§ 2. Порядок составления Дигест

15

декабря 530 г. конституцией Deo auctore Юстиниан приказал приступить к составлению Дигест. Для этого была образована особая комиссия под руководством Трибониана; в состав комиссии входили четыре профессора права из Константинопольской и Бейрутской школ и 11 адвокатов из высшего суда.

Члены комиссии в литературе получили устойчивое название «компиляторов» \ 16

декабря 533 г. Дигесты были уже утверждены Юстинианом. Они сопровождались конституцией на латинском и греческом языках. Оба текста в основном (но не буквально) совпадают. Латинская версия известна под названием Tanta, греческая — под названием Dedaken. В этих конституциях излагается в общих чертах состав и история Дигест.

Следовательно, на составление Дигест было затрачено три года 22. В конституции Tanta (§ 12) указано, что первоначально рассчитывали закончить кодификацию в десять лет. Во всяком случае трехлетний или несколько больший срок должен быть признан очень малым для такой огромной работы, в особенности при тогдашней технике письма. Краткость срока породила мысль о том, что составители

Дигест воспользовались уже готовым аналогичным сборником, и их работа свелась к редактированию уже готового материала. Предполагаемые готовые сборники нередко называются в литературе «Предигестами». Вопрос о Предигестах обсуждался неоднократно, хотя об этом нет никаких указаний ни в Дигестах, ни в иной литературе и, наоборот, во вводных к Дигестам конституциях неоднократно подчеркивался огромный труд составителей.

Теория Гофмана. Австрийский ученый Гофман в своей книге Kompilation der Digesten Iustinians, Вена, 1900 выставил новую теорию происхождения Дигест. Он указывает, что составить Дигесты за-три года невозможно — эта работа превышает человеческие силы. Составители Дигест должны были собрать и подготовить огромные материалы. Если верить конституции Tanta, то им пришлось обработать три миллиона строк (то есть более 2700 печ. листов), что превышает объем Дигест, получившихся в результате обработки в 20 раз. Если принять во внимание обширные подготовительные материалы по разбору и изучению всей этой литературы, то на само составление Дигест остался бы срок не более года, и выполнение такой работы в такой срок являлось бы невероятным, тем более, что 531 и 532 гг. были трудными годами в истории Византии (в частности, неустойчивость внутреннего положения и крупное восстание 532 года). Поэтому Гофман считает, что быстрое составление Дигест может быть объяснено тем, что Комиссия пользовалась уже появившимися ранее материалами, в частности — комментариями Ульпиана к эдикту и ad Sabinum, сборниками всякого рода мнений и правил; такими сочинениями, как Fragmenta Vaticana, Collatio legum и т. п. Гофман высказывает также предположение, что в распоряжении компиляторов были работы комиссии Феодосия II, которая первоначально имела своей задачей составление свода всего римского права (см. главу II, § 2) -—-и конституций, и высказываний юристов. Составители Дигест расположили всю систему права по отделам, и для каждого отдела были выделены члены комиссии. Теория Гофмана не получила распространения прежде всего потому, что она не подкреплена доказательствами. Но вместе с тем Гофман дал ряд интересных наблюдений, например, по вопросу о степени использования текста сочинений отдельных юристов; эти данные были применены самим Гофманом для доказательства того, что количество изученных материалов при составлении

Дигест было сравнительно невелико, а потому соответственно сократился и объем работы компиляторов.

Теория Петерса. В своем сочинении «Die ostromischen Digestenkommentare und die Enstehung der Digesten Bericht d. Sachs. Gesellschaft der Wissenschaften» 1913 года Петерс приходит к выводу, что Дигесты не являются извлечением прямо из классических работ (указанных в начале каждого фрагмента), но составлены на основании предыдущей частной кодификации, выработанной в одной из юридических школ незадолго до начала работ над Дигестами. Эта компиляция была более обширной, чем западные сборники (например, Варварские правды), была разделена на книги и титулы и включала в себя извлечения из работ юрисконсультов с необходимыми изменениями. Работа компиляторов свелась при таких условиях к пересмотру и внесению необходимых дополнений и изменений, а равно к расширению и умножению интерполяций, из которых некоторые уже были произведены раньше.

Основным возражением против теории Петерса (как и теории Гофмана) является отсутствие всяких положительных данных о наличии предыдущего сборника. До нас не дошло ни одного — прямого или косвенного — упоминания об этом сборнике, ни одного отрывка из него. А ведь речь идет не о каких-либо сжатых «Правилах» или «Сентенциях» (могущих быть использованными для школьного преподавания), а об огромной работе, которая едва ли была под силу не только отдельному лицу, но и отдельной юридической школе, в которой число профессоров юристов, притом занятых своими прямыми обязанностями, исчислялось единицами. Достоинством теории Петерса является то, что она объясняет происхождение числа книг (уже известного еще до начала составления Дигест и, возможно, некоторых титулов). Но эти факты (установление числа книг и, повидимому, некоторых титулов) могут быть объяснены и тем, что «схема» Дигест могла быть уже составлена в Византии силами юристов императорских канцелярий еще ранее начала работы над текстом Дигест. В результате теория Петерса не получила признания.

Вообще теория «предигест» может считаться оставленной большинством специалистов. Из новых писателей лишь Schulz History (стр. 321) допускает возможность «предигест», составленных в Бейруте, в той или иной форме, но уже включавших в себя и некоторые интерполяции. Но, не считая возможным поддерживать такие гипотезы, не подкрепленные фактами, мы должны признать, что отсутствие «предигест» не означает того, что составители Дигест начали свою работу «на пустом месте», имея лишь рукописи сочинений древних юристов.

Несомненно, что составители Дигест имели в своем распоряжении всякого рода компиляции, комментарии и пособия, составленные отдельными юристами и в юридических школах. Ведь между наиболее «молодыми» фрагментами Дигест (IV века) и составлением Дигест прошло не менее 200 лет, и период в 300 лет отделяет Дигесты от сочинений «корифеев» — Папиниана, Ульпиана, Павла. Хотя Этот период характеризовался упадком римской юриспруденции, трудно допустить, чтобы римские юристы пребывали в состоянии «бесписьменности» и не занимались исследованием трудов своих предшественников. Конечно, отдельные практические и школьные пособия не обладали такой авторитетностью, чтобы получить широкое распространение и дойти до нас, и были посвящены, вероятно, не дальнейшему «уточнению» Павла или Ульпиана, а конституциям императоров. Гофман (стр. 98) признает наличие значительной компиляторской литературы и называет ее «книгами непродуктивных голов, продуктами компилятивного прилежания». В виде примера такой до- юстиниановской литературы иногда приводятся дошедшие до нас Fragmenta Vaticana (Buckland, Text-book, 39—? 40; Hofmann, 93). Но это, конечно, не предигесты. Согласно конституции Отпет, в юридических школах изучалось не более 60 000 строк, тогда как Дигесты включают более 100 000 строк, так что в распоряжении компиляторов должны были быть материалы, не использованные в Бейруте. Одним из главных аргументов в пользу существования предигест являлось соображение о том, что было «невозможно» осуществить такую огромную работу в три года. Но вопрос о «темпах» законодательной работы не может быть решен «на глазок», и нельзя забывать, что комиссия для составления Дигест состояла из выдающихся юристов того времени, которые, конечно, хорошо знали как дошедшие до них работы древних юристов, так и всякие компилятивные работы Бейрутской и Константинопольской школ (М о п і е г,

115).

Таким образом, мы не видим оснований отступить от взгляда, что Дигесты являются самостоятельным трудом комиссии Трибониана (учитывая, конечно, наличие предварительных работ — см. выше). Но это еще не дает нам никаких указаний о том порядке, которого придерживалась комиссия в работах по составлению.

На этот последний вопрос дает ответ теория Блюме, появившаяся более 100 лет назад и до сих пор разделяемая (с темн или иными коррективами) подавляющим большинством исследователей.

Теория Блюме. В 1820 году Блюме обратил внимание, что материалы, использованные в различных титулах Дигест, почти во всех случаях разделяются на три группы. Наличие этих групп и определяет порядок фрагментов внутри титулов.

а) В одну группу входят сочинения, являющиеся комментариями к цивильному праву. Сюда относятся прежде всего комментарий Ульпиана к сочинениям Сабина (знаменитый юрист I века н. э., создавший сочинение Libri tres iuris civilis, которое пользовалось большим авторитетом), а также иные сочинения по цивильному праву — Дигесты Юлиана и т. п. Эта часть фрагментов каждого титула получила название «массы Сабина».

б) В другую группу входили сочинения, относящиеся к преторскому эдикту, — Дигесты Цельса и Марцелла, сочинения Модестина и т. п. Эта часть фрагментов получила название «массы эдикта».

в) В третью группу входят сочинения Папиниана и иные сочинения практического характера. Эта группа фрагментов получила название «массы Папиниана» (она имеет, как правило, меньший объем, чем две предыдущие массы).

В некоторых случаях (всего в 13 титулах) добавлена еще четвертая группа. Происхождение этой массы неясно; она включает в себя различные сочинения, не «уместившиеся» в предыдущие; например, сочинения древнейшего юриста Квинта Муция Сцеволы, разбор сочинений Лабеона Яволеном, Павлом, Проклом. Эта масса получила в современной литературе название «добавления» (appendix).

Эти четыре массы часто располагаются в порядке S е р а. Но в ряде случаев применяется другой порядок и прежде всего приводится масса, в которой содержатся основные вопросы данного титула и наиболее обильные высказывания. Вообще следует признать, что отнесение определенного фрагмента к той или другой массе в некоторых случаях носит довольно произвольный характер.

Деление титулов на массы не обозначено в самом тексте Дигест. Но в издании Моммзена в начале каждого титула приводятся в сноске указания на эти массы. Например, в титуле 6-м книги 22-й (о заблуждении в отношении права и факта) указано, что масса Сабина — 1—4 фрагменты, масса эдикта — 5 и 6 фрагменты, масса Папиниана — 7—

10 фрагменты1.

По мнению Блюме, Трибониановская комиссия разделилась на три подкомиссии, каждая из которых обрабатывала определенные сочинения и выбирала фрагменты (которые затем вошли в ту или другую массу). Затем, в порядке общей работы труды отдельных подкомиссий были пересмотрены, в частности для устранения противоречий. После этого было произведено окончательное редактирование текста (и, вероятно, это было произведено в спешном порядке, что видно из наличия повторений, противоречий и т. п. — см. выше).

Конечно, теория Блюме — лишь гипотеза, но обосновываемая текстом Дигест, что и объясняет ее признание до на стоящего времени.

Дальше Блюме пошел в новое время (1901 г.) Эрен- цвейг. Он признает наличие масс и соглашается с Блюмом в отношении порядка фрагментов, но считает, что этот по рядок не был установлен Трибониановской комиссией, а был взят из какой-то предыдущей компиляции. Мы ничего не знаем об этой компиляции (которая должна была иметь огромный размер, и существование ее ничем не подтверждается). Поэтому теория Эренцвейга разделила в литературе то же отрицательное отношение, как вообще теории «пре- дигест».

<< | >>
Источник: И. С. ПЕРЕТЕРСКИЙ. ДИГЕСТЫ ЮСТИНИАНА. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ СОСТАВЛЕНИЯ И ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА. 1956

Еще по теме § 2. Порядок составления Дигест:

  1. И. С. ПЕРЕТЕРСКИЙ. ДИГЕСТЫ ЮСТИНИАНА. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ СОСТАВЛЕНИЯ И ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА, 1956
  2. § 6. Рукописи Дигест
  3. § 1. Структура Дигест
  4. Глава VI ОЦЕНКА ДИГЕСТ
  5. § 3. Система и содержание Дигест
  6. § 4. Сочинения Римских юристов, использованные в Дигестах
  7. ПЕРЕВОД 3-ГО ТИТУЛА КНИГИ 1-Й ДИГЕСТ «О ЗАКОНАХ, СЕНАТУСКОНСУЛЬТАХ И ДОЛГОВРЕМЕННОМ ОБЫЧАЕ»
  8. Составление плана
  9. Составление резюме
  10. Составление библиографического описания документов