Сети как постиндустриальная форма территориальной организации


Кажется парадоксальным, что в эпоху глобализации теоретически доминирующей концепцией стала идея эндогенного, снизу проистекающего экономического роста. На этот парадокс (который можно понять и как подлинную диалектическую игру противоположно действующих тенденций) независимо друг от друга обратили внимание М. Портер и П. Кругман: в эру глобализации источники конкурентного преимущества корпораций и стран (в первую очередь технологические, организационные, институциональные, продуктовые новшества) становятся все более локальными - генерируются в интеллектуальных платформах, особых экономических зонах, бизнес-инкубаторах, технопарках и т. д. Соответственно, появляются и новые объекты анализа.
В индустриальную эпоху объектами регионального анализа являлись жестко структурированные, четко очерченные по границам отрасли, экономические секторы, фирмы. Теперь исследователи избирают существенно более гибкие феномены, с нестабильными, флуктуирующими, размытыми границами, сети предприятий, временные фирмы, интеллектуальные платформы, производственные экосистемы, способные к бесконечным рекомбинациям. На смену прежнему жесткому отраслевому (хозяйственному) и расселенче- скому (социальному) региональному каркасу приходят находящиеся в постоянных переконфигурациях производственные сети фирм, социальные партнерства, различные государственно-частные альянсы. В основе многих из них лежат неформальные или нерегулярные гибкие связи.
Эти новые региональные экосистемы по типу Кремниевой долины работают на условиях риска и неопределенности, осуществляют непрерывный глобальный поиск нового знания (а диаспора местных жителей, разбросанная по всему миру, становится глобальной поисковой сетью) для его быстрой коммерциализации толщей малых и средних предприятий, которые находятся в процессе постоянного коллективного обучения друг у друга, осуществляют инновации в результате постоянных рекомбинаций (фрагментации и реинтеграции) сложившихся специализированных производственных компонентов
332
прежней индустриальной системы . При характеристике производственной экосистемы использованы работы А. Саксениан: Saxenian Annalee. Regional advantage. Culture and Competition on Silicon Valley and Route 128. Harvard University Press. 1994. 226 p. и Saxenian AnnaLee. The new Argonauts. Regional advantage in a global economy. - Harvard University Press: Cambridge, Massachusetts and London, England,
2006.

Важнейшим инструментом анализа современных региональных процессов стал сетевой анализ, важнейшим свойством территориальной структуры - свойства слагающих ее сетей - социальных, производственных, информационных. Для этого было, как минимум, две предпосылки. Появление глобальной Интернет-сети, безусловно (это наиболее убедительно показал М. Кастельс в своей трилогии о сетевом обществе), оказало глубокое воздействие на многие феномены общественной жизни, приемы и методы анализа в общественных науках, в том числе в региональной науке. Другой предпосылкой стал подготовленный процессами компьютеризации и электронной коммуникации отказ от линейной технологической цепочки конвейерного процесса, которая была характерна для основных индустриальных производств (прежде всего автомобилестроения), и переход к процессам субконтрактинга и аутсорсинга, при которых вокруг основного производства возникают сети взаимодействующих друг с другом по компьютерным сетям и в процессе личного общения поставщиков и дилеров.
В авангарде данной технологической трансформации находилась электронная промышленность (производство чипов, микроэлектронных схем, полупроводников). Именно здесь впервые были апробированы новые неконвейерные, сетевые схемы взаимодействия участников производственного процесса. В существенной степени переход на новую организацию бизнес-процессов, новую сетевую форму коммуникации его участников здесь был обеспечен применением новых информационно-телекоммуникационных (компьютеры, мобильные телефоны и др.) технологий.
И, как это неоднократно было в экономической истории человечества, одна прорывная технологическая инновация в силу своего революционного характера очень быстро начала трансформировать различные соприкасающиеся с ней сферы общественной жизни, и в короткий период ключевые основы человеческого мироустройства оказались радикально преобразованными. Неудивительно поэтому, что многие феномены общественной жизни, экономические и социальные структуры, вслед за Интернет-сетью и производственными сетями новой промышленности, стали также обретать сетевую форму. Сетевая организация, которая находится как бы между полюсами иерархии и рынка, оказалась лучше приспособлена к динамичному, неопределенному (на языке классической экономики - неравновесному) состоянию внешней среды - что становится правилом в условиях глобализации.
Раньше система городского расселения воспринималась как линейно-узловая, теперь все чаще как сетевая, в которой города-участники находятся в отношениях одновременной конкуренции и кооперации друг с другом. Управление городским развитием как дело одной местной власти становится со-управлением многих субъектов местной экономики - власти, бизнеса,
структур гражданского общества[285]. Происходит разворот в сторону сетевой структуры многих участников регионального развития: производственных ассоциаций, распределительных коалиций, производственных комплексов (кластеров).
Производственные комплексы (кластеры) ранее понимались как феномен географической концентрации секторов, отраслей или фирм. Региональные межотраслевые балансы позволяли идентифицировать связи фирм, входящих в локализованные комплексы. Современное понимание кластеров связано с изучением их как территориальных социальных сетей, в которых колоссальную роль играет межфирменная коммуникация и сотрудничество по знанию, по новой информации. И кластеры в новых видах экономической деятельности подтверждают правомерность такого подхода. Например, для биотехнологических фирм характерна особая тенденция кластеризоваться, формировать локализованные сети вокруг сильных исследовательских центров. Неслучайно социальный сетевой анализ теперь дополняет или замещает межотраслевой анализ в исследованиях региональных кластеров.
Сетевой анализ позволяет дать строгие характеристики таким явлениям, как региональная среда, деловая атмосфера, обстановка; ранее разрабатывавшиеся только на качественном уровне, теперь они обретают новую предметность за счет применения методического аппарата социальных сетей (а также концепции социального капитала, основанной на социальных сетях). Именно местные сети как раз и создают феномены среды, атмосферы, обстановки.
Трансформацию претерпевают и традиционные инструменты региональной политики[286]. Например, лечение старых проблем депрессивности и пери- ферийности теперь нередко связывается с государственным содействием строительству новых сетей между регионом-аутсайдером и регионом-локомотивом, налаживанию межрегиональных и национальных сетей знания. Новые резервы регионального экономического развития связываются с увеличением информационных обменов между субъектами региональной экономики. Социальные микрокредитные сети становятся инструментом борьбы с региональным неравенством.
Производство знания все больше зависит не столько от изолированных фирм, которые стремятся к максимизации прибыли, или от отдельных изобретателей - оно становится результатом обмена и свободной циркуляции
информации среди множества (сети) агентов экономики. Причем эти сети становятся все более межсекторными, кроссорганизационными (например, университет и фирма) и международными. Например, биотехнологические фирмы на разных стадиях своего жизненного цикла опираются на разные исследовательские сети, сначала на региональные, потом по мере укрепления своих потребностей, уже на национальные и глобальные сети знания.
С одной стороны, сети обеспечивают доступ к стратегической информации и знанию, информационные обмены участников. С другой стороны, сети и сами создают новое знание в результате «перекрестного опыления» каждого опытом каждого и обучения друг друга посредством взаимодействия друг с другом[287]. Неслучайно сети рассматриваются теперь как важная организационная форма инновационной деятельности[288].
Во имя объективности нельзя не признать недостатки и риски, связанные с экономическим возвышением сетевых структур в современном мире. Это их нестабильность, чрезмерная реакция на внешние шоки, уязвимость к распадам, трудности включения новых членов в закрытые сети, трудности переговоров между участниками, возможности создания внутренних картелей, которые любой ценой заинтересованы в сохранении своего сетевого статуса, возможности бесконтрольной утечки знания и компетенций из сети и др.
Что является общей, интегральной характеристикой сетевого подхода, независимо от конкретного его приложения к тому или иному объекту регионального анализа? Конечно, это акцент на отношения между участниками (узлами сети)[289]. Понимание региональной экономики как сетевой[290] означает признание взаимодействия между сетями фирм, домохозяйств, государственных структур и структур гражданского общества, другими региональными институтами как исключительно значимых для регионального развития.
Как топология региональных производственных сетей влияет на региональную конкурентоспособность Сети могут иметь разную топологию. При кольцевой конфигурации (например, Интернет-сеть) новые элементы легко могут присоединиться к традиционному ядру. В такой сети центр отчетливо не выражен. С другой стороны, сеть-звезда имеет четко выраженный центр. Минимальную централизацию имеет линейная сеть.

Считается, что топология сети оказывает воздействие на ее функциональность. Как показали эксперименты, чем больше соседей имеет типичный элемент (человек) в сети, тем быстрее его группа решает задачу[291]. Дело в том, что от числа «соседей» узла зависит его способность поглощать информацию - т. е. «обучаться». Хорошая обучаемость повышает значение узла для сети. Наибольшую власть в сети имеют элементы, которые лучше всех связаны с другими.
Данное свойство сетей можно переносить на изучение обучаемости любых сетевым образом организованных явлений: предприятия малого бизнеса, связанные контрактами или членством в ассоциациях, взаимосвязанные потоками информации университеты (есть исследования, в которых значимость университета косвенно «засекается» по числу интернет-гиперссылок на его сайт), города, регионы.
Регионы, внутренняя территориальная структура которых напоминает сеть с большим числом связей между узлами, нередко выигрывают в борьбе за привлечение инновационных производств. Это районы мелкогородской сети расселения, в прошлом ремесленные, в конце XX в. неожиданно оказавшиеся средоточением множества инновационных фирм. Яркие примеры такого рода районов - Эмилия-Романья в Италии, Баден-Вюртемберг, Бавария и Саксония в Германии и др. Подробнее об этих районах и их российских аналогах см. в разделе 3.5.
Пример. Кремниевая долина США: как структура информационных сетей обеспечила району конкурентное преимущество в электронной про-
340
мышленности
Классическим примером, когда территориальная структура района обеспечивает ему выигрыш в сфере наукоемких технологий, является проанализированный А. Саксениан случай Кремниевой долины в США, опередившей более старый район концентрации американской электронной промышленности - район шоссе 128 близ Бостона. Сложившаяся почти что «на пустом месте» демократичная социальная среда Кремниевой долины формировалась на дружеских связях бывших сокурсников по Стэнфордскому университету; взаимовыручка и обмен информацией между сотрудниками отдельных фирм была здесь обычным делом. Если в качестве узлов социальной или производственной сети Кремниевой долины выбрать, соответственно, отдельных сотрудников или компьютерные фирмы, то каждый из таких узлов имел множество информационных связей с другими узлами.

В районе шоссе 128 под Бостоном исторически господствовала чопорная пуританская культура и к моменту развития электроники уже сложилась система вертикально-интегрированных корпораций. Обмен информацией между сотрудниками разных корпораций рассматривался как «утечка информации» и не поощрялся корпоративной этикой. Социальная и производственная сети представляют собой здесь изолированные друг от друга фрагменты, каждый из которых имеет иерархическую структуру: большинство связей ориентированы на небольшое число «командных» узлов (руководство корпораций).
Несмотря на благую цель охраны корпоративной информации, такая структура привела к поражению района в конкурентной борьбе с Кремниевой долиной. Дело в том, что для электронной промышленности (как это характерно для инновационных отраслей вообще) оказался критическим срок ввода нового товара на рынки. В Калифорнийской сети электронных фирм с большим числом связей между узлами обмен информацией проходил быстрее, и в целом для сети (района) это оказалось преимуществом: здесь новые товары выводились на рынок быстрее, чем в районе Бостона, где они разрабатывались «внутри» замкнутых контуров крупных корпораций.
Как правило, районы с мелкогородской системой расселения выигрывают перед моноцентричными не только в наукоемких отраслях, но и везде, где важен обмен идеями, информацией - например, в дизайне (например, кластер производства керамической плитки в Италии, рассмотренный М. Портером).
Таким образом, важнейшее свойство сетей, имеющее прямое отношение к формированию территориальных структур стран и регионов, связано с передачей по сети информации. Для этого могут применяться различные характеристики сети: плотность связей, центральность узлов, сила связей между элементами, степень близости элементов друг к другу и др.

долины и своей родиной, где приступают к созданию новых интеллектуальных территорий. Они являются «привратниками» между двумя социальными сетями. Именно окраинное положение Тайваня и его материкового «близнеца» (провинция Гуандун) способствовало появлению обширной диаспоры «посредников», сначала в массовом порядке эмигрировавших, а затем вернувшихся; эмиграция из внутренних районов Китая значительно меньше.
Почему внутри сети институциональная близость бывает сильнее географической Одна из характеристик сети - близость элементов[292], которая оценивается в понятиях географической (пространственной, физической), институциональной, технологической и др.

Считается, что пространственная близость обеспечивает передачу неявного, неформализованного знания, которое имеет комплексный характер и потому неизбежно искажается в процессах кодификации. На ранних этапах разработки нового продукта, бизнес-процесса, института именно этот вид знания доминирует, вот почему так важно становится регулярное личное общение между всеми участниками инновационного процесса, между разработчиком и заказчиком. Именно поэтому формируются кластеры в наиболее инновационных, «знаниеёмких» отраслях.
Пример. Тенденция кластеризации биотехнологических фирм в Бийске
Тенденцию к кластеризации биотехнологических фирм вокруг центра нового знания подтверждает пример биотехнологического кластера города Бийска[293]. Здесь существует уникальное научно-производственное предприятие ФГУП ФНПЦ «Алтай», в котором работают 11 докторов и 56 кандидатов наук. ФГУП ФНПЦ «Алтай» имеет тесные творческие связи с институтами Российской академии наук и высшими учебными заведениями. Спектр основных наукоемких направлений деятельности предприятия очень широк: это деятельность в области специальной химии, минераловедения, синтеза биологически активных субстанций, катализа, кластерных технологий, полимерных и композиционных материалов, химии горения и взрыва, энергетического
машиностроения, специального машино- и приборостроения, высокоэффективных средств пожаротушения и аварийного спасения, строительных материалов, систем измерения и контроля; сельскохозяйственных технологий, образовательных технологий; изготовление химического нестандартного оборудования; подготовка кадров в области химической науки и техники, ракетных двигателей, машиностроения, информационных технологий и др.
В 1990-е гг. ФНПЦ «Алтай» создал три успешных спиноффа - «Алтайви- тамин», «Востоквит», «Эвалар», которые специализируются на выпуске лекарственных субстанций и тесно взаимодействуют друг с другом. Предприятие «Востоквит» производит исходные субстанции, «Алтайвитамин» делает на основе этих субстанций дженерики.
В том же случае, если необходимо производить сложную субстанцию, работу способен выполнить коллектив ФНПЦ «Алтай» путем разработки новой промышленной технологии, которая затем становится элементом производства - одной из производственных линий на «Востоквите».
ФНПЦ «Алтай» выполняет по отношению к предприятиям «Востоквит» и «Алтайвитамин» функцию инновационного промышленного центра - на нем могут создаваться промышленные линии новых производств для последующего тиражирования в спиноффах.
Помимо трех крупных спиноффов в орбите ФНПЦ «Алтай» находятся около сотни малых и средних инновационных предприятий, которые занимаются производством лекарственных препаратов и биологически активных добавок, возникших в результате коммерциализации разработок ОПК ФГУП ФНПЦ «Алтай». Некоторые из этих фирм входят в научно-производственный комплекс города Бийска и являются соисполнителями ФГУП ФНПЦ «Алтай» по различным темам биотехнологических НИОКР. Тесному взаимодействию фирм друг с другом для налаживания процесса взаимного обучения и поддержки, мешают недоверие друг к другу, частое несоблюдение ранее достигнутых договоренностей, нестабильность государственной политики.
Технологическая близость предполагает общность образования участников, сходство используемых ими технических решений. Это упрощает трансфер технологий от одной стороны к другой.
Пример. Кремниевая Саксония: трансграничная технологическая бли-
343
зость
Электронная промышленность бывшей ГДР создавалась в 1960-е гг. В 1961 г. в Дрездене был образован Институт молекулярной электроники, в дальнейшем «ZMD» (Zentrum Mikroelektronik Dresden AG), в 1969 г. - там же возникла исследовательско-внедренческая компания «Роботрон» по производству товаров бытовой электроники, транзисторов, компьютеров.

При этом благодаря успешной деятельности сотрудников «Штази» (в т. ч. сотрудниц, выходивших замуж за западногерманских специалистов) была обеспечена технологическая близость между этой восточногерманской компанией и предприятиями, имевшими производства и центры НИОКР в Западной Германии (в первую очередь, концерна «Сименс» в Баварии, а также IBM в земле Баден-Вюртемберг). О тесной технологической близости говорит, в частности, идентичность некоторых процессоров «Siemens» и «Роботрона» (Robotron EC 1834 и Simens 8086), сходство в интерфейсах, операционных системах и др.
После объединения Германий существовавшая технологическая близость облегчила вхождение западногерманских фирм на рынок электронной промышленности восточногерманских земель, особенно в Саксонии, где напрямую были использованы технологические мощности бывшего «Роботрона».
В итоге Саксония стала одним из крупнейших центров концентрации электронной промышленности («Кремниевая Саксония»). В треугольнике «Дрезден - Хемниц - Галле-Лейпциг» действует не менее 200 предприятий, работающих в сфере полупроводниковой электроники и производства чипов, микросхем, фотоэлементов, RFID-систем, телекоммуникаций (20 тыс. занятых) и не менее 1500 компаний по разработке software, продвижению продукта, дистрибуции, поддержке выпущенной продукции (23 тыс. занятых).
Институциональная близость базируется на общем понимании участниками сети правил, иерархий, регламента поведения, которые доминируют в организации. Этот вид близости труднее развивать и поддерживать, если нет пространственной близости. Вот почему нередко институциональная близость предполагает частые личные взаимодействия участников в результате близкого размещения.
Между разными видами близости может существовать и взаимная дополнительность. Например, институциональная близость упрощает взаимодействие дальних партнеров; географическая близость может компенсировать отсутствие институционального сходства.

Один из поистине «трансконтинентальных» диаспорных мостов описан в работе Х.М. Куркиевой[294]: это деятельность ингушской диаспоры в Магадане. Деятельность диаспоры сопряжена с четко отлаженным бизнесом по приемке золота от старателей, включающим обеспечение охраны (в Магадане диаспора в шутку называется «Ингушзолото» по аналогии с названиями отраслевых трестов советских времен). Для повышения уровня благосостояния Ингушетии деятельность диаспоры в Магаданской области играет немалую роль.
Другой пример связан с тем, как сильные связи по каналам институциональной близости тормозят развитие целой отрасли экономики - личных услуг в Улан-Удэ (предпосылками для ее возникновения является географическая близость - соседство в одном городе - лиц с радикально различным уровнем дохода). Данный пример описала британский антрополог Кэролайн Хамфри. Ориентированное на высокое доверие в рамках бурятских кланов (институциональная близость) Улан-Удинское общество характеризуется крайне низким уровнем доверия в целом (по сути, географическая близость не работает). Как указал один из респондентов в ходе глубинного интервью: «Это у Вас на Западе такая странная экономическая культура, когда незнакомые люди прислуживают кому-то за деньги. У нас этого нет»[295]. В результате «даже городские миллионеры с трудом находят себе водителей или уборщиц... обеспеченные граждане вынуждены “импортировать” из деревни своих родственников для работы по дому. Оплата минимальная, ведь это не работа, а “помощь”»[296].
Региональная система сетей Сети не могут быть поняты в отрыве от экономической модели развития, от доминирующих институтов. Они материализуют экономическую модель освоения, осуществляют те формы коммуникации, которые в этот момент доминируют. Например, в советскую эпоху ведущую роль в обеспечении грузопотоков играли железнодорожные сети. По мере формирования рыночной экономики возрастает значение автодорожной сети и более гибкого автомобильного транспорта. Малодеятельные участки железнодорожных сетей ликвидируются. В постиндустриальной экономике усиливается экономическое влияние электронных сетей, самых быстрых для информационного обмена.




От конфигурации транспортной сети зависит сеть социальных и экономических контактов.
На фото: туристам, поднимающимся на гору Верблюд на Урале, предлагается выбирать дорогу НЕ через близлежащий буддийский монастырь, чтобы не тревожить монахов (фото Д.Н. Замятина)

Определенной модели регионального экономического развития соответствует своя природа коммуникационных сетей. Каждый новый цикл освоения территории переконфигурирует формы коммуникации местной общности людей с остальным миром, формы экономической координации власти внутри своего территориального контура, хозяйственные связи основных экономических агентов региона - и, потому сопровождается прокладкой новой или изменением форм использования, отношения к старой сети. Возникает системная задача трансформации региональных сетей под новые формы коммуникации и потребность в экономном ее решении.
Пример. Зимники Березовского района Ханты-Мансийского автономного округа-Югры. Новые задачи для старых сетей: люди вместо грузов
Сегодня трансформацию претерпевают даже самые, казалось бы, традиционные виды сетей - например, до сих пор используемые во многих районах Сибири зимники.
В структуре потоков между, по сути, оторванным от остального мира «островом» Березовского района Югры и «материком» традиционно внимание уделяется трудностям перемещения товаров - угля, нефтепродуктов, продовольственных грузов. О тяготах перемещения людей в советское индустриальное время было принято говорить меньше. Между тем, в силу постоянно возрастающей мобильности жителей района и неизбежного роста цены их времени, издержки коммутирования между поселками Березовского района и «материком» в виде его ближайших соседей на круглогодичной наземной дороге в округе растут быстрее и постепенно окажутся выше, чем издержки перевозок товаров.
Для подтверждения этой гипотезы проведем несколько сопоставлений. При доставке сыра транспортные расходы составляют до 7 % процентов; колбасы, мяса - до 10 %, яйца - до 25 %, молока - до 35 %. Средний размер транспортных расходов по доставляемым продуктам составляет до 22 %, по нефтепродуктам до 25-30 %. Однако если мы оценим долю транспортных расходов в общих издержках командировочных на одну-две недели в район, то она составит 50-60 %.
В последний год на кредитную поддержку завоза критических грузов муниципальный бюджет тратит около 175 млн руб. (по состоянию на 2008 г.). Еще около 20 млн руб. идут на уплату различным транспортным операторам завоза.
С другой стороны, районный бюджет удешевляет стоимость авиабилетов при внутриокружных перемещениях жителей в размере 40-50 млн руб. через финансирование компании «Ютейр»; предоставляет дотации ОАО «Север- речфлоту» для речных пассажирских перевозок в размере 15 млн руб., субси
дирует ООО «Северавтотрансу» автобусные пассажирские перевозки по зимникам в размере 20 млн руб. Если добавить оплату билетов в отпуск и командировки для муниципальных служащих, субсидии на вывоз детей на летний отдых, проезд на спортивные соревнования за пределы района (выезд команды в районный центр, а затем в место окружных соревнований обходится дороже, чем питание и проживание вместе взятые), то получится не менее 100 млн руб. ежегодных бюджетных расходов на поддержку перемещения людей между «материком» и Березовским районом, а также внутри самого березовского острова, - что сопоставимо с ежегодными расходами на перемещение основных грузов между районом и «материком» и внутри самого района.
Если же учесть косвенные издержки перемещения людей в виде времени ожидания авиарейсов, при нередких авариях на зимниках, неприсутствия депутатов на заседаниях районной думы и их вынужденного раннего отъезда с этих заседаний, невозможность спортсменов принимать участие в соревнованиях, постоянные трудности при проведении федеральных мероприятий (голосования, референдумы, единый государственный экзамен и др.), тогда затраты на перемещения людей внутри «острова» и между ним и «материком» окажутся значительно выше, чем затраты на перемещение грузов.
Сети выполняют функции поддержания внутренней интегрированности и обеспечения внешних связей региональной системы. В современных условиях сети являются инструментом повышения конкурентности региональных рынков, уменьшения ценовых разрывов, способом осуществления свободных перетоков вещества, энергии, информации от одного места к другому.
Функциональное значение сети не может быть оценено само по себе, в отрыве от способа и свойств агентов ее использования. Это верно даже в отношении простейшей сети - автодорожной, эффективность использования которой существенно зависит от числа использующих ее автомобилей.
Пример. Самарская область и Татарстан: не все сети одинаково полезны Анализ региональных сетей требует использования не одного, а комплекса сопряженных индикаторов. Например, густота автомобильных дорог должна анализироваться только совместно с оснащенностью населения легковыми автомобилями: развитая дорожная сеть обеспечивает интенсивные личные контакты людей только при наличии значительного парка автомобильного транспорта. Лучшие места Республики Татарстан среди пяти регионов Поволжья по развитию дорожной сети - еще не свидетельство реальной возможности частых персональных контактов людей. С другой стороны, второе место Самарской области по развитию дорожной сети в группе регионов-
соседей - при самом высоком уровне автомобилизации населения - означает интенсивные, частые личные контакты населения.
Абсолютное число телекоммуникационных узлов в Республике Татарстан в начале нулевых годов было больше, чем в Самарской области. Однако само по себе наличие телекоммуникационных узлов еще не означает интенсивных перетоков информации. Еще важнее (хотя второе невозможно без первого) число сетевых компьютеров, работающих в мировой паутине. А здесь по доле компьютеров, подключенных к сети Интернет, Самарская область в начале XXI в. значительно превосходила своих поволжских соседей, в том числе Республику Татарстан. 
<< | >>
Источник: Замятина Н.Ю. А.Н. Пилясов. Россия, которую мы обрели: исследуя пространство на микроуровне. 2013

Еще по теме Сети как постиндустриальная форма территориальной организации:

  1. Могущество сети: сетевой анализ и новые возможности моделирования территориальной структуры
  2. 4. Урок как основная форма организации учебной работы. Классификация уроков. Нестандартные, инновационные формы урочных занятий
  3. Глава 12. ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИИ ОБУЧЕНИЯ И ИХ РАЗВИТИЕ В ДИДАКТИКЕ. УРОК КАК ОСНОВНАЯ ФОРМА ШКОЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ
  4. Глава 2 ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ ПРЕСС-СЛУЖБЫ В ПРОСТРАНСТВЕ СЕТИ ИНТЕРНЕТ
  5. ОБРАЗОВАНИЕ КАК РЕСУРС ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ С.Г. Новиков
  6. Структура и территориальная организация хозяйства
  7. Структура и территориальная организация хозяйства
  8. Территориальная организация хозяйства
  9. Территориальная организация хозяйства
  10. СТРУКТУРА И ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ХОЗЯЙСТВА
  11. Территориальная организация хозяйства