загрузка...

Современное общество и необходимость обновления понятийного аппарата экономической географии


Радикальные изменения общественных институтов всегда сопровождаются изменениями или переинтерпретацией прежних базовых понятий во всей системе наук об обществе. И это естественно: чтобы охватить мыслью новые феномены жизни, требуется отказаться от старых терминов и принять на вооружение новые (или на самом деле новые старые); придать прежним рабочим определениям и понятиям, наиболее активно используемым ввиду их гибкости и способности охватить самые фундаментальные и разнообразные проявления природы человека и его деятельности, новое значение. Аналогичные процессы происходят и на повседневном (бытовом) уровне: например, в период радикальной экономической реформы в России мы быстро привыкли к замене советских бюро по трудоустройству на российские центры занятости; постепенно отмирает термин завоз на Север, вместо которого возникает понятие продовольственной и энергетической безопасности северных поселений.
Обычно переинтерпретация понятийного аппарата общественной науки начинается с периферии, т. е. с мест интенсивных контактов с другими науками. Именно здесь в периоды радикальных преобразований и происходит быстрый интеллектуальный прорыв, фиксируемый массовой заменой / переопределением старых каркасных понятий. И лишь позднее начинается обновление и понятийного ядра науки. Но только этот процесс обеспечивает целостность науки, адекватность научного знания вызовам нового времени.
Классики советской экономической географии хорошо понимали значение понятийного ядра для развития нашей науки. Э.Б. Алаев отдал много сил и энергии, чтобы упорядочить терминологическую систему социально-экономической географии[17]. К.П. Космачев многие годы увлеченно работал над проблемой экспертизы понятий и нормативов, широко используемых в практике советского территориального управления[18]. Из наших современников создателем красивой (хотя и очень абстрактной) архитектуры из географических понятий, безусловно, является Б.Б. Родоман[19].

Без идеологического обновления, терминологической чистки науки трудно идти дальше. При этом, как правило, главные материальные конструкции, мотивы и формы поведения человека, которые служат основой формирования своих нематериальных копий в виде понятий, остаются в значительной степени незыблемыми, нейтральными к смене общественного устройства.
Приведем примеры терминологических переходов, переакцентировки привычных понятий экономической географии советского времени, очевидцами которых мы являемся. Было понятие градообразующего предприятия, которое формирует основное производство поселка или города. Теперь мы все в большей степени оперируем понятием бюджетообразующего или структурообразующего предприятия - т. е. фирмы, которая генерирует значительную часть налоговых доходов в региональный или муниципальный бюджет.
Было понятие факторов размещения производительных сил по территории СССР, отдельных экономических районов и регионов. Оно хорошо отражало доминанту факторов предложения, диктат производителя, свойственные плановой экономике советского времени. Теперь чаще используют понятие факторов сравнительных преимуществ (более узко-инвестиционной привлекательности) российских регионов.
Было понятие единого народнохозяйственного комплекса (ЕНХК) советского времени, которое отражало приоритет технологических аспектов, отраслевой парадигмы в изучении региональной экономики. На смену пришло более гибкое (и одновременно более аморфное) - единого экономического пространства, которое отразило приоритет организационных, институциональных факторов, уже не отраслевой, а рыночной парадигмы (отраслевых рынков) в нашей науке.
Было понятие кооперирования и комбинирования предприятий как важнейших факторов территориальной организации советского промышленного производства. Сейчас используется понятие вертикальной и горизонтальной интеграции фирм как ключевого фактора, определяющего структуру отраслевых рынков. Вместо термина концентрация предприятий используется понятие агломерационного эффекта (широко применяется в предложенной П. Кругманом концепции новой экономической географии[20]).

В работах А.А. Минца, И.В. Комара, В.П. Руденко[21] разрабатывалось понятие природно-ресурсного потенциала.
Многие видные советские экономи- ко-географы разрабатывали определения и давали оценку производственного потенциала, потенциала трудовых ресурсов и демографического. Термин потенциал был популярен в нашей науке в советское время и использовался очень широко, четко отражая роль факторов предложения как главных ограничителей административно-командной системы. Понятно, что изучению главных ограничений развития экономики и были посвящены основные усилия наших старших коллег.
С началом радикальной экономической реформы это понятие незаметно ушло из научных работ. Но вместо него пока не возникло ничего нового (хотя уже предпринимаются исследования, например, регионального человеческого капитала). Но потребность в термине, который пришел бы на смену прежнему, явно существует.
Бурно развивающаяся в последние десятилетия теория фирмы, которая уже оказывает активное концептуальное и терминологическое воздействие на западную региональную науку, предлагает понятие активов. Его материальная основа та же, что и у потенциала - природные, трудовые, производственные ресурсы (основные фонды).
Но акцент другой. Не то, что через длительный временной отрезок (а может быть, никогда) способно стать реальным фактором развития. Нет, сегодня вовлеченный и уже используемый экономический ресурс.
Понятие потенциала отразило феномен отложенного настоящего - ради будущего. Именно такое отношение к времени было характерно в советскую эпоху. Понятие актива отражает продленное настоящее - такое отношение к времени характерно для людей современной российской эпохи.
Понятие активов плодотворно разрабатывается в работах представителей современной неоинституциональной науки Л. Бальцеровича, О. Уильямсона, Т. Эггертсона[22]. Они используют его для характеристики избираемых форм
контрактации и конфигураций прав собственности, экономического поведения власти, общей механики политико-экономических процессов, например, в странах, которые переходят от плановой к рыночной модели развития.
Нет причин отказываться от этого понятия и в региональном анализе. Овладевая новой рыночной методологией, описывая регион в целом, региональное развитие - макроэкономически, с высоты птичьего полета, авторы конструируют широкие аналогии региона как рынка, региона как квазикорпорации[23]. Для глубинного понимания закономерностей регионального развития требуются инструменты микроанализа, невозможные, в первую очередь, без понятия региональных активов.
Региональные активы - территориальные сочетания природных, материальных, человеческих и финансовых ресурсов, взаимодействующих в процессе экономического развития через созданные, меняющиеся конфигурации прав собственности. Своеобразие свойств и сочетаний изменяющихся активов региона влияет на экономическое поведение основных хозяйствующих субъектов, местных коалиций и региональной власти. А эти факторы определяют темпы регионального экономического развития.
Обозначим еще ряд корневых понятий, которые позволяют предпринять исследование регионального развития, адекватное последним достижениям мировой институциональной теории: экономическая история, возраст региона, хозяйственные слои; природная, положенческая, бюджетная рента как структурирующий региональную экономику фактор; корпоративная структура экономики, ключевые региональные рынки; региональные рамки, в том числе сетка административного деления и ландшафт; региональные группы и коалиции влияния; региональная/муниципальная власть, региональные политические и экономические институты, в т. ч. конфигурации прав собственности; экономическое поведение (стереотип поведения), запас предпринимательской энергии региональной общности людей; региональное знание (региональная инновационная система). Со стороны институциональной социологии и социальной антропологии «подтягиваются» такие понятия, как территориальная идентичность, системы (порядки, миры) ценностей, социальные сети, сильные и слабые социальные связи и др.
При всем многообразии этих терминов, они могут быть упакованы в три основных блока «власть-собственность-местное сообщество». Следующие три раздела первой части посвящены, соответственно, каждому из этих блоков. 
<< | >>
Источник: Замятина Н.Ю. А.Н. Пилясов. Россия, которую мы обрели: исследуя пространство на микроуровне. 2013

Еще по теме Современное общество и необходимость обновления понятийного аппарата экономической географии:

  1. В.И. Селиверстов Логика формирования современного понятийно- терминологнческого аппарата логопедии            
  2. Язык и понятийно-категориальный аппарат
  3. Тема 2. Понятийный аппарат социальной педагогики
  4. Глава 2 ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  5. ТЕМА 23. ПОИСК ПУТЕЙ ОБНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА В 50-х — НАЧАЛЕ 60-х ГОДОВ
  6. Занятие 7.7 ПОНЯТИЙНОЕ МЫШЛЕНИЕ. ОЦЕНКА ПОНЯТИЙНОГО МЫШЛЕНИЯ С ПОМОЩЬЮ МЕТОДИКИ «СРАВНЕНИЕ ПОНЯТИЙ»
  7. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ САМОРЕАЛИЗАЦИЯ МОЛОДЕЖИ КАК ИСТОЧНИК КАЧЕСТВЕННОГО ОБНОВЛЕНИЯ КУЛЬТУРЫ СОЦИАЛЬНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В.А. Чистяков, Ю.В. Пайгунова
  8. Бурдина Елена Александровна, Крылов Петр Михайлович.. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ Учебное пособие, 2010
  9. Алексейчева Е. Ю.. Экономическая география и регионалистика, 2012
  10. Низкие доходы необходимых обществу специалистов
  11. Лекция 3. Теоретические и методические основы социально-экономической географии
  12. Алисов Н.В., Хорев Б.С.. Экономическая и социальная география мира (общий обзор): Учебник, 2003
  13. Лекция 2. Место социально-экономической географии в системегеографических наук и ее структура
  14. Максаковский В.П.. Общая экономическая и социальная география. Курс лекций. В двух частях.Часть 1., 2009
  15. Максаковский В.П.. Общая экономическая и социальная география. Курс лекций. В двух частях.Часть 2, 2009
  16. Курашева, Е.М.. Экономическая и социальная география мира: 10 класс: в схемах и таблицах, 2011
  17. Н. МЕГУСЕВА, руководитель Общества чувашской культуры В школах необходимо народоведение
  18. Под ред, проф. А. Т. Хрущева. Экономическая и социальная география России: Учебник для вузов, 2001
  19. ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО: ДИАЛОГ НА РАВНЫХ А.А. Гармашев, заместитель руководителя аппарата губернатора Белгородской области, начальник информационно-аналитического управления