загрузка...

Евроинтеграция: декларируемые плюсы и очевидные минусы


«Своя» и зарубежная олигархии сегодня задействуют все имеющиеся в их распоряжении колоссальные пропагандистские возможности для того, чтобы убедить граждан Украины, будто интеграция с Европейским союзом позволит существенно ускорить экономическое развитие нашей страны, повысить качество их жизни. Между тем в свете содержания Соглашения об ассоциации ситуация, скорее всего, может оказаться прямо противоположной. Плюсы от его подписания более чем сомнительны, тогда как минусы для подавляющего большинства населения вполне конкретны, «наглядны, грубы, зримы».
Декларируемые плюсы.
Одним из главных позитивов подписания Соглашения для украинских граждан называется упрощение поездок и работы в странах ЕС.
При этом не афишируется, что вопросы визового режима не являются частью Соглашения об ассоциации. Их вынесение в отдельное соглашение — прозрачный намек для украинских граждан на то, что ожидать перехода к безвизовому режиму с ЕС, по крайней мере, в ближайшее время нет оснований. Опасения по поводу проникновения на территорию ЕС нелегальных мигрантов через территорию Украины будет довлеющим фактором в переговорах. Вместе с тем на фоне высокой безработицы в ЕС миграция рабочей силы из Украины в Европу также вряд ли будет приветствоваться.
Адвокаты евроинтеграции пытаются доказать, что отмена пошлин на промышленную продукцию с момента подписания Соглашения об ассоциации и создании Зоны свободной торговли с ЕС обеспечит широкий доступ на «триллионный европейский рынок». Крупные украинские ФПГ, имеющие активы в странах Евросоюза, получат возможность сократить издержки в рамках своих бизнес-цепочек. Повысится маржа прибыли от экспорта в ЕС. В условиях введения контроля над трансфертным ценообразованием в Украине это якобы может позитивно повлиять на увеличение доходов государственного бюджета.
Однако для большинства украинских производителей промышленной и сельскохозяйственной продукции (кроме крупных ФПГ) обнуление или снижение пошлин на экспорт в Евросоюз отнюдь не упростит доступа на
его рынки. До фактического перехода Украины на систему сертификатов, норм и стандартов продукции ЕС никакого «снятия ограничений» на украинский экспорт ожидать не следует. «Тарифные барьеры» будут упразднены, тогда как нетарифные останутся. А Украина не сможет принять адекватных мер, поскольку, вступив в ВТО, согласилась принимать сертификаты стран происхождения. Кроме того, согласно Соглашению, из режима свободной торговли изымается около 400 товарных позиций, либерализация экспорта которых на рынки ЕС была бы для Украины наиболее выгодной. Для большинства видов продукции (зерно, мясо и т.д.) такие квоты составляют менее 6% от объема рынка Евросоюза.
«Евроромантики» (точнее, евроаферисты) утверждают, что отмена тарифных ограничений на импорт из ЕС будет способствовать снижению административных затрат на ввоз оборудования и техники в Украину. А это якобы должно ускорить модернизацию производства, преодолеть техническую отсталость, качественно повысить производительность общественного труда.
Но ускоренная модернизация национальной экономики если и будет иметь место, то коснется только секторов, которые имеют стабильные рынки сбыта и выручку. Развитие секторов, ориентированных на 5—6-й технологические уклады, полностью зависит от разделения труда в рамках ЕС. Рассчитывать на появление таких производств не приходится.
Преодоление технологической отсталости Украины после заключения Соглашения, мягко говоря, весьма проблематично. Ведь в случае открытия европейских производств на территории Украины, реальными собственниками технологий и «ноу-хау» станут западные компании. Никакого автоматического трансферта технологий в пользу украинских производителей не произойдет. Более того, контроль над соблюдением авторских прав, согласно Соглашению об ассоциации, будет усилен.
Не менее проблематично и повышение производительности труда и конкурентоспособности производств за счет перехода на новые регламенты. В условиях роста конкуренции, серьезнейших трудностей при получении доступа к кредитным ресурсам и фактического отсутствия государственной помощи реально повысить уровень производительности труда смогут лишь единичные украинские компании, принадлежащие олигархам. Остальным придется отказаться от внедрения каких-либо достижений научно-технического прогресса. Говорить о повышении производительности труда в таких условиях просто не приходится.
Не стоит рассчитывать и на то, что в результате подписания Соглашения многократно увеличатся иностранные инвестиции в отечествен
ную экономику, о чем так любят поговорить сторонники его подписания. Приток инвестиций из ЕС будет (если будет!) иметь исключительно точечный характер. Приоритетными станут только секторы, привлекательные для европейского бизнеса. В частности, сельское хозяйство (в случае снятия запрета на владение землей для иностранцев), транспорт (создание логистических узлов для поставок продукции в Украину и далее в страны СНГ), инфраструктура (на условиях концессии), добыча энергоносителей и минеральных ресурсов. На общий инвестиционный климат в нашей стране эти точечные вкрапления серьезно не повлияют.
Весьма сомнительным позитивом является и заоблачное повьтттте- ние стандартов качества продукции, торжественно обещанное евроинтеграторами. Этот «плюс» также необходимо учитывать с большими оговорками. В частности, в рамках Соглашения об ассоциации Украина обязалась перейти на европейские правила определения безопасности продуктов питания и их маркировки. А в ЕС, как известно, не существует нормы для производителей пищевых продуктов указывать наличие или отсутствие генетически модифицированных организмов в составе продукции. Поэтому создание Зоны свободной торговли с ЕС позволит беспрепятственно завозить, выращивать и реализовывать в Украине ГМ- продукцию без соответствующей маркировки.
В условиях роста затрат, усиления конкуренции и сужения рынков сбыта нет также оснований ожидать обещанного в связи с созданием ЗСТ с ЕС подтягивания реальных доходов населения к «европейским социальным стандартам» (которые, кстати, сегодня повсеместно снижаются, а поэтому стандартами их называть вообще нельзя). У украинского бизнеса и государства для этого не будет ресурсов, а иностранные компании станут ориентироваться на среднюю заработную плату по стране. Ожидать от них реализации политики «дорогой рабочей силы» в ущерб прибыльности просто неразумно.
То же самое можно сказать и о декларируемом повышении качества жизни. Возможность потреблять более качественную продукцию зависит ведь не столько от текущих регламентов, сколько от уровня доходов. Резкий рост тарифов на услуги ЖКХ, наоборот, приведет к ухудшению потребительских возможностей и условий жизни. Для миллионов людей встанет вопрос о доступе к простейшим благам — воде, электричеству и т.д. Вместе с тем дополнительное негативное воздействие на уровень благосостояния украинских граждан окажет повышение цен на товары и услуги отечественного производства. Рост издержек будет подталкивать производителя переложить их на потребителя. Учитывая, что мелкотоварный сельхозпроизводитель потеряет доступ на рынки, единственным компенсатором роста цен для населения останется приусадебное хозяйство.

Не произойдет и многократно обещанного евроинтеграторами ускорения развития мелкого и среднего украинского предпринимательства в результате снижения административного давления на бизнес. Скорее наоборот. Снижение покупательной способности украинских граждан в результате вступления в Зону свободной торговли с ЕС создаст экономические, а не административные барьеры для предпринимательства. Более того, приход крупных производителей товаров и услуг (гипермаркеты, химчистки, продажа подержанных автомобилей) усложнят конкуренцию. Мелкий и средний бизнес, не имеющий доступа к дешевому кредиту, без получения которого невозможно осуществить крайне затратный переход на нормы и регламенты Евросоюза, выживет только там, где крупным компаниям будет неинтересно.
Упрощения и повышения прозрачности налоговой системы также не предвидится. Здесь обращает на себя внимание не приближение украинских параметров налоговой отчетности к европейским, а обязательство приблизить структуру отечественного налогообложения к нормам ЕС (статья 353 Соглашения). На деле это приведет к увеличению налоговой нагрузки на граждан и бизнес в связи с введением новых налогов и сборов (в т.ч. налог на оборот ценных бумаг).
В завершение анализа «плюсов» следует особо подчеркнуть, что практическая реализация большинства этих ожиданий никак не связана с подписанием Соглашения об ассоциации с ЕС. Введение любых новых, более прогрессивных норм и стандартов пока еще остается вопросом внутреннего законодательства. Почему руководство Украины увязывает внутренние изменения с взятием на себя дополнительных, ничем не оправданных обязательств перед ЕС, в рамках формальной логики остается загадкой.
Таким образом, реальные плюсы от «хождения в Европу» получат только представители крупных украинских финансово-промышленных групп, которые увеличат свои прибыли за счет усиления эксплуатации трудящихся и сдачи отечественной экономики иностранцам.
Теперь об очевидных минусах от подписания Соглашения об ассоциации Украины с ЕС и создания с ним ЗСТ, многие из которых имеют комплексный и долгосрочный характер.
Прежде всего, это значительное сокращение поступлений в бюджет от таможенных сборов, которое, по оценке «европейцев», составит от 5% до 10%. Расчеты украинских властей по поводу размера таких потерь, а главное — механизмов их компенсации, скрыты от общественности.
Далее, это серьезное ухудшение торгового баланса Украины.
Со странами ЕС он, как уже отмечалось, стабильно отрицательный (за первое полугодие 2013 года — минус 4,5 миллиарда долларов). Тенденция к росту дефицита в торговле с ЕС прослеживается давно (в 2010
году — 6,1 миллиарда долларов, в 2011 году — 8,6 миллиарда, в 2012 году 10,1 миллиарда). И нет оснований предполагать, что снятие пошлин на европейский промышленный импорт и сокращение таможенных тарифов на сельскохозяйственную продукцию изменят эту тенденцию. В результате рост дефицита будет оказывать дополнительное негативное влияние на курс национальной валюты. В таких условиях удержание гривни от обвала потребует новых масштабных валютных займов на крайне невыгодных для нашей страны условиях.
К тому же это вызовет неизбежное (и вполне естественное) введение государствами Таможенного союза тарифных ограничений на украинский импорт. В случае создания Зоны свободной торговли Украина—ЕС на нашу страну автоматически будет распространено действие таможенных тарифов, действующих в Российской Федерации для других стран-членов ВТО. В минувшем году Украина продала северным соседям продукции на сумму 17,6 миллиарда долларов. В случае отказа России от Зоны свободной торговли с Украиной сумма импортных пошлин, выплаченных с отечественных товаров в казну РФ, составит 1,65 миллиарда долларов — около 0,9% отечественного ВВП за прошлый год. Подобные меры в отношении украинских товаров введут и другие страны ТС. Значит, потери для украинских товаропроизводителей возникнут также на казахском, белорусском и ряде других рынков.
Это и усиление нетарифных ограничений со стороны стран Таможенного союза. С их стороны будут ужесточены меры административного (подтверждение происхождения, соответствие номенклатуре) и нетарифного (санитарные и фитосанитарные ограничения) регулирования в отношении украинских товаров.
В результате потери отечественной экономики окажутся весьма чувствительными. Ведь для многих украинских производителей экспорт в Россию составляет более 50% от общей доли экспортных поставок. А для сырной, кондитерской, винно-водочной промышленности, плодоовощных хозяйств, машиностроительного комплекса (вагоностроение, приборостроение) усложнение доступа или потеря российского рынка будет иметь прямо-таки трагические последствия. Это приведет к остановке ряда предприятий и резкому росту безработицы, а также существенному сокращению бюджетных поступлений и притока валюты в страну.
Это сокращение возможностей для промышленно-инвестиционной кооперации с РФ и странами ТС. Появление таможенных и административных барьеров в торговле между Украиной и Россией, а также изменение статуса отношений (отказ от стратегического партнерства) приведет к сни
жению перспектив и мотивации к развитию секторальной промышленно - инвестиционной кооперации. В РФ усилится тенденция к локализации производственных цепочек, в том числе в таких знаковых для нашей экономики секторах, как авиастроение, двигателестроение, обороннопромышленный комплекс. Украинские компании перспективных секторов промышленности («Мотор Сич», АНТК им. Антонова, «Турбоатом», «НПО им.Фрунзе» и др.) окажутся вычеркнутыми из государственных программ РФ и уже в ближайшем будущем рискуют полностью утратить этот рынок.
Это банкротство и закрытие предприятий, получающих сегодня государственную помощь, невозможность предоставления прямых субсидий компаниям со стороны государства. Перечень случаев предоставления государственной помощи строго регламентируется (ст.262). Украина фактически берет на себя обязательство отказаться от любых форм государственной поддержки предприятий, которая могла бы привести к повышению их конкурентоспособности относительно европейских компаний (пункт «С» ст.262).
Таким образом, предприятия и отрасли, которые сегодня получают поддержку бюджета, либо вынуждены будут искать новые источники финансирования, либо станут банкротами и закроются. Кроме того, принимая на себя обязательства отказаться от прямой государственной поддержки, Украина фактически лишается возможности смягчать последствия открытия рынков в торговле с ЕС и поддержать отрасли, которые пострадают в результате санкций со стороны РФ и стран ТС. Вместе с тем невозможным (или, по крайней мере, крайне затрудненным) становится создание в перспективе таких форм стимулирования развития экономики, как территории приоритетного развития, свободные экономические зоны, в том числе технополисы и технопарки.
Это разорение мелкотоварного сельхозпроизводителя. Обязательства, которые берет на себя Украина согласно положениям Соглашения об ассоциации (глава 4), лишат мелкотоварные крестьянские хозяйства возможности продавать на рынке свою продукцию.
В частности, обязательная сертификация молока и молочных продуктов, мяса и мясных изделий, солений, копчений и т.д. приведет к уходу с рынка домохозяйств- производителей. Эта ниша будет занята крупными собственниками, в первую очередь иностранными. Учитывая, к примеру, тот факт, что около 80% молока в Украине производится домохозяйствами, потери для крестьян будут ужасными. Это ускорит процесс бегства жителей украинского села в города. Единственными «островками жизни» на
селе будут немногочисленные населенные пункты, в которых продолжится работа украинских или зарубежных аграрных корпораций. Вместе с тем после подписания Соглашения наступит «удобное» время для снятия моратория на продажу земли сельскохозяйственного назначения. Чернозем станет единственным ликвидным ресурсом украинских крестьян, который можно продать на рынке. Процесс их обезземеливания пойдет семимильными шагами.
Это повышение цен на энергоносители для граждан. Согласно главе 11 Соглашения, Украина берет на себя обязательства перейти к рыночной системе ценообразования на энергоносители. Даже в условиях сохранения «регулируемых цен» формула их образования будет «прозрачной, пропорциональной, недискриминационной и с ограниченным сроком действия» (ст.269). Это неминуемо приведет к росту цен на природный газ, электроэнергию и тепловую энергию для наших соотечественников, поскольку нынешние «регулируемые цены» ниже себестоимости. Принимая во внимание, что цена импорта природного газа в Украину составляет около 400 долларов за 1000 кубометров, тарифы на ЖКХ повысятся в разы. В условиях роста затрат домохозяйств на услуги ЖКХ потребительские возможности большинства украинских граждан резко сократятся. Это приведет к сужению внутреннего рынка и еще больше осложнит условия деятельности украинских товаропроизводителей.
Это рост безработицы, сокращение зарплат и сужение внутреннего рынка. Переход на стандарты ЕС (более 20 тысяч регламентов) потребует масштабных капиталовложений, что приведет к резкому росту долговой нагрузки на украинских производителей и тотальной тенденции к сокращению издержек за счет сокращения зарплат и рабочих мест.
Отмирание в Украине высокотехнологических промышленных производств определит долгосрочную картину падения занятости и доходов. Количество высокооплачиваемых рабочих мест будет сокращаться, как и заказ на высококвалифицированные кадры. Государство окажется не в состоянии финансировать перспективные направления развития производства в рамках наложенных ограничений. Предпосылок для бурного роста украинского банковского сектора и превращения украинских финансовых институтов в глобальные корпорации на сегодняшний день нет. Таким образом, потолок доходов в стране в целом будет определяться текущей рентабельностью сырьевых и агросырьевых производств с низкой добавленной стоимостью. Это предопределит все большее отставание доходов наших трудящихся от экономически развитых государств.

Это, наконец, потеря Украиной международной правосубъектности.В
дискуссиях по поводу выбора вектора интеграции сторонники «европейского выбора» постоянно муссируют тезис, будто подписание Соглашения об ассоциации не ограничивает суверенитет Украины. Для того чтобы убедиться в том, насколько далеко от истины такое утверждение, достаточно внимательно прочитать раздел VII Соглашения: «Институциональные, общие и завершающие положения».
В частности, статья 461 предполагает создание Совета Ассоциации, Комитета Ассоциации и подкомитетов, которые получают право принимать решения, имеющие обязательный характер для сторон (статьи 463—465). Механизм принятия подобных решений в рамках этих органов из текста Соглашения выглядит далеко не очевидным. Таким образом, Украина соглашается на создание надгосударственных органов, решения которых будут иметь императивную силу относительно национального законодательства.
Однако наиболее примечательным в Соглашении является обязательство нашей страны «приближать законодательные нормы к действующим в ЕС». В частности, статья 474 предполагает, что Украина должна осуществлять постепенное сближение своего законодательства с правом ЕС, в соответствии с Дополнениями I—XLII данного Соглашения на основе обязательств, определенных в разделах IV, V и VI Соглашения, а также соответственно положений этих Дополнений. Этим требованиям должны будут отвечать все вновь принимаемые законы и другие нормативно-правовые акты.
Густо нашпигованную юридической казуистикой и темную для непосвященного читателя формулировку проясняет статья 5 Дополнения XVII «Нормативно-правовое сближение». Согласно этой статье, ЕС сохраняет право принимать новое законодательство или вносить изменения в действующее в отношении регулирования во всех секторах, которые предполагают нормативно-правовое сближение. При этом, «как только новый или измененный законодательный акт ЕС будет включен в соответствующее Дополнение, Украина транспонирует и имплементирует его в свое законодательство». Иными словами, подписывая Соглашение об ассоциации, Украина берет на себя обязательство имплементировать в национальное законодательство не только нынешние, но и будущие нормативно-правовые акты ЕС.
Такое положение Соглашения является беспрецедентным по объему сокращением суверенитета Украины, непропорциональным сути статуса ассоциированного члена. Фактически это означает передачу права опре
деления принципов организации социально-экономической политики страны внешнему центру принятия решений, в работе которого наша страна не участвует. Налицо грубое нарушение статей 1, 2,5 Конституции Украины. А ведь отменить или пересмотреть их может только Всеукраин- ский референдум!
Таким образом, в силу обязательств, взятых на себя подписанием Соглашения, Украина фактически утратит независимость. Захватившие ее олигархи вынесли за скобки свои коммерческие и политические разногласия ради заключения преступной «бартерной сделки»: обмена государственного суверенитета на признание легитимности их неправедно нажитых капиталов и увековечение правящего политико-экономического статуса внутри страны.
Захватившие Украину олигархи говорят: альтернативы евроинтеграции для Украины не существует. Это неправда! Альтернатива есть, и она лежит на поверхности!
Многие миллионы наших соотечественников выступают за вступление Украины в Таможенный союз. И аргументов в пользу такого решения у них куда больше, чем у сторонников евроинтеграции. Ведь речь идет не только о сохранении братских отношений с народами, с которыми мы имеем общую историю и ментальность, но и о конкретной экономической выгоде для Украины. Причем эту выгоду (в отличие от всех евро- интеграционных славословий) можно подтвердить с калькулятором в руках.
Совместное исследование Института экономики и прогнозирования Национальной академии наук Украины и Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук убедительно подтвердило огромный потенциал кооперации Украины и стран ТС в оборонно-промышленном комплексе, авиастроении, двигателе- строении, космической отрасли, в сфере энергетического и атомного машиностроения. К этому перечню также можно добавить такие перспективные отрасли, как медицинское приборостроение, фармакология, сельскохозяйственное машиностроение, транспортная и морская инфраструктура, атомная энергетика.
По оценкам украинских и российских ученых, в условиях технологической интеграции к 2030 году величина ВВП Украины будет примерно на 6—7% выше, чем в случае отказа от интеграции. Снижение цены на природный газ за первый же год позволит увеличить промышленный выпуск на 1,8% и обеспечит положительный прирост торгового сальдо Украины на 5,2 миллиарда долларов. Отмена экспортных пошлин на
нефть и нефтепродукты снизит цену нефти в Украине на 30%, а нефтепродуктов — на 19,8%. Это позволит нарастить промышленный выпуск на 0,64% уже в первый год после вступления в ТС. Снятие торговых барьеров в торговле Украины со странами Таможенного союза даст за этот же срок дополнительно 0,3% от промышленного выпуска. Ускорение реализации совместных проектов в атомной энергетике решит одну из главных стратегических задач государства — обеспечение энергетической безопасности Украины. Реализация совместных проектов в высокотехнологических секторах будет способствовать созданию новых высокооплачиваемых рабочих мест, окажет положительное влияние на долгосрочную структуру занятости, систему образования и науки.
В наибольшей степени от присоединения к Таможенному союзу выиграют украинские трудящиеся. Снижение цены импорта российских энергоносителей снимет риск роста коммунальных и транспортных тарифов. Это будет способствовать повышению покупательной способности населения и улучшению качества жизни.
В заключение представляется необходимым отметить, что европейской экономике, переживающей острый кризис, нужна Украина. Ни для кого не секрет, что Европа рассчитывает преодолеть кризис во многом за счет Украины, что, собственно, публично подтвердил и Президент Украины Виктор Янукович.
У каждого думающего человека возникает вопрос: а что сегодня может предложить Европе Украина? Денег у нас нет, передовых технологий почти не осталось, страна не может похвалиться ни одной успешной экономической или социальной реформой. Зато у нас есть коррупция, пронизывающая всю вертикаль власти, силовые структуры, суды, зачастую не считающиеся с законами страны, есть олигархи, которые и так прописались в Европе.
Европе нужны наши ресурсы: электроэнергия, наши ископаемые, наша земля, наконец — наши трудолюбивые, законопослушные люди. Европа отказывается добывать сланцевый газ у себя, зато активно советует это делать Украине. Наша страна нужна Европе как емкий рынок сбыта своей продукции: от томатов до самолетов.
И, пожалуй, самое главное. Запад стремится закрепить Украину на антироссийских позициях, втянуть в НАТО, использовать ее территорию, экономический и оборонный потенциал в противостоянии с Россией.
Даже на недавней Ялтинской конференции европейской стратегии звучали трезвые оценки перспектив страны в результате подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Как это сделал, например, экс-глава ВТО Паскаль Лами, который не рекомендовал Украине безоглядно бе

жать в сторону Брюсселя, предостерег от сдачи своего экономического суверенитета и обратил внимание на альтернативные варианты.
Сегодня в мире, кроме ЕС, действует еще ряд соглашений о тесном сотрудничестве отдельных стран по типу зон свободной торговли, таможенных союзов.Число таких объединений, по разным оценкам, составляет от 80 до 100. По данным Всемирного банка, в рамках таких зон осуществляется около половины мировой торговли. Ряд стран организовали сотрудничество по региональному признаку. Ассоциация государств Юго-Восточной Азии — АСЕАН , включающая такие страны, как Индонезия, Филиппины, Бруней, Сингапур, Малайзия, Таиланд, Вьетнам; Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) — США, Канада, Мексика; Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС) — Австралия, Бруней, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Новая Зеландия, Папуа-Новая Гвинея, Индонезия, Филиппины, Тайвань, Гонконг, Япония, Южная Корея, Китай, Канада, США, Мексика, Чили; в Африке —Западноафриканский экономический и валютный союз (ЮЭМОА) — Кот-д'Ивуар, Буркина-Фасо, Нигерия, Того, Сенегал, Бенин, Мали.
Можно сказать также об объединении стран экспортеров нефти — Совет сотрудничества арабских стран Персидского залива, «нефтяная шестерка» (Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ). Или о возникшей, как альтернатива Европейскому экономическому сообществу ((теперь Европейский союз), Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), созданной в 1960 году государствами, не пожелавшими присоединиться к Европейскому экономическому сообществу.
В основе сближения государств не всегда лежит только региональный или сырьевой принцип. БРИКС — группа из пяти наиболее бы- строразвивающихся стран: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно- Африканская Республика. Выгодное положение этим странам обеспечивает наличие большого количества важных для мировой экономики ресурсов и огромный суммарный потребительский рынок. Экс-глава МВФ Доминик Строс-Кан на Ялтинской конференции обратил внимание присутствующих, что БРИКС уже превратился из абстрактной аббревиатуры в реальный, принимающий решения союз.
Почему бы Украине не искать свою экономическую перспективу в нем? Стоило бы Украине посмотреть и в сторону Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Один Китай, входящий в эту организацию, предоставил кредит Венесуэле на 50 млрд долларов. А от нас за 15 млрд. кредита МВФ требует, чтобы мы отказались от социальных льгот, увеличили тарифы на газ и дальше повышали пенсионный возраст.

Как уже отмечалось, большие преимущества наша страна может иметь от вступления в Таможенный союз. В союзе с братскими Россией, Белоруссией и Казахстаном у Украины есть потенциал и перспективы для успешного экономического развития. Поэтому украинский народ требует открытой общественной дискуссии о выборе наиболее оптимального вектора интеграции с точки зрения экономических интересов нашей страны и ее граждан.
Пока вместо этого власть предлагает«пропагандистскую жвачку» о безальтернативности евроинтеграции и вводит негласный запрет средствам массовой информации на освещение иной, альтернативной точки зрения. Более того, в обществе активно формируется образ врага в лице нашего ближайшего соседа. Европа охотно этому потакает и подыгрывает, хотя сама активно развивает и наращивает свои экономические отношения с Россией.
Коммунисты никогда не скрывали, что являются сторонниками евразийской интеграции Украины, вступления в Таможенный союз. Поэтому, будучи последовательными сторонниками народовластия, они готовы всеми доступными средствами поддержать инициативу наших соотечественников о проведении Всеукраинского референдума по вопросу о том, куда идти — в Таможенный или Европейский союз. Народ, а не олигархи, должен принимать все судьбносные для Родины решения. И как он решит — так тому и быть!
<< | >>
Источник: Найденов В,Симоненко П,Арсеенко А,Шульга Н. ТРУДНЫЙ ВЫБОР.Ученые и политики о вариантах интеграции Украины.. 2013

Еще по теме Евроинтеграция: декларируемые плюсы и очевидные минусы:

  1. НАУЧНЫЕ ШКОЛЫ, их плюсы и МИНУСЫ
  2. Плюсы и минусы электронной демократии
  3. ЕДИНОЕ И МНОГОЕ (продолжение). ПЛЮСЫ И МИНУСЫ МОНИЗМА И ПЛЮРАЛИЗМА
  4. КНИГА ТРЕТЬЯ КАК ОЧЕВИДНОСТЬ ФАКТА И ОЧЕВИДНОСТЬ РАЗУМА ДОКАЗЫВАЮТ СИСТЕМУ НЬЮТОНА
  5. КНИГА ВТОРАЯ, ГДЕ ПОКАЗЫВАЕТСЯ НА ПРИМЕРАХ, КАК ОЧЕВИДНОСТЬ ФАКТА И ОЧЕВИДНОСТЬ РАЗУМА СПОСОБСТВУЮТ ОТКРЫТИЮ ИСТИНЫ
  6. ГЛАВА VIII НА ЧТО НАПРАВЛЕНА ОЧЕВИДНОСТЬ ФАКТА и КАКИМ ОБРАЗОМ СЛЕДУЕТ СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ ОНА ДЕЙСТВОВАЛА СОВМЕСТНО С ОЧЕВИДНОСТЬЮ РАЗУМА
  7. КНИГА ПЯТАЯ КАК ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ И АНАЛОГИЯ, С ОДНОЙ СТОРОНЫ, И ОЧЕВИДНОСТЬ ФАКТА И ОЧЕВИДНОСТЬ РАЗУМА - С ДРУГОЙ, СОДЕЙСТВУЮТ ДРУГ ДРУГУ, ИЛИ В РЕЗУЛЬТАТЕ КАКОГО РЯДА ПРЕДПОЛОЖЕНИЙ, НАБЛЮДЕНИЙ, АНАЛОГИЙ И РАССУЖДЕНИЙ БЫЛО ОТКРЫТО ДВИЖЕНИЕ ЗЕМЛИ, ЕЕ ФОРМА, ОРБИТА И Т. Д.
  8. ЕВРОИНТЕГРАЦИЯ ИЛИ ЕВРОДЕГРАДАЦИЯ: КАМО ГРЯДЕШИ, УКРАИНА?
  9. Плюсы коллективизации
  10. Плюсы Интернета по сравнению с телевидением