Данные по антропологии групп, переселившихся из Передней Азии. Среднеазиатские евреи и арабы (табл. 30, 31, 33)


Мы располагаем обширными материалами по антропологии среднеазиатских евреев (табл. 30 и 31). У исследованных нами евреев городов Бухары, Самарканда, Кермине и Шахрисябза ярко выражен европеоидный брахицефальный переднеазиатский расовый тип.
Это как бы осколок антропологического пласта Передней Азии, вдвинутый на территорию Среднеазиатского междуречья переселившимися сюда евреями. Лишь весьма слабая, чисто случайная метизация могла иметь место в таких центрах мусульманского фанатизма, какими на протяжении многих -столетий были Бухара, Самарканд и другие города Мавераннахра. Глухая стена национальных и религиозных традиций и предрассудков отделяла евреев от местного автохтонного населения, создавая необходимую для сохранения типа изоляцию. Поэтому среднеазиатские евреи послужили мне материалом для дифференцирования брахицефальных европеоидов Средней Азии от брахицефальных европеоидов Передней Азии.
В табл. 33 сравниваются материалы, собранные только мною, т. е. одним и тем же исследователем, в одно и то же время, в одних и тех же населенных пунктах. Это гарантирует возможность сравнения исследуемых групп по описательным признакам. Таджики гор. Бухары были исследованы мною в 1926 г. и тогда же были исследованы бухарские евреи. В Шахрисябзе я исследовал в 1927 г. евреев и живущих в том же городе узбеков. Не только таджики Бухары, но и узбеки Шахрисябза, сохранившие племенные и родовые названия, являются типичными представителями европеоидной расы Среднеазиатского междуречья. Наличие монголоидных признаков у шахрисябзских узбеков скорее можно подозревать, чем доказать (табл. 8). В общем, отличия брахицефальных европеоидов Передней Азии — евреев от брахицефальных европеоидов Средней Азии— таджиков и узбеков идут в том же направлении, в каком идут отличия долихоцефальных европеоидов Ирана—персов и азербайджанцев от долихоцефальных европеоидов Средней Азии—туркмен. В подтверждение сказанного достаточно сравнить данные, приводимые в табл. 33 и 32.
У евреев я ни разу не наблюдал даже следов эпикантуса, волосяной покров у них развит сильнее, чем у узбеков и таджиков, лицо сильнее сужено впереди, корень и крылья носа значительно выше, боковые стенки его менее наклонны, значительно чаще встречаются особи с выпуклой спинкой носа, лепториния выражена сильнее, скуловой диаметр и высота лица морфологическая меньше (последние два признака приведены в табл. 31).
Все сказанное придает типу евреев ярко выраженный переднеазиатский (арменоидный) характер. Это подтверждается и общим впечатлением, получаемым в процессе исследования, когда перед глазами проходят сотни мужчин, женщин и детей. При этом арменоидность среднеазиатских евреев—группы эндогамной, века-ми жившей замкнуто, выражена сильнее, чем у персов и азербайджанцев.
С другой стороны, нельзя не отметить того, что отличия европеоидов Ирана и Передней Азии от европеоидов Средней Азии идут в том же направлении, в каком вообще идут отличия европеоидов от монголоидов: резко падает процент наличия эпикантуса, увеличивается тре
тичный волосяной покров, уменьшается плосколицость, повышаются корень и крылья носа, боковые его стенки становятся менее наклонными, глазное яблоко глубже располагается в полости глазницы, уменьшаются скуловой диаметр и высота лица морфологическая (табл. 6 и 7). Все это дает основание предполагать, что сглаженность арменоидных черт у европеоидов Средней Азии является результатом многовековой метизации с монголоидами.
Проведенный мною сравнительно-антропологический анализ подтвердил такое предположение. Это доказывает тот несомненный факт, что «чистых» рас мы не знаем и изучаем антропологические типы всегда в той или иной степени метисные.
Как отмечалось выше, новейшие палеоантропологические исследования показали, что и монголоидный южносибирский тип, ныне столь характерный для казахов и киргизов, является метисным.
Исследованные нами арабы района Карши (100 мужчин кишлака К^амаши, населенного исключительно арабами) по всем важнейшим антропологическим описательным признакам занимают промежуточное положение между евреями и таджиками. Ближе они стоят к таджикам (табл. 30). Вследствие отсутствия религиозных преград заключались смешанные браки между пришлыми арабами и местным населением. Но исследованные нами арабы все же сохранили ясные антропологические следы своего происхождения из центра распространения переднеазиатской расы.
Евреи Средней Азии в настоящее время говорят на таджикском языке. Древнесемитический еврейский язык знают только раввины. Исследованные нами арабы кишлака Камаши двуязычны и в разговорах между собою, видимо, пользуются арабским языком, насколько о том может судить не лингвист. Но и в* разговоре с нами они называли мясо не иранским словом гушт, а семитическим ляхм (собственно1, вообще еда, хлеб). Акад. И. Ю. Крачковский указывает на важность этнографического и лингвистического изучения арабов Средней Азии. Такие исследования проводились советскими этнографами и лингвистами (М. И. Измайловой, Н. Н. Бурыкиной, И. В. Юмашевым, Г. В. Церетели, И. Н. Винниковым). Результаты этих исследований, по словам И. Ю. Крачковского, следует расценить как выдающееся научное открытие. С несомненностью выяснилось, что арабы Средней Азии пользуются «живым арабским диалектом, находящимся в прямой связи с другими разговорными диалектами арабских стран, в ближайшую очередь, пови- димому, с месопотамскими» (29, стр. 238).
Основываясь на данных антропологии, я пришел к тому же заключению—о заселении Средней Азии не южной группой арабов (Аравии), которым свойствен долихоцефальный средиземноморский тип, а арабами северными, месопотамскими, для которых характерен тип брахи- цефальной переднеазиатской расы (39, стр. 149—159).
Различные группы арабов расселились в Средней Азии в разное время. И. Ю. Крачковский отмечает, что появление в Средней Азии той группы арабов, которая бьпла исследована в лингвистическом отношении, «приходится относить не к эпохе завоевания, а, вероятно, к значительно более позднему периоду, может быть, ко времени Тимура» (29, стр. 238).
Не подлежит сомнению, что и арабы-завоеватели и группы арабов, переселившиеся в Среднюю Азию позднее, приняли участие в этногенезе народов Средней Азии — узбеков, таджиков, туркмен в качестве одного из этнических слагаемых этих народов.

Что касается антропологических следов смешения арабов с массой местного населения, то такие следы весьма незначительны. Их можно лишь подозревать, но не доказать. Правда, среди узбеков и в особенности среди таджиков встречаются особи с арменоидными чертами, но в таких случаях, как и в случаях наличия арменоидных признаков у туркмен, трудно исключить внутрирасовую изменчивость признаков, особенно описательных, играющих столь большую роль в расовой диагностике. />К сказанному остается добавить, что основная масса арабов, как и других народов, заселявших в разное время Среднюю Азию, — персов, греков и даже тюрков Дешт-и-кипчака, оставалась в местах своего постоянного обитания. Лишь последние из упомянутых народов—тюрки и монголы (которые вскоре были тюркизованы) оставили ясные антропологические следы1 своего смешения с местным автохтонным населением Средней Азии.
<< | >>
Источник: Л. В. ОШАНИН и В. я. ЗЕЗЕНКОВА. ВОПРОСЫ ЭТНОГЕНЕЗА НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ. 1953

Еще по теме Данные по антропологии групп, переселившихся из Передней Азии. Среднеазиатские евреи и арабы (табл. 30, 31, 33):

  1. Данные по антропологии монголоидов, переселившихся в Среднюю Азию из Джунгарии и с Дальнего Востока Дунгане и корейцы[13] (табл. 35 — 36)
  2. В.Я. ЗЕЗЕНКОВА МАТЕРИАЛЫ ПО АНТРОПОЛОГИИ ЖЕНЩИН РАЗЛИЧНЫХ ПЛЕМЕН И НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ (табл. 37 — 39)
  3. К ПРОБЛЕМЕ ЭТНОГЕНЕЗА УЙГУРОВ (ПО ДАННЫМ СРАВНИТЕЛЬНОЙ АНТРОПОЛОГИИ НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ И СИНЬЦЗЯНА) (табл. 40 — 44)
  4. Глава III ДАННЫЕ ПО АНТРОПОЛОГИИ НАРОДОВ СОПРЕДЕЛЬНЫХ СТРАН И ВОПРОС О СТЕПЕНИ ИХ УЧАСТИЯ В ЭТНОГЕНЕЗЕ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  5. Лекция 17: Эллинизм в Передней Азии.
  6. Лекция 5: Культура Передней Азии в первой половине I тысячелетия до н.э.
  7. Положение в Передней Азии
  8. Новые явления в культурной жизни Передней Азии VI—IV вв. до н. э.
  9. Новые идеологические течения в Передней Азии. Историческая обстановка.
  10. Материалы по антропологии уйгуров и выбор сравнительных материалов по антропологии различных народов Средней Азии
  11. Исследования Д. Д. Букинича по антропологии Афганистана. Племя х:азара, таджики, джемшиды и патаны (табл. 34)
  12. Данные по антропологии древних уйгуров Синьцзяна
  13. ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О РАССЕЛЕНИИ МОНГОЛОИДНЫХ РАС В СЕВЕРНОЙ СТЕПНОЙ ПОЛОСЕ СРЕДНЕЙ АЗИИ