Две ступеньки. Где третья?


Пиктография не имеет непосредственной связи с языком.
А язык — главное средство, общения. И думаем мы с помощью языка. Тонкость мысли пиктограммой не передашь. И для точного сообщения о чем-нибудь новом, неизвестном пиктограмма не годится.
Иероглифическая письменность ближе к языку. Иероглиф соответствует слову. (Иногда — части слова.) Ho и такое письмо не позволяет передать язык во всей его полноте, во всех его тонкостях. Для разных синонимов придумывать разные иероглифы? Очень уж громоздкая будет система письма.
Так оно и есть: иероглифика либо очень громоздка (китайское письмо), либо «толста», не берет всех тонкостей, на которые способен язык.
Нужна третья ступень. Буквенная. То есть такая, где знак (буква) соответствует звуку. (Потом мы точнее определим, чему соответствует буква, а сейчас хорошо именно такое определение.)
Буквенное письмо было изобретено в седой древности финикийцами, и, пройдя через века и народы, оно пришло к славянам — сначала к западным и южным, а потом к нам, восточным славянам. Об этом долгом пути буквенного письма нужна особая книжка, а сейчас мы говорим о нашем современном письме.
Буквенное письмо у нас господствует. Следы пиктографии и иероглифики в нашей современности нам пришлось отыскивать, а буквенное письмо искать не надо: это — океан. Мы живем в волнах этого океана.

Что может буква
Все знают слово певец. А у Маяковского — неологизм певун.
Представим себе, что у нас иероглифическая письменность... Для слова певец есть иероглиф (может быть, знак «петь», а перед ним — определитель, «детерминатив»; он указывает, что речь идет о человеке).

Ho нам нужно передать не общеизвестное слово певец, а новое, созданное поэтом: певун. Как быть? Иероглифа для слова певун нет. Подождать, пока оно войдет в язык, станет обычным, и тогда для него «приготовят» иероглиф? А оно никогда не войдет в язык, то есть не станет общеупотребительным. He для того оно придумано Маяковским. Оно — навсегда новое слово, то есть навсегда удивительное, необычное, праздничное, а не будничное.
He ждать, пока появится для него, для этого неологизма, иероглиф, а самим его придумать? Мы-то придумаем, да никто его знать не будет. He бегать же по всем знакомым и незнакомым, разъясняя: вот — видите? — это иероглиф обозначает певун...
(Полупшённый: «А пусть не придумывает! Еще чего! Напри- думывают слов, а мы их употребляй!»)
Один из героев И. С. Тургенева говорил принсипы вместо принципы. У А. Н. Островского лакей произносит сумлеваюсь. Герой современного фельетона, невежда с притязанием на образованность, употребляет слово аксепт вместо аспект. Все это нужно для характеристики героев. Как это передать на письме? Буквами легко, а иероглифами — трудно или нельзя.
Выходит, с помощью букв мы можем передать все богатство языка: и необычные слова, и стилистические особенности произношения, и всякие языковые новшества — на это иероглифов не напасешься. А буква легко берет самые неожиданные, нетрадиционные, необычные слова.

<< | >>
Источник: Панов М. В.. Занимательная орфография: Кн. для внеклас. чтения учащихся 7—8 кл. — М.: Просвещение,— 159 с.. 1984

Еще по теме Две ступеньки. Где третья?:

  1. Практические рекомендации как подниматься по ступенькам дискуссии
  2. Вопрос ГДЕ
  3. Две революции
  4. Две капитуляции
  5. ГДЕ СОВЕРШЕНО ПРЕСТУПЛЕНИЕ?
  6. ГДЕ НАДО СОМНЕВАТЬСЯ?
  7. ГДЕ ВАШИ «УСЫ»?
  8. Две российские тайны
  9. ГАЗЕТА, У КОТОРОЙ ДВЕ ДУШИ
  10. 6. Две части философии Декарта
  11. ГДЕ ЭТИ СТУДЕНТЫ КОЛЛЕДЖЕЙ ?
  12. Где взять недостающее время?