Беседа третья ДОМ 20.1.67 г.

Собеседники - шестеро: Ауэзов Мурат - казах,

Костя - абхаз, Борис - абхаз, Джура - таджик,

Белецкий - молдаванин и я.

Пока ждали - может, еще кто придет, Мурат за-

говорил:

- А вот цвета: в русском мире, очевидно, крас-

ный - главный положительный: <красная девица>,

<красное солнышко>, красный = красивый.

А у нас в

Казахстане - белый: белый человек, белое лицо -

хороший человек.

- И у нас в Абхазии - белый.

- А в Китае в театре маска белого цвета - отри-

цательный персонаж.

Я. А я думал, что России присущ белый цвет, и

проглядел, что <красный> - нарицательное слово для

<красивый>. Но что здесь раньше: <красивый> или

<красный>? Если <красивый> - то и при слове <крас-

ный> бесцветная хорошесть имеется в виду: ведь крас-

ный - цвет крови и огня, а нутро в России стыдливо

спрятано^.

...Видно, больше никого не будет, а подойдут -

включатся...

Рассудим сегодня о доме - так наметили. Дом -

макет мироздания, национальный Космос в миниатю-

ре. Здесь земля (пол), небо (крыша), страны света

(стены) и т.д. Как мир (природа) - храм, дом Бога,

так дом - храм человека; человек творит дом, как

Бог мир - по своему образу и подобию. Как в на-

шем теле заключена душа и просвечивает сквозь те-

ло, так дом - тело на нас; человек во плоти - как

душа в доме.

Устройство жилища, с одной стороны, есть отпеча-

ток, отражение Космоса: дом строится как схема того,

что человек видит вокруг, так что по дому можно изу-

чать воззрение народа на мир - как он его понимает.

А с другой стороны, дом не готовым берется, а стро-

ится и есть выражение нутра человека, невидимого ус-

тройства его души, проекция сокровенного микрокос-

моса. Значит, дом - обоюдопосредник, как бинокль:

оборотим его на грандиозный мир вокруг - и он пред-

станет в уменьшении, доступным и обозримым для нас.

Обратим его внутрь - оно, невидимое <я>, выступит

в проявлении (как на светочувствительной пластинке)

и увеличении.

Итак, рассудим о доме, обращая внимание на ве-

щество (из чего: камень, дерево и т.д.) и форму.

Ну, начнем с горцев. Давайте.

^ Кстати, о цветах: еще на первой беседе туркмен Ораз го-

ворил, что в туркменском языке - одно слово для обозначения

синего и зеленого.

Костя (абхаз) описывает: Конус, плетенный из ро-

додендронов - теплый ведь климат, - чтоб продувал-

ся дом. На зиму обмазывается глиной. Пол земляной.

Очаг в центре, дым - в отверстие вверху, в центре...

- А как же в дождь?

- А над отверстием поднята крышечка, так что тяга

под ней - в стороны.

Я. А! это как ноздри. Ведь нос - тоже двускатная

крыша, конек над нашей тягой, оберегает ее от залива.

Вообще, дом - это голова. Ведь голова в нас -

стяжение, макет всего тела: а дом уже тело выражает,

как оно обобщено и абстрагировано в устройстве го-

ловы. Недаром в <Руслане и Людмиле> Голова - как

дом, а русская изба и есть голова под шлемом.

В доме вход - рот. Двери - губы: где раскрыты,

где сжаты. Окна - глаза.

Костя (абхаз). Окон у нас нет, но сквозь щели в

плетеных стенах видно.

Я. Это как поры в теле: через них свет-огонь про-

ходит, но еще не сконцентрировался в глазе-солнце.

Точнее, там, где нет окон - здесь и в юрте, - рот

и глаз совпадают. Это как доглазые животные - ки-

шечно-полостные с одним универсальным, синкретиче-

ским отверстием. Или как младенец родившийся - со-

сет, а еще не видит. То, что пол - земляной, тоже о

втельности земляной говорит.

Вообще тенденция жилища какова? Первое жилье -

пещера (пещерные люди), то есть рот, зев земли, ее

полураскрытая утроба. Пещерные люди - в пазухе

земли, как детеныш кенгуру в сумке. Это еще утроб-

ный период человечества и по жилью. Когда человек

рождается, он выходит голым на Божий свет, на от-

крытое пространство. То же самое и собственно чело-

веческая история, и жизнь начинается с того момента,

когда человек рискнул выйти на открытое ристалище.

И тут же узрел, что он наг и гол. Ведь новорожденное

животное сразу одето шкурой и может ходить. А че-

ловек гол и кожей нежен, и как ему надо добавлять

к себе шкуру - одежду, так и второй слой шкуры -

дом строить, и именно строить. Как первая одежда -

фиговый листок, так первый дом - плоскость (накид-

ка) крыши (из листьев ли, камня на подпорках, шкуры

ли растянутой). Хотя здесь уже различия наступают -

от чего больше оберегаться: от верха (дождя и солнца)

или бока (ветров). Юрта оберегает больше с боков, а

39

вверху - отверстие, А в Африке главное - покров,

уберечься от палящего солнца, а бока открыты, стен

почти нет.

Общая тенденция жилища - вознесение, вавилон-

ский столп - как нынешний городской дом, где чело-

век не на земле, а на голове человека стоит. Притом

есть соответствие между позой человека и устройст-

вом дома. У избы пол поднят над землей, стоит на

камнях, есть и подпол - и недаром здесь человек не

на полу, а на скамье или на стуле сидит. А юрта со-

ответствует сидячей позе кочевников - верхом прямо

на земле. Всякая одноэтажность - село от слова

<сесть> (на землю). Город начинается с двухэтажности:

с отрывом от земли человека-Антея, и возникает мир

искусственных ценностей, цивилизации, к чему и ого-

род городить затеяли.

Борис (абхаз). Это верно про пещеры. Но и у нас

в Грузии были пещерные города -и не в первобыт-

ности, а и в Х веке, когда расцвет цивилизации и уже

христианство. Это, верно, от врагов в горе рыли пе-

щеры, связанные переходами: там и церкви.

Я. Да, но здесь важно направление труда: если

человек равнины строит стены, одевает веществом

пустоты, то жителю гор надо добыть пустоту, по-

лость, а земля и так уже человеческой вертикалью

поднята. Если там город вверх городится над землей,

то здесь город - в утробе земли.

- В Индии тоже пещерные города - <Пещера ты-

сячи будд>...

- А еще на равнине от врагов добавляется ров

перед стенами.

- Ну да - усиливается вертикаль: вверху - через

воздвижение земли, внизу - через опускание пустоты.

Вообще такой пещерный город напоминает муравейник,

а город воздвигаемый - улей.

Борис (абхаз). Самые древние жилища у нас -

дольмены: большой камень - на двух других.

Я. Это пещера, но уже воспроизведенная, повто-

ренная - построенный рот.

Ауэзов. Вот я хотел...

Я. Ну да, давайте перейдем к другим типам жи-

лища - богаче будет сравнение, а потом опять к

горскому жилью вернемся.

Ауэзов. Юрта круглая...

Я. А изба четырехугольная, и <не красна изба уг-

лами, а красна пирогами>, и есть в ней <красный угол>:

кстати, почему святилище в углу, а не в центре или

на фасаде? Раз святилище, значит - <Свет невечер-

ний> - не нуждается в окнах, как ум - светоч под

тьмой черепа - не нуждается в глазах.

Но это - в сторону. Итак, юрта - круглая, и ко-

чевник - круглоголов, а северянин, славянин - с бо-

лее квадратной, угольной головой.

Ауэзов. Юрта круглая, видимо, от равномерной от-

крытости пространства во все стороны и необходимо-

сти быть готовым к нападению с любой стороны. Стро-

ится так. Нижний ряд перекрещивающихся жердей

идет вертикально, как стены, следующий ряд образует

скос, и вверху еще скос.

Я. Ага! В России в избе две грани: стены-щеки и

череп-крыша. Здесь три грани: ближе к шару не только

по сторонам, но и вверху.

Ауэзов (рисует). Юрта покрывается кошмой: войлок

из животного.

Я. Значит, кочевник в юрте - как в шкуре живо-

тного, как в его сумке, за пазухой у своего стада,

Ауэзов. Окон нет. Один вход с пологом.

- Что бы это значило, что окон нет?

Ауэзов. Это, верно, от степи: там ландшафт не диф-

ференцирован, зато каждый звук разносится далеко,

так что из юрты ориентируются по слуху. Если кто

скачет - и по содроганию земли слышно.

Я. Значит, связаны друг с другом сидячая восточная

поза и безоконность - усиливается восприятие коле-

баний земли (прямо туловищем) и воздуха - как у

слепых и даже как глухие слышат телом.

Ауэзов. Даже обычай такой: за пятьдесят шагов от

юрты спешиться, а то стук копыт становится невыно-

симым для слуха.

- Вообще, кому слух, а кому зрение нужны? Пти-

цам зрение - на что им слух: они в открытом про-

странстве, где свет и воздух; а слух нужен кому?..

- Да тем, кто в лесах или в густой, мелко диф-

ференцированной местности.

- Ну да, где воздух заполнен воздвигшейся раз-

нообразной землей - чтобы в ее дебрях не затеряться.

Костя (абхаз).

Притча у нас есть: плыли лебедь-

зоркий и бобер-слепой, но с острым слухом - по

извилистой реке. Лебедь за поворотом не увидел охот-

ника и был убит, а бобер заранее услышал его и ныр-

нул под воду.

Ауэзов. Так вот, в юрте при нападении врага все

члены семьи имеют в бою четко определенные функ-

ции: и дети, и старики.

Вообще интересна тактика кочевников в бою. Когда

они нападают на строй оседлого врага, они налетают

волнами: пускают стрелы, а сами тут же врассыпную,

в стороны.

Я. Лучами-радиусами, как шар юрты.

Ауэзов. Вслед вторая волна налетает и тоже рас-

сыпается: заходят с тыла. Я удивился, когда котел

под Сталинградом назвали новшеством военной стра-

тегии. Кочевники именно так, в котлы, и брали про-

тивников.

Я. А! Теперь понятно, почему татаро-монголы били

русских и всех оседлых в открытом поле. Земледельцы

малоподвижны, угловаты (ср. углы избы и всесторон-

ность юрты); когда лицом к лицу - сильны, но кочев-

ники ускользают, вьются вьюном, надо на все стороны

поворачиваться - и тут у земледельцев, привыкших к

четким различениям переда-зада и сторон в простран-

стве, голова идет кругом, они теряют ориентировку -

как в игре, когда, завязав глаза, раскручивают человека

и он должен восстановить направление. Значит, то, что

земледельцы глазаты (у них окна), а кочевники - слу-

хаты, проявляется при кругообращении: глаз привык и

приучает человека к сторонам света, дает односторон-

нюю ориентацию - только спереди, а слух - круго-

вую оборону развивает. Земледельцы - прямосторон-

ни. Значит, кругообращение, повороты головы для слу-

ха ничего не значат: в любой момент при остановке

слух находит направление в пространстве, а глаз теря-

ется: ему сначала надо восстановить, где раньше, вна-

чале, был зад и перед, что к чему. А пока земледельцы

сообразят, кочевники, спутывая их ориентацию, напа-

дая спереди, и сзади, и с боков, быстро бьют непово-

ротливых и неуклюжих земледельцев, прежде чем те

успевают очухаться. И характерно, что на Куликовом

поле русские победили Мамая, применив именно тата-

ро-монгольскую тактику: заманив на себя и ударив из

засады в бок им, а те, татары, уже от долгого оседания

на Руси, земледельчески окостенели и утратили свою

кочевую суть времен Чингисхана и Батыя.

При такой круговой ориентировке в пространстве и

тактике боя, очевидно, для кочевников не имеет нравст-

венного различия, убит ли спереди или стрела в спину

вошла - то, что так важно для земледельческих народов.

Борис (абхаз). А у нас - позор, если сзади убит.

Верно, это с нашей оседлостью связано.

Костя (абхаз). Черт возьми! Вот до чего дойти мож-

но, исходя всего лишь из устройства дома.

Я. Но в бою какую цель преследуют: занять место

или людей истребить?

Ауэзов. Конечно, война кочевников направлена на

истребление или полонение живой силы.

Я. Ну да, а земледельцу важно просто оттеснить:

грудью или плечом (как русский народ при нашествиях

на Россию). А для кочевника важно живое тело, а не

земля или растение, - и враг видится как животное,

как тело; а его дома, город, земля, посев - это все

не имеет значения. Недаром курганы из черепов насы-

пал Тимур-кочевник.

Ауэзов. Вот еще важно, что у кочевников нет двора.

Борис (абхаз). А у нас двор большой, и в нем очень

дифференцированное, членораздельное пространство...

Я. Как дом - макет мироздания, так двор - модель

вселенной, пространства.

Борис (абхаз). У нас дом так строится. Два здания:

рабочее (там и едят) и второе - спальня.

Ауэзов. Интересно поселение узбеков: когда кочев-

ники перешли к оседлости - словно по контрасту, -

совсем огородились от мира. Вы были в Ташкенте в

старом городе? Там на улицу - глухие стены, ни одного

окна.

Джура (таджик). И у нас окна на улицу не выводят,

а лишь во двор: чтобы женщин не видели и они на

чужих не смотрели.

Я. Но это же опять юрта - только навечно постав-

ленная. Ведь в юрте тоже окон нет, вовне она не на-

правлена, а все - внутрь себя. Отсюда и глухие ду-

валы и всяческое разнообразие во внутренних дворах

у узбеков и таджиков.

Интересно, что русские окна - чтоб глазеть на

улицу, по сторонам, выражают любопытство - как

экстравертность духовного пространства в человеке:

направленность вовне, выход из себя.

Костя (абхаз). И у нас <дом - моя крепость> (так,

кажется англичане говорят?). И могилы, родовые скле-

пы внутри двора.

Борис (абхаз). Вот недавно у нас один умер; перед

смертью построил дом, а наследников не имел. Так

его, по настоянию родных, в центре дома, под полом

похоронили - и дом ему стал как мавзолей.

Ауэзов. Да, а вот в Китае национальная проблема:

кладбища - на лучших землях; и новая власть решила

снести - так со всего Китая старухи легли на мо-

гилы - и пришлось отменить.

Я. Вообще тип захоронений очень важен. Вот Бо-

рис говорит, что двор строился с расчетом на прием

гостей - на свадьбу или похороны, - и тут же

склепы. Это значит: дом (Космос) построен для при-

бытка, прибавления к бытию, к расширению - и к

сужению, к выделению из себя.

Ауэзов. Наши захоронения - курганы. Разбросаны

по степи. На них - каменная баба.

Я. Но как же узнают своих?

Ауэзов. Кочевья - это уходы и возвращения, зна-

чит, те же места проходят. Но вообще, если другие

народы в войнах могут осквернять могилы друг друга,

то у кочевников этого нет: уважают курганы и тех

мест, где враги.

Я. Ну да: может, там и мои предки зарыты - откуда

я знаю? Ведь и мы там некогда кочевали.

Ауэзов. Интересно, что вот это уважение вообще к

могилам, неразличение вражеских и своих - сопря-

жено с тем, что особого культа мертвых у кочевников

нет: умирает - и к нему теряется интерес, словно к

нам уже отношения не имеет.

Борис (абхаз). А у нас чтут могилы, и, если кто

хочет прекратить кровную месть, он ложится спать у

могилы предков своего врага - значит, к корню враж-

ды восходит и ее отменяет. Это замечают - и мирятся.

Костя (абхаз). А другой способ прекращения кров-

ной мести: поцеловать грудь матери врага - и стать

молочными братьями.

Я. В захоронениях у оседлых народов чтится

именно этот мертвый - мой предок: род, значит,

дифференцирован на личности. У кочевников чтятся

вообще мертвые: нет меж них личностной дифферен-

циации - значит, и меж живых она неразвита. Но

все же, раз у кочевников нет стойких мест погребе-

ния, память о мертвых должна как-то переноситься с

собой - как и их жилье, юрта и вообще все свое

носят с собой. Может, от умерших остаются какие-

нибудь вещи?

Ауэзов. Да, точно, вещи умершего распределяют и

сразу носят.

Я. Значит, память о нем не сосредоточивается на нем

самом - как в погребении, не выделяется в особый

предмет, а распределяется, дробится меж живыми -

как тело Господне при причастии.

Ауэзов. И издавна старики в каждом роду содержат

родословную книжечку, где арабскими буквами зано-

сят всю последовательность колен, И часто старики

разных родов встречаются и выясняют степени родства.

Так что вот она - переносная память, как и эпос

<Манас>, сказительство...

Я. Но это мы все о захоронениях, то есть в землю -

в утробу - возвращениях. А ведь есть и сжигание тру-

пов, Что это значит?

Молдаванин Белецкий. В Индии прах развеивают

над Гангом или просто в воздухе.

Я. Постойте, да и греки гомеровские - гекатом-

бы на кострах - трупы сжигали. Значит: восприем-

никами уходящей жизни становятся огонь и воздух,

они особенно насыщаются жизнью. Недаром это ми-

ровая душа - Брахман, атман, прана - жизненная

сила, и у йогов техника дыхания - как род мышле-

ния разработана...

Ну, сегодня прервемся.

В следующий раз продолжим о жилье - о внут-

ренности теперь: что там значат части дома и вещи. И

одежда - как дом на человеке,

Нам не хватает собеседников - знатока русского

быта и индуса. Еще бы африканца и западноевропейца.

Как бы найти?..

<< | >>
Источник: Гачев Г.. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос. Серия: Технологии культуры. Издательство: Академический Проект, 512 стр.. 2007

Еще по теме Беседа третья ДОМ 20.1.67 г.:

  1. Беседа седьмая НАЦИОНАЛЬНАЯ ЕДА (третья беседа) 10.111.67 г.
  2. Беседа четвертая ДОМ (внутренность) 27.1.67 г.
  3. Беседа третьяО ПРАВИТЕЛЯХ
  4. Беседа шестая НАЦИОНАЛЬНАЯ ЕДА (вторая беседа) 3.111.67 г.
  5. Беседа пятая 24.11.67 г. Национальная еда (беседа первая)
  6. ЭФФЕКТЫ ОТ БЕСЕДЫ/БЕСЕД С СОФОЛОГОМ 1.
  7. Военный дом.
  8.    Ледяной дом
  9. Дом королевы.
  10. «Казённый дом»
  11. 1.3. Дармштадтский «Пассивный дом»
  12. Римский дом
  13. Дом снаружи и внутри