экономисты и социологи в публичных дебатах во франции. некоторые примеры и размышления

  Традиционный и общий вопрос о роли социологов и экономистов в современной Франции мы хотели бы заменить более конкретным вопросом о степени ангажированности этих двух типов интеллектуалов, их вовлеченности в публичные дебаты.
Постараемся дать некую общую социальную и институциональную характеристику этим двум типам акторов. И те, и другие, как известно, привлекаются для проведения экспертных оценок, выработки научного дискурса, подготовки предложений для решения общих (кризис, благосостояние и т. д.) и частных вопросов в экономической и социальной сферах.
Структурное доминирование экономистов усилилось во Франции в последний период до такой степени, что создается впечатление, будто экономическая дисциплина охватывает весь спектр политических вопросов: начиная с собственно «экономических» (например, экономическая политика) и заканчивая вопросами, напрямую к экономике не относящимися (устойчивое развитие, качество жизни, социальное неравенство в сфере образования, социальная модель и т. д.). Такая монополизация не нова, она обусловливается известными механизмами, но во Франции она

приняла беспрецедентные в социальной истории масштабы и потому заслуживает отдельного изучения.
Прежде всего, остановимся на некоторых отличительных в институциональном плане чертах двух названных дисциплин[157]. Затем на примере нескольких исторических конфигураций публичных дебатов рассмотрим то, каким образом в последнее время утверждается доминирование экономики и «разрыв» с французской социальной моделью в ходе предвыборных дебатов 2007 года, дискуссий на тему качества жизни и индикаторов благополучия (связанных с деятельностью комиссии по измерению экономических показателей и социального прогресса, получившей название «Стиглиц-Сен-Фитусси»).
полярные дисциплины
Любое сравнение экономики и социологии представляется искусственным. В качестве аргумента против самой идеи их сравнения можно упомянуть тот факт, что эти дисциплины совершенно разные, как с точки зрения их истории и эпистемологии, так и по их социальным и политическим функциям. Однако, поскольку эти социальные науки начиная с момента своего формирования претендуют определенным образом на универсальность и тесно связаны друг с другом, в них все же обнаруживается множество общих черт: близость объектов и методов изучения (например, статистика используется в обоих случаях сходным образом); стремление продемонстрировать свою «научность»
и «объективность»; попытка дистанцироваться от права как от науки нормативной и связанной с государством; сходство их институциональной и социальной реальности, а также их «месседжа» (хотя и в некоторых отношениях разнонаправленного).
Сравнение оправдывает себя в том смысле, что оно позволяет лучше понять некоторые аспекты текущего состояния социальных наук, в особенности смену направления процессов символического доминирования.
Неравные степени интернационализации
Несмотря на сложность выведения некоего обобщающего индикатора степени интернационализации социологии и экономики, все же очевидно, что эта степень не равна. Экономические науки характеризуются все большим распространением английского языка в научном общении, тогда как социология остается более «зажатой» в национальном контексте, а ее научный продукт публикуется чаще всего на национальных языках. Хотя в последнее время движение интернационализации в социологии все же происходит, оно проявляется далеко не в том же масштабе. Это различие во многом связано с областью трудоустройства специалистов. Значимость английского языка очевидна для всех профессиональных сфер, связанных с экономикой, банковским делом, финансами, транснациональными компаниями и международным разделением труда, в то время как социология в большей мере связана с профессиональными сферами, закрепленными за специфическими институтами национального уровня (например, институтами социальной защиты, образования, здравоохранения и т.п.).
Во Франции в течение последнего десятилетия мы наблюдаем активную интернационализацию экономической науки, свидетельством чему стало появление двух важных академических центров (Paris School of Economics и Toulouse

School of Economics), а также все увеличивающийся процент работающих в США французских ученых, которые активно участвуют в национальных общественньк дебатах.
Две системы стандартов
Экономику часто «записывают» в авангард социальных наук с точки зрения действующих систем оценки результатов и «управляемости». В этой дисциплине действуют жесткие стандарты оценки научного содержания, введена классификация научных журналов (основанная на библиометрии), что дает возможность систематически оценивать «производительность» ученых, лабораторий и университетов. Введена общая система научного премирования (Нобелевская премия в области экономики является вершиной целой системы научного поощрения), которая способствовала установлению иерархии внутри дисциплины. Принятие единой системы профессиональных норм большинством стран также содействовало большему единообразию[158]. Социология, напротив, по-прежнему сильно связана с национальным контекстом и национальными особенностями. Англосаксонские социологи активно принимают нормы, распространенные в экономике и естественных науках, а во Франции и в Германии действуют другие типы оценок, близкие по характеру гуманитарным наукам.
Французские социологи заявили массовый протест против «нормализации» классификации научных журналов Комитетом по оценке исследовательских организаций в 2008-2009 годах, а также выразили еще большее возмущение в связи с внедрением библиометрии, которая сейчас используется лишь небольшой частью гуманитарных наук (в основном, психологией). Введение таких норм в социальных и гума
нитарных науках зачастую воспринимается учеными как экспансия критериев оценки, распространенных в экономических науках, но неприменимых в других общественных дисциплинах.
Структурные и функциональные различия полей
Если опираться на теорию полей, созданную Пьером Бурдьё, то поле социологии и поле экономики будут отличаться друг от друга морфологией, позицией в поле власти, структурой и функциями. Несмотря на то, что оба поля попадают под характеристику научного, то есть призванного производить знания, претендующие на научность, они сильно отличаются друг от друга по этим параметрам. Остановимся на этих различиях.
После реформ, которые привели к образованию «полюсов совершенства» (пакт об исследованиях 2006 года), рыночные механизмы играют во Франции все большую роль в экономических науках. Результатом появления этих полюсов стал процесс «индивидуализации» заработной платы и типов карьеры. Примером может служить введение в Paris School of Economics премий за публикацию статей в международных сборниках.
Сравнение этих двух дисциплин подобно сравнению объектов разного размера. Основные различия между двумя дисциплинами связаны с их местом в сетях социальных акторов и в секторах государственной деятельности. Экономика в течение долгого времени относилась к организациям и институтам, занимающимся государственной деятельностью[159]. Это статистические центры, министерства финансов, центральные банки, а также практически все
министерства, где экономисты (точнее, дипломированные экономисты) выступают в роли экспертов и участвуют в принятии решений. Присутствие экономистов на национальном уровне подкрепляется их присутствием в международных институтах, таких как МВФ, Всемирный банк, ОЭСР, ВТО, и региональных наднациональных институтах, таких как Европейская комиссия и т. д. На местном уровне экономика является фоном для деятельности большого числа общественно-политических деятелей. «Неакадемические» экономисты превосходят своих «академических» собратьев как по численности, так и по объемам производимого ими экспертного дискурса.
Эволюция экономической дисциплины во Франции за последние двадцать лет характеризуется усилением позиции экономистов банковской сферы, которые становятся ведущими экспертами экономических разделов различных СМИ (как специализированных, так и неспециализированных), посвященных макроэкономической конъюнктуре и финансовой динамике. Эта эволюция, связанная с трансформацией образовательных учреждений (таких как Национальная школа статистики и экономического управления, школа при Национальном институте статистики и экономических наук) и их поворотом к области финансов, оказала существенное влияние на то, что государственные эксперты и академические экономисты (но в меньшей степени, поскольку сохраняют легитимность «чистой» экономики) утратили свои позиции. «На плаву» удержались лишь те, кто имел высокую международную легитимность.
Экономисты представлены в Совете по экономическому анализу, созданном в 1997 году премьер-министром Лионелем Жоспеном. Несколько экономистов из банков и финансовых институтов вошли в Совет в последние годы, присоединившись к известному экономисту Патрику Артусу (CDC IXIS), который является членом совета с 1997
года. Среди них Жан-Поль Бетбезе (Credit Agricole), Гре- гуар Черток (главный партнер Rothschild et Cie), Жак Де- льпла (BNP-Paribas), Жиль Этрийард (Lazard), Оливье Гар- нье (Societe Generale Asset Management), Валери Планьоль (CMCIC Securities), Филипп Тренар (SCOR). Состав Совета по экономическому анализу остался преимущественно академическим, но его изменения очевидны и являются хорошим индикатором усиления финансового и банковского сегментов в мире профессионалов экономики.
Кроме того, экономика прямо и косвенно связана с существованием «эпистемических общностей», то есть групп профессионалов, разделяющих одни и те же верования и культурные цели и содействующих, например, экономическим реформам в различных сферах, центральных банках, национальных и интернациональных институтах. Примером таких групп являются кружки, ассоциации или лобби, посвятившие себя «структурным реформам», либерализации, внедрению рыночных механизмов и конкуренции. Социология же в основном остается академической дисциплиной, связанной со специфическими культурными, интеллектуальными и политическими национальными контекстами. В некоторых странах Восточной и Северной Европы социология связывается с поддержкой и обеспечением социальных институтов, которые создают рынок труда для дипломированных социологов (например, профессии социальных работников). В этих странах социологическое образование довольно распространено. 
<< | >>
Источник: Н.А. Шматко. Символическая власть: социальные науки и политика.. 2011

Еще по теме экономисты и социологи в публичных дебатах во франции. некоторые примеры и размышления:

  1. НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЛОГИЧЕСКОМ ПОЗИТИВИЗМЕ
  2. НЕКОТОРЫЕ ПРИМЕРЫ ИЗ ПРАКТИКИ
  3. Л. И. Милькаманович аспирант НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО СТАТУСА МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ ВО ФРАНЦИИ
  4. Некоторые современные примеры перемены и псевдоиерархии
  5. Некоторые примеры моделей с датированными переменными
  6. Близнечество в системе родства и в жизни: некоторые африканские примеры
  7. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ СПЕЦИФИКИ ПРИГРАНИЧНОГО МЕДИАПРОСТРАНСТВА (НА ПРИМЕРЕ ТЕЛЕКОМПАНИЙ ГГ. БЛАГОВЕЩЕНСКА И ХЭЙХЭ)
  8. 2.3. Социология журналистики и социология публицистики
  9. ..Экономист...
  10. АМЕРИКАНСКИЕ ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ДЕБАТЫ
  11. ГРУППИРОВКА экономистов