Аналитическая классификация против типологии вещей. 

  Однако такой подход к обозначению промежуточных форм между условными типами, не говоря уже о переходных между “естественными” типами, получает какое-то логическое оправдание лишь в том случае, если разделение материала на типы производится только по одному критерию, по одной категории признаков.
В противном случае может оказаться, что границы признаков разных категорий (скажем, формы и орнаменты) у многих конкретных экземпляров не совпадают, т.с. границы двоятся, расплываются.
Чтобы спасти резкость границ типов, необходимо отказаться от комплексности differentia specifica в дефинициях. Именно так и поступает Мальмер. Несмотря на всё внимание к независимым типологическим элементам, на прослеживание параллельности их изменения, на учёт этой параллельности при построении типологического ряда, Мальмер забывает о ней тотчас, как только принимается за выделение типов (точнее нс доходит до неё: ведь всё начинается с дефиниций типов) и почти все его группы (керамики, топоров и прочие) являются звеньями однолинейных рядов изменений (недаром он и именует их группами; они, по его мнению, не заслуживают ранга типов', вся керамика этой культуры один тип (JS: 4).
В огромном труде Мальмсра, где керамике отдаётся предпочтение перед топорами и хронология строится в основном на керамике, мы в сущности не найдём типов сосудов. Отдельно дана классификация типов донышка, отдельно - классификация технических элементов орнамента, отдельно - классификация мотивов орнаментации донышка и отдельно - классификация типов украшения тулова. Последняя объявлена основной. Прослежены параллелизмы и взаимозависимости в изменениях этих показателей (корреляционными таблицами), но нигде не сделано даже попытки найти постоянные преимущественные сочетания этих показателей, т.с. выделить типы не донышек или узоров, а сосудов в целом. Формы сосудов, их размеры и пропорции вообще в классификации не учтены.
“Интерес к элементам пропорций (у Глоба - Л.К.) весьма похвален, - допускает Мальмер, - но, спрашивается, являются ли элементы пропорций подходящей основой для дефиниций керамики, когда для этого есть к услугам орнаментика” (JS: 771). Чтобы отделить шнуровую керамику от колоколовидных кубков в Европе, “вполне очевидно, надо исходить из орнаментики, а не из формы сосуда, S-овидный кубок даёт лишь слабые, трудно регистрируемые вариации форм, орнаментика же, напротив, всегда ясна и позволяет сравнительно легко выразить себя в словах” (JS: 825). (А как быть с различием между кубками с выделенной шейкой и банками, не говоря уже об амфорах и чашах?). Отвергая классификацию Чайлда вместе с прочими, Мальмср делает оговорку: “Но инициатива Чайлда имела хоть одно хорошее: целесообразная система группировки для британских кубков должна, без сомнения, опираться именно на орнаментику, а не на формы сосудов” (JS: 851).
Поскольку в труде самого Мальмера классификация керамики, по сути, подменена классификацией керамической орнаментики, мы находим у него объединёнными в одну группу (т.е. подтип) огромную корчагу и полусферическую чашку (Е: 1 и Е:2), или бомбовидный сосуд и плошку (G:l и G:2), или банку и круглодонный сосуд (Н: 1 и Н:2), или высокий сосуд со сплошным поддоном и круглодонную чашу (J:l и J:2), или высокий сосуд с S-овидным профилем и плоскую низкую чашечку (J:3 варианты 2 и 3), или баночный сосуд и круглодонный сосуд с выступающими плечиками (К: 1, вариант 1 и К:2, вариант 3).
Резкие различия форм бросаются в глаза.
Мальмер критикует классификацию Глоба, вменяя ему в вину произвольное распределение сосудов по типам А и В (и соответственно размещение этих типов на карте): перемерив лично сосуды в датских музеях, он нашёл, что, если исходить из намеченного Глобом деления по высоте и сосудному указателю, сосуды распределятся иначе и не дадут поляризации на карте (JS: 769-771). Однако у Глоба общие пропорции и размеры - не единственное различие между типами А и В: учитываются ещё и выступание ножки (у А - всегда, у В - необязательно), устойчивость сосуда (у В дно относительно шире), относительная высота шейки (у В меньше). Если бы Мальмер посетовал только на то, что этот комплексный критерий классификации не оформлен должным образом, сохранен в интуитивном виде, а также применен не вполне чисто (не отделены вполне типичные экземпляры от имеющих лишь некоторые признаки типа, от промежуточных форм), то с критикой можно было бы согласиться. Но Мальмер видит причину произвола в самой комплексности.
Иными словами, Мальмер осуществляет и отстаивает главным образом аналитическую классификацию керамики, не переходя от неё к таксономической классификации. Точнее, один из вариантов аналитической классификации искусственно выдвигается на роль таксономической классификации, без внутренней оценки аналитических типов по силе и количеству их связей с другими аналитическими типами. Классифицируются лишь отдельные элементы, а не их сочетания. На уровне материального исследования у Мальмера анализ явно превалирует над синтезом. Всё расчленено, разъято на элементы и большей частью оставлено в разобранном виде. Вот уж поистине аналитическая археология'. Исследовательская практика Мальмера больше других заслуживала бы этого названия.
Любопытно, что, признавая преимущества орнаментики над формами керамики в деле классификации, автор книги “Аналитическая археология” Д.Кларк в другой своей работе заметил: “Но лучшей из всех альтернатив, конечно, был бы анализ, интегрирующий форму, мотив, стиль, тесто, обжиг, сочетание в комплексе находок, распространение и т.д., и т.п.” (Clarke 1967: 180).
Несколько иначе подходит Мальмер к классификации топоров. Типы рабочих топоров выделены на основании корреляции наибольшей ширины с “углом узких сторон”, а типы боевых топоров - на основании интуитивной корреляции плана с формой поперечного сечения обушной части и деталями рельефа (набалдашник, втулка, ребро - First). Польгаузсн называет эту классификацию шведских боевых топоров (как и кубков) “не лучшей из возможных, но лучшей из наличных” (Pohlhausen 1963: 67). Так ли? Разве что для шведских памятников. В ней нс учтён профильный контур топора, который после закрепления топора на рукояти был наиболее заметен для любого зрителя, определяя собою общее эстетическое впечатление от топора. Он (профильный контур) не случайно хорошо коррелирует с разными культурными и хронологическими показателями у Глоба в Дании. Классификация Глоба, несмотря на меньшую логическую выдержанность, явно превосходит классификацию Мальмера: она более адекватна материалу.
Однолинсйность классификации существенно ограничивает возможности открывания “естественных” типов в материале (игнорируя указания корреляции) и затрудняет установление преемственности (маскируя взаимоналожения и промежуточные формы).
<< | >>
Источник: Л.С.Клейн. ФОРМУЛА МОНТЕЛИУСА (шведский рационализм в археологии Мальмера). 2010

Еще по теме Аналитическая классификация против типологии вещей. :

  1. Глава 1 Вещи и классификация вещей
  2. ТИПОЛОГИЯ И КЛАССИФИКАЦИЯ ОРГАНИЗАЦИЙ (ПРОДОЛЖЕНИЕ 1).
  3. ТИПОЛОГИЯ И КЛАССИФИКАЦИЯ ОРГАНИЗАЦИЙ (ПРОДОЛЖЕНИЕ
  4. Лекция 11. Классификация и типология стран мира
  5. 12.2. Уголовная ответственность за отдельные преступления против личности, в сфере экономики, против общественной безопасности и общественного порядка, против государственной власти
  6. Вера есть свобода и блаженство души в себе самой. Душа, осуществляющая и объективирующая себя в этой свободе, иначе - реакция души против природы проявляется в произволе фантазии. Поэтому предметы веры необходимо противоречат природе и разуму, поскольку он представляет природу вещей.
  7. ПОЛИТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПОЛОГИИ Психопатологическая типология Г. Лассуэлла
  8. § 37. Патриции против сеньоров, цехи против патрициев, плебеи против цехов
  9. ЦВЕТОВАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ В РИТУАЛЕ НДЕМБУ. ПРОБЛЕМА ПЕРВОБЫТНОЙ КЛАССИФИКАЦИИ
  10. КАК БОРОЛИСЬ ПРАВОТРОЦКИСТЫ ПРОТИВ В.И. ЛЕНИНА, ПРОТИВ ДЕЛА СОЦИАЛИЗМА
  11. с) Взаимодействие вещей
  12. ПАРЛАМЕНТ ВЕЩЕЙ
  13. Детство вещей
  14. О вещности вещей и веществ
  15. § 50. Виды вещей 151.
  16. Тенденция к сохранению положения вещей