Создание и крушение монопартийной системы в СССР

В ночь на 25 октября 1917г. Временное правительство было низложено. Вечером того же дня II Всероссийский съезд Со- ветов, признав этот факт, провозгласил установление власти Советов и образовал правительство - Совет Народных Комис- саров (СНК) во главе с Лениным.

Например, II съезд Советов был многопартийным по своему составу: из 649 делегатов 390 представляли большевиков, 160 - эсеров, 72 - меньшевиков, 14 - меньшевиков-интернационалистов. В состав избранно- го съездом Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) вошло 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 меньшевиков-интернационалистов, 3 представителя Украин- ской социалистической партии, 1 эсер-максималист.1

Однако воспользоваться возможностями своего положе- ния для отстаивания интересов шедших за ними трудящихся масс большинство делегатов от умеренных социалистических партий не захотели. Они не согласились с оценкой итогов Октябрьского восстания, квалифицировав его как «военный заговор», осуществленный «партией большевиков именем Совета за спиной всех других партий и фракций», и покинули съезд. Тем самым они не только окончательно уступили власть большевикам, но и лишили себя возможности в будущем ле- гально оппонировать им.

Некоторые не смирились с победой большевиков и вына- шивали планы их насильственного устранения. Со своей сто- роны и большевики как правящая партия, не желая делиться Доставшейся властью, с самого начала принимают меры по подавлению сопротивления своих политических противни- ков, вплоть до арестов и физического террора.

28 ноября 1917 г. планировалось открытие Учредительно- го собрания. Эта дата была назначена еще Временным пра-

1 См. Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депу- татов: Сб. док. М., 1957. С. 234.

69

вительством и подтверждена специальным постановлением СНК от 27 октября. Однако результаты выборов оказались столь неожиданными для большевиков, что они решили пе- ренести созыв Собрания на более поздний срок, рассчитывая путем частичных перевыборов изменить соотношение сил в составе делегатов.

С таким решением, естественно, не согласились кадеты, эсеры и меньшевики. Оппозиция была намерена открыть Уч- редительное собрание 28 ноября. Именно в этот день боль- шевистский Совнарком принимает написанный Лениным декрет «Об аресте вождей гражданской войны против револю- ции», в котором кадетская партия объявлялась «партией вра- гов народа», руководящие члены партии подлежали аресту и преданию суду революционных трибуналов. Это был первый правовой акт новой власти, имевший целью поставить поли- тическую оппозицию в стране вне закона.

Несмотря на официальный запрет, до середины 1918 г. кадетская партия действовала довольно свободно. Открыто функционировал ЦК партии, проводились собрания, выхо- дили партийные издания. В этот период основное внимание кадеты уделяли организации вооруженного сопротивления большевистскому режиму.

Если с буржуазными партиями советская власть сразу повела открытую борьбу на уничтожение, то в отношении социалистических партий, пользовавшихся значительным влиянием в рабочих и крестьянских массах, проводилась бо- лее гибкая тактика - от заключения временных соглашений и сотрудничества в органах государственной власти до разжи- гания внутренних противоречий и проведения показательных судебных процессов с широким освещением в печати.

Однако и сами эти партии, пребывая в состоянии перма- нентной идейной дискуссии и внутриорганизационного кон- фликта, оказались не готовы противостоять большевикам.

Исключение, пожалуй, составляли левые эсеры. В отли- чие от своих коллег по социалистическому блоку они не ушли со II съезда Советов и голосовали за декреты Советской влас-

ти. Это обернулось для них исключением из рядов Партии социалистов-революционеров. Позднее левые эсеры вошли в большевистский Совнарком, получив посты наркомов земле- делия, почт и телеграфов, имуществ Российской Республики, местного самоуправления, юстиции. Свою поддержку ново- го правительства левые эсеры объясняли тем, что, опираясь только на собственную партию, большевики власть не удер- жат, а с подавлением большевиков будут подавлены и все ле- вые партии. На первый взгляд чисто тактическое соглашение между большевиками и левыми эсерами имело определяющее значение и привело к открытому расколу в лагере умеренных социалистов. Затем последовал разгон Учредительного собра- ния, и они окончательно утратили роль легальной политичес- кой оппозиции.1

После крестьянских выступлений, направленных против продовольственной политики большевиков и прошедших весной и летом 1918 года, в которых нередко принимали учас- тие эсеровские боевики, В ЦИК принимает постановление, в котором эсеры и меньшевики обвинялись в сговоре с вне- шней контрреволюцией и организации вооруженной борьбы против большенвиков. В связи с этим ВЦИК принял решение исключить из своего состава представителей партий социа- листов-революционеров и российской социал-демократичес- кой партии (меньшевиков), а также предложить всем Советам рабочих и солдатских депутатов удалить представителей этих фракций из своей среды.

После известных июльских событий 1918 года2 последо- вали аресты, исключение левых эсеров из большинства Сове- тов. Произошел фактический распад партии и уход оставшей- ся ее части в подполье.

К осени 1918 г. с целью расширения социально-полити-

1 См. Декреты Октябрьской революции: Правительственные акты, подписанные или утвержденные Лениным, как председателем Совнарко- ма. М., 1933.Т.1.С.48.

2 См. Фельштинский Ю.Г. Крушение мировой революции. Брестский мир: Очерк первый. Октябрь 1917-1918.- М., 1992. С.230.

70

71

ческой базы режима в условиях обострения гражданской вой- ны были сделаны некоторые шаги и для легализации деятель- ности оппозиционных социалистических партий.1. Осно- ванием для этого послужил, в частности, ряд официальных заявлений руководства меньшевистской партии об «истори- ческой неизбежности» победы большевиков в октябре 1917 г. и о необходимости борьбы с внутренней и внешней контрре- волюцией. Исходя из этого, ВЦИК в своем решении от 30 но- ября 1918 г., отметив, что меньшевистские лидеры отказались от союза с буржуазными партиями, как российскими, так и иностранными, постановил считать недействительной свою резолюцию от 14 июня 1918 г. в той ее части, которая касается партии меньшевиков. 26 февраля 1919 г. аналогичное реше- ние было принято и в отношении тех групп партии эсеров, которые отказались от блокирования с буржуазными парти- ями и от попыток свержения советской власти вооруженным путем.

Между тем, несмотря на официальные решения, полная легализация деятельности эсеровской и меньшевистской партий так никогда и не состоялась. Этому мешала не толь- ко деятельность местных органов советской власти, активно противодействовавших распространению их пропаганды и созданию открытых организаций, но и позиция руководства самих этих партий, особенно эсеровской, предостерегавших своих сторонников от стремления к легализации на условиях отказа от политической самостоятельности.

Период относительной либерализации большевистско- го режима оказался непродолжительным. Необходимость преодоления острых военно-политических и хозяйствен- но-экономических трудностей в годы Гражданской войны и иностранной военной интервенции способствовали все боль- шей концентрации власти в руках большевистской партии и постепенному сращиванию ее с государством. Этот процесс получил официальное закрепление в ряде партийных доку-

1 Архив русской революции: Репринт, изд. И.В. Гессеном. — М., 1991. Т5-6. С.П-113.

72

центов.1 В таких условиях политического пространства для деятельности других партий фактически не оставалось.

Период 1919-1920 гг. стал последним в судьбе большинс- тва российских политических партий, откровенно враждеб- ных революции.2 Кадеты, вставшие еще с Октября на путь вооруженной борьбы с большевизмом, после поражения Бе- лого движения, вынуждены были искать себе убежище в дру- гих странах. С потерей родины завершилась и пятнадцатилет- няя история партии кадетов.

Что касается меньшевиков и эсеров, то реальная угроза завоеваниям революции со стороны белогвардейских армий и иностранных интервентов заставила их существенно пере- смотреть свои идеологические установки и занять более конс- труктивную позицию по отношению к советской власти.

Однако по-прежнему по многим вопросам оставшиеся меньшевики и эсеры расходились с большевиками, выступая за расширение политической демократии и дополнение ее де- мократией хозяйственно-экономической и социальной.

Неоднократные попытки меньшевиков и эсеров выра- ботать единую тактическую линию по отношению к боль- шевикам результатов не дали. Эсеры хотя и прекратили во- оруженную борьбу, но надежд вновь побороться за власть не оставили. Меньшевики же рассчитывали использовать при- зрачные возможности легальности для расширения влияния в рабоче-крестьянских массах и укрепления своих политичес- ких позиций. В итоге надежды и тех и других не оправдались. К началу 1920 г. Партия левых социалистов-революционеров фактически распались на несколько самостоятельных орга- низационных структур.

Итак, в 1920 году многопартийность (как сумма партий) в России была фактически ликвидирована; оставались лишь небольшие «фрагменты» от этой многопартийности. Причин

1 Программа и устав Российской Коммунистической партии (больше- виков) с резолюциями партсъездов и конференций по организационным Опросам: до XIII съезда включительно. М., 1924.С.89-90.

2 См. Российские либералы: кадеты и октябристы. М.,1996. С.56.

73

такого трагичного финала с многопартийностью называют несколько. Главная из них выражена нашими некоторыми учеными так: «Многопартийность была ликвидирована в со- ветской России уже в конце 1917 — начале 20-х годов совсем не в результате политического краха, внутреннего распада и самороспуска всех иных политических партий, кроме боль- шевистской, как утверждала советская официальная истори- ческая наука, а из-за невозможности их существования в ус- ловиях большевистской диктатуры»1. Логическим следствием "пожирания" одной политичес- кой организацией всех прочих явилась последующая эволю- ция однопартийной системы во главе с большевистской пар- тией в сторону все большей нивелировки. Сначала, в 1921 г., в РКП(б) были официально запрещены все платформы и фрак- ции. Последующим шагом на пути к установлению единолич- ной власти РКП(б) в Советах была замена диктатура проле- тариата диктатурой партии, провозглашенная на ее XII съез- де.2 Однако официально руководящая роль большевистской партии в ранних конституциях не декларировалась. В Конс- титуции Советской России 1918 года, и даже в Конституциях СССР 1924 и 1936 гг. не определялись правовые рамки госу- дарственной деятельности партийных органов.3 Более того, в этих конституциях сылки вообще отсутствовали на сущес- твование большевистской партии. В результате поддержива- лась иллюзия существования партии лишь как общественно- политической организации, но не как структуры власти.

Окончание Гражданской войны и переход к НЭПу поро- дил в обществе надежды на либерализацию большевистского режима, на своеобразный «политический НЭП». Однако по- беда в войне ничего не изменила в существе власти. Ее основа

1 Маслов Н.Н. Крах однопартийной системы // Политические партии России: история и современность. М., 2000. С.407.

2 Двенадцатый съезд РКП(б). Стенографический отчет. М., 1968. С.672.

3 Кукушкин Ю.С., Чистяков О.И. Очерк истории Советской Консти- туции. М., 1987.

- монопартийная диктатура оставалась нетронутой, что про- являлось в стремлении взять под контроль или подавить вся- кие проявления общественной самодеятельности, а тем более инакомыслия. О развитии подобных тенденций предупреж- дали еще идейные оппоненты большевизма.1

Сформировалась общая стратегия партии большевиков в годы НЭПа: относительный либерализм в экономике и жест- кость в политике.

Начало официальному оформлению политики в отно- шении политических партий и инакомыслия вообще в годы НЭПа положила XII Всесоюзная партийная конференция (август 1922 г.). Она приняла резолюцию «Об антисоветских партиях и течениях», заложившую политическую основу для «законности» применения политического насилия. В резолю- ции ставилась задача применения репрессий к политиканс- твующим верхушкам мнимо беспартийной, буржуазно-де- мократической интеллигенции. В резолюции отмечалось, что репрессии диктуются революционной целесообразностью, когда речь идет о подавлении тех отживающих групп, которые пытаются захватить старые позиции.2

В период 1922-1924 гг. принимается ряд нормативных ак- тов, на долгие годы определивших весьма жесткий порядок создания и регистрации общественных объединений: пос- тановление Президиума ВЦИК РСФСР «О порядке созыва съездов и всероссийских совещаний различных союзов и объ- единений и о регистрации этих организаций» (июнь 1922 г.), постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О порядке утвержде- ния и регистрации обществ и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли, и о порядке надзора над ними» (август 1922 г.), утвержденные ВЦИК РСФСР Инструкция по ре- гистрации обществ, союзов и объединений и Инструкция по выдаче разрешений на созыв съездов и собраний различных

1 К. Каутский. Диктатура пролетариата. От демократии к государствен- ному рабству. Большевизм в тупике. М., 2002.

2 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, 1898-1954. М, 1954. Ч. 1: 1898-1924 гг. С.87.

74

75

организаций, союзов и объединений (август 1922 г.), поста- новление ЦИК и СНК СССР «О порядке утверждения уста- вов и регистрации обществ и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли и распространяющих свою деятельность на территорию всего Союза ССР, и о надзоре за ними» (май 1924 г.).

В соответствии с этими актами вводилась усложненная процедура юридического признания общественного объеди- нения - утверждение его устава и собственно регистрация объ- единения. В стране вводился строгий контроль над деятель- ностью общественных организаций и союзов, ставивший их, по существу, почти в полную зависимость от государства.

Характерно, что в вышеназванных документах не было даже отдаленного упоминания о политических партиях. И это тоже не случайно. Отсутствие правового регулирования в данном вопросе должно было означать отсутствие и самого вопроса, что вполне вписывалось в политику большевиков по устранению любых противников своей монополии на власть.

Разгромленные и деморализованные остатки социалис- тических партий в начале 20-х годов еще пытались как-то организоваться и предлагать свои решения политических и экономических проблем. Проводились дискуссии, собира- лись конференции и собрания (чаще всего полулегально). Но восстановить свое влияние они уже были не в силах. К тому же многочисленные кадры партий оказались к тому времени либо в тюрьме, либо в изгнании, либо отошли отдел.

Готовя окончательный разгром эсеро-меньшевистской оппозиции, большевики пытались придать ему в глазах рос- сийской и международной общественности видимость право- вой акции, направленной на обеспечение «социалистической законности». Руководство РКП(б) понимало, что в мирное время только насильственными методами на основе партий- но-политических решений действовать больше нельзя. Нуж- ны были иные, в том числе и юридические, средства и осно- вания для ликвидации политического инакомыслия.

Отсюда вытекала задача освятить политический произвол и насилие

именем закона. 1

Несмотря на активное формирование в начале 20-х годов «правовой» базы судебных преследований по политическим мотивам, роль директивных указаний, а также всякого рода подзаконных актов в отправлении советского правосудия не только не снизилась, но, напротив, становилась все более значимой.2

В 30-е годы борьба с «врагами советской власти» приоб- ретает еще больший размах. В результате организованная по- литическая оппозиция власти коммунистов была искоренена полностью. Поэтому, выступая в ноябре 1936 г. на Чрезвычай- ном VIII Всесоюзном съезде Советов при обсуждении новой Конституции СССР, Сталин имел полное основание заявить, что в стране нет почвы для существования других политичес- ких партий, кроме коммунистической. Это положение было закреплено и в самой Конституции, в которой компартия характеризовалась как «передовой отряд» советского обще- ства.3

Таким образом, к концу 30-х годов однопартийная система политической власти в Советском Союзе сложилась оконча- тельно4. Правда, в Конституциях 1918 и 1924 гг. не было како- го-либо положения, определявшего и закреплявшего особую роль партии в политической системе общества. В Конститу- ции СССР 1936 года в статье 124 упоминается возможность трудящихся вступать в партию наряду с другими обществен- ными организациями. И только в Конституции 1977 г. поя- вилась 6 статья, в которой закреплялась роль КПСС как ядра

1 См. Октябрьская революция в России: проблемы государства и права. Мат-лы конференции от 10 ноября 1997 г. М., 1998;Тимофеев В.Г. Судебная система в Российской Федерации: история становления и развития. — Че- боксары, 1994; История Советского уголовного права, 1917-1947.-М., 1948.

2 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, 1898-1954. М., 1954. Ч. 1: 1898-1924 гг.

3 См.: Маросейкина М.Н. История политических партий и движений // Интернет-сайт «Социальное гуманитарное образование», http://humanities. edu.ru/db/msg/1223

4 Сидоров А.В. Политическая история Советского Союза. М., 2003.

76

77

политической системы, руководящей и направляющей силы общества.

В 1960-е гг. правоведами была предпринята попытка пос- тавить вопрос о контроле прокуратуры за правильностью при- нимаемых партийными органами решений. Однако это пред- ложение не получило поддержки, так как функции КПСС, её местных органов и первичных партийных организаций определялись не каким-либо законодательным актом, а её ус- тавом, поэтому и контроль за правильностью принимаемых решений, даже с формальной точки зрения, могли осущест- влять только вышестоящие партийные органы.

На начальной стадии советского государственного стро- ительства была предпринята попытка разграничить функции партии и государственных органов. На VIII съезде РКП(б) в 1919 г. в резолюции «По организационному вопросу» был поставлен вопрос о взаимоотношениях партии и Советов. В резолюции говорилось о необходимости разграничения их функций и об «опасности смешивать функции партийных коллективов с функциями государственных органов»1. На X съезде РКП (б) в 1921 г. это положение было высказано по отношению к профсоюзам2, на XI съезде в 1922 г. - по отно- шению к хозяйственным и военным органам3.

После смерти В.И. Ленина эти положения не упомина- лись ни в одном партийном документе. Напомнил их только Устав КПСС, принятый в 1961 г. на XXII съезде (§42, пункт «в»)4. После этого во многих решениях съездов, постановлени- ях ЦК КПСС и местных партийных органов указывалось на необходимость строгого разграничения функций партийных органов с государственными и общественными организаци- ями и не подменять их. Однако до самого конца существова- ния КПСС и Советского государства на практике строго раз-

1 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9, дополненное и исправленное. Т. 2. М., 1983. С. 108.

2 Там же. С. 347.

3 Там же, С.481,507.

4 Там же. Т. 10. С. 196.

граничить функции так и не удалось.

Сложившаяся монопартийная система в СССР опира- лась на безраздельное господство партии во всех органах за- конодательной, исполнительной и судебной власти. В этом смысле можно говорить об историческом феномене партии .государства, когда имеет место полное слияние функций об- щественной по своей природе политической организации с функциями государственной власти.

Итак, на том значимом историческом этапе, когда в раз- витых независимых государствах Европы продолжалось фор- мирование зрелой многопартийной системы, Советская Рос- сия под властью большевиков стала одной из первых стран Европы и мира однопартийным государством.

После смерти Сталина, партийный режим стал испы- тывать необходимость в переменах. Поворотным пунктом в этом отношении стал XX съезд КПСС (1956 г.), который со- провождался определенным осуждением методов партийного руководства.1 Вместе с тем, начатый съездом процесс полити- ческого обновления общества носил внутрисистемный харак- тер, рассчитанный на то, чтобы не поколебать, а, наоборот, укрепить, сделать более эффективной монополию коммунис- тической партии на власть, освободив ее от наиболее одиоз- ных извращений сталинизма.

Однако в последующие годы партия все более приобретает черты чиновничье-бюрократической корпоративной органи- зации. В 1977 г. монопольное положение КПСС в советской политической системе получает окончательное оформление в новой Конституции СССР, законодательно закрепившей роль партии как «руководящей и направляющей силы советского общества», «ядра политической системы».

Начавшаяся перестройка в СССР во второй половине 80-х годов обнажила все проблемы правящей тогда партии. КПСС, как целостный политический организм, представ- ляла собой систему идей, организаций, деятельности и от-

1 В 1952 году на XIX съезде ВКП(б), партия переименовывается в КПСС.

78

79

ношений, т. е. совокупность составляющих, которые обес- печивали ее жизнеспособность, активность и саморазвитие. Однако нормальное функционирование и развитие системы возможно лишь при двух условиях: постоянного и активного взаимодействия ее с окружающей средой, а с другой стороны – наличие способности постоянно контролировать собствен- ные внутренние процессы. В отношении Коммунистической партии можно сказать, что ее жизнедеятельность, так же, как и любой другой партии, определялась способностью к само- развитию, умению адекватно (противостоять или приспосаб- ливаться) на вызовы времени.

Отметим, что каждая из составляющих подобной систе- мы способна не только стимулировать саморазвитие и фун- кционирование партии, но и деформировать, сковать ее де- ятельность. При этом роль и значение каждой их этих состав- ляющих далеко не однозначна и равноценна. Система идей, например, является тем стержнем, который пронизывает все стороны жизни и деятельности партии. В то же время, иска- жение идеи, вступая в противоречие с жизнью, становится тормозом развития общества, извращая процесс функцио- нирования самой партии. Как отмечает В.Е. Федоринов, «в конечном счете, это привело к отрыву партноменклатуры от партии и общества...к существенным деформациями и в пар- тии, и в обществе».1

Не подлежит сомнению, что между обществом и поли- тической партией существует сложная система связей. Взаи- мосвязь общества и партии проявляется, прежде всего, в том, что общество на каждом историческом этапе своего развития является той средой, в которой функционирует политическая партия. То есть, партия — это часть общества, которому она обязана своим возникновением, функционированием и раз- витием.

КПСС постепенно утрачивала присущие ей в прошлом

1 Федоринов В.Е. Политические партии в России в условиях станов- ления и развития плюрализма. / Дисс. на соис. уч. ст. док-pa пол. наук. М., 2002. С.ЗЗ.

качественные характеристики. Она превращалась в полити- ческую партию государственного типа, сосредоточившую в своих руках огромную власть. Партийные органы замкнули на себя решение всех вопросов экономической, социальной, политической и духовной жизни общества, поэтому партия не успевала и не могла своевременно и квалифицированно решать эти вопросы, став тормозом на пути общественного развития. То есть, важнейшей причиной деформации социа- лизма стала сама деформированная партия.

В эти годы в КПСС непомерно разросся партийный ап- парат, располагающий огромной армией так называемых про- фессиональных партийных работников. Именно они опреде- ляли и направленность, и характер партийной деятельности.

По мнению М. Вебера, политикой можно заниматься «по случаю», т.е. когда участвуют в выборах, в работе собраний, на митингах; «по совместительству», т.е. в случае необходи- мости, когда сама политика не становится первоочередным «делом жизни»; «преимущественно-профессионально», когда политика является источником дохода как «основная» про- фессия, точно также, как и при экономическом ремесле. Есть два способа сделать из политики свою профессию: либо жить «для» политики, либо жить «за счет» политики».1 Последних в КПСС становилось все больше и больше.

Конечно, авторитарный характер организации и деятель- ности, ожесточенная внутрипартийная борьба, беспринцип- ность и обман рядовых членов партии и избирателей — все это можно было при желании обнаружить и в некоторых запад- ных партийных системах. Об этом писал в свое время один из основателей российской политологии М. Я. Острогорский.2 Но в КПСС, все эти негативные стороны деятельности пар- тии проявились в огромных масштабах. Авторитаризм, бю- рократизм и корпоративность стали существенной стороной ее жизни.

1 Вебер М. Указ. соч. С. 652.

2 См.: Острогорский М.Я. Демократия и политические партии. М., 1997.

80

81

Все это, в конечном счете, привело к острейшему кризису в начале 80-х годов XX столетия. Критическое переосмысле- ние проблем внутрипартийной жизни, роли, места и функций партии в новых исторических условиях стало объективной потребностью и настоятельной необходимостью. Начиная с 1985 г., КПСС вступила в последний, качественно новый пе- риод своего существования.

Возникшая в КПСС и обществе сумма противоречий обусловила необходимость того процесса, который диктовал- ся потребностью времени и получил название «перестрой- ки». Однако она не могла в короткое время решить всю со- вокупность возникших острейших проблем. Поэтому, спустя определенное время, энтузиазм, с которым была воспринята перестройка, сменился недоверием со стороны значительной части советских людей. Об этом свидетельствовали результа- ты социологических исследований, проведенных в АОН при ЦК КПСС в 1990 г.: 47% опрошенных перестройку связывали с ощущением надвигающейся опасности, 53% - усталости от ожидания перемен к лучшему, 64% отметили, что их матери- альное положение ухудшилось, от 41% до 28% представите- лей всех слоев населения вообще отказали перестройке в до- верии.1

Перестройка значительно усугубила и без того сложное положение КПСС. Определив демократизацию как стра- тегическое направление, «прорабы перестройки» не учли в должной мере необходимый для этого уровень политической культуры в обществе, отсутствие демократических традиций. КПСС не сумела пересилить саму себя, найти внутри себя силы для собственного возрождения, и став анахронизмом, ушла с политической арены, преданная собственным руко- водством, оставив после себя россыпь мелких левых партий2

Общество оказалось на грани глубокого и всеохватного кризиса, что объективно должно было бы стимулировать на-

1 Федоринов В.Е. Указ. соч. С.45.

2 См. Попов A.M. На пути к многопартийности: история и идеология. Ярославль, 1996.

строение социального недовольства и протеста, готовить поч- ву для возникновения и развертывания политических обще- ственных движений. Однако парадоксальность ситуации за- ключается в том, что непосредственной негативной реакции трудящихся за социально-экономические неурядицы, так же как и усиления консервативных тенденций в политической и духовной сферах не последовало.

Многие исследователи обращают внимание на то обстоя- тельство, что далеко не всегда неудовлетворенность своим со- стоянием или положением вызывает политические движения протеста: «Оно имеет, как показывает исторический опыт, и противоположные следствия, как «освобождая» большинство членов общества от социальной и иной ответственности за по- ложение дел, вызывая массовую апатию, самоустраненность от активной политической жизни, способствуя падению по- литической культуры и, как это не парадоксально на первый взгляд, порождая противоположные тенденции — взрыв карь- еризма и сознательной апологетики».1

Можно допустить, что незрелые формы ответной реак- ции масс на ухудшение условий жизни в годы застоя, являют- ся результатом незрелости, прежде всего гражданской массы. Вместе с тем, прямой протест в тех условиях вообще вряд ли был возможен в силу той степени политической свободы, ко- торой располагало тогда общество.

Поэтому, непосредственные выступления широких сло- ев населения против наследия эпохи застоя оказались как бы «отложенными» на определенный срок, и стали возможными уже в ходе перестройки, одно из главных достижений которой заключалось как раз в том, что она раскрепостила энергию масс, сняла многочисленные запреты и препятствия на пути свободного волеизъявления народа.

Возвращаясь к истории крушения монопартийности в СССР, нельзя не остановиться на решениях XIX Всесоюзной партконференции, прошедшей 28 июня — 1 июля 1988 года.

1 Власть. Очерки современной политической философии Запада. М., 1989. С.18.

82

83

На конференции было сделано принципиальное по своей значимости признание, что «существующая политическая система оказалась неспособной предохранить нас от нараста- ния застойных явлений в хозяйственной и социальной жизни в последние десятилетия и обрекла на неудачу предпринимав- шиеся тогда реформы».1

В резолюции XIX партконференции «О демократизации советского общества и реформе политической системы» была дана положительная оценка факту возникновения новых об- щественных движений. В ней, в частности, отмечалось; «Как позитивное явление следует рассматривать возникновение в последнее время ряда новых общественных ассоциаций и объединений, ставящих своей целью содействие делу социа- листического обновления».2

В марте 1990 г. III съезд народных депутатов СССР изме- нил редакцию ст. 6 Конституции СССР, изъяв из нее положе- ние о КПСС как руководящей и направляющей силе общества и ядре политической системы. Кроме того, в новой редакции ст. 51 Конституции СССР была закреплена возможность об- разования и других политических партий в стране. «Граждане СССР, - говорилось в ней, - имеют право объединяться в по- литические партии, общественные организации, участвовать в массовых движениях, которые способствуют развитию по- литической активности и самодеятельности, удовлетворению их многообразных интересов»3. Тем самым была заложена конституционная основа для формирования легальной мно- гопартийности в СССР.

1 XIX Всесоюзная конференция КПСС. М., 1988. Т. 1. С.46.

2 Там же. Т.2. С. 140.

3 Третий (внеочередной) Съезд народных депутатов СССР, 12-15 марта 1990 г. Стенографический отчет. — Изд. Верховного Совета СССР. М., 1990. Т. 1-3.

<< | >>
Источник: Барабанов М.В.. Из истории становления и развития политических партий и многопартийности в России. — М.: МГОУ.-256с.. 2010

Еще по теме Создание и крушение монопартийной системы в СССР:

  1. В.Г. Сироткин, Д.С. Алексеев СССР И СОЗДАНИЕ БРЕТТОН-ВУДСКОЙ СИСТЕМЫ 1941-1945 ГГ.: ПОЛИТИКА И ДИПЛОМАТИЯ
  2. КРУШЕНИЕ НАДЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ. ФЕОДАЛЬНЫЕ ПОМЕСТЬЯ ЧЖУ-АНТЯНЬ
  3. ГЛАВА 17. КРУШЕНИЕ КОЛОНИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ. РАЗВИВАЮЩИЕСЯ СТРАНЫ И ИХ РОЛЬ В МЕЖДУНАРОДНОМ РАЗВИТИИ
  4. Глава 17. Крушение колониальной системы. Развивающиеся страны и их роль в международном развитии
  5. СОЗДАНИЕ СИСТЕМЫ МАРКЕТИНГА
  6. 3. Методика созданий воспитательной системы школы
  7. Создание системы эффективного взаимодействия
  8. Основные подходы к созданию современных программных систем
  9. 1.2. Задачи и предпосылки создания системы ранней помощи
  10. 1. Создание системы цензурного контроля над прессой
  11. 1.4. Создание государственной системы ранней помощи - перспектива в развитии специального образования
  12. 6. Заключительный этап «перестройки». Распад СССР и коммунистической системы.
  13. Становление системы социального обеспечения военнослужащих в СССР
  14. 5.4. Модель взаимодействия двух ядерных держав на основе создания совместной оборонительной системы
  15. Занятие 10.13 КОМПЬЮТЕРНАЯ ПСИХОДИАГНОСТИКА. СОЗДАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК С ПОМОЩЬЮ ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ «МОНАДА»
  16. 3.Положение о Государственном архивном фонде от 29.03.1941. Новая система архивов в СССР