Модели «перехода»

Очевидно, что в большинстве обществ, где возможна вертикальная статусная мобильность, этнические меньшинства непрерывно лишаются своих членов, переходящих в политически, экономически или социально господствующие сегменты общества.
Такая мобильность не только снабжает человека средствами разрешения своих социальных и психологических проблем, но также служит для поддержания стабильности в обществе. «Выпаривание» людей снижает потенциальную энергию движений социального протеста. Однако когда группа оказывается полностью блокированной внутри так или иначе мобильного общества, напряжение может накапливаться и доходить до критической точки, как это имело место у расовых меньшинств в Соединенных Штатах. В большинстве стратифицированных обществ социальный порядок поддерживается благодаря тому, что индивиду предоставлено достаточно возможностей для социальной мобильности, вне зависимости от того, является эта модель частью официальной идеологии или нет. Но невозможно судить об этой стороне общества только по его формальной структуре — необходимо искать скрытые, иногда даже криминальные средства, доступные людям, склон- 258 Психология культур ным к изменению своего статуса и статуса своих семей. Некоторые этнические меньшинства в Соединенных Штатах, подобно корейцам и китайцам в Японии, имеют немало своих представителей как в организованной, так и в индивидуальной криминальной деятельности (De Vos, 1967). Модели профессиональной мобильности в современных индустриальных государствах относительно схожи, несмотря на различающиеся представления о влиянии экономической потребности на «подвижку вверх» людей, обладающих особыми навыками в коммерческой, производственной и научной деятельности. Липсет и Бендикс (Lipset, Bendix, 1959) продемонстрировали сходство профессионально-экономической мобильности в Соединенных Штатах и европейских странах при значительных различиях идеологических установок. Тем не менее, их критерий социальной мобильности не вполне адекватен. Существуют заметные различия в моделях участия в общественной жизни (социальной партиципа-ции — social participation) профессионально мобильных людей и членов их семей. Например, во Франции жена человека, делающего профессиональную карьеру, не вхожа в круг людей того же профессионального уровня, что и ее муж. Этого нельзя сказать о женах американцев, добивающихся профессионального успеха. Однако французские дети, посещающие надлежащие учебные заведения, часто могут претворить в жизнь профессиональный успех своих отцов, достигнув более высокого уровня социальной партиципации. Во Франции социальное происхождение по-прежнему важно и труднопреодолимо. Поэтому люди часто выдумывают себе происхождение и меняют имя. Но в классовых и кастовых обществах профессиональный рост не гарантирует изменения уровня социальной партиципации. «Дурное» происхождение неофициально подвергается санкциям, в особенности закрывая доступ к неформальному первичному участию в социальной жизни. Следовательно, в большинстве обществ существует некоторый стимул маскировать свое происхождение, если оно «социально позорит» человека. В среде руководящего класса Советского Союза социально невыгодно иметь буржуазное происхождение. Каждое стратифицированное общество тем или иным способом стимулирует «переход», то есть «смывание» родового клейма, не одобряемого обществом. Термин «переход», используемый в литературе, посвященной расовым отношениям, обычно применяется лишь к Дж. Де-Вос. Этнический плюрализм 259 ситуациям, в которых человек полуафриканского происхождения больше не видит себя в социальной стратификации чернокожих и появляется в качестве белого, если его внешность позволяет ему это сделать. Благодаря маскировке происхождения, его «переход» в общество белых остается незамеченным, по крайней мере на уровне некоторых форм социального участия. Вагатсума и я (De Vos, Wagatsuma, 1967) изучали этот феномен в Японии, где представители бывшей касты париев в качестве одной из попыток осуществления индивидуального «продвижения вверх» прерывают контакты с семьей и друзьями, равными им по происхождению. В этом случае расовый аспект касается лишь тех членов касты, которые (как правило, хотя и ошибочно) считаются биологически отличными от остальных японцев. Изучая с психологической точки зрения этот феномен в Японии, мы увидели, что «переход» представляет собой общий культурно-психологический феномен, действующий равным образом и в социальной и в психологической сферах, вне зависимости от того, берется ли за основу социальный класс, этническое происхождение или расовая группа. В каждом случае человек сознательно изменяет внешность и поведение, придавая им социально приемлемые формы, чтобы быть признанным более желанной социальной группой. Но «переход» — это не просто процедура, используемая для достижения непосредственного социального преимущества, он также имеет эмоционально-выразительное значение. Подразумевается совершение разнообразных внешних (поведенческих) и внутренних (психологических) маневров, которые в свою очередь могут привести к различного рода внутренним напряженным состояниям, связанным с выбором референтной группы, а также с выбором степени и модели частичного включения в себя чуждых элементов.
Было бы интересно рассмотреть сходство и различия между такими «переходами» внутри собственного общества и изгнанническими (эмигрантскими) формами отчуждения. Например, формы отчуждения японских, китайских или индийских интеллигентов различаются в отношении того, как по мере принятия западных ценностей эти люди сохраняют целостную национальную идентичность. Кризисы «целостности», подразумевающие поиск «подлинного ?», сходны между собой, независимо от того, в каких условиях происходят «переход» или «отчуждение». Сталкиваясь с отчуж- 260 Психология культур дением и испытывая чувство неудовлетворенности и слишком большое напряжение, связанное с сохранением новой идентичности, люди заново идентифицируют себя со своим этническим происхождением (Там же). Поскольку «переход» обычно осуществляется через осознанную манипуляцию поведением, человеку требуется «фасад». Поскольку этот «фасад» не является его органичной частью, у человека возникает внутренняя двойственность, включающая уничижительное представление о себе. Собственное «Я» осмысливается как заклейменное родителями (Goffman, 1963), в результате чего появляются элементы ненависти к себе или к своим предкам. Тем не менее, это очевидное последствие психотерапевты часто трактуют противоположным образом: первоначальная модель ненависти рождается внутри семьи и в свою очередь приводит к противоречивости самоотношения. В этом случае человек может ухватиться за имеющуюся в его распоряжении модель классовых различий или этнического плюрализма и использовать «подвижку вверх» как средство преодоления психологического страдания. В этом контексте я не буду обсуждать роль сознательных и бессознательных психологических механизмов первоначальной психосексуальной идентификации, лежащих в основе последующих процессов, формирующих общую социальную идентичность и ее центральный компонент — этнич-ность. Я только укажу на феномен индивидуального перехода и его личную мотивацию как на тему, которой не следует пренебрегать при изучении социальной стратификации. Достаточно сказать, что людям часто бывает необходимо избегать того, что воспринимается как негативная социальная идентичность. Большинство людей, совершающих «переход», в этом смысле настроены против группы, с которой их связывает общее происхождение. Человек использует «переход», чтобы избавиться от чувств и поступков, которые он осознает как нечто необходимое или неизбежное для его первичной социальной группы. Иногда он очень рано перенимает одежду, речь и физический облик, характерные для более высокого социального класса, с неприязнью рассматривая поведение своей собственной семьи. Он даже может опасаться, что сам неизбежно «заражен» теми чертами, которые ему не нравятся в других членах его группы. Такой человек ищет новые модели согласования и ассоциаций вне своей собственной группы. Дж. Де-Вос. Этнический плюрализм 261 Внешность — вот та сфера предпочтительных стереотипов, которая может подкрепить изменение. Человек, чья внешность не способствует «переходу», может рассматривать ее как несмываемое клеймо, поставленное ему его группой. Очевидные физические различия затрудняют «переход», но не всегда делают его невозможным, по крайней мере с субъективной точки зрения. Некоторые афроамери-канцы становятся «индусами». Некоторые американцы мексиканского происхождения превращаются в «итальянцев». Но в любом случае абсолютное расовое разграничение черных и белых — это лишь один (крайний) из способов, к которым прибегают общества, ориентированные на классы или касты, чтобы помешать людям продвигаться вверх по социальной лестнице. Лондонец, употребивший по отношению к очкам слово «glasses» вместо «spectacles», окончательно разоблачает свое прошлое перед очевидцами, которые посредством едва заметной перемены в манере поведения могут дать ему понять, что догадались о его подлинном (простонародном) происхождении. Такая «отбраковка» причиняет страдания, пропорциональные силе потребности в признании. Некоторые из наиболее острых известных нам инцидентов, относящихся к «переходу» японцев, находящихся вне касты, — это ситуации, в которых человек умышленно раскрывает свое «заклейменное» происхождение. Мы предполагаем, что тут дело в невыносимости бремени постоянной маскировки. Многие люди рано или поздно обнаруживают, что утратить свой «фасад» («зайти внутрь с холода») психологически легко. Некоторые предпочитают избегать двойственной идентичности. Вместо того, чтобы подвергать себя возможной социальной травме, они используют явный, безошибочный символ (эмблему) идентичности, сигнализирующий другим об их происхождении и постоянной этнической или классовой лояльности. Это напоминает то, что Эрвин Гоффман (Goffman, 1963) назвал бы «выставлением напоказ своего позорного клейма».
<< | >>
Источник: А.А.Белик. Личность, культура, этнос: современная психологи-Б 66 ческая антропология /Смысл. — 555 с.. 2001

Еще по теме Модели «перехода»:

  1. Группа С. Медиаобразовательные модели, представляющие собой синтез социокультурной, образовательно-информационной и практико- утилитарной моделей Медиаобразовательная модель А.В.Шарикова [Шариков, 1991]*
  2. ГЛАВА 1 ПАУТИНООБРАЗНАЯ МОДЕЛЬ И ДРУГИЕ ПРОСТЫЕ ДИНАМИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ
  3. § 1. Переход прав кредитора к другому лицу Статья 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу
  4. Модель материнства и «путь к модели» в условиях современного общества
  5. Логико-философское направление. Модель знака и     семиотическая модель коммуникации Ч. Пирса
  6. Probit- и fogtt-модели Описание моделей
  7. Коростелев, Иван Николаевич. Математическая модель стационарных физических полей и критерий МГД—стабильности В алгоритмах динамической модели алюминиевого электролизера / Диссертация / Москва, 2005
  8. Переход
  9. Глава 12 ПЕРЕХОД К ДЕМОКРАТИИ
  10. ПЕРЕХОД ОТ МАТРИАРХАТА К ПАТРИАРХАТУ
  11. с) Переход механизма
  12. Переход к нэпу
  13. С. ПЕРЕХОД В СУЩНОСТЬ
  14. Переход к критике