Анализировать политику, чтобы стать научным авангардом

  Первые организации, специализирующиеся на политическом анализе, основываются зачастую выходцами из академической среды (Академия наук и университеты)[271], намеревающимися «дезидеологизировать» науку и адаптировать ее к вызовам политических, экономических и социальных реалий.
Основатели центров далеко не являются диссидентами, «антисоветчиками» или антимарксистами по их личным убеждениям или предрасположенностям. Эти молодые исследователи и преподаватели чаще всего занимают позиции среднего звена в научно-административных иерархиях в областях социологии, экономики и зарождающейся политической науки в рамках Академии наук или в периферийных вузах[272]. У них нет предварительного практичес
кого опыта в политике. По их утверждениям, они стремятся заниматься наукой и делать полезными передовые теоретические знания, которыми они обладают. Каким образом этим агентам удается найти в отношениях с политикой определенную стратегию для создания и попытки закрепления символического статуса научного авангарда?
Желание понять и объяснить меняющуюся политическую, экономическую и социальную ситуации, а также разработать конкретные и применимые рекомендации для реформирования социально-экономической системы отражает коллективную символическую попытку дезидеоло- гизировать научное знание. Дезидеологизация проходит, в частности, через постепенно возрастающую критику марксистского подхода[273]. Этот процесс начинается еще до исчезновения СССР, о чем можно судить по публикациям или обсуждениям на заседаниях более или менее формализованных неформальных клубов. Научный фокус исследователей нового поколения постепенно смещается и обращается к проблемам современности; репертуар интеллектуальной деятельности трансформируется: выступления в прессе[274] и
публичные рекомендации действующим политикам[275] становятся распространенными видами деятельности. Именно это позволяет ряду представителей академического сообщества накопить первоначальный протополитический капитал, важнейший ресурс для того, чтобы встроиться в работу новых негосударственных аналитических центров.
Таким образом, «порывая» (символически) с идеологическим давлением над социальными науками, молодые исследователи парадоксально приближаются к политическому пространству. В отличие от современной ситуации, они не скрывают свои политические взгляды и свою принадлежность - покидая ряды коммунистической партии или вступая в новые «демократические» движения. Первые аналитические центры объединяют представителей различных политических тенденций, иногда противоречащих друг другу, но вместе с тем не провоцирующих открытые политические конфликты внутри центров[276].
Создание институционально оторванных от материнских организаций (Академии наук или университетов) структур способствует укреплению политической ориентации (policy orientation) проводимых центрами исследований. Более того, эти новые «интеллектуальные предприятия» (entreprises intellectuelles) упрощают контакты между различными социальными пространствами: политикой, бизнесом, наукой, экспертизой и медиа. В первую очередь, в лоне новых think tanks развиваются регулярные контакты с агентами этих социальных пространств, а также осуществляется принцип структурной гибридности[277], в частности,
благодаря участию политических и экономических агентов в административных советах новых центров. Подобная политическая и/или экономическая «поддержка» является к тому же своего рода залогом успеха аналитических центров, укрепляя позицию как самих центров, так и их работников на академическом поле.

Процесс сближения пространств, осуществляющийся через сближение с политикой отдельных представителей академического поля, с тем чтобы «все друг друга знали»[278], оказался вполне действенным. Аналитические центры становятся местом перекрестной легитимации, где вырабатываются капиталы, конвертируемые в различных социальных пространствах, в том числе в академическом поле, агентами которого являются «эксперты» центров.
Выступая в качестве внешней инстанции дополнительной легитимации для политических актеров, аналитические центры начинают довольно эффективно капитализировать свое сближение с политикой и более или менее достигнутое и закрепленное политическое признание. Сближение с политикой можно представить как специфический социальный капитал, который конвертируется в экономический: благодаря такой конверсии на первых этапах деятельности центры обретают необходимую финансовую поддержку, в частности, со стороны молодого белорусского бизнеса[279]. Играя более или менее признанную в политическом поле роль, центрам также удается укрепить свои позиции на академическом поле, особенно в области научного признания.
Кроме того, центры становятся местом интеллектуальной социализации, не только для более или менее регулярных сотрудников, но и для всех тех агентов академическо
го поля, которые время от времени участвуют в реализации интеллектуальных проектов центров. В связи с тем, что центры остаются довольно мелкими структурами (5-10 работников), реализация крупных публикаций или проведение конференций требует участия внешних специалистов (из академических структур или других негосударственных центров). Такое сотрудничество было возможно, в частности, при посредничестве директоров центров, занимавших достаточно высокие позиции в академических кругах и обладавших достаточным социальным капиталом. Эти контакты и определенный научный престиж, несомненно, не были единственными факторами, позволяющими привлечь к работе представителей «традиционных» академических кругов; вдобавок аналитические центры имели возможность предлагать финансовые компенсации в форме гоно- раров[280].
Сближаясь с политическим полем, центры становятся местом закрепления ряда академических агентов в качестве научного авангарда. В данном случае авангард характеризуется парадоксальным сочетанием дезидеологизации социального знания через критический и антимарксистский подход со сближением с политическим полем. Авангардный анализ направлен на исследования практических проблем и видится как способ влияния на принятие политических решений в условиях трансформационных процессов.
Центры функционируют не только независимо от негибких иерархий государственных научных учреждений и в более благоприятных интеллектуальных и экономических условиях, но и постепенно формируют и закрепляют свою
роль полноправных агентов политического поля, одновременно сохраняя признание академического поля. Эти позиции передаются молодым кадровым аналитикам центров, которые в государственной системе науки и образования не могли бы рассчитывать на такой карьерный рост, приближающий их, хотя бы символически, к статусу «государевых советников». Публичные выступления и аналитические работы позволили им со временем закрепить за собой статус «политологов», «экономистов» и «социологов», не обязательно сопровождаемый соответствующими дипломами. 
<< | >>
Источник: Н.А. Шматко. Символическая власть: социальные науки и политика.. 2011

Еще по теме Анализировать политику, чтобы стать научным авангардом:

  1. II. Человек должен выйтииз этического естественного состояния,чтобы стать членом этической общности
  2. § 8.1. ГОСУДАРСТВЕННАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ В ОБЛАСТИ НАУЧНОЙ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  3. В. А. Тишков. Этнология и политика. Научная публицистика, 2001
  4. § 8.1.3. Формирование и реализация государственной научно-технической политики
  5. Нагорный А.А., Парканский А.Б.. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КИТАЙСКОЙ ПОЛИТИКИ ВАШИНГТОНА, 1982
  6. ИНФОРМАЦИОННО-ИМИДЖЕВАЯ ПОЛИТИКА ВУЗА И АКТУАЛЬНЫЕ ЗАДАЧИ ПО ЕГО ПОЗИЦИОНИРОВАНИЮ В НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  7. ИНТЕГРАЦИЯ НАУЧНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПАРАДИГМ В ИННОВАЦИОННОМ КУРСЕ «ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ИНФОРМАТИЗАЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ» Ильина Е.М.
  8. Но кандидатом стать обязан
  9. Как стать знатоком искусства
  10. Как стать хорошим репортером
  11. 2.1. МОЖЕТ ЛИ TQM СТАТЬ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕЕЙ РОССИИ?
  12. МОЖЕТЕ ЛИ ВЫ СТАТЬ БОЛЕЕ ТЕРПИМЫМИ К САМОМУ СЕБЕ?
  13. Модуль 11.5. ПРИЗЫВЫ СТАТЬ ДОНОРОМ: ЭГОИСТИЧЕСКАЯ И АЛЬТРУИСТИЧЕСКАЯ МОТИВИРОВКИ
  14. «Как мне стать полезным моему отечеству»
  15. § 1. Этапы, способы научной деятельности и типы научного знания Понятие методологии и ее уровней
  16. § 8.1.2. Организация и принципы регулирования научной (научно-технической) деятельности
  17. ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСЫ (сайты научно-популярных изданий и сетевых научных агентств)
  18. Научное знание как система. Особенности и структура научного знания
  19. В.А. Садовничий. О научных исследованиях и научных школах. Евразийское пространство, 2010