2. ЧЕЛОВЕК - НЕДОВОПЛОЩЕННЫЙ ВОЗ-ДУХ

Каков же человек в городе, с точки зрения стихий?

Переписка <Бедных людей> - это чириканье городских

воробушков, что уселись в окошках каких-то этажей и

через двор друг с другом перекликаются, обсуживая

людские дела человечьим голосом.

Он ее называет

<пташка>, <птичка>, <голубчик>, <ангельчик>, мечтает

свить гнездышко иль собирается упорхнуть, себя же под

конец ощущает птенчиком, выпавшим из разбитого гнез-

да. И хотя религиозно-литературным штампом отдает

Макарове Варваре увещание жить, как птички божий, -

однако недаром об этом и так заговорил и противопоста-

вил себя образу некоей <хищной птицы>. Они не хищ-

ные, но тоже те еще птицы!.. В именах их слышится не-

кое меланхолическое <кар-р>, и весь климат вокруг них

серонебный, присущий этим меланхолическим птицам, и

все-то им несчастья впереди видятся, да и позади беды,

так что лучше и не вспоминать.

Но тут многое в этом самосравнении наших бедных

людей с птичками - не с лошадью, как у Толстого

(Холстомер, Анна - сравнение с Фру-Фру), не с рас-

тением (дуб Андрея, репей Мурата, береза-барыня -

<Три смерти>). Все толстовские пары людям тяжки,

полны землей, увесистой жизни, снизу вырастают. Пти-

ца же есть жительница стихии воз-духа. Уже этим за-

явлено некое Credo: исповедую не стихию земли, не

воды, не огня (хотя с ними со всеми и будет у воз-духа

сложный сюжет), но легкую натуру. Даже отрицатель-

ные твари здесь - насекомые, обильные у Достоев-

ского: тараканы, пауки (тот свет Свидригайлова),

<вошь я или Наполеон?>, <старушка-вошь>. Все они не-

крепки на земле, обитатели того же промежуточного

пространства меж небом и землей, что и птицы.

Вообще всякий человек здесь в душе своей паука

чувствует: и сам сеть-ткань жизни плетет, и ею опутан,

и угнетен. И движения персонажей - не плавные,

гибкие, округлые, как у больших существ земли и во-

ды, но угловатые, судорожные, как огни, зигзагами их

траектория, как у насекомых: Раскольников то на месте

долго недвижно в углу-гробу, то мечется туда-сюда,

угол свой в пространстве рассевая и множа (даже не

петляет он после преступления: петля для него слиш-

ком округла, животно-лисья геометрическая фигура, но

именно угольничает, (рас)щепляет - Раскольников!)^

И энергии все дискретны: то лежит - то убьет, то

скрывается - то вдруг надрыв, заголится на исповеди.

Нет, несерьезно, неувесисто, пунктирно земное бытие

здесь, а есть некое надругательство воз-духа над на-

личным бытием нашим, его серьезностями, мерами, за-

ботами и ценностями. Ибо неплотны, некрепки эти ду-

ши в воплощении. Вот они встречаются из всемирья в

вагоне третьего класса, демон Рогожин и ангел Мыш-

кин, оба посланные на время на человечество (как на

местничество), - и начинается сюжет узнаваний, вы-

явлений, в ходе которых одна тотальность, сошедшаяся

клином Льва Николаевича, спознается с другою, при-

шедшей из подземелья манихейского черного солнца и

загнувшейся углом на Парфене Рогожине. И вообще

вся материя бытия здесь - с прорехой, лезет и рас-

ползается, как мундир и сапоги достоевских чиновни-

ков, что стыд, смех и грех прикрывают - приоткрывая,

и засасывая, и завлекая, и заостряя на этом взор.

С воз-духом связана и необычная чуткость к запа-

хам в квартирных описаниях: чад, угар кухонь, вонь

лестничных клеток. Кстати, лестницы, столь важные у

Достоевского, - это птичьи насесты и шестки людей,

подвешенных в земельных клетках в воздухе. И город

тем мистически манит его, что здесь стихия земли под-

нята, овоздушнена в зазорах комнат-пустот, толща ее

не столь безнадежно материальна и увесиста, но уже

мужески-обогненна и одухотворена.

Дух-то дух и воздух-то воздух - действительно

первая, но уже дальняя родина в космосе Достоев-

ского, а сейчас, пожалуй, ему и воздуха-то чистого

не нужно, а дай подышать в углу кухни чадом и

гарью жизни земной. Ибо воз-дух этот ориентирован

^ Геометрические фигуры, упоминаемые писателями вроде

случайно и побочно, на самом деле глубоко архетипичны и суть

фундаментальные модели. Например, у Толстого Пьер (в восп-

риятии Наташи) - квадратный, а Каратаев (в восприятии Пье-

ра) - круглый.

Значит, Пьер и Платон Каратаев глядятся друг

в друга, как квадрат в круг. И попытка Пьера рассудком постичь

народную правду Платона - да это та же бытийственная про-

блема, что на языке математики предстает как квадратура круга}

А это в символике чисел и фигур основные образы для обоз-

начения Целого: круг (Шар, Сферос) и квадрат (Тетрада). При-

чем прямая - линия мужской, городской цивилизации (правда,

справедливость), а кривая - линия природы, женского начала.

не на верх (небо и солнце), а на низ, им магнитно

очарован плен(ен)ный дух, влюбленный воздух. Это

как в Библии ангелы, что заглядывались любить жен

человеческих - и не могли. Есть в космосе Досто-

евского сладострастие на человека, им быть, полно-

весным, - и немогота, ибо легковат, духовен ангел-

демон, все пузырится из своего веса вверх. Уж он

так себя заламывает, корежит, в подполье пониже

загоняет и принимает на себя все черни, вины и гре-

хи, чтоб унизиться и стать как люди, - ан нет, уши,

то бишь крылья, торчат: не удается всамделишно воп-

лотиться, так и прыгает в падучей: как курица - не

птица, персонаж Достоевского - не человек. Пото-

му его все распяливает: то в человекобоги назад,

ввысь, то в бесы - вниз, но полнотелого человече-

ского существования) не получается. Фактура чело-

веческой ткани растянута на станке достоевском и

просвечивает (ся). И сам человек - клубок (любимая

им ипостась шара Целого - как не плотно-непре-

рывного, но дискретно-сотканного из волн-нитей-жиз-

ней). Нужен, алчен грех, ибо лишь через него духу-

демону можно оплотниться, снизиться, утяжелить

свой флогистон, уносящий пружинно вверх после

каждого заземления. Потому так любима здесь ни-

зменная природа и всякая грязь и гарь, зло и пре-

ступление, - ибо на них не снизу смотрят, но с

верха недоступности, откуда близок людской жребий -

да не укусишь. Так что все эти Раскольниковы, идя

на преступление, не Наполеонами стать хотят, имеют

внутренней целью, - но именно человеками, старуш-

кой, вошью; а образ Наполеона и сверхчеловека -

это курс, как его берем на дальний предмет, чтоб

дойти до нужного нам места посредине. Так у До-

стоевского: недочеловеки света берут курс на сверх-

человека низа - злодея, чтоб дотянуться до челове-

ка и в нем осесть.

У недовоплощенных воз-духов жажда жизни вели-

ка. У просто живых, в ком жизнь спокойна, нет

жажды жизни, ибо жизнь-вода - при них. А у этих

именно жажда на тепло жизни. Огня им не хватает,

а огонь добывается трением - вот они и трутся о

людей и любят теплоту раздражения, страдания. Они

рвутся в стук, треск, толкотню людскую. (Даром что

ли избрал Макар угол в кухне? Тут он возле жизни

греется и малокровие свое подкрашивает.) Им потре-

бен город, ибо город = гор-гарь, огонь. Город = ка-

менный костер: взгляните на фактуру города - весь

вздыбился языками каменного пламени: дома, небо-

скребы, церкви, шпили. И вот чем представлена сти-

хия огня в космосе Достоевского. Как мотыль-

ки, тянутся к нему недовоплощенные воз-духи. Но

так как плоти-земли-одежонки на них маловато и в

прорехах она, то она быстро прогорает, и начинает

гореть уже их субстанция - воздух. А это и есть

чахотка - основная болезнь духовных героев. Пото-

му и нужна им, с другой стороны, сырь: осень, до-

жди, слякоть - для орошения и охлаждения, как

водяная рубашка двигателю. Летом они совершенно

горят, исходят и сходят с ума (потуга Ипполита на

самоубийство - летом), как рыбы на песке бьются.

Итак, по жажде недовоплощенных воз-духов к зем-

ле, воде и огню, и понятно, почему сгустились они на

жизнь в том месте планеты, где и сырь велика (невские

болота), и земля тверда (<В гранит оделася Нова>; <Пе-

тербург> есть буквально <крепость камня>) ^ и где тре-

ние людей друг о друга в скученности наемных квартир

велико и, следовательно, социальный огонь сильно

жжет (контрасты богатства и нищеты, высокомерие и

унижение, неволя и тяга к свободе).

<< | >>
Источник: Гачев Г.. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос. Серия: Технологии культуры. Издательство: Академический Проект, 512 стр.. 2007

Еще по теме 2. ЧЕЛОВЕК - НЕДОВОПЛОЩЕННЫЙ ВОЗ-ДУХ:

  1. Европейский офис ВОЗ по инвестициям в здоровье и развитие
  2. И. ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ ДУХ
  3. Практический дух
  4. Дух § 440
  5. Порыв и дух
  6. РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ СУБЪЕКТИВНЫЙ ДУХ
  7. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ ОБЪЕКТИВНЫЙ ДУХ
  8. РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ АБСОЛЮТНЫЙ ДУХ
  9. ДУХ ПРОТИВОРЕЧИЯ
  10. I. СУБЪЕКТИВНЫЙ ДУХ а) Интеллект