БОРЬБА С НЕЛЕГАЛЬНОЙ СВАЛКОЙ В ПОСЕЛКЕ ИМЕНИ МОРОЗОВА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

Эта лоббистская кампания была начата в 2005 году по просьбе жителей и бизнесменов поселка имени Морозова. В поселке на тот момент горела гигантская нелегальная свалка, а весь поселок был окутан едким дымом. Нужно было закрыть эту свалку и привлечь к судебной ответственности ее организаторов. Эта свалка была опасна также и для Санкт-Петербурга, так как фактически находилась в болоте на берегу реки Невы, и вредные вещества со свалки успешно стекали в Финский залив. С февраля по октябрь 2005 года мы активно боролись со свалкой, и только в начале октября она была полностью закрыта, а организаторы привлечены к уголовной ответственности.

Около поселка имени Морозова достаточно давно существовал небольшой полигон временного хранения отходов. Сначала на него вывозили отходы из поселка, а потом развозили по свалкам, когда отходов набиралось достаточное количество. Однако за год до описываемых событий он

был приватизирован и преобразован в региональную свалку. В результате на него стали свозить отходы из Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Владельцы свалки заключили договоры с предприятиями Петербурга на складирование отходов на этом новом полигоне. А так как их цены были существенно ниже, чем у сертифицированных свалок, их услуга стала ультрапопулярной.

Следует сразу же обратить внимание на тот факт, что свалка была юридически оформлена как полигон временного хранения отходов. Никакой свалки в 150 метрах от реки, в 20 метрах от населенного пункта и в километре от Ладожского озера быть не могло. Это санитарно-охранная зона.

Однако под чьим-то влиянием городские надзорные службы закрывали глаза на растущую гигантскую свалку.

За несколько месяцев небольшая свалка превратилась в гигантскую кучу мусора, с которой едва справлялись бульдозеры. Места для новых отходов на свалке не хватало, машины с мусором выстраивались в очередь.

Когда куча стала феноменально большой и возникли проблемы с утрамбовкой мусора, организаторы ее подожгли.

На ней разгорелся огромный страшный пожар. В поселке имени Морозова с тринадцатитысячным населением на расстоянии пяти метров было ничего не видно. Едкий дым разъедал глаза жителей, многие из них поступили в больницы с отравлениями.

Попытки потушить свалку оказались бесполезными. Многометровый слой мусора тлел в глубине, а пожарные машины не могли проехать в центр очага возгорания.

Жалобы жителей властям всех уровней не имели никакого успеха. Местные власти поселка были в доле с владельцами свалки. Мэр поселка Иванов и глава ЖКО поселка Бугров постоянно проживали во Всеволожске и не слишком беспокоились по поводу свалки. В правительстве Ленобласти жалобы также проигнорировали . Звонки жителей на телевидение действительно вызвали несколько репортажей, однако единственным выводом этих репортажей была необходимость в кратчайшие сроки потушить эту свалку. Никто из журналистов не поднял вопроса о закрытии свалки. Свалку кое-как потушили, однако через месяц она снова полыхала.

Несколько бизнесменов и жителей поселка наняли мое агентство «Духовное наследие» для борьбы со свалкой. Изучив ситуацию, мы обнаружили, что свалка незаконная, так как в этом месте свалка в принципе не может существовать. Однако в российском законодательстве был одни минус. Полигон временного хранения отходов предполагал вывоз и переработку мусора, но в законе не уточнялось, сколько времени и в каком состоянии мусор на данном полигоне можно хранить. То есть по закону этот свалочный полигон мог существовать.

Обзвонив все инстанции, которые должны были этим заниматься, мы выяснили, что никто ничего предпринимать не планирует. Никого свалка по настоящему серьезно не беспокоила, хотя пора было бить тревогу. Экологическая катастрофа угрожала не только поселку имени Морозова с его 13 тысячами жителей, но и Санкт-Петербургу, а также государствам Балтийского моря. Нужно было организовать шокирующую акцию, которая бы привлекла к проблеме внимание властей, прессы и общества.

Было разработано несколько вариантов подобных акций. Но бюджет жителей был ограничен, и нужно было при ми нимальных деньгах сделать максимальный резонанс. В результате было решено, что значительная толпа жителей должна прийти к зданию правительства Ленинградской области и прямо перед входом вывалить мусор со свалки, то есть приблизить свалку к властям. Конечно, мы не хотели вредить городу и пачкать площадь Растрелли. Поэтому прежде чем вываливать мусор, на это место был постелен виниловый ковер. После акции ковер планировалось убрать вместе с мусором (позже милиция не разрешила нам убрать мусор).

Итак, зимой 50-70 женщин и пожилых людей пришли в условленное время к зданию правительства Ленинградской области. У каждого жителя поселка было по два пакета с мусором. Одновременно с жителями на место приехало примерно шесть телеканалов. Двое молодых людей расстелили виниловый ковер, и участники митинга стали сбрасывать на него мусор.

Через минуту напротив здания правительства Ленинградской области образовалась значительная куча мусора. Еще минут десять жители стояли с плакатами: «Мэра на мусор»,

«Долой свалку в Морозовке», «Остановим экологическую катастрофу» и др. Однако вокруг них образовалась кольцо милиции и ОМОНа, которые стали их активно разгонять, угрожая дубинками. Ни один представитель правительства Ленобласти к жителям не вышел, мусор убрать не дали.

Журналисты телеканалов бросились брать интервью у жителей. Но проблема состояла в том, что никто из жителей не хотел показываться на телеэкране — поселок маленький, а свалкой заправляют бандиты, способные убить. Дать интервью для жителя означало создать очень большие проблемы себе и своей семье, так как владельцы свалки 30

не посмотрели бы ни на что. В результате ни один житель не рискнул дать персональное интервью. Однако охотно дал интервью Валентин Сидорин, пресс-секретарь правительства Ленинградской области. Он высмеял жителей и заявил, что это вовсе не жители, а «штатные петербургские митинганты». Он двумя руками поддержал свалку и полил нас грязью, насколько это было возможно. Он сказал, что эта свалка необходима поселку, так как иначе некуда будет вывозить собственный поселковый мусор и вывоз мусора в поселке баснословно подорожает (что было ложью).

Тем не менее митинг вызвал резонанс и небольшой шок у правительства Ленинградской области. Информация о прошедшей акции расползлась по интернету и информационным агентствам. Она же была разослана во все правительственные структуры России.

На митинге был задержан один человек — парень, который вытащил ковер из винила, призванный защищать площадь от загрязнения. Жители поселка милицию не заинтересовали. Этого парня держали в милиции двое суток, пытаясь узнать у него имена организаторов акции, но он ничего не знал, так как был единственным наемным рабочим. Ни один сотрудник агентства не принимал участия в акции, организацией процесса занимались сами жители. Мы лишь привлекали к акции внимание прессы и общались со СМИ по телефону (от лица ИА «Духовное наследие»).

Впервые о свалке стали говорить как о незаконной. Впервые было сказано, что она находится в природоохранной зоне Ладожского озера и реки Невы, и впервые заговорили о возможности загрязнения Финского залива. Информа-

ция о возможности загрязнения залива была разослана во все посольства государств, имеющих выход к Балтийскому морю.

Как покажут дальнейшие события, информация о незаконности свалки и ее нахождении в природоохранной зоне и нанесет решающий удар через несколько месяцев. Пока же власти были целиком на стороне свалки.

Процесс сдвинулся с места: на проверку свалки выехала комиссия экологического надзора, прокуратура начала следствие. Из правительства РФ поступило распоряжение разобраться в ситуации, и сразу несколько инстанций начали изучать свалку. Однако ближе к лету мы решили подтолкнуть процесс, проведя сбор подписей против свалки.

В начале лета, после многочисленных писем, акций и других аналогичных процессов, а также по завершении следствия прокуратура через суд закрыла свалку. На какое-то время свалка действительно перестала функционировать.

Однако потом глава ЖКО Бугров самолично открыл свалку.

Он доказал администрации Всеволожского района, что эта свалка необходима поселку для вывоза внутреннего мусора. К тому же на рекультивацию свалки денег не дали.

Таким образом, свалка стала работать снова, правда чуть менее активно. Единственным способом уничтожения свалки оказалась полная смена власти в поселке, и к этому уже подошли местные бизнесмены. В сентябре в поселке и всей Ленинградской области должны были пройти выборы органов местного самоуправления. По сути это были выборы мэра данного поселка.

Главный покровитель свалки глава ЖКО Бугров уже подготовился к этим выборам. Он вступил в Единую Россию 32

и стал главой ячейки Единой России по поселку имени Морозова. Во все избирательные комиссии он посадил сотрудников своего ЖКО.

Для поддержки они наняли бритоголовых накачанных парней и их же оформили кандидатами в депутаты.

Выборы проходили в тяжелейших условиях. Мафия, содержащая свалку, путем запугивания и избиений пыталась убедить население голосовать за нужных им кандидатов. По этому поводу было возбуждено пять уголовных дел. Все это время они занимались скупкой голосов избирателей (особенно местных алкоголиков). За три дня до выборов, имея полностью подконтрольные избирательные комиссии, свалочная мафия попыталась осуществить вброс, то есть заполнить бюллетени за избирателей, фальсифицировав результаты выборов.

Однако за несколько дней до этого мы уже предполагали, что будет производиться вброс на досрочных выборах, и обратились во все спецслужбы России. Оперативные сотрудники этих спецслужб приехали в поселок и стали досконально контролировать процесс, установив видеонаблюдение на всех участках, внимательно пересчитывая бюллетени и опечатывая их каждый вечер. Вброс на досрочных выборах удалось предотвратить.

За месяц до выборов мы активно атаковали письмами все правительственные инстанции и средства массовой информации. Мы указали на то, что владельцы свалки полностью игнорируют решение прокуратуры о закрытие свалки. Это вызвало ответную реакцию: на свалку приехали представители прокуратуры и ОМОН. В результате они арестовали свалку, оштрафовали организаторов и завели

на них уголовные дела. ОМОН стал постоянно дежурить на свалке, не позволяя сбрасывать туда мусор. Специальная комиссия выехала проверять содержимое отходов на свалке, так как поступила информация о наличии на свалке химически активных отходов. Чтобы помешать работе комиссии, владельцы свалки подожгли ее ночью. Естественно, все происходящие события на свалке в поселке имени Морозова сопровождались телевизионными репортажами, а также статьями на сайтах информационных агентств и в газетах.

В день выборов жители проголосовали против свалки и мафии, контролирующей эту свалку. Явка избирателей была существенно выше, чем в целом по Ленинградской области. Таким образом, были выбраны те, кто активно боролся против свалки все этого время.

Однако владельцы свалки маскировали следы, постоянно поджигая ее. Мы со своей стороны делали постоянные звонки на телевидение и рассылали пресс-релизы в СМИ, а также письма в правительственные инстанции.

Мы добились того, что пожар на свалке приобрел статус чрезвычайной ситуации и на его тушение были брошены серьезные силы. Пожар был потушен, свалка закрыта навсегда. Лоббистская кампания в значительной мере способствовала этому.

Митинги — далеко не лучшая лоббистская процедура, но простая в организации и наглядно демонстрирующая, что конкретная группа людей выступает в поддержку конкретной идеи.

Рассмотрим различные варианты организации митингов. Люди могут собираться на митинги как путем 34

агитации, так и при помощи финансовой или иной материальной стимуляции. Если у той или иной идеи могут быть реальные сторонники, логично их поискать или создать, проведя с людьми агитационную работу. Тот же Карл Биоир, собирая людей на митинг против высоких налогов на железнодорожные перевозки, мог как нанять участников за деньги, так и собрать их путем агитации. Разумеется, сразу же найти сторонников такого митинга непросто, поскольку людей не интересуют налоги железнодорожников, но, объяснив им, что эти налоги также приведут к увеличению стоимости проезда, можно рассчитывать на их поддержку. Возможно, Биоир распространил информацию, что высокие налоги заставят увеличить стоимость билетов и товаров, и жители согласились принять участие в акции против увеличения налогов, так как отстаивали свои собственные интересы. Важно привязать проблему митинга к интересам потенциальных участников, абстрактные проблемы их мало интересуют. Так едва ли кто-либо мог митинговать в защиту олигарха Ходорковского бесплатно.

Очень часто людьми движут гнев, недовольство чем- либо и другие сильные эмоции. Можно сказать так: чтобы люди пришли на митинг добровольно, у них должна быть стойкая доминанта и эмоционально поддержанное желание, или же митинг должен касаться их прямых интересов. Так пенсионеры готовы ратовать за увеличение пенсий, студенты за увеличение стипендий, жители городов за снижение коммунальных платежей и т. п. Каждый готов ратовать за улуч-

шение условий жизни, но это лишь пассивные участники митинга. Активные участники митинга должны испытывать бурные эмоции, порожденные ощущением социальной несправедливости.

Но не только гнев и недовольство приводит добровольцев на митинги. Туда же их может привести чувство ликования по поводу чего-либо, любопытство и иные эмоции. Количество людей на каком-либо митинге соответствует значимости той или иной идеи для общества.

Если привести людей на митинг за идею невозможно, их можно нанять за деньги или путем иного материального стимулирования. В качестве стимулирования используют административный ресурс, шоу-программу (концерты и т. п.), бесплатную еду, подарки. Очень часто платная аудитория оказывается более стабильной и гарантировано приходит на митинг в нужном количестве, в то время как бесплатной аудитории может оказаться меньше, чем ожидалось. Однако платная аудитория существенно менее эмоциональна, чем идейная.

Людьми движут не эмоции и, следовательно, им неинтересно само мероприятие. В то же время есть опытные митинганты, которые достаточно эмоциональны даже на платных мероприятиях. Здесь многое зависит от подготовки митингующих, материальной стимуляции и репетиций.

Ниже в сравнительной таблице рассматриваются плюсы и минусы добровольных и наемных митингантов. Добровольцы Наемники Плюсы Минусы Плюсы Минусы Естественно

эмоциональны. Вследствие этого могут хорошо и динамично говорить Эмоции могут перехлестнуть через край, превратившись в противоправные действия. Более трудно управляемы Легко управляемы Наигранные эмоции или их полное отсутствие. Требуются репетиции и эмоциональная подготовка для достижения естественности Экономически более выгодны. Однако иногда эта выгода исчезает в том случае, если с добровольцами проводится активная пропагандистская работа Непредсказуемое количество участников. Могут объявить о своем участие в митинге пять человек, а потом прийти сотни людей ИЛИ же наоборот. Чаще всего люди, изначально возбужденные пропагандистскими речами, хотят прийти на митинг, но потом эмоциональный порыв проходит и количество желающих сокращается Фиксированное, заранее известное количество участников Эти же люди могут участвовать и в других мероприятиях. В том числе они могут участвовать в мероприятиях противной стороны Возможны неожиданные эффектные экспромты Иногда присутствует разброд идей. Вы собираете людей под конкретную идею и под конкретную лоббистскую кампанию, но можете получить целый букет идей, многие из которых могут стать доминирующими и перевести акцию в неконтролируемый режим Точное следование инструкциям и сценарию Невозможность ответить на сложные вопросы журналистов. Любая ситуация или вопрос, не заданные сценарием, могут повергнуть участников в смятение. Как правило, они также очень плохо ориентируются в теме митинга и многие детали им неизвестны. Поэтому их легко запугать и сбить. Часто наемники неохотно дают интервью Возможность продолжить борьбу и сделать серию акций на том же бюджете Меньше конфликтов с правоохранительными органами. Конфликты более управляемы Дороговизна акций. Невозможность тут же повторить акцию на том же бюджете в случае какого-либо срыва Иногда встречается неуверенность в себе. Люди не решаются выйти на площадь, стоят и смотрят на тех, кто это делает первыми Участники акции производят все в точном соответствии со сценарием и не боятся и не стесняются

38

Иногда для митинга используют готовую толпу, собравшуюся для концерта, массового мероприятия или футбольного матча. Эту толпу настраивают определенным образом и воодушевляют на какие-либо действия. Это могут сделать агенты внутри толпы, активисты на сценах или временных сценах, сотрудники милиции, листовки и иные средства распространения информации.

Помимо митингующих на акции необходимо шоу. Лозунги и флаги представляют собой недостаточно интересное зрелище, если толпа малочисленна. Сцену же устанавливают только в случае митинга с количеством участников не менее ста, на малочисленных митингах это бессмысленно. Но даже и малочисленный митинг может иметь превосходный резонанс, если он будет сопровождаться интересным зрелищным театрализованным шоу. Очень часто шоу-ряд выстраивается так, чтобы быть чуть-чуть комичным, что также усиливает резонанс и добавляет оптимизма. Наличие юмора на митинге не только увеличивает резонанс, но и заставляет людей пересказывать новость как анекдот, что так же способствует ее распространению. Во властных структурах больше всего любят пересказывать комичные новости.

<< | >>
Источник: Вуйма А. Ю.. Лоббирование. Как добиться от власти нужных решений. — СПб.: Питер. — 384 с.: ил. — (Серия «Владельцам бизнеса»).. 2008

Еще по теме БОРЬБА С НЕЛЕГАЛЬНОЙ СВАЛКОЙ В ПОСЕЛКЕ ИМЕНИ МОРОЗОВА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ:

  1. Чистяков Антон Юрьевич Формирование и функционирование этнической идентичности в современных условиях (по материалам полевых исследований в Ленинградской области)
  2. Ленинградский период творчества С. Л. Рубинштейна
  3. Кому выгодна «нелегальная миграция»?
  4. IV. «Нелегальная иммиграция» как тема российской внутренней политики
  5. Е. И. Морозова НОВЫЕ ПОДХОДЫ К ОРГАНИЗАЦИИ ПОМОЩИ СЕМЬЯМ, ВОСПИТЫВАЮЩИМ ПРОБЛЕМНЫХ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА
  6. № 132 ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ АУЛЬНОГО СЪЕЗДА ШУБОРГУЛЬСКОГО ПОСЕЛКА УРАЛЬСКОГО УЕЗДА ОБ ИЗБРАНИИ АУЛЬНОГО ИСПОЛКОМА 5 декабря 1919 г.
  7. /. Основные конституционные права в области культуры 2. Содержание основных прав человека в области библиотечного дела
  8. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МОЛОДЁЖНОЙ ПОЛИТИКИ В БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ П.Н. Беспаленко заместитель начальника департамента социальной политики администрации Белгородской области - начальник управления по делам молодёжи
  9. Гипноз имени
  10. ПОРА СТРОЧНОГО СОЛНЕЧНОГО ИМЕНИ
  11. ПОРА СТРОЧНОГО СОЛНЕЧНОГО ИМЕНИ
  12. § 79. Правописание сложного имени