На полпути


Пора сделать выводы. Еще не окончательные, а, можно сказать, на полпути.
Наша орфография — фонемная.
Буква передает фонему.
Как мы это доказали?
Полупшённый удивлялся: фонемная транскрипция что-то ему напоминает... Мы можем подсказать Полупшённому: она напоминает ему обычную орфографическую запись.
Фонемная транскрипция: (холод), (холода), (холодному), (холодновато).
Орфографическая запись: холод, холода, холодному, холодновато.
Ко!гда мы делали фонемную транскрипцию, мы не подгоняли ее под орфограмму[13]. Мы не вспоминали об орфографии. А получилось — похоже! И часто фонемная транскрипция и орфограмма точно совпадают.
И. С. Ильинская и В. Н. Сидоров взяли простой, обычный текст и подсчитали: сколько букв пишется на фонемных основаниях? Оказалось — более 90%. (А 10%, значит, не фонемные написания? Какие же они? О них еще поговорим.)
Теперь посмотрим с другой стороны.
Определить фонему — это значит от слабой позиции подняться к сильной. Слабой позиции мы не верим, сильной — верим. По сильной позиции судим о том, какая фонема.
А как поступаем, когда хотим написать орфографически правильно? Производим проверку. То есть: от слабой позиции неразличения — к сильной.
Парад орфограмм
Вспомните, какие орфограммы прошли перед нами.
... бАлОватъся... (безударные гласные в корнях),
... бабушкЕ... (безударные гласные в окончаниях),
... кто нИ увидит... (безударные частицы),
... мороЗ... (глухие и звонкие согласные на конце слова), ... ноЛСки... (глухие и звонкие согласные перед согласными), ... чесТный... (непроизносимые согласные),
... барабаНщик... (мягкие согласные перед согласными).
В скобках мы написали, «на какую тему» орфограмма. Оказалось, что мы перебрали орфограммы на все основные правила нашего письма. Что же общего во всех этих орфограммах?

Все они касаются случаев неразличения. Совпали фонемы, перестали различаться (позиция такая!) — возникли трудности: какую букву писать? Вот какие совпадения:
бАловатъся — стОловатъся, к бабугйкЕ — у бабушкИ, кто нИ увидит — никто нЕ увидит, мороЗ — сенокоС, ноЖки — моШки, чесТный — теСный.
Во всех случаях дело проясняет проверка — возведение к сильной позиции:
бАловень — стОл, к рекЕ — у рекИ, кто нИ был — никто нЕ был, мороЗы — сенокоСы, ноЖек — моШек, чесТен — теСен.
Проверка, как видно, бывает очень разная. То надо звук поставить под ударение, то перед согласным, а бывают и такие случаи, когда «сомнительный» звук надо найти непременно перед сонорным или перед твердым согласным. Об этом говорилось, помните? Есть ли что-нибудь общее во всех этих проверках? Найти нетрудно: проверочное место для нас всегда такое, где есть различение, где есть противопоставление фонем, где нет их совпадения. Эта общность фонемная. Ее можно обнаружить и характеризовать с помощью фонемных терминов:              слабая
позиция, сильная позиция, совпадение фонем (нейтрализация), различение фонем (нет нейтрализации)...
Кольцо за кольцо...
Помните, мы задумались: есть ли единство в нашей орфографии? Связаны ли между собой наши правила письма так, что одно правило требует существования другого? Пришло время ответить на этот вопрос.
Да, единство есть.
Основные правила нашего письма — фонемны.
Если пишется бАлОваться (по фонемному принципу),
то надо писать к бабушкЕ (по фонемному принципу).
Если к бабушкЕ, то и кто нИ увидит — по фонемному принципу.
Если кто нИ..., то и мороЗ, ноЖки — по фонемному принципу.
Если мороЗ и ноЖки, то и чесТный — по фонемному принципу.

Ho тогда и барабаНщик, и бросЬте, и руЧка — по фонемному принципу.
Кольцо за кольцо. Единая, неразрывная цепь.

Гражданка Порожковская в городе Перетянужске
Помните, какую орфографию считал хорошей М. В. Ломоносов? Он хотел, чтобы она не очень удалялась от выговора и чтобы было ясно «произвождение слов». Ho как соединить эти разные принципы? Ломоносов не знал. He было руководящей мысли, которая позволила бы точно решать, что на пользу орфографии и что во вред, что в духе всего нашего письма и что противоречит ему.
Фонемная орфография и есть исполнение желаний Ломоносова.
Следы произвождения слов не закрыты. Мы обозначаем фонемы; значит, позиционные чередования между звуками сняты. Звуки разные, но фонема одна, поэтому и буква одна. Помните, что мы сделали со словом холод и его однокоренными братьями? Какие только звучания не. принимает корень! И такой он, и этакий! Меняется в каждом слове! Холод, холодному, холода, холодцу, холодновато... (Угадайте, в каком из этих слов корень-оборотень получил такой облик: [хълаццу]?)
Ho мы отвлекаемся от этих перемен. Морфема предстает в своем устойчивом, фонемном виде. Да, очень ясно видны следы произвождения слов. Видно, что все слова однокоренные.
К произношению близко ли? Как будто далеко ушли мы от произношения. Говорим: [хълъднаватъ], а пишем холодновато. Говорим [хълацца], а пишем холодца.
Ho произведем опыт. Фамилия у нее была Порожковская и жила она в городе Перетянужске. Дайте прочесть эту фразу вслух десяти, ста, тысяче ваших друзей,— если у вас есть тысяча друзей. И все они произнесут так: [пърашкофскъйъ] (фамилия), [пьирьитьинушск] (название города). И фамилия, и город выдуманы. Вся тысяча ваших приятелей не слышали таких слов. Почему же прочли одинаково? Были бы эти слова обычные, вы бы ответили: слышали, как произносятся эти слова, поэтому и сами произнесли, как принято.
Ho здесь такой ответ не подойдет. Очевидно, буквенная запись этих слов, по правилам нашей орфографии, достаточно хороша, чтобы вызвать правильное произношение, у всех одинаковое. У всех, конечно, кто владеет литературным (культурным) языком.
Например, буква Ж перед К цли С (.ПороЖковская, Перетяну Жск) всегда читается как [ш]: буква С — достаточно острый сигнал, что Ж произносится как [ш]. Так же и с другими буквами.
Видно, фонемное письмо «не удаляется от выговора».
М. В. Ломоносов был бы доволен нашим письмом. И, как ученый, он, вероятно, был бы рад, что найден принцип этого письма: фонемный.

Проницательный Бодуэн
Как уже говорилось, фонемную теорию русской орфографии создали Р. И. Аванесов и В. Н. Сидоров.
Однако есть такие прозорливые ученые, которые умеют иногда одной фразой, кратко, сжато, без доказательств, предугадать те взгляды, которые лишь значительно позднее станут предметом развернутой, логически строгой теории. Таким ученым был И. А. Бодуэн де Куртенэ.
В своей книге «Об отношении русского письма к русскому языку» (1912) он писал, что в основе русского письМа лежит принцип, «по которому в местах зависимого произношения применяются графемы, заимствованные от мест произношения независимого». Графемы — буквы. Места зависимого произношения — слабые позиции. Места независимого произношения — сильные позиции.
И. А. Бодуэн де Куртенэ умел опережать свое время. Полет его проницательной мысли был направлен в будущее. В нескольких словах он сжал суть еще не созданной в его время фонемной
теории письма.
 
<< | >>
Источник: Панов М. В.. Занимательная орфография: Кн. для внеклас. чтения учащихся 7—8 кл. — М.: Просвещение,— 159 с.. 1984

Еще по теме На полпути:

  1.    Переговоры Емельяна Украинцева с турками
  2. БУКВА — СЛУГА ЗВУКА?
  3. СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ НЕМЕЦКОЙ ФИЛОСОФИИ ПОСЛЕ КАНТА
  4. Двойка Мечей
  5. ИЗ ОПЕРАТИВНОЙ СВОДКИ ШТАБА ФЕРГАНСКОГО ФРОНТА О БОРЬБЕ С ОБЪЕДИНЕННЫМИ СИЛАМИ БЕЛОГВАРДЕЙСКОЙ «КРЕСТЬЯНСКОЙ АРМИИ» И БАСМАЧАМИ 23 сентября 1919 г
  6. РОЕНИЕ БЕСКОНЕЧНОСТЕЙ
  7.     Отдать свою роль?
  8. На старт. Внимание. Марш!
  9. § 167. Употребление собирательных числительных
  10. Приложение L ИНДИЙСКАЯ АЛХИМИЯ
  11. Ловушки, отнимающие время в Интернете
  12. АННА ШМИДТ - "НЕВЕСТА" В.С.СОЛОВЬЕВА
  13. Каналы межличностных и межгрупповых коммуникаций
  14. ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ
  15. РЕЛЯТИВИЗМ АБСОЛЮТНЫЙ И РЕЛЯЕИТИЗМ РЕЛЯТИВИСТСКИ
  16. Первые тексты (линейное Б)
  17. Опять на родине
  18. ОБ ОБЩЕМ ЦЕНТРЕ ТЯЖЕСТИ МЕЖДУ НЕСКОЛЬКИМИ ТЕЛАМИ, ТАКИМИ, КАК ПЛАНЕТЫ И СОЛНЦЕ