (нефтегазодобыча), население (25 тыс. и 33 тыс. чел. на 1 января 2012 г.). В городах сопоставимы доходы муниципального бюджета (3,9 млрд руб. и 3,3 млрд руб. в 2011 г.), в основном обеспечиваемые за счет поступлений из бюджета ЯНАО: таким образом, ни один из двух городов никак не может считаться бедным. В обоих городах в последнее десятилетие
падали объемы добычи нефти у градообразующего предприятия (в связи с постепенным истощением месторождений).
Разным оказался только результат: в одном городе существенно лучше, чем в другом, развит малый бизнес, появляются новые производства, лучше обеспеченность населения социально-бытовыми услугами, в целом комфортнее условия жизни (см. рис. 2-4). Местное малое предприятие г. Губкинского ООО «Кирилл» - крупнейший в округе производитель молочной продукции.

alt="Пейзаж отражает атмосферу города. Муравленко: город-колония «Сибнефти» " />
Пейзаж отражает атмосферу города. Муравленко: город-колония «Сибнефти» (в настоящее время активы перешли к ОАО «Газпромнефть»)


Губкинский: локальный центр, «маленькая Финляндия», город с максимальным в ЯНАО уровнем развития малого бизнеса
Губкинский: локальный центр, «маленькая Финляндия», город с максимальным в ЯНАО уровнем развития малого бизнеса




Предпринимательство Губкинского встало на ноги практически в самом начале развилки траекторий социально-экономического развития городов, и уже на ранних этапах развития получило институциональное оформление (Совет предпринимателей Губкинского был создан в 1994 г.[75]). В Муравленко развитие предпринимательства получило прочную институциональную основу значительно позже, только в 2002 г.[76]. Первый бизнес-инкубатор был создан в Муравленко в 2011 г.; в 2012 г. в Губкинском открыт третий бизнес- инкубатор - производственный бизнес-инкубатор «Старт» (первый - офисный бизнес-инкубатор «Бизнес-центр» - был открыт в 2003 г., второй - бизнес-инкубатор «Дом быта» - в 2007).
Предпринимательство является одним из важнейших генераторов событий в жизни Губкинского - в отличие от Муравленко, где большинство информационных поводов связано с социальной сферой и криминальными событиями (см. раздел 1.4.3.).
Конечно, высокий уровень развития малого бизнеса - крайне чувствительного к местным институциональным условиям - не был достигнут сам по себе. В Губкинском малый бизнес получает беспрецедентную для Ямало-Ненецкого округа поддержку администрации (см. рис. 5).
Казалось бы, все просто: где поддерживают малый бизнес, там он и разви- вается[77]. Важно, однако, посмотреть глубже. Почему при сопоставимых размерах бюджета, при одинаковых природных и экономических условиях в одном городе поддержка малого бизнеса радикально сильнее? Почему в Губ-
кинском она дает результат? Почему крупнейший на Ямале молокозавод не возник в Муравленко? Почему, наконец - и это самый главный вопрос - развитие малого бизнеса сочетается в Губкинском с целым рядом других особенностей местной системы власти, собственности, развития сообщества: с волонтерским движением, щедрым финансированием сферы культуры, относительно более позитивным настроем молодежи, более демократичной системой власти?
Губкинский Муравленко Ноябрьск Новый Салехард Лабытнанги
Губкинский Муравленко Ноябрьск Новый Салехард Лабытнанги
Уренгой


I I Расходы на развитие и поддержку малого и среднего предпринимательства, тыс, руб, (левая шкала)
I I Расходы на развитие и поддержку малого и среднего предпринимательства в расчете на одно малое и среднее предприятие муниципального образования, руб, (левая шкала)
й. Расходы на развитие и поддержку малого и среднего предпринимательства в расчете на одного жителя муниципального образования, руб, (правая шкала)
Рисунок 5. Расходы на поддержку малого бизнеса в городах ЯНАО.
Поиски ответов на вопрос в отечественной географической традиции принято начинать с анализа экономико-географического положения городов. Оказывается, и в нашем случае ЭГП оказывается ключом к ответу - при условии пересмотра понятия ЭГП с учетом современных реалий.

Ледовый городок диверсифицирующегося города: Губкинский, декабрь 2012 г.
Ледовый городок диверсифицирующегося города: Губкинский, декабрь 2012 г.





Дистанция огромного институционального размера?
Исходным фактором-генератором различий стало географическое расположение относительно субрегионального центра - города Ноябрьска (109 тыс. жителей). Муравленко удален на 120 км (или 2 часа дороги), Губкинский - примерно на 240 км (3,5 часа дороги[78]). Такая, казалось бы, небольшая разница в географическом положении вылилась в различие институциональных условий: Муравленко стал институциональной периферией, а Губкинский - субцентром.
Здесь необходимо оговорить расширение традиционной трактовки экономико-географического положения. Традиционно при анализе ЭГП учитывалось положение города относительно источников сырья и энергии, путей сообщения, рынков сбыта. Осознание роли институциональных факторов экономического развития требует расширения перечня учитываемых условий, которые обретают экономическое значение (подробнее см. часть 3). Сегодня в первую очередь необходимо учитывать положение города относительно центров власти (принятия решений): административных центров, штаб-квартир крупных корпораций (последнее особенно важно в случае мо- нопрофильных городов).


«Твердые» факторы ЭГП:

Индустриальная
эпоха


Инерционные: размещение источников сырья и энергии, транспортных путей и т.п.





Информационная эпоха
«Мягкие» факторы ЭГП:
Институциональные условия (размещение центров принятия решений и т.п.), конфигурация информационных потоков и др.



Рисунок 6. Новые факторы формирования экономико-географического положения.
Заметим, что традиционные факторы ЭГП обладают большой инерционностью, их изменение связано с большими финансовыми затратами (строительство новых трасс, ввод в разработку месторождений и т. п.). Институ
циональные факторы ЭГП более гибкие, их изменение может происходить более быстро - однако оно имеет весьма существенные последствия.
Рассмотрим влияние институциональной части ЭГП на социально-экономическое развитие Губкинского и Муравленко.
Для рассматриваемых монопрофильных городов актуальны прежде всего два аспекта: положение города в системе административно-территориального деления и положение города относительно штаб-квартиры компании, в которую входит градообразующее (или структурообразующее) предприятие. И по тому, и по другому аспекту географическое положение Муравленко можно охарактеризовать как периферийное, положение Губкинского - как центральное (локальный центр) - см. табл. 14.
Таблица 14
Институциональные аспекты ЭГП Губкинского и Муравленко

Фактор

Губкинский

Муравленко

Административная история

Ранняя административная самостоятельность:
Осн. в 1986 г., в 1988 г. исключен из состава Пурпейского сельского Совета с образованием Губкинского поселкового Совета народных депутатов. Город с 1996 г.

Длительная административная зависимость:
Осн. в 1984 г.; Муравленков- ский сельский совет в административном подчинении Ноябрьского горсовета. С 1990 г. - город

Положение градообразующего предприятия относительно ближайшего центра принятия решений (штаб-квартиры структурного подразделения) головной корпорации

Субцентр:
«Пурнефтегаз» - важнейшее предприятие ОАО «Роснефть»

Периферия субцентра:
Муравленковское НГДУ в составе «Ноябрьскнефтегаза» (Но- ябрьск);
Ноябрьск, в свою очередь, периферия относительно штаб- квартиры «Сибнефти»[79]

Итоговое ЭГП

Локальный центр

Периферия


Кратко поясним. Муравленко возник в 1984 г., когда руководителем «Ноябрьскнефтегаза» Городиловым был создан новый поселок - де факто как удаленная часть самого Ноябрьска: «Это строительство не было предусмотрено пятилетним планом, а значит, не было и финансирования. Но М.К. Михайлов, управляющий трестом-площадкой «Ноябрьскнефтестрой», убедил
генерального директора объединения «Ноябрьскнефтегаз» В.А. Городилова начать строительство на собственные средства - благо фонды на строительство жилья были. Летом 1982-го строители вышли в Муравленко»[80].
Губкинский был основан чуть позже, в 1986 г., и дальше к северу. В современных условиях его отделяет от Ноябрьска трехчасовой путь по автотрассе (около 180 км); в ранние годы освоения в условиях бездорожья это расстояние требовало примерно дня пути. По-видимому, именно транспортное положение по отношению к Ноябрьску в местных условиях оказалось критическим для формирования институциональной части ЭГП рассматриваемых городов. В 1986 г. на базе «Ноябрьскнефтегаза» было сформировано новое - самостоятельное нефтегазодобывающее предприятие - «Пурнефте- газ»: «Производственное объединение «Пурнефтегаз» создано 14 июля 1986 г. приказом Министерства нефтяной промышленности № 381 как производственное объединение «Пурнефтегаз» в составе «Главтюменьнефтегаза». После упразднения главка в 1991 г. «Пурнефтегаз» стал самостоятельным государственным предприятием и функционировал в этом статусе до июля 1993 г., когда, в ходе акционирования, был преобразован в акционерное общество открытого типа. 25 сентября 1995 г. предприятие вошло - в качестве дочернего - в состав государственной компании ОАО «НК “Роснефть”»[81].
Таким образом, расположенный ближе к Ноябрьску Муравленко был своего рода «щупальцем» базы освоения, неразрывно с ней связанным. Субъекты экономики города институционально долгие годы находились в зависимости от ноябрьских структур - как производственных, так и административных. Именно периферийность по отношению к Ноябрьску на долгие годы стала ключевой чертой развития города. Для расположенного на 60 км дальше Губ- кинского Ноябрьск как центр имел значительно меньшее значение: разница в 60 км дороги обернулась радикальным различием в институциональных аспектах ЭГП.
Аналогично складывалась и административная история городов. Поселковый Совет народных депутатов Муравленко первые шесть лет своего существования был подчинен горсовету Ноябрьска, несмотря на расстояние в 120 км между ними. Созданный в 1986 г. поселок Губкинский уже в 1988 г. стал самостоятельной административной единицей.

Пример. Вынгапур: прото-Муравленко
Еще ближе к Ноябрьску (около 80 км) расположен поселок Вынгапуров- ский - «пионер» нефтедобычи юга ЯНАО (начало добычи в 1983 г.); в первые годы ему прочили славу «нового Самотлора». Иссушающее влияние регионального центра здесь оказалось еще сильнее. Поселок в настоящее время вовсе лишен самостоятельности: он входит в состав муниципального образования «город Ноябрьск».
В дальнейшем статус градообразующих компаний в составе своих «материнских компаний» сближался: «Пурнефтегаз» постепенно терял свою самостоятельность в составе «Роснефти»[82], а «Муравленковскнефть», напротив, ее обретал[83]. Однако ранее заложенные траектории развития города, по- видимому, были сильнее текущих изменений ЭГП: именно под первоначальные условия были выстроены в городах системы власти и специфические общественные институты.
Таким образом, различие транспортно-географического положения городов на ранних стадиях освоения территории (и, соответственно, на этапе выстраивания административных и организационных, а также социальных отношений на новой территории), выливается в различие места нового города (и его хозяйствующих субъектов) во вновь созданной иерархии региональных центров - т. е. в различии институциональных аспектов их экономико-географического положения. Впоследствии разница транспортно-географического положения отчасти нивелируется за счет развития транспортной инфраструктуры (прокладка дороги хорошего качества) - но «заложенная» ранее разница в институциональных аспектах положения продолжает оказывать влияние на социально-экономическое развитие городов. Следование определенной модели развития принято называть «зависимостью от колеи» (path dependency) - в нашем случае любопытно, что зависимость от колеи включает «передачу эстафеты» от жестких к мягким факторам ЭГП. При этом дальше рас
положенный от ранних центров освоения территории поселок (город) имеет больше шансов на превращение в самостоятельный центр, чем город, развивающийся «в тени» базы освоения.
Институциональные аспекты ЭГП, в свою очередь, могли в качестве обратной связи способствовать закреплению и усилению различия в «твердых» аспектах экономико-географического положения; во всяком случае, по- видимому, именно это произошло в отношении развития местной железнодорожной сети. Оторванность месторождений в районе будущего Губкинского от Ноябрьска сразу потребовала строительства отдельной железнодорожной станции - Пурпе (изначально предполагалось строить город - базу освоения месторождений - на месте поселка Пурпе, но в связи с особенностями размещения месторождений было принято решение о переносе места города на 18 км); Муравленко же до сих пор оторван от железной дороги[84] (ближайшая станция - Ханымей - располагается в 80 км от города; пассажиры пользуются преимущественно вокзалом Ноябрьска).
Пример. «Остров» Губкинский: за пределами социальных паутин
Институциональные аспекты экономико-географического положения города - это не только его положение относительно штаб-квартиры и других организационных структур. Большую роль играет его положение относительно зон распространения крупнейших социальных сетей - особенно социальных сетей региональной или отраслевой властной элиты.
Сети, формируемые сильными социальными связями, в ряде случаев очень важны: достаточно вспомнить Италию, Латинскую Америку, связи в рамках китайской и некоторых других диаспор.
По всей видимости, они сыграли свою роль в «разведении» траекторий развития Губкинского и Муравленко: Губкинский оказался вне не только административных, но и тесно связанных с ними социальных «паутин» Но- ябрьска.
Попытки изменения собственника градообразующего предприятия Губ-
103
кинского предпринимались не раз - при этом с точки зрения изучения территориальных зон влияния различных элит, как минимум, в 1998 г. отчетливо заметна открытая борьба элиты Губкинского против попадания ключевых активов города «в зону влияния» Ноябрьска. Формально против компании «Пурнефтегаз» было возбуждено дело о банкротстве, после чего принадлежавший компании «Роснефть» пакет акций «Пурнефтегаза» был продан за 10 млн долл., однако по решению суда акции компании вновь были возвращены в «Роснефть». Изучение развития ситуации по материалам прессы показывает, что за попыткой продажи «Пурнефтегаза» стояла борьба за региональную собственность между округом и «Сибнефтью» (чьей главной «базой» в округе был «Ноябрьск»)[85].

В настоящее время Губкинский связан с Ноябрьском существенно слабее, чем Муравленко, даже на уровне социальных сетей простых жителей этих городов. Согласно проведенными нами[86] летом 2012 г. исследованиям (методика изложена в разделе 2.3.2): из всех обучавшихся в школах Губкинского молодых людей[87] в итоге в Ноябрьске оказалось 15 чел. (0,5 % молодежи выбранной возрастной категории), или около 1 % уехавших из города. Из всех обучавшихся в Муравленко в Ноябрьск мигрировало 68 чел. (1,3 % всей муравленковской молодежи), или около 3 % от всех выехавших из Муравленко.
Власть, собственность, сообщество: губкинская «сборка» Механизм зависимости социально-экономического развития города от институциональных аспектов кроется в специфической модели взаимодействия муниципальной власти с местным сообществом. Власть периферийного города в принятии решений ориентируется на внешних партнеров: формируется колониальная модель власти. Власть самостоятельного, «центрального» города вынуждена опираться на собственные ресурсы, и в первую очередь - налаживать коммуникации с городским сообществом. Так формируется укорененная модель власти.

Участие сообщества в принятии управленческих решений. В Мурав- ленко, в условиях колониальной модели управления, сложилась авторитарная модель местной власти[88]. Для нее характерна ориентация на взаимодействие с контрагентами в Ноябрьске с минимальным вниманием к местному сообществу. Это ярко выразилось, например, в низком (втрое меньше, чем в Губкинском) числе комиссий и консультативных советов при Администрации города: в Муравленко их 17 (по состоянию на октябрь 2012 г.), в Губкин- ском - 54 (см. табл. 15).
Таблица 15
Комиссии и консультативные советы, обеспечивающие координацию интересов различных групп местного сообщества (извлечение из общего перечня комиссий и консультативных советов)

Муравленко

Губкинский

Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав
Комиссия по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов муниципальных служащих в администрации города
Городской общественный консультативный совет при администрации города

Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав
Комиссия по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служающих города Губкинского и урегулированию конфликта интересов
Общественная жилищная комиссия
Городская межведомственная комиссия по реализации программы Ямало-Ненецкого автономного округа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом





Муравленко

Губкинский


Совет общественных и религиозных объединений
Комиссия по проведению предварительной экспертной оценки последствий
Трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений города Губкинского
Комиссия по осмотру объектов индивидуального жилищного строительства, строительство (реконструкция) которого осуществляется с привлечением средств материнского (семейного) капитала на территории города Губкинского
Комиссия по рассмотрению заявлений граждан, желающих приобрести земельный участок бесплатно в собственность для индивидуального жилищного строительства Губкинского
Комиссия по организации работы по выходу малоимущих семей и малоимущих одиноко проживающих граждан на самообеспечение
Комиссия по проверке правильности начисления размеров платы граждан за жилищно-коммунальные услуги
Координационный совет по делам инвалидов в городе Губкинском
Градостроительный Совет
Городской межведомственный Совет по профессиональной ориентации молодежи
Комиссия по обеспечению участия населения муниципального образования город Губкинский в осуществлении местного самоуправления
Координационный совет по развитию малого и среднего предпринимательства в муниципальном образовании город Губкинский
Координационный совет по реализации основных направлений семейной и демографической политики, социальной поддержке, защите прав и законных интересов семьи, материнства, отцовства и детства в городе Губкинском
Межведомственная комиссия по организации отдыха, оздоровления и трудовой занятости детей и учащейся молодежи
Молодежный Совет при Главе города Губкинского
Экспертная комиссия по оценке предложений об определении мест, нахождение в которых может причинить вред здоровью детей, их физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию, общественных мест, в которых в ночное время не допускается нахождение детей без сопровождения родителей (лиц их заменяющих) или лиц, осуществляющих мероприятия с участием детей








В сувенирном магазине Губкинского: законсервированный воздух и бубен для камлания с эмблемой градообразующего предприятия






Развиваются и другие институты местного сообщества, в том числе профсоюзы и иные общественные организации.
В частности, в Губкинском уже в начале 1990-х гг. отмечают сильную роль профсоюзов:
«Приватизация “Пурнефтегаза” состоялась в том же 1993 году. К тому времени на предприятии уже сложилась крепкая профсоюзная организация, охватывавшая трудовые коллективы всех его структурных подразделений и выражавшая коллективное мнение всех работников. И во многом благодаря активной позиции объединенного профкома и способности его председателя отстаивать интересы северян во всех инстанциях вплоть до правительства решение было принято в пользу трудового коллектива и предприятие не вошло в состав ныне не существующей компании “Сиданко ”. Впрочем, борьба за принадлежность “Пурнефтегаза” продолжалась еще два года, лишь в 1995-м он окончательно вошел в состав “Роснефти”. А потом был 1998 год с процедурой банкротства и сильнейшим кризисом неплатежей. И тогда профсоюзная организация выступила против зарвавшегося руководителя предприятия, принявшего решение «в целях оздоровления финансового состояния» снизить заработную плату на 40 процентов, организовывала акции протеста и представляла интересы работников в суде. Выстояли. Мало того, и “генерала” после этого убрали»[89].
В Администрации Губкинского регулярно проводятся Круглые столы по актуальным вопросам с привлечением широкого состава участников; различные консультативные и праздничные мероприятия для местных предпринимателей и др.
Местная культура. Консолидация местного сообщества, полноценное раскрытие его креативного потенциала связаны с формированием местной идентичности. Роль консолидации местного сообщества, четкого осознания его границ отмечала в качестве фактора эффективного управления общественной собственностью Э. Остром[90]; на практике о роли «духа истории» местного сообщества в экономическом успехе Аляски писал бывший губернатор штата У. Хикл[91]:
«Жители штата Аляска должны были вновь обрести дух первопроходцев, который был у них до открытия нефти в Прадхо-Бее, когда аляскинцы думали, что они богаче, нежели можно представить себе в самой невероятной мечте... И этим богатством был наш дух первопроходцев.

lt;...gt; Далее рассматриваются пять задач, которые штат Аляска продолжает решать, они приводятся здесь, чтобы другие могли учитывать наш опыт и учиться на нем:
lt;...gt; 5. Поддерживать дух истории. Вслед за открытием нефти на Северном склоне Аляски в наш штат хлынула волна новых переселенцев из других штатов. У некоторых из этих новых жителей были представления о ценностях, отличавшиеся от аляскинских. Новых пришельцев часто привлекала возможность найти у нас высокооплачиваемую работу или осуществить свои благородные идеи экологической этики. Лишь немногие знали историю штата Аляска, и большинство из них не понимало первоначального смысла создания штата-собственника... »[92].
В общем случае, идентичность обеспечивает легитимацию существующего порядка[93]. Территориальная идентичность, по нашему мнению, связана с легитимацией местного сообщества как самостоятельного субъекта экономического и социального действия: именно осознание сообщества как коллективного субъекта («мы» - в отличие от совокупности обособленных жителей города, не представляющих единства) позволяет действовать от его имени, заявлять о праве сообщества на ресурсы, комфортную среду, участие в принятии решений и т. д. В свою очередь, важнейшим инструментом формирования и поддержания коллективной идентичности считается коллективная память[94], а важнейшим институтом репрезентации коллективной памяти -
~114
музей .

Тем более важен музей в условиях малого города (к тому же оторванного от основной полосы расселения страны) - здесь он нередко становится важнейшим институтом интеграции культурной жизни местного сообщества и главной коммуникационной площадкой[95].
По всей видимости, незнакомые с актуальными культурологическими работами, однако ориентированные на максимальное раскрытие потенциала местного сообщества, руководители Губкинского интуитивно понимали важность музея для формирования «духа» сообщества в молодом северном горо- де[96]. Это выразилось в щедром финансировании музея: по занимаемой площади, числу ставок экскурсоводов и научных сотрудников и т. п. музей Губкинского существенно обгоняет своего «собрата» в Муравленко. В результате, хотя музеи двух рассматриваемых городов (как и сами города) почти ровесники (Губкинский Музей освоения Севера действует с 1996 г., в Муравленко эколого-краеведческий музей создан в 1998 г.), различия между ними проявляются как количественно (табл. 16), так и качественно.
Высокие показатели посещаемости губкинского музея достигаются за счет качественных отличий: музей значительно больше интегрирован в жизнь городского сообщества и, по сути, является неформальной коммуникационной площадкой для разных возрастных групп горожан. В числе прочего, Губ- кинский музей теснее взаимосвязан с важнейшими производственными предприятиями города. С одной стороны, в Губкинском музее более широко представлена специфика производственной деятельности города (в частности, непосредственно в музее разработаны и представлены интерактивные компьютерные игры по нефте- и газодобыче), с другой - в Губкинском нефтегазодобывающая компания способствует расширению интеграции музея в жизнь городского сообщества через специальные социальные проекты (Грант ООО «Газпром добыча Ноябрьск» на социальный проект «Пригласи родителей в музей» в 2011 г.), в то время как нефтегазодобывающая компания Муравленко выступает спонсором лишь одной фотовыставки (2011). В Мурав- ленко участие музея в досуге горожан ограничено довольно узким кругом членов «Семейного клуба» (рукоделие и т. п.); в Губкинском реализуется целый ряд программ для разных категорий посетителей (в т. ч. проекты «Школа будущих матерей», «Нескучная пенсия» и др.).
Эколого-краеведческий музей, г. Муравленко Музей освоения Севера, г. Губкинский
Занимаемая площадь, м2 328,9 733,9 (с 2006 г.)
Общая численность сотрудников, 2011 г., чел. 8 (вкл. технический персонал) 12 (не считая технического персонала)
Число единиц хранения, 2011 г. 5 622 8 693
Число посетителей в 2011 г., тыс. чел. Около 12 [97] 23,5
Число посетителей в 2011 г. на 10000 жителей города 3,6 9,1

Таблица 16
Помимо поддержки собственно музея, Губкинский отличается высоким уровнем поддержки сферы культуры в целом; причем в данном отношении город выделяется не только на фоне соседнего Муравленко, но и на фоне многих более крупных муниципальных образований автономного округа (рис. 7).
colspan="4">























Губкинский Муравленко Ноябрьск Новый Уренгой Салехард Лабытнанги
Доля расходов на сферу "Культура" в общем объеме расходов бюджета, % Бюджетные расходы на сферу "Культура" на душу населения города, тыс. руб. /чел.

8 7 6 5 4 3 2 1 0


Рисунок 7. Расходы на культуру в Губкинском на фоне других городов округа, г.
Формирование местной идентичности и культуры является необходимым фактором «укоренения» местного сообщества - наряду с формированием благоприятных социально-экономических условий жизни, «закрепления» населения города. И в этом отношении между Губкинским и Муравленко наблюдается огромное различие.
Проблема укоренения горожан на протяжении многих лет рассматривается руководством Губкинского как одна из важнейших. Приведем типичный пример демонстрации отношения к «укоренению» горожан:
«В отличие от ряда других, более северных городов округа, где развивается в основном вторичный рынок жилья, в Губкинском идет строительство новых капитальных домов на долевых условиях с населением. Жилье на Крайнем Севере - дорогое, но губкинцам городская администрация старается создать наиболее благоприятные условия расчета за квартиры. Переселение людей в новые дома решает и болезненную для Губкинского проблему пожаров, от которых часто страдают деревянные кварталы молодого города. Мэр даже издал приказ о запрещении строить деревянное жилье. ... Но самым большим достижением В. Лебедевич считает то, что из города стал постепенно выветриваться дух временности, характерный для вахтовых поселений. Люди перестают ощущать оторванность от Большой земли,
обустраиваются на новом месте основательно, собираясь здесь жить дол- го-долго.»[98].
Напротив, глава администрации Муравленко считал достижением ограничение роста численности населения города:
«Хочу обратить внимание, что город Муравленко по численности населения не растет. Как было немногим больше 37 тысяч жителей, так и есть по сегодняшний день. На мой взгляд, это одно из серьезных достижений. Северный монопрофильный город не должен расти, потому что в противном случае ухудшится его производственная и социальная структура. У нас сохра-
120
нилась структура, и это очень хорошо» .
Ориентация на ограничение роста численности населения города, понимаемого исключительно как трудовые ресурсы для нефтегазодобычи, привела к сокращению человеческого потенциала местного сообщества. В качестве яркой иллюстрации можно привести цитату с одного из молодежных форумов города (речь идет о главе города, занимавшем этот пост до осени 2010 г.): «Я когда училась в филиале ТюмГУ в Муравленко, на втором курсе у нас преподавал наш уважаемый мэр, он нам сказал фразу, которую я не могу забыть: «Уезжайте отсюда, вам тут делать нечего, со своим образованием «государственное и муниципальное управление» вы нам тут не нужны, у меня и своих людей хватает работать в администрации, нам нужны рабочие и нефтяники». И это слова мэра, заинтересованного в развитии и процветании города?»[99].
Пример. «Вернетесь ли Вы в Муравленко? - Вернусь, но в Губкинский»[100]: репрезентация общественных настроений в Губкинском и Муравленко в сети Интернет
Интернет все чаще используется в качестве материала для социологических и близких им исследований[101]. В качестве источников используются содержание форумов, структура поисковых запросов, содержание личных страниц участников социальных интернет-сетей и структура сети их «друзей» и др. Появление новых методов логично: материалом для изучения служит в данном случае важнейший инструмент современных коммуникаций, в первую очередь сетевых. Через интернет осуществляется большинство коммуникаций внутри многих социальных, политических, экологических движений и субкультур. Через интернет организуются серьезные и несерьезные массовые акции, демонстрации, флеш-мобы.

Кроме того, интернет-блоги выполняют функции личных дневников. Дневниковые записи издавна служат, наряду с глубинными интервью, незаменимым материалом для качественного анализа в социологии, поскольку позволяют раскрыть мотивы и механизмы многих сложных, новых, неизученных социальных явлений: как известно, «качественные методы необходимы там, где нужно понять природу неизвестного до сих пор феномена, детально описать новые аспекты уже известных проблем или раскрыть скрытые субъективные смыслы или механизмы функционирования социальной практики, что не может быть исследовано путем массовых опросов и количественных данных»[102]. Использование материалов городских форумов в качестве специфического корпуса письменных источников, аналогичных дневниковым материалам, позволяет, таким образом, выйти на качественные оценки взаимосвязей таких сложно засекаемых явлений, как креативность, пассионар- ность, система экономических ожиданий, территориальная идентичность.
Анализ интернет-форумов Губкинского и Муравленко[103] углубляет понимание взаимосвязи колониальной и укорененной модели с общим тонусом городского сообщества, с возможностью проявления «низовой» активности, направленной на развитие города.
В частности, стандартная тематическая кодировка, проведенная в ходе контент-анализа[104] сопоставимых групп высказываний[105] на форумах двух

городов показывает разный список тем, обсуждаемых в двух городах: на фоне значительного числа общих тем только в Губкинском присутствует тема возвращения в город по окончании вуза с целью начала активной экономической деятельности; только в Муравленко присутствуют немотивированные уничижительные высказывания о городе (табл. 17).
Таблица 17
Уникальные темы на форумах городов

Тема
(условное
название)

Описание

Примеры высказываний

Проявление на форумах городов
/>Мурав-
ленко

Губкин-
ский

«Вон из этой дыры!»

Однозначно негативная оценка города (нередко выраженная посредством нецензурной лексики), увязанная с решением мигрировать из города

Нечего в этой дыре делать.
... зачем туда ехать, если только тупеть..

+

-

«Кто, если не мы?»

Активная позиция по отношению к развитию города, увязанная с обдумыванием перспективы возвращения в город по окончании учебы

И потом, подумайте. Если вернуться обратно и изменить там жизнь? Заниматься тем, что тебе нравится, можно везде. Навредишь этим вряд ли, а уж нашему городу тем более! Сам собой он развиваться не станет, Роснефть ему ничем не поможет, а вот горожане вполне могут оказать хорошую услугу.
А я и не уезжала :) город развивается, появляются новые возможности :) это же интересно развиваться вместе с родным городком :) город - это не дома и разные там здания.
А МЫ! ЛЮДИ! :)

-

+





Всего к теме «Кто, если не мы?» на форуме «Вернетесь ли Вы в Губкинский?» относится восемь высказываний. Вместе с выражениями согласия с высказыванием другого участника это 11 % от общего числа сообщений форума. К стратегии «Вон из этой дыры!» - 11 высказываний (16 % сообщений форума «Вернетесь ли Вы в Мурку?»).
Таким образом, проблема пассивного и даже уничижительного отношения к городу может быть признана специфичной именно для Муравленко; именно она (в области коммуникаций и самоощущения городского сообщества) отличает городское сообщество Муравленко от соседнего Губкинского.
Таким образом, укорененная модель власти, сопряженная с включением местного сообщества в процесс управления городом (консультационные органы при администрации), с вниманием власти к местной культурной специфике (финансирование музея) сочетается с формированием в сообществе активной позиции («чувство хозяина») по отношению к своему городу, сильной территориальной идентичности. Напротив, колониальная модель власти и собственности связана с распространением в городском сообществе чувства бессилия и пассивности.
Сильное чувство местной идентичности, локальный патриотизм стали в Губкинском «питательной почвой» для раскрытия эндогенного экономического потенциала. В малом городе локальный экономический потенциал, в первую очередь заключается в развитии малого и среднего бизнеса. Таким образом, важнейшим, критическим индикатором ориентации местной власти на отношения с местным сообществом или с внешними (Но- ябрьск) агентами стало ее отношение к малому бизнесу. «Укорененная» власть Губкинского, ориентированная на максимальное развитие местных ресурсов, оказывает беспрецедентную поддержку малому бизнесу, охарактеризованную в начале раздела; в Муравленко малый бизнес развивается скорее, вопреки сложившейся системе отношений между властью и местным сообществом.
Пример. Две стороны идентичности: музей и малый бизнес
Если местная идентичность обеспечивает легитимность («оправдание») развития местного сообщества, то малый бизнес - его непосредственный механизм. Любопытно сопоставить уровень развития обоих явлений: лидеры и аутсайдеры городов ЯНАО по уровню поддержки малого бизнеса и числу сотрудников музеев на душу населения практически совпадают (см. рис. 8).
И обеспеченность музея сотрудниками, и поддержка малого бизнеса практически «провалена» в Муравленко и Новом Уренгое, чуть получше ситуация
и с тем и с другим в Ноябрьске, тогда как «на высоте» и то, и другое в столичном Салехарде, соседнем с ним Лабытнанги - и в Губкинском!
Рисунок 8. Малый бизнес и музейное дело Губкинского на фоне других городов ЯНАО
Рисунок 8. Малый бизнес и музейное дело Губкинского на фоне других городов ЯНАО


В условиях колониальной модели целевые установки местной политической власти в Муравленко сузили «окошко возможностей» для диверсификации экономики города. Напротив, в условиях укорененной модели в Губкин- ском местная власть активно способствовала развитию производства силами малого бизнеса, что стало важным инструментом диверсификации этого монопрофильного города (см. рис. 9).
В обоих городах оказываются плотно «притерты» друг к другу модель власти, местная культурная среда, предпринимательская энергия местного сообщества, деятельность общественных организаций, местная идентичность. При этом спусковым крючком формирования специфической модели их взаимоотношений («укорененная» и «колониальная»)
оказались институциональные аспекты экономико-географического положения городов (соответственно, центральное и периферийное). На выходе же возможности диверсификации экономики оказались детерминированы спецификой местных взаимодействий в системе «власть - собственность - сообщество».
alt="" /> «Мягкие» факторы ЭГП (центр/периферия)
Диверсификация
Рисунок 9. Полный цикл укоренения: система влияния ЭГП на местную систему власти и собственности, местную идентичность и процессы диверсификации через развитие малого бизнеса
<< | >>
Источник: Замятина Н.Ю. А.Н. Пилясов. Россия, которую мы обрели: исследуя пространство на микроуровне. 2013

Еще по теме Принцип Анны Карениной: для диверсификации монопрофильных городов должны совпасть ЭГП, модель власти и территориальная идентичность:

  1. Есть ли территориальная структура у виртуального? Информационная связность городов
  2. Часть 2 Богатство сообществ: культура, идентичность, компетенции. Современные эндогенные факторы социально-экономического развития городов и регионов России
  3. Параграф I На каких принципах этой системы должна остановиться критика
  4. § XXIII. Общественная власть должна содействовать моральному воспитанию граждан
  5. С. П. Донцев РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ МОДЕЛЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ в СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  6. Статическая модель социально-территориальной системы
  7. Динамическая модель социально-территориальной системы
  8. НА ПУТИ К СТРУКТУРНОЙ МОДЕЛИ ВОЗВЫШЕНИЯ И ПАДЕНИЯ ГОРОДОВ-ГОСУДАРСТВ
  9. Глава 4. Информация об открытых заседаниях коллегиальных органов власти города Москвы
  10. Перезагрузка: об обновлении схемы характеристики ЭГП
  11. 1.4.3. Как по новостям «вычислить» местную модель социально-экономического развития (сравнительный анализ новостного потока двух городов)
  12. ПРИНЦИПЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ ВЛАСТИ
  13. Президент Российской Федерации Проект Федеральный закон «О праве граждан на информацию о деятельности и решениях органов власти города Москвы»21
  14. § 3. Принципы самостоятельности и независимости судебной власти
  15. 5.1. Понятие и принципы построения органов государственной власти
  16. 5.3. Органы судебной власти и принципы осуществления правосудия