ГЛАВА XIV О ТЕХ СЛУЧАЯХ, КОГДА МОЖНО СОЗДАВАТЬ СИСТЕМЫ НА ОСНОВАНИИ ПРИНЦИПОВ, УСТАНОВЛЕННЫХ ОПЫТОМ

Если исходить из той единственно правильной идеи, которую следует составить себе о системе, то очевидно, что лишь в неточном смысле можно называть системами те произведения, в которых намереваются объяснить природу при помощи некоторых абстрактных принципов. Когда гипотезы составлены согласно указанным нами правилам, они могут быть основанием системы.
Мы показали выше преимущества таких гипотез. Но чтобы система не оставляла желать лучшего, следует расположить различные части какого-либо искусства или какой-либо науки в таком порядке, чтобы они объясняли друг друга и чтобы все они относились к некоторому хорошо установленному первому факту, от которого одного они и зависят. Этот факт явится принципом системы, потому что он будет ее началом. Было бы, очевидно, бесполезно пытаться расположить их таким образом, если бы не все они были известны и если бы мы не знали всех отношений между ними. Порядок, который мы вообразили бы себе для известных частей, не подходил бы к неизвестным, и по мере приобретения новых знаний мы сами заметили бы недостаточность слишком поспешно принятых принципов. Те, кто, будучи свободен от предрассудков, пытался составлять системы, могут по собственному опыту убедиться в правильности сказанного мною. Они должны признатї», что, пока они не раскрыли в достаточной . мере область (matiere), которую они хотели объяснить, принципы их не были твердо установлены. Они вынуждены были расширять их, суживать, изменять и уточняли их лишь по мере того, как, глубже изучая свой объект, они стали лучше различать все части его. Таким образом, напрасно стали бы пытаться составлять системы относительно областей, недостаточно глубоко изученных. Что же сказать о создании систем относительно других областей, в которые нельзя проникнуть? Предположим, что кто-нибудь не имеющий никакого представления о часовом деле и даже о механике захотел объяснить ход часов. Сколько бы он ни наблюдал звуки, издаваемые ими через определенные промежутки времени, и сколько бы он ни следил за движением часовой стрелки, но, не зная статики, он не смог бы рационально объяснить эти явления. Посоветуйте ему произвести наблюдения над явлениями, приведшими к изобретению часового искусства; тогда он сможет вообразить себе механизм, который произвел бы приблизительно те же явления, ибо нельзя считать абсолютно невозможным, чтобы искусство, успехи которого представляют собой результат труда ряда лиц, было создано одним-единственным человеком. Наконец, вскройте перед ним эти часы, объясните ему их механизм, и он тотчас схватит расположение всех частей, он увидит, каким образом они действуют друг на друга, и доберется до первой пружины, от которой они зависят.
Только с этого момента он будет достоверно знать истинную систему, объясняющую произведенные им наблюдения. Философ, изучающий природу, подобен этому человеку. Таким образом, мы приходим к выводу, что мы можем составлять истинные системы лишь в тех случаях, когда у нас имеется достаточно наблюдений, чтобы уловить связь явлений. Но мы видели раньше, что мы не в состоянии наблюдать ни элементов вещей, ни первых пружин живых тел, мы можем наблюдать лишь весьма отдаленные следствия их. Следовательно, лучшие принципы, которые можно иметь в физике,— это явления, объясняющие другие явления, но зависящие в свою очередь от неизвестных причин. Нет такой науки, нет такого искусства, в которых невозможно составлять системы; но в одних ставят себе целью объяснять явления, а в других — подготовлять возникновение явлений и порождать их. Первую цель преследует физика, вторую — политика. Есть науки, как, например, химия и медицина, ставящие обе эти задачи. Искусства также можно разделить на два рода в соответствии с теми конкретными задачами, которые они ставят. Для получейия известных эффектов придумалй рычаги, блоки, колеса и другие машины. Таким образом, в механических искусствах начали с фактов, которые должны были служить принципами для некоторой системы. Наоборот, в изящных искусствах для получения эффектов руководились только вкусом, затем стали искать принципы и кончили тем, чем начали в других искусствах. Даваемые здесь правила скорее могут объяснить явления, чем научить производить их. Таковы случаи, когда системы могут иметь в качестве принципов факты. Остается только рассмотреть вопрос о предосторожностях, с какими следует создавать их. Я начну с политических систем как наименее совершенных.
<< | >>
Источник: ЭТЬЕНН БОННО ДЕ КОНДИЛЬЯК. Сочинения. Том 2. с.. 1980

Еще по теме ГЛАВА XIV О ТЕХ СЛУЧАЯХ, КОГДА МОЖНО СОЗДАВАТЬ СИСТЕМЫ НА ОСНОВАНИИ ПРИНЦИПОВ, УСТАНОВЛЕННЫХ ОПЫТОМ:

  1. В каком случае налог и сбор считаются установленными?
  2. ГЛАВА XIII О ГЕНИИ ТЕХ, КТО, НАМЕРЕВАЯСЬ ДОБРАТЬСЯ ДО ПРИРОДЫ ВЕЩЕЙ, СОСТАВЛЯЕТ АБСТРАКТНЫЕ СИСТЕМЫ ИЛИ НЕОСНОВАТЕЛЬНЫЕ ГИПОТЕЗЫ
  3. 2.7. КАК СОЗДАВАТЬ СИСТЕМЫ КАЧЕСТВА НА РОССИЙСКИХ ПРЕДПРИЯТИЯХ? С ЧЕГО НАЧИНАТЬ?
  4. Основания возникновения правоотношений между родителями и детьми. Установление отцовства (материнства)
  5. 3. Загрязненные [санскары] — приятные, неприятные и отличные от тех и других — соответственно, все без исключения есть страдание по причине связи с тремя принципами страдания1.
  6. Ч а с т ь I ПРИНЦИПЫ УСТАНОВЛЕНИЯ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ
  7. § 8. Основания и принципы юридической ответственности
  8. Глава 1. Основные принципы подхода к изучению свойств нервной системы человека[22]
  9. Неравенство в здравоохранении: когда система вредит
  10. ГЛАВА I О ТОМ, ЧТО ЖИВОТНЫЕ НЕ являются ПРОСТЫМИ АВТОМАТАМИ, И О ТОМ, ПОЧЕМУ ЛЮДИ СКЛОННЫ СОЧИНЯТЬ СИСТЕМЫ, ЛИШЕННЫЕ ВСЯКОГО ОСНОВАНИЯ
  11. ВТОРОЙ РАЗДЕЛ.ИСТОРИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕПОСТЕПЕННОГО ОСНОВАНИЯ ГОСПОДСТВАДОБРОГО ПРИНЦИПА НА ЗЕМЛЕ
  12. § 4. Юридические основания и принципы уголовной ответственности за нарушения международного гуманитарного права
  13. ПОБЕДА ДОБРОГО ПРИНЦИПА НАД ЗЛЫМ И ОСНОВАНИЕ ЦАРСТВА БОЖЬЕГО НА ЗЕМЛЕ