загрузка...

ПРОГНОЗЫ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НА I ПОЛОВИНУ XXI ВЕКА

В научной литературе существует значительное количество прогнозов глобального развития на ближайшие полвека. Среди них внимания заслуживают прогнозы, показавшие свою работоспособность и концептуально оформленные, таких ученых, как А. Тоффлер, И. Вал- лерстайн, С. Хантингтон.

А. Тоффлер выделил три волны глобальных перемен, которые пережило и переживает человечество. Первая произошла примерно 10 тысяч лет назад в период неолитической революции, то есть перехода к производящему (аграрному) хозяйству: земледелию и скотоводству, в результате чего возникли аграрные общества. Вторая волна связана с промышленной революцией XVIII - XX веков, в результате которой появились индустриальные общества. Третья волна началась в конце ХХ века, в результате которой возникает глобальное информационное общество. Эти революции радикально изменили и меняют весь образ жизни людей, их культуру, экономику, технологию, политическое устройство. Причем эти изменения происходят с ускорением: если первая волна длилась тысячелетия, вторая - заняла 300 лет, то третья волна ведет счет на десятилетия. Главная опасность для выживания человека и человечества состоит сегодня в том, что впервые в истории общество не успевает адаптироваться к бешенному и все возрастающему темпу технологических перемен. Поэтому в жертву «Третьей волне» могут быть принесены и все существовавшие до сих пор культуры, и человек, каким он стал, начиная с «осевого времени» (К. Ясперс), и семья, и общество.

Прогноз А. Тоффлера о быстрых и радикальных изменениях в различных областях жизни оказался в целом верен, с момента выхода книги «Третья волна» (1980) прошло 30 лет. Так А. Тоффлер указывал, что новая цивилизация требует нового типа руководства. Нужны не «сильные» лидеры типа Рузвельта, Черчилля, Сталина, де Голля, Аденауэра, а люди способные прислушиваться к мнению других, с развитым воображением, понимающие ограниченную природу лидерства в новом мире, без мании величия, способные договариваться.

А. Тоффлер указал, что существующие политические системы не приспособлены к быстрому решению множества взаимосвязанных задач. И это неизбежно порождает серьезные сбои в функционировании основных политических институтов, утрату доверия к ним. Решения политиков и особенно неумышленные побочные эффекты таких решений, разработанные политико-бюрократическими машинами, настолько опасно анахроничны, что даже самые лучшие намерения могут привести к убийственным результатам. Например, привлечение иностранной рабочей силы привело к «исламизации» Европы, вмешательство в дела Югославии - к усилению албанских мафиозных группировок, Афганистан и Иран породили массу проблем и усилили терроризм и так далее. Ни одна глобальная проблема современного мира (глобальный экологический кризис, демография, контроль над ядерным оружием, финансовая нестабильность, СПИД, и другие) не решается ни самыми богатыми странами, ни международными организациями, он даже не рассматриваются как первоочередные. Зато разрабатываются ненужные и опасные технологии информационной «промывки мозгов», рекламы, манипулирования сознанием, изменения пола, клонирование людей, легализуются однополые браки, наркотики и тому подобное, ведущие к моральному разложению человека и общества.

А. Тоффлер указывает на необходимость структурных политических изменений, суть которых состоит в принципе власти меньшинств (в расчет принимаются не только интересы большинства, но и интересы различных меньшинств), полупрямой демократии (сочетание представительной и прямой демократии), разделение решений (перераспределение полномочий принимать решения на разных уровнях). Ученый считает, что чем скорее будут формироваться новые политические институты, тем больше шансов на мирный переход к новой системе, в противном случае, когда блокируются эти перемены и сохраняется существующая устаревшая политическая система, неизбежно насилие и кровопролитие. На практике проблемы «структурного политического морального износа» не решаются, а подменяются фикцией, оборачивающиеся громадными издержками и жертвами (например, «оранжевые революции»).

Многие важные моменты будущего в прогнозах А. Тоффлера оправдались. Но он высказывался очень оптимистично, считая, что цивилизация «Третьей волны» станет первой «истинно человеческой»: будет опрокинута бюрократия, уменьшится роль национальных государств, появятся эффективные правительства, новая экономика, стирающая различия между производителем и потребителем, ликвидируется отчуждение между властвующей элитой и управляемыми. За прошедшие 30 лет развились и безмерно усложнились информационные технологии, далеко шагнула практика манипулирования сознанием, резко усилилась унификации, ведущая к деградации всех культур, но разделение человечества на всемирную элиту и «низших» только углубилось. Но такое положение не вечно, человечество не будет долго мириться с делением на «золотой миллиард» и остальных, и никакие манипуляции сознанием не помогут. Видимо, человечество сегодня проходит трудную переходную фазу, когда в результате этого перехода резко обостряются все старые и новые проблемы, когда новые технологии используются чрезвычайно односторонне и в интересах отдельных групп.

И. Валлерстайн экономист и историк, основоположник мир - системного подхода. Он считает, что на первый план выступает перспектива грандиозной политической борьбы между двумя лагерями - теми, кто хочет сохранить международную систему, обеспечивающую привилегированное положение Запада, и теми, кто хотел бы создать новую, более демократическую международную систему. Он указывает на усиление социально-экономической и демографической поляризации мира, растущий поток переселенцев с Юга на Север, усиливающий серьезные социальные конфликты в странах Севера. Он прогнозирует появление крупных блоков, объединяющих ведущие страны - возможно Японии и США и Западной Европы и России. И. Валлерстайн считает, что XXI век - это переходной период конфликтов и столкновений между преимущественно западным «центром» и преимущественно «незападной» периферией. Он отмечает признаки политического раскола внутри самого Запада - между США и Западной Европой, внутри Европейского Союза, и даже внутри самих США. Неизбежно нарастание общей напряженности в мире.

С. Хантингтон рассмотрел перспективы глобального политического развития, основанные на концепциях «волн демократии» и «столкновении цивилизаций». Он указал на волнообразную природу развития демократии, являющуюся частным случаем ритмически волнообразного развития общества, его политической, экономической, социальной и культурной систем. На фоне царившей в 1990-х годах эйфории С. Хантингтон не побоялся спрогнозировать очередной откат демократизации, который неизбежно наступит после «третьей волны» ее подъема и распространения (первая волна: 1828 - 1926, затем 1922 - 1942 ее откат; вторая волна: 1942 - 1962, ее откат 1958 - 1975; третья началась с 1974 года, с конца 1990-х годов начался ее откат). Новый откат демократии и демократизации происходит не только в развивающихся странах и «новых демократиях», но и по ряду параметров в развитых странах, включая США, любящие выставлять себя эталоном демократии. Сама неизбежность отката вызвана дисфункциями и противоречиями той модели демократии, которая возобладала в ходе «третьей волны» и которую активно насаждают по всему миру Соединенные Штаты. Он указал на систематическую неспособность демократических режимов действовать эффективно, что вредит их легитимности (например, борьба с финансовым и экономическим кризисом, начавшимся в 2008 году). Дополнительную опасность может создать поворот к авторитаризму России и экспансия Китая. Авторитаризм может принимать разные формы: авторитарный национализм в странах Восточной Европы, религиозный фундаментализм на Ближнем и Среднем Востоке, олигархический авторитаризм в странах Латинской Америки, популистские диктатуры советского типа, этнический или расовый авторитаризм в странах Азии и Африки. Возможно появление новых форм авторитаризма, например, технократическая электронная диктатура, при которой авторитарное правление будет возможно и легитимировано, благодаря способности манипулировать информацией, средствами массовой информации. Прогноз 1991 года уже реализован в ряде развитых и развивающихся стран.

Цивилизационный прогноз С. Хантингтона исходит из перспективы глобальных изменений мирового порядка, в основе которых лежит объединение народов на основе культурного, этнического, религиозного и цивилизационного единства. Культурные сообщества приходят на смену блокам времен «холодной войны», и линии разлома между цивилизациями становятся центральными линиями конфликтов в глобальной политике. Ученый призывает стержневые страны мира к воздержанию от вмешательства в конфликты, происходящие в других цивилизация, чтобы избежать крупных межциви- лизационных войн. Это правило воздержания. Второе условие, правило совместного посредничества, которое состоит в том, что стержневые страны должны договариваться между собой с целью сдерживания или прекращения войн по линии разлома между государствами или группами государств, относящихся к их цивилизациям. Важное, что С. Хантингтон высказывает идеи, идущие вразрез с широко распространенными на Западе и в России эталонности западной цивилизации, ее универсальности. Запад уникален особенным характером своих духовных ценностей и общественных институтов. Среди них наиболее яркими являются западное христианство, плюрализм, индивидуализм, верховенство закона, что позволило Западу создать современный мир. Западная цивилизация ценна своей уникальностью. Задача Запада - сохранить, защитить и обновить уникальные качества западной цивилизации, главная ответственность при этом ложится на наиболее могущественную страну Запада - США. Сегодня западные страны действуют прямо противоположным образом, что является одним из важнейших источников уже наступающих великих потрясений во всем мире, угрожающих и Западу и человечеству.

Несмотря на различия в идейно-политических ориентациях (И. Валлерстайн тяготеет к левому крылу западных интеллектуалов, С. Хантингтон является убежденным консерватором), оба исследователя ставят под вопрос неоспоримость политического и экономического доминирования Запада, прогнозируя крупные потрясения, связанные с изменением мирового порядка. Но эти прогнозы скорее исключение, на Западе превалируют оптимистичные сценарии будущего, основанные на простой линейной экстраполяции сегодняшних тенденций глобального развития. Основной тезис таких прогнозов в том, что мир постепенно решит свои проблемы. Принципиально новые тенденции или повороты в глобальном развитии в них практически отсутствуют. Но возможность плавного постепенного изменения маловероятна. Попытки унификации культуры и человека грозит их вырождением, насильно сломать прежнюю культуру можно, а создать новую - нет. Сегодня неизвестен исход ключевого противостояния культуры, подразумевающей сохранение и развитие культурного разнообразия, и антикультуры, подразумевающей унификацию и примитивизацию человека. Если высокая культура исчезнет, человечество потеряет критерии различения истины и лжи, прекрасного и безобразного, нравственного и безнравственного, исчезнут поиски и прозрения высокой культуры. Либо человечество преодолеет «болезни цивилизации», «болезни роста», либо погибнет.

Как отмечалось выше, глобальное политическое, экономическое, социальное и культурное развитие носит во многом импульсный, пульсирующий, ритмический характер, который определяется периодическим изменением природных и социальных условий, сменой парадигм, мировоззрения, культурных образцов, упадком прежних и возвышением новых государств и цивилизаций. Иными словами, наряду с поступательной («прогрессивной») составляющей в глобальном развитии присутствует и колебательная, ритмическая («циклически - волновая») составляющая. Учет последней составляющей является необходимым условием сколько-нибудь адекватного прогнозирования мирового, глобального развития.

В ритмах глобализации прослеживаются длинные и сверхдлин- ные ритмы дифференциации - интеграции, которые имели место в прошлом и есть в современности.

На протяжении последних двух-трех веков отчетливо прослеживаются длинные ритмы (волны) дифференциации - интеграции. Интеграция (глобализация) усиливалась в периоды: 1750 - 1810 годы, 1870 - 1914 годы, 1970 - 2000 годы; относительно ослаблялась интеграция в периоды: 1810 - 1870 годы, 1914 - 1970 годы и, возможно, 2010 - 2020 годы. Чередование коротких волн интеграции - дезинтеграции не отменяет общей тенденции к глобализации. Причины этих колебаний интеграции - дезинтеграции специалисты усматривают в нарушениях баланса между процессами интеграции и дифференциации, монополизация ведет к потрясениям, вызывающим дифференциацию. Отсюда следует повышенная вероятность крупных политических и военных конфликтов в первой четверти XXI века.

Кроме длинных волн существуют «сверхдлинные» глобальные волны дифференциации - интеграции. Наблюдаются переломы исторического развития примерно каждые 500 лет. Это V - VI века - крушение Западной Римской империи; около рубежа I - II тысячелетий - гибель империи Каролингов; середина второго тысячелетия - время зарождения современного мира модерна (modernity), формирования новой социальной, политической, экономической, культурной семантики миропорядка, произошла смена вех, утвердился новый, гуманистически ориентированный мир.

Имеются тысячелетние циклы: 1 - античный цикл (VIII век до н.э. - II век н.э.); 2 - средневековый цикл (III - XIII века н.э.); 3 - цикл Нового времени (XIV - XXI - XXII века), в последнем цикле, в частности волна дифференциации - это XIV - XVIII века, волна интеграции XIX - XXI - XXII века, ускорение исторического развития сокращает волну интеграции в 3-м цикле до 3-х веков. Эмпирически выделенные таким образом циклы описывают не только процессы образования и распада мировых империй, не только процессы экономической и политической интеграции - дезинтеграции, но и эволюцию глобальной экономической системы, а также эволюцию политических институтов и форм социальной организации. Чередование протяженных исторических волн дифференциации - интеграции определяется периодической сменой доминирующих в данном глобальном историческом цикле форм экономической, социальной, культурной и политической организации. В каждом цикле дифференциации - интеграции происходит зарождение, развитие, распространение и исчерпание определенного способа производства, соответствующего определенному типу взаимодействия человека и природы, а также связанных с ним социальных, политических, культурных форм и институтов. При этом в ходе глобальной волны дифференциации новый способ производства и новые формы социально - политической и культурной организации зарождаются и развиваются первоначально локально, а в ходе последующей волны интеграции этот способ и эти формы получают максимальное (по сути глобальное) распространение вплоть до своего исчерпания и деградации.

Для первого глобального цикла дифференциации - интеграции таким способом производства стал античный (рабовладельческий) способ, возникший вместе с полисной социальной и политической организацией, а также уникальной античной культурой. Для второго цикла - феодально-крепостнический (в том числе и государственнокрепостнический) способ производства, возникший вместе с сословной социальной организацией и теократической монархией (или деспотией) в политике, а также вместе со средневековой христианской, исламской и индуистской культурой. Для третьего цикла - капиталистический способ производства, возникший вместе с классовой социальной организацией, политической организацией в виде нации - государства и буржуазной культурой Нового времени.

В результате масштабного и глубокого кризиса, который всегда предшествует наступлению сверхдлинной волны дифференциации, открывающей новый глобальный цикл, возникает и формируется новый способ производства, новый способ взаимодействия человека и природы вместе с новой социальной и политической организацией. Открывается новый цикл волной дифференциации потому, что для возникновения нового в разных сферах необходимо разнообразие и наличие многих центров развития (полицентризм), которые могут возникнуть только в условиях дифференциации, децентрализации, распада прежних мировых империй и появления возможностей для свободной конкуренции и поиска новых форм жизни, что происходит при крушении доминировавших ранее империй и универсальных государств. Возникшие новые формы стремятся к экспансии, реализуя свой универсалистский потенциал.

Выделенные сверхдлинные волны позволяют определить некоторые важные тенденции глобальной истории: чередование доминирования Востока и Запада; бурного расширения мира и его освоения;

чередование периодов централизации и децентрализации в жизни Запада и Востока.

Исходя из прогноза, можно предположить, что в ближайшие десятилетия, особенно с середины XXI века будут усиливаться тенденции дифференциации и децентрализации, центр жизни будет перемещаться с Запада на Восток, будут формироваться новые центры силы в Юго-Восточной Азии, будут ускоренно развиваться новые производства и альтернативные источники энергии, осваиваться новые ниши жизни и хозяйственной деятельности (пустыни, мировой океан), формироваться новый центр и противоцентр, претендующие на мировое господство. Россия находится в чрезвычайно сложном переходном состоянии, подвергаясь мощному давлению, как с Запада, так и с Востока. В этой ситуации остро стоит вопрос о дальнейшем существовании России как современного общества и суверенного государства, и пока что перспективы выживания России выглядят неутешительно.

Можно прогнозировать масштабную перестройку и глубокое переструктурирование всей системы мировых центров политической и экономической силы, включая изменение природы (децентрализацию и делокализацию) будущего центра - лидера.

Необходимо исходить из неизбежности мирового финансового кризиса, который уже начался, возникают вопросы: какая валюта придет на смену доллару (или система нескольких валют), куда переместятся основные потоки капиталов; можно ожидать восстановление мировой финансовой системы примерно в 2020-е годы. Кризис затронет прежнюю систему экономических и политических связей, обострит борьбу за рынки, ускорит процессы технологического и организационного обновления, произойдет геоэкономическая и геополитическая революция, существенно изменится роль США как центра. Более масштабные сдвиги начнутся с середины XXI века, и будут означать приближение новой сверхдлинной волны дифференциации, открывающей новый глобальный цикл дифференциации - интеграции. В этом цикле постепенно должен возникнуть новый способ производства, должны появиться новые формы экономической и культурной организации, новая система политических и социальных институтов. Сегодня уже прослеживаются размежевания переходной эпохи: 1) внутри Запада, между США и Западной Европой; 2) ценностное размежевание в самом американском обществе; 3) размежевание в самой Европе (иммигранты, восточноевропейские страны); 4) размежевание в исламском мире между странами и внутри этих стран; 5) размежевание в странах СНГ; 6) диспропорции внутри стран между регионами.

Эти процессы только наметились, но их нельзя обратить вспять, в лучшем случае можно «заморозить» или смягчить. Главное - чтобы эти размежевания не вышли из-под контроля и не обернулись масштабными межэтническими и межцивилизационными конфликтами.

Для прогнозирования большое значение имеют большие циклы мировой конъюнктуры, кондратьевские циклы (по имени выдающегося русского ученого Н. Д. Кондратьева). Эти циклы занимают совершенно особое место среди других известных ритмов общественного развития. Во-первых, они описывают экономическое и политическое развитие не одной страны, а международного рыночного сообщества в целом, то есть большого количества стран с более или менее развитой рыночной экономикой. Во-вторых, продолжительность кондратьевских циклов в среднем составляют около 40-60 лет, что позволяет исследовать и прогнозировать процессы экономического, социального и политического развития в масштабе десятилетий: это не слишком длинный или слишком короткий срок. В-третьих, кондратьевские циклы описывают не только одну сторону развития человеческого общества (например, экономическую), но и целый ряд других сторон - технологическую, политическую, социальную, культурную и так далее.

Структура кондратьевских циклов заключается в следующем. Каждый цикл (40 - 60 лет) состоит из двух примерно равных по длительности частей, или волн: повышательной волны и понижательной. Повышательная волна - это период длительного преобладания высокой хозяйственной конъюнктуры в международной рыночной экономике, когда эта экономика развивается и растет особенно бурно, сравнительно легко и без длительных депрессий преодолевая относительно кратковременные кризисы. Понижательная волна - это период длительного преобладания низкой хозяйственной конъюнктуры, когда, несмотря на временные подъемы, доминируют депрессия и вялая деловая активность, в результате чего мировая рыночная экономика развивается неустойчиво. Кондратьевский цикл начинается с повышательной волны, которая сменяется понижательной волной, в ходе которой мировое рыночное хозяйство как бы накапливает силы и ресурсы для нового рывка, нового цикла эволюции. Необходимо подчеркнуть, что эти волны не отменяют циклических кризисов или подъемов внутри волны, а означают результирующую тенденцию многих кратковременных подъемов и спадов.

Датировка повышательных и понижательных волн кондратьевских циклов выглядит следующим образом. •

1 цикл: повышательная волна - с конца 1780-х годов до 1810 - 1817 годов; понижательная волна - с 1810 - 1817 годов до конца 1840-х - начала 1850-х годов. •

2 цикл: повышательная волна - с конца 1840-х - начала 1850-х годов до начала 1870-х годов; понижательная волна - с начала 1870-х годов до середины 1890-х годов. •

3 цикл: повышательная волна - с середины 1890-х до 1914 - 1921 годов; понижательная волна - с 1914 - 1921 годов до середины 1940-х годов. •

4 цикл: повышательная волна - с середины 1940-х годов до конца 1960 - начала 1970-х годов; понижательная волна - с конца 1960 - начала 1970-х годов до ?... В 4-м цикле начинается смещение ритма, что связано с общим ускорением исторического процесса. С 1970-х годов необходимо внести коррективы в длительность циклов, поскольку произошло их смещение: после вялого развития 1970 годов, с 1983 по 2000 годы мировая конъюнктура в целом была высокая, а не низкая. В этот период произошли бурные политические события: крах диктатур в Латинской Америке и Азии, распад СССР и Югославии, крах социализма. С начала 2000-х годов вместо подъема началась череда кризисов, преобладание низкой конъюнктуры.

Уточнение, опирающееся на анализ конкретных фактов, позволяет усовершенствовать кондратьевскую методику. Наблюдается постепенное сокращение положительных волн циклов, что обнаружилось со второй половины ХХ века. Согласно этому, мы живем уже не в четвертом, а в пятом кондратьевском цикле, причем в период перехода от завершившейся повышательной к начинающейся понижательной волне. И главное, сегодня выяснилось, что кондратьевский цикл с его повышательной и понижательной волнами всякий раз составляет лишь половину полного эволюционного цикла международной (рыночной) экономической и политической системы, в ходе которого происходит полное обновление доминирующего технологического уклада, доминирующих в мире политических, социальных и финансовых институтов. Полный эволюционный цикл международной экономической и политической системы (или полный цикл эволюции международного рынка) включает два следующих друг за другом кондратьевских цикла или, две повышательные и две понижательные волны мировой конъюнктуры, то есть необходимо использовать не двухфазный, а четырехфазный цикл.

Повышательные кондратьевские волны бывают двух типов: первый тип - волны связанные с технологическим переворотом; второй тип - волны, связанные с революцией мирового рынка. Понижательные волны тоже бывают двух типов: первый - волны, называемые фазами великих потрясений в мировой экономике и политике; второй - волны, соответствующие фазам структурного кризиса.

Для фаз технологического переворота характерно появление и бурное первоначальное развитие целого ряда новых отраслей крупной промышленности при постепенной дестабилизации прежней системы международных отношений. Для фаз революции международного рынка свойственны крупные геополитические и геоэкономиче- ские сдвиги, облегчающие глобальное распространение возникших ранее технологий, отраслей промышленности, социальных и политических институтов.

Для фаз структурного кризиса характерным является исчерпание возможностей дальнейшего развития и распространения технологий, отраслей и институтов, возникших в фазе технологического переворота и получивших широкое распространение в фазе революции международного рынка, а также начало формирования предпосылок для возникновения нового технологического уклада и новых социальных и политических институтов. Для фаз великих потрясений характерна полная дестабилизация мировой экономики и политики, связанная с наличием серьезных внутренних и внешних препятствий для развития технологий, отраслей и институтов, возникших в предшествующей фазе технологического переворота. Однако когда эти препятствия преодолеваются в результате очередной геополитической и геоэкономической революции, возникшие технологический уклад и институты продолжают развиваться и распространяться.

Существование таких циклов находит эмпирическое подтверждение. В качестве примера можно взять два последних цикла. •

2 цикл: 1 - структурный кризис 1873 - 1897 годах (около 24 лет), 2 -

технологический переворот 1897 - 1921 годы (около 24 лет), 3 - великие потрясения 1921 - 1945 годы (около 24 лет), 4 - революция международного рынка 1945 - 1964 годы (около 24 лет). •

3 цикл: 1 - структурный кризис 1969 - 1981 годы (около 12 лет), 2 -

технологический переворот 1981 - 2005 годы (около 24 лет), 3 - великие потрясения 2005 - 2017 годы (около 12 лет), 4 - революция международного рынка 2017 - 2041 годы (около 24 лет).

Таким образом, необходимо внести коррективы в прежние представления о кондратьевских циклах. В связи с этим нужно говорить о четвертом кондратьевском цикле (1945 - 1981) - около 36 лет, и пятом кондратьевском цикле (1981 - 2017) - около 36 лет. Понятие «эволюционный цикл» предполагает возможность ускорения эволюции и, значит сокращения ритмов или «шагов» эволюционного процесса. Очевидно, что скорость биологической и социальной эволюции увеличивается, и это ускорение не может не сказываться на продолжительности эволюционных ритмов и циклов. При этом «внутреннее время» в каждом периоде или цикле эволюции свое, оно определяется внутренней динамикой развития системы на данном этапе ее эволюции.

Очевидна связь полных циклов эволюции международной экономической и политической системы с кондратьевскими циклами, а также со многими другими циклами исторического развития, в частности, с циклами российских реформ - контрреформ, циклами внешней политики США и другими. Можно анализировать и сопоставлять фазы развития, удаленные друг от друга на десятки и сотни лет, находя при этом их сходные черты, что имеет значительный прогностический потенциал.

В качестве примера прогноза мирового развития, основанного на эволюционных циклах, можно взять фазу великих потрясений, которая по теории должна была начаться в 2005 году и продлиться до 2017 года (прогноз сделан в начале 2000-х годов). По прогнозу вся фаза великих потрясений разделяется критическими точками на три практические равные части, причем каждая из этих частей имеет собственные характерные черты. Начинается фаза великих потрясений с относительно неглубокого, но заметного экономического и политического кризиса (был в 2004 - 2005 годах!), в период 2005 - 2009 годов будет неустойчивый экономический рост при общем нарастании политической, экономической и социальной нестабильности как в развивающихся, так и в развитых странах мира. Завершится же эта первая часть глубоким мировым экономическим кризисом, который разразится в 2008 - 2009 годы и станет рубежом в мировом экономическом и политическом развитии (уже начался в 2008 году!). Именно этот кризис нанесет решающий удар по мировой финансовой пирамиде США (уже происходит!).

Вторая часть фазы великих потрясений характеризуется тяжелой депрессией в экономике ведущих стран, а также установлением авторитарных или тоталитарных режимов в целом ряде менее развитых стран, относящихся к периферии или полупериферии мирового рыка. При этом низшей точкой становится середина второй части, здесь происходит целый ряд важных политических событий, которые определяют мировое развитие вплоть до самого конца фазы великих потрясений. Вторая часть фазы великих потрясений 2009 - 2013 годы, а низшая точка 2010 - 2012 годы. Толчком к мировому кризису станет финансовое и экономическое перенапряжение США. В низшей точке (около 2011 года) в США, Японии и, возможно, в некоторых европейских странах произойдут важные политические и социальные реформы, которые в последующем будут иметь значение не только для этих стран, но и мира в целом. В большинстве других стран, включая Россию, Китай, скорее всего, укрепятся авторитарные или даже тоталитарные тенденции, произойдет довольно резкий откат демократии, что уже не раз наблюдалось в периоды кризисов и потрясений. Около 2013 года может разразиться новый экономический кризис, который поставит многие страны в тяжелое положение и существенно ослабит даже наиболее развитые государства. США после этого кризиса, скорее всего, уже не смогут восстановить свою финансовую пирамиду, обеспечивающую им приток капиталов со всего мира. Прежний мировой порядок начнет трещать и рушиться, что создаст благоприятные условия для разрастания масштабных политических и военных конфликтов во многих частях мира. Таким конфликтом может стать конфликт между Западом и исламской цивилизацией (Иран, Сирия, Пакистан). Укрепятся позиции ислама в Западной Европе, в результате чего европейская цивилизация будет превращаться в европейско- исламскую и как следствие - рост внутренних социальных, религиозных и межкультурных конфликтов. Россия может стать зоной непрерывных политических и военных конфликтов на Северном Кавказе, а также некоторых внутренних регионах, где много жителей, исповедующих ислам. Будут обостряться отношения Китая с соседями, как следствие демографического давления и роста экономической и военной мощи. Это касается Средней Азии, российского Дальнего Востока и некоторых стран Юго-Восточной Азии. Возможны конфликты на постсоветском пространстве, в которые будут втянуты страны Запада. Подобные процессы в итоге приведут либо к постепенному поглощению России (точнее, ее разделу между Европой, США и Китаем), либо к открытому военно-политическому конфликту, который может вспыхнуть после 2013 года. Уже сегодня есть предпосылки таких конфликтов (!). Агрессивность США и Европейского Союза нарастают по мере ухудшения экономической ситуации в этих странах, что создает все предпосылки для будущих великих потрясений в мировой экономике и политике. Остановиться Западные страны уже не могут, поскольку инерция их деструктивных действий чрезвычайно велика. Этот сценарий не только возможен, но и практически неизбежен. Даже возможный отказ США после кризиса 2008 - 2010 годов от роли «мирового жандарма» приведет к еще большей дестабилизации в мире, росту международной «анархии» и столкновению мировых центров политической и экономической силы. Весь вопрос только в том, насколько тяжелыми и разрушительными окажутся в итоге грядущие великие потрясения, которые бумерангом ударят и по самим странам Запада.

Третья, завершающая часть фазы великих потрясений третьего цикла (2013 - 2017 годы). Время наибольшего риска военных конфликтов для мирового сообщества, разделенного на враждебные лагеря и неспособного справиться с распадом прежнего мирового порядка. При этом вероятные линии наиболее острого противостояния включают: 1) США и исламский мир, 2) Россию и Европу, 3) США и Китай, 4) Россию и Китай. При благоприятном стечении обстоятельств и взвешенной политике конфликты могут быть отсрочены или принять менее разрушительную форму.

Итогами фазы великих потрясений (2005 - 2017) могут быть ослабление западных стран в целом, несмотря на военнополитическую победу США над международным терроризмом и исламским фундаментализмом, а также расширение Европейского Союза на восток; еще более ослабленной из этой фазы может выйти Россия. Напротив, Китай, Индия, Япония и ряд стран Юго-Восточной

Азии, скорее всего, смогут усилить свои экономические и политические позиции в мире. Япония и Китай могут выдвинуться на роль мировых экономических лидеров.

После 2017 года произойдет переход из фазы великих потрясений в фазу революции международного рынка (2017 - 2041). На этой фазе произойдут масштабные сдвиги в мировой политике и экономике, которые в итоге создадут благоприятные условия для будущего развития нового технологического уклада, новых социальных и политических институтов, новых форм социальной организации. В фазах революции международного рынка, как правило, наблюдается подъем культуры, и, прежде всего, подъем духовного творчества.

Структуру фаз революции международного рынка (она не меняется и составляет примерно 24 года) можно рассматривать как трехчленную, состоящую из трех равных по продолжительности частей, примерно по 8 лет каждая.

Период 2017 - 2025 годов: можно прогнозировать осуществление глубоких политических и экономических реформ в целом ряде стран (Индия, Россия, Юго-Восточная Азия), которые будут происходить на фоне (и в результате) крупных геополитических и геоэконо- мических сдвигов, а также целого ряда локальных войн. США в период 2017 - 2025 годов, видимо, еще сохранят свою роль политического и военного лидера, но начнут утрачивать свое ведущее экономическое положение в мире. Укрепятся Япония и «тигры» ЮгоВосточной Азии.

Вторая часть фазы революции международного рынка 2025 - 2033 годов будет решающим этапом масштабных геоэкономических и социально-политических изменений. Могут произойти глубокие социально-политические реформы на периферии и полупериферии мирового рынка: Индии, Китае, Бразилии, в России и Центральной Азии. Эти реформы в отличие от имитационных псевдолиберальных реформ 1980 - 1990-х годов, могут создать условия для стремительного экономического и социального развития этих стран, хотя формы и степень демократизации этих обществ будет существенно отличаться.

Третья часть 2033 - 2041 годы завершает фазу революции международного рынка. Произойдет окончательное утверждение в качестве ведущих субъектов мировой экономики и политики Японии, Китая и Индии. Япония вместе с «тиграми» Юго-Восточной Азии будет претендовать на роль центра - лидера, постепенно вытесняющего с этих позиций США. Китай займет положение «противоцентра», осуществляющего альтернативную центру - лидеру модель модернизации и военно-политическую экспансию по всему миру.

После начала 2040-х годов длительность «понижательных» фаз может уменьшиться почти до нуля, что приведет к изменению общего характера эволюционных циклов международной экономической и политической системы и к радикальным изменениям в ее развитии. В связи с этим можно прогнозировать, что 2040 - 2050-е годы станут временем крупного перелома в истории человечества, перелома, который подготовлен всем предшествующим развитием. Завершится целая эпоха индустриального общества. Начнется переход не отдельных стран, а большинства человечества к новому постиндустриальному обществу. Изменится сама форма эволюции международной экономической и политической системы; глубина и продолжительность кризисных потрясений могут уменьшиться благодаря формированию более тонких и совершенных механизмов технологического и социального обновления. Осуществится сдвиг мировой экономики и политики с Запада на Восток. Произойдут распространение принципиально новых технологий и средств связи, крупные изменения в мировой финансовой и информационной системе, видимо, стабилизируется общая численность населения Земли и в плане распределения населения по различным континентам и регионам. В результате этой стабилизации могут возникнуть условия для подлинной индивидуализации, а не «массовизации» человека, общества, культуры. Кроме того, по-видимому, утвердятся новые формы социальной и политической организации - новые социальные общности и структуры, новые международные организации, новые демократические институты.

В целом можно утверждать, что период 2040 - 2050-х годов станет во многих отношениях переломным и даже критическим в истории человечества. Не исключено, что в этот период человек и культура снова будут балансировать на краю пропасти между соблазном упрощения (массовизации, унификации и деградации) и императивом усложнения (индивидуализации, роста разнообразия и дифференциации). Если это время и не станет новым «осевым временем» в том смысле, какой вкладывал в него К. Ясперс, то оно все равно будет чрезвычайно важным для дальнейшего развития человека и общества. Возможно, именно в такую переломную, во многом драматическую эпоху возникнут условия для нового подъема культуры, духовного и интеллектуального творчества; но этими условиями еще надо будет суметь воспользоваться. Ясно, что относительно этого переломного периода не стоит питать никаких иллюзий в духе коммунистических, либерально-демократических или сциентистско-технократических утопий. Никакого «конца истории» нет, и не будет, перед человечеством будет стоять множество сложнейших проблем, но и формы и механизмы исторического развития могут существенно измениться.

<< | >>
Источник: Кадыров А.М.. Культурология. Мировая и отечественная культура: учебное пособие / А.М. Кадыров. - Уфа. - 532 с.. 2011

Еще по теме ПРОГНОЗЫ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НА I ПОЛОВИНУ XXI ВЕКА:

  1. Глава 3 ПРИМЕРЫ ПРОГНОЗОВ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НА ПЕРВУЮ ПОЛОВИНУ XXI ВЕКА
  2. Глава 7 ПРОГНОЗ МИРОВОГО РАЗВИТИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XXI ВЕКА: ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ
  3. 5.3. Прогноз мирового развития в первой половине XXI века, основанный на эволюционных циклах международной экономической и политической системы
  4. 15.3. ПРОГНОЗ ДЛЯ РОССИИ НА I ПОЛОВИНУ XXI ВЕКА
  5. 6.4. Значение 36-летних циклов для прогнозирования развития России в первой половине XXI века
  6. Пантин, В.И., В.В. Лапкин. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. - Дубна: Феникс. - 448 с., 2006
  7. 3.3. Другие прогнозы глобального развития
  8. ЧЕЛОВЕК И МЕГАТЕНДЕНЦИИ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В XXI ВЕКЕ
  9. 11.3. Некоторые прогнозы на XXI век
  10. 2.1.0 новых подходах к изучению развития советско/российско- монгольских отношений в первой половине XX века
  11. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НАУКИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА
  12. Лекция 10. Политическая карта мираво второй половине XX — начале XXI в.
  13. Глава XXI РЕАКЦИОННЫЙ АБСОЛЮТИЗМ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в
  14. И.В.Розмаинский ПОСТКЕЙНСИАНСТВО + ТРАДИЦИОННЫЙ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМ = ЦЕЛОСТНАЯ РЕАЛИСТИЧНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ XXI ВЕКА[54]
  15. ЧЕЛОВЕК И МАШИНА В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ XXI ВЕКА Колесников А.В., Сиренко С.Н.
  16. ФЕНОМЕН СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ПЛЮРАЛИЗМА XXI ВЕКА Ю.П. Середа
  17. Президент, властвующая элита, общество и многопартийность в начале XXI века в России