Имена существительные как средство образной конкретизации

Имя существительное по праву занимает важнейшее место в составе морфологических и стилистических ресурсов русского языка. Это обусловлено его семантическими свойствами, количественным преобладанием над другими частями речи и потенциальными изобразительновыразительными возможностями. Существительные заключают в себе предметные значения, без которых невозможно выражение мысли, поэтому использование существительных является обязательным условием всякой речевой деятельности. Однако их употребительность в сравнении с другими частями речи колеблется в зависимости от содержания текста, его стилевой принадлежности, функционально-смыслового типа речи, особенностей слога, замысла писателя и т.д. Особенно велика потребность в частом обращении к существительным в книжных стилях: в них постоянно возникает необходимость наименования учреждений, лиц, предметов деятельности людей, их действий, часто обозначаемых здесь отглагольными существительными. Именной характер книжных стилей создается и благодаря распространенной в них замене глагольного сказуемого глагольно-именным сочетанием, повторением одних и тех же наименований, что обусловлено стремлением к точности, отказом от употребления местоимений. Все это дает основание утверждать, что имя существительное призвано господствовать в книжных функциональных стилях, и только в отдельных жанрах публицистики оно уступает свои позиции глаголу, привносящему в речь событийный характер.

Однако не следует недооценивать и эстетическую роль существительных в речи. И в художественной, и в публицистической речи существительные выступают замечательным средством создания экс прессии. Писателям, публицистам свойственно преимущественно наглядное мышление в противовес отвлеченному, что практически находит отражение в широком использовании конкретных существительных. Искусное введение их в текст создает зримые картины. Причем в художественной речи эстетическую функцию могут выполнять существительные, употребленные в прямом значении, не подвергаясь образному переосмыслению. Например:

Вчера я приехал в Пятигорск, нанял квартиру на краю города, на самом высоком месте, у подошвы Машука: во время грозы облака будут спускаться до моей кровли. Нынче в 5 часов утра, когда я открыл окно, моя комната наполнилась запахом цветов, растущих в скромном палисаднике. Ветки цветущих черемух смотрят мне в окна, и ветер иногда усыпает мой письменный стол их белыми лепестками.

(М.Ю. Лермонтов)

Публицистический стиль, конечно, более строг, в нем не используются приемы столь детализированных описаний, но и для журналистов существительные являются благодатным средством образной конкретизации речи. Например:

Магма дремлет, и Реюньон может спать спокойно. И пока тысячи туристов беспечно прогуливаются по застывшему руслу, внимание вулканологов привлекло неожиданное открытие: за те двадцать лет, что ведутся наблюдения, восточный склон вулкана Фурнез сполз в океан на целых два с половиной метра. Готовится специальная операция: шесть отрядов должны установить в определенных точках более ста датчиков не только у вулкана, но и по периметру острова. Ученые собираются проверить зловещую гипотезу: а не оседает ли постепенно в океан, словно тающая на раскаленном песке медуза, весь Реюньон, сидящий на «горячей точке» (Опасный природный катаклизм превращается в красочное шоу // ГЕО. 1999. № 10. С. 38).

В публицистических текстах, близких к художественным, особая ценность конкретных существительных определяется их изобразительными возможностями при описании художественных деталей. В этом случае слова, называющие бытовые реалии, нередко весьма «прозаические» вещи, заключают в себе большую образную энергию и представляют неограниченные изобразительные возможности для описания жизни героев, обстановки, картин природы, быта. Вот как рисует журналист детские годы Рональда Рейгана в бедной семейной обстановке:

Оказывается, они жили в двух скудно обставленных комнатах на втором этаже жалкого дома, и сам он был одет хуже, чем все его одноклассники (за исключением собственного брата).

Повзрослев и выбившись в люди, Рейган любил вспоминать детство: маленький городок, где никто никогда не запирал дверей, улыбчивых

людей, по вечерам сидевших на верандах, — они приглашали проходивших мимо соседей в дом и угощали домашним печеньем и лимонадом.

Это был его потерянный рай, и он мысленно возвращался туда всю жизнь: в маленьком городе любили и уважали его родителей, и у каждого встречного всегда находилось доброе слово для него самого. Город Тампико, штат Иллинойс, стал его лучшим воспоминанием, но на самом деле жизнь в Тампико была совсем другой.

Один отцовский запой следовал за другим, большинство горожан понемногу разорялось — Великая депрессия набирала обороты, и жителям Тампико становилось не до неспешных разговоров за лимонадом.

В доме не было ни хорошей еды, ни приличной одежды — они очутились на самом дне, и Рейган-старший уже не рассчитывал с него подняться.

Макароны на завтрак и на обед, драные ботинки, не закрывающие щиколотки штаны, безнадежность, усугублявшаяся с каждым годом (Макдермотт А. Счастливый голландец // Караван историй. 2001. Март.

С. 86).

Подобные описания в аналитических статьях, очерках не следует рассматривать как неуместные подробности, редактор не должен их сокращать, а в иных случаях, напротив, ему следует подсказать автору, что следует оживить то или иное описание стилистическим использованием имен существительных.

Экспрессивную функцию в публицистическом тексте могут выполнять имена собственные — географические названия, имена и фамилии политических деятелей или известных литературных персонажей. В русской публицистике вокруг географических наименований создаются нередко особые экспрессивные ореолы, обусловленные различными ассоциациями. Так, в годы Великой Отечественной войны острое политическое значение обрели многие географические названия: Брест, Сталинград, Волга, Урал, Ялта и др. Они получили яркое публицистическое звучание благодаря героизму воинов, прославивших русскую землю самоотверженной борьбой с фашизмом. Ряд географических названий связывается в сознании русского человека с национальной гордостью, патриотической темой: Москва, Владимир, Смоленск, Бородино, иные наименования ассоциируются с традициями русского искусства: Кижи, Палех, Гжель.

Появление оценочных оттенков у географических наименований особенно характерно для публицистического стиля, поскольку журналисты любят использовать такие существительные в переносном значении: Набат Бухенвальда отозвался в сердцах всех честных людей планеты; Человечество никогда не забудет Освенцим, Хатынь, Хиросиму; Мы помним горячие рукопожатия на Одере. (Из газет) В публицистическом стиле вместо названий государств часто употребляются названия столиц, они символизируют социальную систему, внешнюю и внутреннюю политику стран (Москва, Лондон, Вашингтон); указывают на уроки истории, факты международной жизни: Хельсинки — символ воли всех народов жить в мире и сотрудничестве; Рейкьявик — символ возникновения реальной возможности положить начало ядерному разоружению. (Из газет)

В спортивной журналистике географические названия заменяют наименования международных соревнований, олимпиад: Гренобль, Лейк-Плесид, Калгари. В репортажах с международных конкурсов, фестивалей новыми экспрессивными красками расцвечиваются названия таких городов, как София, Сопот, Канны.

А вот как используют журналисты фамилии в экспрессивной функции: Бедные туристы чувствовали себя Хлестаковыми, не имеющими ни гроша, чтобы уплатить «по трактирному счету»; Хочется верить, что в XXI веке ни гитлеры, ни Сталины не появятся на политической арене... (Из газет)

В некоторых случаях грамматические категории существительных могут стать стилистически активными. Иронически употребляются существительные женского рода: геологиня, хирургиня, гидеса, агентеса — окказионализмы, соответствующие официальным формам мужского рода; средством стилизации могут быть устаревшие формы рода (не фильм, а фильма), просторечные отклонения от нормы: — Бросай оружию! Тебе говорю!— в прямой речи, в очерке как характерологический прием. Еще чаще стилистическую нагрузку получают формы множественного числа. Так, Владимир Познер назвал свою передачу «Времена» (не время!). Другой пример экспрессивного употребления «необычного» множественного числа находим в таком контексте: Лейпцигский памятник битв народов, в котором бездарность Вильгельма и угодничество архитектора соединили уродства всех империализмовмира... (Из газет)

Намеренная трансформация привычных форм числа существительных возможна и в устных выступлениях, интервью наших современников, хорошо владеющих литературной речью. Известный режиссер «Театра на Таганке» Юрий Любимов, с которым беседовал журналист, сказал: В новом спектакле «Театральный роман» — по М. Булгакову — я хочу показать изнутри театр: его прелести, его грусти. И далее в этом же интервью: Мы стали подражать Голливудом, Уинстендам, Бродвеям, а важно сохранить свое лицо (ТВ, программа «Доброе утро»). Журналист может употребить разговорный вариант числа и в таком контексте: В ту зиму москвичей напугали сильные морозы — выше 30градусов (ср.: сильный мороз) — множественное число подчеркивает интенсивность проявления признака.

Литературный редактор понимает, что в публицистическом стиле можно допустить индивидуальные отклонения от строгой книжной нормы (чего нельзя себе позволить при стилистической правке научного, а тем более официально-делового текста).

Однако при литературном редактировании нередко приходится исправлять морфолого-стилистические ошибки, связанные с неправильным использованием существительных.

<< | >>
Источник: Голуб И.Б.. Литературное редактирование: учеб. пособие / И.Б. Голуб. - М.: Логос. - 432 с. — (Новая университетская библиотека).. 2010

Еще по теме Имена существительные как средство образной конкретизации:

  1. Глагол как средство предметно-образной конкретизации повествования
  2. §17. Имена существительные
  3. §13. Имена существительные
  4. Глава 14 РЕДАКТОРСКАЯ ОЦЕНКА ЛЕКСИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ОБРАЗНОЙ РЕЧИ
  5. Ошибки при употреблении лексических образных средств
  6. Конкретизация в педагогике содержания воспитания всесторонне и гармонично развитой личности
  7. Глава 3 ИМЕНА
  8. 3. 4 . Образные компоненты журналистского произведения
  9. § 3. Наглялно-образное мышление
  10. Как нужно вкладывать средства?
  11. Журналистика как средство информации
  12. Понятие образности речи
  13. ИМЕНА
  14. § 6. Аудио- и видеозапись как средство доказывания
  15. Определение объема кратковременной образной памяти
  16. Лотерея как средство измерения полезности