16. Сеанс. (Запись Лялина)

— Сколь же смешон ты, о старец несчастный и грешный. Бороду наголо сбрив, седину косметической краской замазав, потертого духа морщины скрыть помышляешь ужель? — Нет, не искусен ты, Лар, в мастерстве эпиграммы, тельной коровы мычанье напоминают оне.
Вот почему говорят: чья бы корова мычала, лишь бы молчала твоя, муха тебя укуси. — Стой!.. У тебя нос отрывается, дай поправлю. Поспешали в ДК «Молодость». Решение изменить внешность пришло обоим одновременно. Нельзя быть узнанными: маэстро занервничает. Договорились: 1) не мешать Жорику, 2) не мешать друг другу, 3) не мешать Провидению. Как и было рекомендовано, я прихватил с собой карандаш. И листок бумаги, на котором уже давно было нечто написано... — У него все падают назад, а потом вперед, я видела. — Глаза потрясные... Усыпляет сразу, а потом превращает... — Я не поддаюсь. — Ха-ха, не поддашься, как же. Колебал он таких, как ты, одной левой. — В космос брали его и на шахматный матч... Если б не он... — А от глупости лечит? — Дурак, он гениев делает. — Выйди, спой что-нибудь... — В-в-в... Знакомый ажиотаж. Едва втиснувшись по законным билетам, на контроле пришлось унимать дерущихся. Зал бурлит, как желудок Гаргантюа. На авансцене ничего, кроме нескольких десятков стульев и микрофона. Рояль — в глубине, знаю этот «Стейнвей», выступал здесь когда-то тоже. Выходит ведущая. «Сегодня у нас в гостях...» Аплодисменты. Жорика нет. Секунда, другая... Еще аплодисменты... Тишина. Он уже здесь, он давно здесь; но нужно было появиться из-за края занавеса ни раньше, ни позже, а в тот самый миг кульминации ожидания, когда простой шаг в поле зрения воспринимается как материализация из эфира. Мысленно аплодирую: да, это психотехника, да, искусство... Еще несколько неуловимых мгновений... Вот он — в светлом простом костюме, слегка домашнем, без галстука, в не слишком вычищенных ботинках. Чем непритязательней облачение чудотворца, тем он, значит, увереннее, да, ничего лишнего, даже не чересчур гладко выбрит. Плотный лысоватый мужчина, мужественная некрасивость, бывалость — да, да, то, что нужно. И мощный, электризующий взгляд. Сейчас... Вот и знаменитые танковые шаги. Жорка показывал их мне еще на четвертом курсе. Учил: — От того, как ты идешь на человека, зависит девяносто девять процентов... Ты меня понимаешь? Секи суть! Ты внедряешь в него колоссальную подсознательную информацию — можешь обратить в бегство! — привести в бешенство! — восхитить! — парализовать! — уничтожить, не притрагиваясь, уничтожить! — только шагом навстречу, больше ничем! Неужели не замечал? На собаке, хоть на собаке попробуй. Ну вот, без билета в Большой театр проходил, значит, надежда есть. Как должен выходить к своему объекту гипнотизер?.. Как танк, только как танк, запомни — вот так! И не дать опомниться, быстрота и натиск. Объект должен успеть единственное: ощутить себя безграничной козявкой... — Здравствуйте, дорогие леди и джентльмены. (Какая ироничная лесть. Какой уверенный жирный голос. Какая привычная власть.) Мы с вами достаточно знакомы. Вы немножко знаете обо мне. Я о вас тоже наслышан... (Пауза, полуулыбка, бурные аплодисменты. Великолепный ход на сближение.) Значит, без предисловий. Сначала — сеанс. Резкая тишина. — Все вопросы позже. Каждый, кто хочет участвовать в сеансе, должен по команде «раз» сцепить пальцы рук за головой на затылке. Показываю — вот так... Локти должны смотреть вперед — вот так, строго перед собой, а не в стороны... Смотреть всем, не отрываясь, только на меня — вот сюда, в переносье. Дышать ровно... Не спешите, молодой человек, будьте внимательны. Девушка, не торопитесь, уберите с колен все лишнее... Спокойствие... Полная сосредоточенность... Внимание... РАЗ! В этот миг и явилось р е ш е н и е.
На этот раз я ПОДДАМСЯ. Да, сегодня, именно сегодня — отбрасываю все защиты, все знания, все на свете — и помогаю Жорке со всем умением, со всей страстью наивности, погружаюсь в гипноз, как ягненок, как вон тот малый, который уже готов... Исчезаю, меня нет, будь что будет... * Публикатор.— Я тоже слышал об этом сеансе. Говорили, это было нечто необычайное, феноменальный успех, звездный час Оргаева. И будто бы один из загипнотизированных так играл на рояле, что все плакали, и сам Оргаев бросился его целовать. Д-р Патов— Вполне возможно, так многим и показалось. Я сразу понял, что Антон не притворяется, все всерьез: увидел, как помутнели его глаза, утеряли подвижность зрачки, порозовела кожа — изобразить такое нельзя, это был настоящий транс. Меня охватил ужас — что сейчас будет?.. Не соблюл второй пункт договора: что было силы пихнул в бок — нуль реакции. Еще раз толканул, тронул локоть, плечо — типичная каталепсия... Тут Оргаев заметил мои попытки, властным жестом приказал прекратить (не узнал, слава Богу, сработал грим), и другим, не менее властным — препроводить на сцену. Я выполнил третий пункт. Все дальнейшее, до начала МУЗЫКИ, помню слабо. Там, в общем-то, и запоминать было нечего, все многажды пройдено... Антон сидел среди остальных сомнамбул на сцене, никем не узнанный,— сидел, стоял, двигался, застывал опять с мутным взглядом, с розово-стеклянным лицом. Выполнение всех внушений, участие в групповых сценах... Начались индивидуальные перевоплощения. Двое Репиных рисовали углем на больших листах — один изобразил нечто вроде паука, а другой самого Оргаева, довольно похоже. Еще один Репин... Нет, это уже Пауль Клее, абстракция. Оргаев внушает: «При восприятии этих ритмических световых пространств у вас нарастает чувство восторга, переходящее в экстатическую отрешенность. Вы чувствуете себя корпускулой мироздания, частицей необъятного целого, это доставляет вам неизъяснимое наслаждение...» ...Вдруг тоненькая черноволосая девушка, только что бывшая Надей Павловой и выделывавшая немыслимые антраша, начинает с закрытыми глазами раскачиваться и восхлипывать. Страдальческая судорожная гримаса... Вскрывается внутренний конфликт, осложнение, потом будет плохо. Нужно немедленно глубоко усыпить, а затем мягко, успокоительно пробудить с лечебным внушением. Но Оргаев этого не делает: если что, просто выгонит вон со сцены, к чему возиться. А что такое с Антоном?! — И он качается. Не глядя на девушку, повторяет все ее движения и мимику с абсолютной синхронностью... Я уже поднялся, чтобы взбежать на сцену, как вдруг произошло нечто фантастическое. Антон поднимается в воздух... Мне это, конечно, привиделось, показалось, я тоже был не в себе... Поднимается — и — медленно плывет в глубину сцены к роялю... Несколько аккордов. Еще. Еще. Все поднимают головы. Оргаев смотрит окаменело: узнал. Девушка открывает глаза: проснулась. Антон играет. Я помню эту музыку. Она не состояла из нот. Это была Свобода. Пробудились все, один за другим. Несколько человек подошли к роялю. Другие начали двигаться в такт музыке — легко, радостно, освобождение — душой и телом. Улыбаясь, пошли со сцены... В этот только момент Оргаев вышел из оцепенения и, брызнув потом, взревел диким голосом: «Сто-о-о-п!!. Спа-а-ать!!» Никто не обратил на это внимания. Дальше смутно... Я погрузился в музыку и утратил ощущение времени. Транс. Оргаев бросается за кулисы. Антон играет. Сцена пуста. Занавес. Музыка продолжается. Тишина. Лавина аплодисментов неизвестно кому. Не помню, когда и как возле меня очутился Антон — «Я ему вернул... Вернул клятву».— Вот и все, что он мне сказал. Какую клятву вернул он Оргаеву, я узнал только из этих записей.
<< | >>
Источник: Леви Владимир.. Исповедь гипнотизера. Книга 3. Эго, или Профилактика смерти. 1993

Еще по теме 16. Сеанс. (Запись Лялина):

  1. СЕАНС СЕМЕЙНОЙ ТЕРАПИИ
  2. Самовыражение учащихся в театрализованном представлении «Спиритический сеанс с вызовом Духа» "Серебрянного века"
  3. 13.9. Контроль и запись переговоров 13.9.1.
  4. ЗАПИСЬ ИНФОРМАЦИИ НА КЛЕТОЧНОМ УРОВНЕ
  5. ЗАПИСЬ И АНАЛИЗ РЭТ- ИНТЕРВЬЮ
  6. Глава 5. Строение предложений и их символическая запись
  7. § 7. Рассмотрение дел о внесении исправлений или изменений в записи акта гражданского состояния
  8. Корректировка последовательного массива
  9. ПРОБЛЕМЫ, С КОТОРЫМИ СТАЛКИВАЮТСЯ РОДИТЕЛИ
  10. Древовидная организация данных
  11. ГРЫЖА
  12. Телеконференция.
  13. Портреты
  14. 4.2. Структура и содержание психологического консультирования
  15. Веревка негритосского шамана
  16. 2.2.2. Э.-къпршпилс формы информационных ресурсов
- Коучинг - Методики преподавания - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Этническая психология -