загрузка...

ПРЕДИСЛОВИЕ


Пора чудес прошла, и нам
Отыскивать приходится причины  Всему, что совершается на свете.
(У. Шекспир)
Вся история человечества и каждого отдельно взятого чело- века - это история борьбы с окружающим миром, друг с другом и самим собой. Стремясь утвердиться в этом мире, достичь гармонии и совершенства, люди подчас выбирают для этого средства, прямо противоположные по своей разрушительной природе тем жизнеутверждающим и благородным целям, кото- рые они ставят перед собой. Сотрудничество и конфликт две неотъемлемые характеристики взаимоотношений природа - человек, человек общество и. наконец, человек-человек Пытаясь выжить, людям постоянно приходится бороться с ди- кой природой, отвоевывая у нее новые пространства и богатства и в тоже время прилагать массу усилий для того, чтобы сберечь свой дом Землю. Почти ни одно открытие, новые философские теории или научные концепции, которые впоследствии служили интересам развития и совершенствования человеческой цивили- зации, не избежали долгих гонений и борьбы за свое призна- ние. С момента образования государств конфликт и сотрудни- честно являются основными характеристиками международных взаимоотношений. Борьба и сотрудничество это две стороны одной и той же медали, это диалектическая общность двух про- тивоположных начал. Каждая сторона этой медали содержит в себе элемент другой. На то, что в международных отношениях конфликт никогда не бывает «чистым», обратил внимание еще

Предисловие
в 60-х гг. американский ученый Т. Шеллинг, который писал, что такой «чистый» конфликт «может возникнуть в войне, направленной на взаимное уничтожение, хотя вряд ли даже и в войне» [1]. Впоследствии утвердилось понимание того, что международные конфликты не являются «чистыми», а представляют собой ситуации со смешанными интересами, в которых интересы сторон одновременно совпадают и расходятся. В свою очередь, в сотрудничестве всегда существует элемент конкуренции, жесткого отстаивания своих интересов.
Мир, свободный от войн и кровавых конфликтов, был идеалом, проповедовавшимся лучшими умами человечества. Проект «Вечного мира» немецкого философа И. Канта. Вслед за ним основатель позитивизма французский философ и социолог О. Конт обосновал мысль о том, что уже в его время войны стали анахронизмом. Война, подчеркивал Конт, была необходима в доиндустриальную эпоху для принуждения ленивых и склонных к анархии людей к труду, а также создания больших государств. С наступлением индустриального общества, где богатство зависит не от завоеваний, а от научной организации труда, исчез военный класс, а с ним и причины воевать, примат перешел к трудовой деятельности, трудовым ценностям. Поэтому, утверждал Конт, «наступила эпоха, когда серьезные и продолжительные войны должны полностью исчезнуть у лучшей части человечества [2]. Последующая история человечества показала, что заключения великих мыслителей были слишком идеализированы и преждевременны. Печальным свидетельством тому послужили первая и вторая мировые войны, создание ядерного оружия, «холодная война».
После окончания «холодной войны» многие ученые политологи, философы задаются вопросом относительно характера нового миропорядка и взаимоотношений между народами. Очевидно, что в развитии человечества наступает новая эпоха. Если представить эволюцию земной цивилизации в виде конусообразной спирали, где каждый виток представляет определенный этап, то сейчас вся система находится в точке бифуркации, в точке выбора дальнейшего хода развития и типа отношений.

Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева
Методы анализа международныхконфликтов
Этот переход всегда сопровождается рождением новых теорий
и философских  концепций,  так как  происходит естественный
отказ  от изжившей  себя  и  тормозящей  дальнейшее  развитие
старой системы отношений [3]. Поэтому естественно и законо-
мерно появление ряда различных теорий о дальнейшем пути
развития системы  международных отношений,  о характере и
источниках   проблем   и   конфликтов,   с   которыми   предстоит
столкнуться человечеству. В этой связи уместно вспомнить тео-
рию о циклической смене основных видов культур, разработан-
ной известным социологом Питиримом Сорокиным. Он говорил
о том, что причины конфликтов не в борьбе демократии и тота-
литаризма, прогресса и регресса, свободы и деспотии, а в смене
трех основных видов культур (культура понимается в широком
смысле слова, включает все аспекты жизни общества): идеаль-
ной,  идеоциональной  и чувственной.   На  основе  проведенных
исследований и экспериментов П. Сорокин устанавливает цик-
личность смены этих трех видов культур. Согласно предложен-
ной схеме в настоящий момент человечество переживает пере-
ход от чувственного типа культуры,  которая  характеризуется
ориентацией на реальный  мир,  на материальные  ценности, к
идеоциональной культуре,  которой  свойственны   переосмысле-
ние человеком его места и предназначения, разработка новы
принципов существования и взаимодействия [4].
Конец «холодной войны» и двухполюсного миропорядка породил множество дискуссионных вопросов относительно характера взаимоотношений между народами и странами в формирующемся новом миропорядке. Среди них одно из центральны мест занимают проблемы межгосударственных конфликтов и войн Когда 9 ноября 1989 г. пала Берлинская стена, многие уповали на то, что в Европе, да и в мире в целом, наступит период гармонии и порядка. Сторонники концепции экспансии демократии обосновали тезис об исчезновении войны в результате формирования международной системы, основанной на фундаментальной идеологической, социальной и экономической трансформации современного мира на принципах рынка и либеральной демократии. В своей нашумевшей статье «Конец истории?»
8

Предисловие
американский исследователь Френсис Фукуяма говорит о триумфе либерализма, так как не осталась никаких жизнеспособных альтернатив и о конце истории как таковой с окончанием холодной войны. Ф. Фукуяма пишет, что «это ни в коем случае не означает, что международные конфликты вообще исчезнут. Ибо и в это время мир будет разделен на две части: одна будет принадлежать истории, другая постистории. Конфликт между государствами постистории, и государствами принадлежащими вышеупомянутым частям мира, будет по-прежнему возможен. Сохранится высокий и даже все возрастающий уровень насилия на этнической и националистической почве. На повестке дня останутся и терроризм и национально-освободительные войны. Однако для серьезного конфликта нужны крупные государства, все еще находящиеся в рамках истории; а онито как раз и уходят с исторической сцены» [5]. Наверное, можно согласиться с тезисом Ф. Фукуямы, что индустриально развитые страны (страны, принадлежащие к постистории) едва ли вступят друг с другом в открытый вооруженный конфликт, но не стоит сбрасывать со счетов вооруженное вмешательство этих стран в дела стран, пока еще не принадлежащих к постисторическому периоду.
С исчезновением фронтального системного, идеологического и военно-политического противостояния ведущих акторов мировой политики как будто исчезли предпосылки для использования войны в качестве инструмента разрешения межгосударственных и международных споров. В современных условиях не только ядерная война, но и война с применением обычных вооружений в глазах любого здравомыслящего человека не может не выглядеть как преступление против человечества. Именно осознание этой реальности стало одной из причин окончания «холодной войны». Уже в период «холодной войны» ядерное оружие, выполняя роль эффективного инструмента сдерживания двух сверхдержав, продемонстрировало ограниченность своих возможностей. Это не означает, что ядерное оружие вообще не пригодно для решения политических проблем. Сохраняется его политическая значимость как очевидного показателя

ЕГ. Барановский, Н. Н. Владиславлева
Методыанализамеждународныхконфликтов
мощи государства.  По признанию многих специалистов, яде ное оружие изменило корреляцию между уровнем экономиче- ского развитая и военной мощью, поскольку страна с менее чем половиной экономических способностей ведущей экономической державы может конкурировать с ней в военном отношении, если она примет политику статус-кво и стратегию сдерживания. Невольно  напрашивается  вопрос:  есть ли  основания  пола- гать, что благодаря распространению демократии, росту взаимной зависимости и заинтересованности государств войны исчезнут из жизни человечества и наступит мир, свободный от конфликтов?  К сожалению,  нет оснований для  оптимистически выводов. Меняются источники угроз и характеры конфликтов, но воина остается неизменным элементом мирового сообщества. Война представляет собой социо-культурный и социальный психологический феномен. Она есть неизбежный результат самого жизненного устройства и жизненного уклада людей.  Поэтому, чтобы правильно понять сущность войны и найти соответствующие пути и средства ее предотвращения, необходимо брать во внимание как все атрибуты природы человека, так весь комплекс социальных, социо-культурных, экономических, территориально-географических, политических  и иных факто- ров существования человеческих сообществ.  Агрессивность государства помимо прочих источников питается агрессивностью составляющих   его   людей.   Оппозиционность,   неуживчивость, конфликтность,   враждебность  также  свойственны  людям  как взаимная симпатия, солидарность, коллективизм. Шеллинг писал, что в человеке «содержится вся мощь темного начала и внем же содержится и вся сила света. В нем оба средоточения: и крайняя глубина бездны и высший предел неба». Одним из ос- новополагающих побудительных мотивов человеческой агрессии является образ действительного или воображаемого врага, име- нем которого люди оправдывают свои действия. Весь историче- ский опыт свидетельствуют о том, что людям необходим образ врага.
Характер  и   направленность  взаимоотношений   между  государствами во многом зависит от того, как они видят и воспри-
10

Предисловие
нимают друг друга, от уровня взаимного доверия. От этого зависят обострение или ослабление международной напряженности, успех ли неуспех переговоров об ограничении гонки вооружений и предотвращении войны. Еще в 50-е гг. председатель комиссии но разоружению Лиги наций С. де Мадаряга писал: народы не доверяют друг другу не потому, что они вооружены, они вооружены, потому, что не доверяют друг другу». В значительной степени гонка вооружении обусловлена политическими и идеологическими конфликтами и противоречиями, питающими недоверие и неприязнь. Психолог и публицист С. Кин, развивая зафиксированное в Уставе ЮНЕСКО положение о том, что войны начинаются в умах людей, писал: Сначала мы создаем образ врага. Образ предваряет оружие. Мы убиваем других мысленно, а затем изобретаем палицу или баллистические ракеты, чтобы убить их физически. Пропаганда опережает технологию» [6].
С окончанием «холодной войны» и биполярного миропорядка этот комплекс не исчез, а лишь принял новые формы. Если в период глобального противостояния двух главных враждебных лагерей вопрос о взаимных врагах и друзьях считался само собой разумеющимся, то теперь данный вопрос придется решать в каждом отдельном случае самостоятельно и конкретно, определяя собственные клише и стереотипы врагов и друзей.
Динамика международных отношений определяется мощью государства, что представляет относительную величину: выигрыш одного государства оборачивается потерей для другого, иначе говоря, действует принцип игры с нулевой суммой. Каждое государство или группа государств стремится усилить собственную безопасность путем наращивания своей мощи. Хотя иногда невозможно добиться полной безопасности в мире конкурирующих и соперничающих друг с другом государств, стремление каждого из них укрепить свою мощь и безопасность с необходимостью ведет к уменьшению безопасности других и стимулирует соперничество за большую мощь и безопасность. Потому борьбу между участниками международных отношений

Е. Г, Барановский, Н. Н. Владиславлева
Методыанализамеждународныхконфликтов
(которая может носить как конструктивный, так и деструктив- ный характер) можно рассматривать как врожденную особенность международных отношений.
Хорошо известна знаменитая формула Т. Гоббса bellum omnium contra omnes, то есть «война всех прочив всех», с по- мощью которой он оценивал естественное состояние людей в догосударственный период. Но надо учитывать тот факт, что во всех построениях Гоббса отчетливо просвечивается максима рах quaerenda est «должно искать мира», которую он считал первым основным законом природы. Эта максима предполагает заключение договора между .людьми, находящимися в состоя- нии войны всех против всех.
В начале двадцатого века немецким социологом Г. Зиммелем была разработана концепция конфликта, рассматривающая кон-фликт как неизбежное явление в общественной жизни, связан- ное со свойствами человеческой природы, проявлением инстин- кта агрессивности. В 50-х гг. немецкие социологи Л. Козер Р. Дарендорф предложили «конфликтную модель» общества, разработали типологию конфликтов, причины и возможные способы разрешения конфликтных ситуаций. Их исследования явились ответным шагом на теорию согласия (консенсуса) раз- вития общества. Рождение этих двух теорий еще раз подтвер- ждает, что конфликт и сотрудничество две взаимообусловленные характеристики человеческого сообщества.
Любая форма самоорганизации человеческих сообществ пред- полагает постоянное развитие и изменение. Следовательно, ни демократическая, ни какая либо иная система не способна из- гнать конфликты и кризисы из жизни мировою сообщества. Вопрос, на который надо попытаться ответить, каковы будут источники и формы будущих конфликтов, что будет представ- лять собой система международных отношений в целом?
Американский исследователь международных отношения Р. Гилпин еще в 1983 г. выдвинул тезис о том, что наблюдающееся ныне возрождение ислама и других незападных культур в качестве альтернативы западным ценностям можно рассматривать как предзнаменование- серьезного и широкомасштабного.


Предисловие
раскола мира. Возникающие новые центры власти с культурными и политическими традициями, радикально отличающимися от господствовавших до настоящего времени западных, могут стать предзнаменованием возврата к цивилизационному конфликту, напоминающему конфликт прежних эпох (7).
В 1993 г. другой, более известный американский политолог С. Хантингтон в своей известной работе «Столкновение цивилизаций» говорит о том, что XX столетие явилось веком столкновения идеологий, а XXI столетие станет веком столкновения цивилизации. Самыми внушительными и опасными конфликтами будут конфликты не между социальными классами, богатыми и бедными, а между народами, принадлежащими к различиям культурным образованиям. Наряду с западной цивилизацией Хантингтон выделяет славяно-православную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индуистскую, латиноамериканскую и африканскую цивилизации. По мнению ученого «самые значительные конфликты будущего развернуться вдоль линии разлома между цивилизациями» [8].
На проблему, каким будет новый миропорядок, тоже существует несколько точек зрения. Одни специалисты считают, что зарождается многополюсная международная система с несколькими основными центрами силы, другие считают, что на данном этапе говорить об этом преждевременно и высказываются за однополярную систему международных отношений с единственной сверхдержавой, в роли которой выступают Соединенные IIтаты Америки.
Профессор Збигнев Бжезинскнй, в прошлом занимавший должность советника по национальной безопасности президента США, в своей книге «Великая шахматная доска» говорит о том, что «в конце концов мировой политике непременно станет все больше несвойственна концентрация власти в руках одного государства», но на сегодня США «единственная и последняя истинно мировая сверхдержава, которая способна взять на себя роль международного «регента» и нести груз ответственности за стабильность и мир во всем мире». Задача США состоит в создании минимальной геополитической стабильности в мире

Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева
Методыанализамеждународныхконфликтов
какосновы для одновременного обеспечения более длительного существования гегемонии США и эффективного предотвращения международной анархии». По мнению З. Бжезинского Америка обладает для этогонеобходимыми мощью и средствами и не только имеет на это право, но просто обязана взять на роль мирового полицейского [9].
Известный американский историк и политолог, бывший государственныйсекретарь США Генри Киссинджер в своем труде «Дипломатия» говорит о том. что в новом возникающем, мировом порядке «Америка более  не может ни отгородиться от мира, ни господствовать в нем». Автор считает, что окончание «холодной воины» создало ситуацию, которую многочисленные наблюдатели  называют  «однополюсным»   или   «моносверхдержавным» миром. Но по мнению Г. Киссинджера Соединенные Штаты на деле находятся не в столь блестящем положении, чтобы в одностороннем порядке диктовать глобальную международную деятельность. По мере приближения XXI столетия могучие глобальные силы трудятся все упорнее, так что по ходу времени  Соединенные  Штаты лишатся  части своей  исключительности. В обозримом будущем у американской военной мощи по-прежнему не будет соперников. И все же американское стремление направить эту мощь на мириады крохотных конфликтов явится ключевым концептуальным вызовом для американской внешней политики. Сохраняя самую мощную в мире экономику, США все же окажутся перед лицом сильной экономической конкуренции такого рода, какая не проявлялась в период «холодной воины». Киссинждер характеризует международную систему XXI века как систему с кажущимся противоречием: «фрагментацией с одной стороны, и растущей глобализацией, с другой. На уровне отношений между государствами новый порядок будет напоминать европейскую систему государств ХVIII-ХIХ  веков.   Его составной  частью станут,   по  меньшей мере, США, Европа, Китай, Япония, Россия и, возможно, Индия, а также великое множество средних и малых стран.  В то же время международные отношения впервые обретут истинно глобальный характер» [10].
14

Предисловие
Конфигурация системы международных отношений во многом одновременно предопределяет основные источники и  пути разрешения международных конфликтов. Трагические события, произошедшие в  США   11   сентября  2001   года (террористами были захвачены гражданские самолеты и направлены на здания Международного торгового центра в Нью-Йорке и Пентагона в Вашингтоне), еще раз воочию доказывают,  что ни одно государство не может стать единоличным мировым лидером и гарантом стабильности и безопасности всей системы международных отношений,  так как само оказывается беззащитным и неспособным и одиночку справиться с угрозой XXI века    -    терроризмом .
В период «холодной войны» на первом плане оказались системные, блоковые интересы, во многом пронизанные идеологическим содержанием. Теперь же на первый план выходят интересы отдельно взятых стран, нации, народов, группы стран. Ломка прежней биполярной системы породила очередную волну национализма, особенно проявившуюся при формировании вновь возникающих государств. Национализм становится источником разнообразных этнических, религиозных, культурно-языковых и иных конфликтов. Одна из особенностей нынешней ситуации состоит во всевозрастающем стремлении соединить религиозное начало с национально-государственной идеей.
Неопределенность ситуации усугубляется тем, что конец биполярного миропорядка привел к эрозии одного из важнейших принципов послевоенного мироустройства        признания  нерушимости  границ.   Объединение  Германии,  распад  Югославии, СССР,   Чехословакии   стали   очевидными   фактами,   подтверждающими то,  что система международной безопасности, конструированная в рамках договоренностей ОБСЕ, оказалась перед лицом радикально нового положения вещей.
Распространение  ядерных   технологий   и   ядерного   оружия
является   частным   случаем   распространения   оружия   вообще.
Несмотря на  предпринимаемы усилия ведущих стран  па пути
разоружения, целый ряд договоров: договор о нераспростране-
нии  ядерною оружия,  договор о всеобъемлющем запрещении

Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлееа
Методыанализамеждународныхконфликтов
ядерных испытаний и т.д., число стран, обладающих ядерным оружием и средствами его доставки, постоянно увеличивается Недавно к их числу присоединились Пакистан и Индия. На сегодняшний день более 30 государств обладают ядерным оружием. Особенно тревожным представляется тот факт, что постоянно растущее число стран, особенно среди развивающихся не только приобретают, но и сами производят современное обычное вооружение. Немалую опасность представляет тот факт, что как обычное, так и ядерное оружие становится доступным террористическим группировкам.
Технологический прогресс порой порождает более сложные проблемы, чем он может решить. Немецкий социолог, историк и экономист М. Вебер полагал, что технология или техносистема ведет к «расколдовыванию мира». Оспаривая этот французский ученый Ж. Эллюль говорил о том, что чары исходят от самой техники, вызывающей у человека ощущения могущества, вездесущности, скорости, господства и одновременно религиозный трепет перед таинственным и непостижим источником этих возможностей [11]. Новые технологии, вызывая непредвиденные, непредсказуемые и в то же время необратимые последствия, постоянно ставят под сомнение будущее человечества, с одной стороны, расширяя возможности человека и общества, с другой стороны, увеличивая их уязвимость.
Еще одним важным аспектом для современного общества становится информационная безопасность. Информационные технологии также могут содержать источники конфликтов. Контроль над потоками информации означает власть и бесспорное преимущество в любой сфере. Информационные войны становятся эффективным средством борьбы и представляют реальную и очень серьезную опасность для международной безопасности.
Основой усиления противоречий и конфликтов между странами  и  народами  по-прежнему остаются  природные ресурсы, которых на земле становится все меньше, а неравномерное распределение ресурсов между промышленно развитыми, которые являются основными потребителями сырья,  и странами, обла-

Предисловие

дающими основной частью ресурсов, постоянно увеличивается, сейчас на промышленно разлитые страны приходится 80% всего мирового производства и только 40% мировых запасов сырья. Несмотря на применение энергосберегающих технологии, доступ к природным ресурсам остается одним из важнейших национальных интересов для каждого государства.
В условиях дальнейшего истощения сырьевых запасов, ухудшения экологической, демографической ситуаций территориальная проблема не может не быть в центре мировой политик», территория, которая всегда была главным достоянием: и основой любого государства, отнюдь не потеряла эту роль, так как именно на ней, прежде всего, зиждутся природно-сырьевые, прозводственно-экономические, сельскохозяйственные, людские ресурсы и другие богатства страны.
Международные и национальные преступные синдикаты и организации, контрабанда и распространение наркотиков, терроризм представляют реальную угрозу национальной безопасности любого государства.
Все перечисленные проблемы являются основой для постоянных конфликтов межнационального и субнационального характера. Приходится констатировать, что мир, к которому мы идем, не обязательно будет более безопасным, чем в период «холодной войны». «Холодная война», создав своеобразную тупиковую ситуацию в отношениях между сверхдержавами и блоками, вместе с тем обеспечивала стабильность, хотя и конфронтационную. Для этого периода была верна формула «ни мира, ни войны», или как ее сформулировал еще в 1947 г. французский социолог Р. Арон «мир невозможен, война невероятна». Теперь же с сожалением приходится констатировать правоту французского обозревателя П. Асиера, который говорил: «мир в меньшей степени невозможен, а война в меньшей степени невероятна из-за почти повсеместно растущей анархии и обесценения ядерного оружия у одних и его бесконтрольного распространения среди других» [12]
С появлением новых источников международных конфликтов меняется и их характер. Международные конфликты пере-

Е. Г. Барановский, Н. Н. Владиславлева
Методыанализамеждународныхконфликтов
ходят с глобального уровня на региональный и на локальный уровни, но одновременно стираются границы между внутренними и международными конфликтами. С одной стороны это грозит тем, что локальный или региональный конфликт могут угрожать стабильности и безопасности всей международной системы, с другой, это дает повод и возможность вмешательства во внутренние дела государства, где разгорелся конфликт.
Несмотря на множество перечисленных возможных причин и источников международных конфликтов, национальные интересы и безопасность продолжают играть ключевую роль в определении поведения государства на международной арене. Необходимость достижения поставленных целей для защиты своих государственных   интересов,   исходя  из  имеющихся   ресурсов определяет долю участия государства в том или ином международном конфликте.
Конфликты становятся все более трудно контролируемыми управляемыми.   Поэтому   необходимо   заранее   прогнозировать конфликтные точки, источники напряженности,  в  какой  мере это  затрагивает  интересы  данного  государства,   просчитывая возможный ущерб в результате кризиса, планировать ресурсы силы, которыми обладает государство и которые оно готово тратить на участие в конфликте, как сторона конфликта, посредник или в ином качестве. Еще немецкий военный теоретик Карл Ф.  Г.  Клаузевиц писал о необходимости предварительного анализа и планирования действий каждого участника конфликта:  «Таким образом,  чтобы познать меру тех средств, которые надо подготовить для войны,  мы должны  продумать политический смысл ее как для нас, так и для противника; мы должны оценить силы и внутренние условия неприятельского и нашего государства, характер и качества правительства и народа как у неприятеля, гак и у нас, наконец, политические отношеения с другими государствами и то воздействие, какое на нихможет оказать война. Легко понять, что взвешивание всех этих разнообразных обстоятельств, различным образом переплетающихся друг с другом, представляет крупную задачу; требуется подлинное прозрение  гения,   чтобы  быстро установить  верное
18


понимание, так как совершенно невозможно овладеть всем этим тожеством данных с помощью лишь школьно правильного мышления» [13].
Сегодня прозрение гения заменяется работой первоклассных специалистов в области международных отношений, использованием большого арсенала прикладных средств, а также широкими возможностями вычислительной техники, которые применяются для моделирования и прогнозирования международных конфликтов.

JIMTEPATYPAк предисловию
SchellingT.   The   Strategy  of  Conflict.   Cambridge,   1963. P. 71.
Гаджиев К. С. О природе конфликтов и войн в современном мире /      Вопросы философии. 1997. № 6. Стр. 3.
Абдеев Р.Ф.   Философия  информационной   цивилизации. Москва, 1997. Стр. 57.
Сорокин П. Кризис нашей эпохи. Москва, 1998. Стр. 43. Френсис Фукуяма.  Конец истории? // Вопросы философии. 1990. №3.
Keen S.  Faces of enemy.  Reflections of the hostile imagination.   New York, 1986. P. 10.
Gilpin R. War and Change in World Politics//         Cambridge, 1983. P. 28.
Хантингтон С.  Столкновение цивилизаций //Политические исследования. 1994. № 1.
Бжезипский 3.   Великая шахматная доска.  Москва,   1998. Стр.248, 253-254.
Киссинджер  Г.   Дипломатия.   Москва.   1.997.   Стр.   11,   15, 736-737.
EllulJ. Le bluff technologoque   //      Paris, 1988. P. 205.
International affairs. 1994. Vol. 70. № 4. P. 738.
Клаузевиц К. О войне. Москва, 1937. Т. 1. Стр. 112.

<< | >>
Источник: Барановский Е.Г., Владиславлева Н.Н.. Методы анализа международных конфликтов. — М: Научная книга.2002. — 240 с.. 2002

Еще по теме ПРЕДИСЛОВИЕ:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ История Джейсона и Андреа
  3. Предисловия 1
  4. Предисловие
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ
  6. ПРЕДИСЛОВИЕ
  7. Предисловие
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ
  10. Предисловие
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ
  12. ПРЕДИСЛОВИЕ
  13. ПРЕДИСЛОВИЕ