И.А. Шматко «научная революция» в экономике

  В последние двадцать лет особенностями российской действительности являются ее быстрые и радикальные изменения. Однако классическая социология подчиняет события социального мира его инвариантам, которые при этом интерпретируются как условие (социальные структуры), а события - как обусловленное (практики и диспозиции, включая социальные представления).
Объяснить «революцию» в том или ином регионе социальных явлений, то есть положение дел, при котором события определяют динамику структур, а не наоборот, помогает генетический структурализм.
Согласно генетическому структурализму, связанному в первую очередь с именем П. Бурдьё, любая структура есть результат динамики. Точнее, существует эффективная обратная связь между действиями и диспозициями, с одной стороны, и структурами - с другой. Чтобы выступать в качестве «действующей причины» практик и диспозиций, эти структуры должны быть усвоены и присвоены, интериори- зированы агентами.
В классической теории устойчивость, то есть требование близости невозмущенной и возмущенной траекторий структуры, рассматривалась в качестве необходимого условия существования структуры. Понимаемая таким образом устойчивость описывает способ, которым процесс эволюции реагирует на изменение внешних условий. Однако устойчивое состояние возникает в результате перехода через неустойчивое состояние: становление новых структур предполагает разрушение старых. Очевидно, что неустой
чивость означает крайнюю чувствительность к изменениям внешних условий: невозмущенная и возмущенная фазовые траектории структуры могут локально удаляться друг от друга. «Революция» выступает следствием глобального сжатия и локальной неустойчивости фазовых траекторий структуры[144].
«В терновом венце революции...»
Чем запомнится истории экономической науки 1990 год? Прежде всего, безусловно, широкой дискуссией о рыночных отношениях и формах собственности. Поводом к этому послужили законодательные акты, принятые правительством СССР, среди которых следует упомянуть законы «О собственности», «Об аренде», «О земле». В их основу была положена новая концепция равенства форм собственности и свободного выбора форм хозяйствования. Работа над законопроектами привела к реальному участию экономистов в реформировании страны. Именно в 1990 году были созданы комиссии по экономической реформе, в которые помимо академиков и крупных чиновников вошли молодые экономисты. Впервые возникла возможность настоящего соревнования молодых и старых экономистов, которые стали наперебой предлагать свои проекты. Основная борьба развернулась между проектами «умеренных академиков» под руководством Л. Абалкина и «молодых реформаторов», которых поддержал академик С. Шаталин. Речь идет о Г. Явлинском и М. Задорнове. В 1990 году они работали в группе под руководством л. Абалкина, однако начали параллельно развивать альтернативный проект ли
берализации советской экономики, первоначально названный «400 дней», который был закончен к весне 1990 года и представлен Б. Ельцину. В дальнейшем именно этот проект стал точкой бифуркации, задавшей базовые векторы динамики политико-экономических течений. Тогда же был опубликован манифест Л. Пияшевой «Прощай социализм» [1], обозначивший ультрарадикальный взгляд на экономическую реформу.
1990 год - это также время активного вхождения в политику Е. Гайдара и А. Чубайса. Именно в этот период А. Чубайс публикует свой знаменитый манифест «Жестким курсом. Аналитическая записка по концепции перехода к рыночной экономике» [2], отличавшийся не меньшим радикализмом, чем текст Л. Пияшевой, хотя и имевший совершенно иную социальную направленность. В этом же году состоялось знаковое событие, повлиявшее на дальнейшую судьбу молодых экономистов и их систему взглядов: личное знакомство Е. Гайдара с экспертами Международного валютного фонда и Всемирного банка Дж. Саксом и А. Ослундом.
1990 год ознаменовался началом важнейших структурно-институциональных перемен поля экономической науки, созданием новых, «независимых» (в лексике того времени) исследовательских институтов.
Первым в их ряду стал Институт экономической политики Академии народного хозяйства (впоследствии Институт проблем переходного периода), основанный Е. Гайдаром. Решение о его создании было принято в октябре 1990 года на госдаче Во- лынское-2, где М. Горбачев проводил совещание с участием А. Аганбегяна - в то время ректора Академии народного хозяйства, С. Шаталина, Е. Ясина и Е. Гайдара. Вслед за этим институтом в 1990-х годах возник целый ряд такого рода «независимых» и «некоммерческих» организаций, которые создавали молодые экономисты, прошедшие «школу» работы в правительственных структурах, ответственных за
разработку экономических реформ (В. Найшуль, А. Илларионов и др.).
Немаловажным моментом для укрепления позиций старшего поколения ученых-экономистов стали выборы в Академию наук СССР. Так, в 1990 году действительными членами АН СССР были избраны А. Гранберг, В. Макаров,
Н.              Петраков. Последний возглавил созданный при Академии наук (на базе Центрального экономико-математического института - цЭМИ) Институт проблем рынка.
К 1990 году действия политических сил создали ситуацию неустойчивости поля отечественной экономической науки: на «микроуровне» стабильные научные практики экономистов старого «советского» состояния поля начали заменяться нестабильными, характерными для революционного периода. При этом появление новых практик у отдельных агентов поля экономической науки с возрастающей скоростью породило их распространение среди других агентов. Появившиеся в поле экономической науки изменения выросли из критических флуктуаций (случайных отклонений от средних значений, связанных со сбоями в способе существования поля, с нарушениями в его институтах) «активных свойств» экономистов, то есть свойств, придающих их носителям научную власть и научный авторитет. В дальнейшем флуктуации[145], которые обычно сами по себе
гасятся, стабилизировались под внешним воздействием, разрастающиеся возмущения привели к лавинообразному процессу накопления неустойчивости, и отечественное поле экономической науки не «косметически» изменилось, а претерпело радикальную реорганизацию.
Дело в том, что обычно стохастический характер флуктуаций ведет к возникновению лишь случайной корреляции между сменяющими друг друга состояниями поля. Однако стабилизировавшаяся флуктуация активных свойств вошла в общий процесс изменений, согласованный с другими такими же флуктуациями. Скоординированное изменение на микроуровне сформировало изменение на макроуровне, подчинившее себе все ранее возникшие флуктуации. Новый устойчивый режим функционирования дисциплины родился из неустойчивости, так что изменчивые «революционные» научные практики экономистов нашли выражение в новых паттернах отечественной экономической науки.
Таким образом, в центре представленного анализа - становление новой структуры поля отечественной экономической науки. Она возникла на основе развития флуктуаций активных свойств экономистов, получивших внешнюю по отношению к полю политическую поддержку. Эта структура описывается в работе с помощью распределения «капиталов». Капитал изображает целостность изучаемого поля, характеризует согласованное изменение активных свойств его агентов. Научный, административный и государственно-политический капиталы выступают в роли переменных состояния поля экономической науки в 1990 году, через которые можно выразить все остальные переменные. Распределение капиталов как бы подчиняет себе непосредственно измеряемые активные свойства, что и позволяет нам заменить описание очень большого числа «микроскопических» переменных состояния изображением двух-трех содержательных «макроскопических» переменных.
<< | >>
Источник: Н.А. Шматко. Символическая власть: социальные науки и политика.. 2011

Еще по теме И.А. Шматко «научная революция» в экономике:

  1. ЭКОНОМИКА И АКСИОЛОГИЯ КАЧЕСТВА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД Р.Н. Шматков
  2. Тема 6. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ(лекции 29—32)
  3. ГЛАВА 19 ТРЕТЬЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ПОСТИНДУСТРИАЛЬНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
  4. Особенности научных революций в социально-гуманитарном познании
  5. ТРАДИЦИИ И РЕВОЛЮЦИИ В НАУКЕ. ТИПЫ НАУЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ
  6. § 2. Особенности научных революций в естественных и социально- гуманитарных науках
  7. 4.1. Научная революция XVII века и философские выводы из нее
  8. Лекция 29. Понятие о научно-технической революции. Наука как подсистема НТР
  9. Тема 11. Советский Союз в послевоенный период. Научно-техническая революция и её влияние на ход общественного развития
  10. Глава 15 ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ГЕОГРАФИИ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВАВ ЭПОХУ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ