Внутреннее давление


Вследствие давления и специфических требований со стороны упомянутых выше инстанций гетерономии, ни одна из которых не в состоянии предложить ему единую систему законов, поле социологии все глубже погружается в ситуацию аномии.
но такое состояние поля, характеризуемое диверсификацией практик и усилением внешнего контроля, стало возможно лишь благодаря серии последовательных морфологических изменений, подорвавших все формы сопротивления, приведших к усилению дифференциации и дроблению парадигм. Возрастающее влияние политики и экономики на социологические исследования, трудности в функционировании университета, натянутые отношения между «утвердившимися» науками и социологией «резонируют» с эффектами разнородности и недоста
точной кодификации. Все это привело к появлению многочисленных научных школ, в которых научные различия соответствуют (оп)позициям в поле социальных наук и разнообразным траекториям социологов в социальном пространстве.
Многообразие парадигм
К настоящему времени в универсуме социологии можно выделить более 15 различных подходов: макросоциологи- ческие теории, в числе которых структурализм, функционализм, «парсонизм» и марксизм; микросоциологические теории, включая интеракционизм Гоффмана, субъективизм повседневности Шюца, индивидуалистические теории и этнометодология Гарфинкеля; Rational Action Theory и ее французские варианты в виде методологического индивидуализма и анализа рынков и транзакций; глобальные теории, например, неогегельянский постмодернизм; различные варианты психоанализа и пара- или постпсихоана- литического анализа мотиваций; анализ воображаемого; теории исторической структурации и доминирования.
Этим разнообразием мы обязаны тому, что за 30-40 лет был пройден путь от относительно простого положения дел, при котором доминировавший в то время функционализм благодаря эмпиризму, настроенному на полевые исследования и квантификацию, практически уничтожил «философскую» социологию, до ситуации гораздо более сложной, когда парадигма функционализма, в свою очередь, была подвергнута критике со стороны структурализма и «критической» социологии, вдохновленной различными интерпретациями марксизма. Далее ситуация менялась быстро: господство функционализма большинством ученых было поставлено под вопрос; марксистская социология уступила место социологическим подходам, которые из всей теории
классовой борьбы оставили лишь конфликт между социоп- рофессиональными категориями, или новым гегельянцам, стремящимися найти в постмодернистских социальных движениях влияние «историчности». Неопозитивистский детерминизм постепенно терял свои позиции под давлением сторонников индивидуализма. В их числе были те, кто принадлежал к американскому течению Rational Action Theory, как в случае методологического индивидуализма, представлявшего рациональность индивида в качестве основы социальной динамики. Были и те, кто рассуждал с точки зрения социального взаимодействия (например, в русле интеракционистской микросоциологии) или с точки зрения роли, которую индивид может играть в выработке представлений о социальном мире. Что касается структурализма, то он был поставлен под сомнение развитием «антропологии воображаемого», которая сводила социальные феномены - именно феномены, а не факты - к вечному повторению мифических измерений, составляющих сущность человека.
В действительности, поле социальных наук строилось вокруг многочисленных, и зачастую противоречивых, символических войн. И хотя эта конкуренция между многочисленными теориями подарила социологическому полю известную свободу, связанную с допустимостью разных точек зрения, ее основное следствие все же было отрицательным, поскольку недостаточная автономность и разнообразие парадигм, с одной стороны, и (относительно) слабая кодификация, с другой стороны, имели эффект взаимного усиления. Иначе говоря, разнообразие точек зрения оказывает стимулирующее воздействие на развитие поля при условии, что это поле хорошо организовано, а при недостаточной организации поля оно производит обратный эффект.

Недостаток кодификации
Разнообразие теоретических подходов сопровождается недостаточной кодификацией знания, связанной с эпистемологическими условиями, свойственными социальным наукам. При невозможности использования экспериментальных методов и создания специфической терминологии им не удается избежать метафорических эффектов повседневного языка. В этой ситуации многие социологические подходы не в состоянии порвать с «метафизическим» восприятием и из-за этого остаются чувствительными к политическим точкам зрения на историю и агентов истории. Иначе говоря, им не удается абстрагироваться от представлений групп, которые стремятся навязать свое видение.
недостаток кодификации имеет следствием особую чувствительность к внешнему и внутреннему давлению. Последнее проявляется в методологическом непостоянстве, возможности публиковать «идеологические» исследования, нездоровой конкуренции, устранении компетентных ученых при помощи механизмов предоставления должностей, бюрократическом доминировании, использующем экстра- научные критерии, и в возрастающем недоверии к эпистемологии теоретической кумулятивности, позволяющей создавать научные концепты на основе разнообразных за- имствований[20].
Тем самым теории, признающие кумулятив- ность социологии и использующие наиболее эффективные инструменты, находят поддержку лишь у меньшинства исследователей, несмотря на то что позволяют достичь уровня
объяснения, ни в чем не уступающего более развитым дисциплинам, тогда как доминирующие позиции занимают теории, которые, претендуя на оригинальность автора, увязают в соображениях и проблемах, зачастую уже разрешенных в более ранних работах. Иначе говоря, далеко не все социологи принимают принцип кумулятивности, хотя конкуренция за право производить знания, проходящие экспериментальную проверку, должна обязывать «всегда применять весь доступный теоретический инструментарий и все возможные методы проверки, накопленные за время развития»[21].
Навыки использования научного инструментария, в особенности методов математического анализа, распределены также очень неравномерно[22]. Помимо этого, «выбор» инструментов остается случайным: тот факт, что процедуры по поиску и подготовке инструментария в социальных науках четко не зафиксированы, но, напротив, оставлены на личное усмотрение исследователя, несет в себе риск не
осознаваемого вмешательства в эти процессы когнитивных структур социологов. Ситуация усугубляется тем, что в последние годы, по меньшей мере во Франции, методологическая рефлексия отошла на второй план, а функция обучения методологии передана преподавателям, занимающим подчиненное положение. Еще хуже то, что текущие изменения в университетских системах под давлением реформ высшего образования, стремящихся к усилению профессионализации, ведут на данный момент к сокращению числа преподаваемых дисциплин, к раздробленности и фрагментарности знаний, что только ослабляет кодификацию[23].
Противоречивые позиции и разнообразие траекторий
Действенности этого дисциплинарного «бессознательного» до некоторой степени служит дифференциация траекторий, которая сопровождает морфологические изменения. Так, в Страсбурге за последние 30 лет значительно увеличилось число студентов-социологов (в 6 раз). Вместе с ростом числа студентов (с некоторым опозданием) увеличивается и количество преподавателей, хотя и в меньшей пропорции (в 5 раз). Этот рост сопровождается дифференциацией статусов преподавателей (госслужащие, внештатные сотрудники, временно занятые в системе высшего образования преподаватели лицеев, работники частных предприятий, состоящие на государственной службе по контракту, и др.), более или менее соответствующей дифференциации образования[24]. Такие изменения сопровож
дались увеличением числа институтов (институты социологии, исследований в области социальной работы, этнологии, урбанистики и регионального планирования, полемологии, демографии, языков и региональных культур), диверсификацией направлений (на первом цикле студенты-социологи могут выбирать между изучением социологии города, села, социологии организаций, социального развития, социологии медицины, демографии, этнографии, языков и региональной культуры), что способствует многообразию теоретических направлений.
Эти изменения тесно связаны с трансформацией университетов в целом, затрагивающей относительную позицию по отношению к каждому направлению образования[25]. Социология преподается не только на факультетах социальных наук, но и в школах социального обслуживания, политических наук, а также на исторических, архитектурных, юридических факультетах. Социальные характеристики студентов (средний возраст, степень феминизации и социальное происхождение) сильно различаются в зависимости от типа учебного заведения[26]. Эти трансформации также соответствуют ярко выраженной феминизации, которая благодаря традиционному разделению труда по гендерному признаку склоняет к выбору вполне определенных дисциплин, что усиливает отдельные теоретические на
правления[27]. В этих условиях содержание преподаваемого материала меняется вместе с более или менее эксплицитными требованиями студентов.
Таким образом, неавтономность поля, кодификация и морфологические изменения оказываются тесно друг с другом связаны. В самом деле, создается впечатление, что чем более неавтономно культурное поле, тем большее влияние социальные характеристики агентов (связанные с их социальной позицией в социальном пространстве) оказывают на их практики, и наоборот, чем выше автономность поля, тем более определяющими оказываются специфические траектории (научные, культурные и т. д.) и позиции внутри поля. В ситуации, когда малая автономность поля накладывается на слабую кодификацию, образ мыслей и действий, напрямую связанный с социальной траекторией агентов-производителей социальной науки, становится определяющим. Иными словами, социологов противопоставляют не собственно социологические точки зрения, а скорее эффекты их социальных позиций.
<< | >>
Источник: Н.А. Шматко. Символическая власть: социальные науки и политика.. 2011

Еще по теме Внутреннее давление:

  1. ВНЕШНЕЕ И ВНУТРЕННЕЕ ДАВЛЕНИЕ В ПОЛЕ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК
  2. внешнее давление
  3. 1. Приемы «психологического давления»
  4. ОБРАБОТКА ИНСТРУМЕНТА ДАВЛЕНИЕМ
  5. ПОД ДАВЛЕНИЕМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ
  6. 2.3 Расчет давления, скоростей и стационарной формы поверхности металла
  7. Под давлением конкурирующей техники.
  8. Глава 21. Безопасность работы оборудования под давлением выше атмосферного
  9. 3.4.3. ПРОСТЫЕ (ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ) ПРОТИВОРЕЧИЯ 343.1. Идея внутренних и внешних противоречий
  10. Тема 5. НАЛОГОВЫЕ ОРГАНЫ, ТАМОЖЕННЫЕ ОРГАНЫ, ФИНАНСОВЫЕ ОРГАНЫ, ОРГАНЫ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ КАК СУБЪЕКТЫ НАЛОГОВОГО ПРАВА. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НАЛОГОВЫХ ОРГАНОВ, ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ, ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ, ИХ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ
  11. 4.27. Использование внутреннего диалога
  12. Внутренний диалог
  13. 1.1.3. Понятие "внешнего" и "внутреннего".
  14. Глава 8 Внутренние дела
  15. ВНУТРЕННИЕ СЛУЖБЫ
  16. Внутренние различия
  17. ВНУТРЕННИЕ ВЫЗОВЫ
  18. ВНУТРЕННИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ