Лекция 38. Факторы размещения производительных сил (продолжение)

  В предыдущей лекции мы рассмотрели два первых фактора размещения производительных сил, рассмотрим и остальные.
Природно-ресурсный фактор. Этот фактор, как и первые два, мы уже отнесли к категории классических факторов размещения.
Такой вывод можно сделать на основании работ Н.Н. Баранского, Ю.Г. Саушкина, А.А. Минца и других наших самых известных экономикогеографов. Однако роль этого фактора с течением времени изменялась, поэтому при его рассмотрении особенно необходим исторический подход.
В эпоху господства аграрной экономики природно-ресурсный фактор размещения был во многом определяющим, причем наибольшую ценность представляли собой плодородные земли и благоприятные для сельского хозяйства климатические условия. Эта роль его сохранилась и с переходом к индустриальной экономике, когда определяющим стало размещение полезных ископаемых. При этом тяжелая промышленность особенно тяготела к каменноугольным и железорудным бассейнам, что легко доказать на примере таких районов ее концентрации как Донбасс, Кривой Рог, Урал, Кузбасс в России, а затем в СССР, Мидленд и Южный Уэльс в Великобритании, Рурский бассейн в Германии, Верхне-Силезский в Польше, Лотарингский во Франции, Аппалачский в США, северная часть о. Кюсю в Японии.
В эпоху НТР и в особенности с переходом к постиндустриальной стадии развития значение природно-ресурсного, фактора заметно уменьшилось, но это отнюдь не дает нам права вообще «списать его со счетов».
В доказательство сошлюсь на одного из лидеров российской географии академика В.М. Котлякова, который выразил свое мнение следующими словами: «Теоретики постиндустриального общества утверждают, что в будущем наука, знание, творчество оттеснят на второй план сырьевой потенциал и вообще все то, что связано с природой. С этим согласиться никак нельзя. Мир остается материальным, потребность в природных ресурсах и связанных с ними производствах будет расти. Природное начало всегда будет основой мощи или истоком мощи человечества. В подсчетах национального богатства страны, какую бы мы не взяли, не менее 70—90% принадлежит ресурсам природы и лишь 10—30% тому, что сотворено человеком».
Чтобы правильно охарактеризовать роль природно-ресурсного фактора в эпоху НТР нужно, очевидно, воспользоваться дифференцированным подходом.
Отрасли обрабатывающей промышленности «верхних этажей» (машиностроение, большая часть химической, легкой промышленности) в нашу эпоху действительно почти совсем освободились, используя выражение В.В. Покшишевско- го, «от тяжких вериг топливно-сырьевой ориентации». Их часто называют отраслями свободного размещения, во всяком случае больше ориентирующимися на квалифицированные кадры, наличие научного потенгриала и потребителей, чем на источники сырья и топлива.
Наряду с этим, отрасли обрабатывающей промышленности «нижних, этажей» (черная и цветная металлургия, нефтехимия, целлюлозно-бумажная промышленность) по-прежнему в значительной мере ориентируются в своем размещении на источники сырья и. топлива. Особо подчеркнем также значение водного фактора для таких отраслей как тепловая и атомная энергетика, металлургия, синтетическая химия, производство целлюлозы и бумаги. Нельзя забывать и о том, что город с населением в 1 млн человек потребляет от 500 тыс. до 1 млн м3 воды в сутки.
В еще большей мере зависимы от природных ресурсов первичные отрасли — добывающая промышленность, сельское хозяйство, где ориентация на природные ресурсы была и остается основным фактором размещения. Поскольку же именно в добывающих отраслях бассейны и месторождения полезных ископаемых, районы лесозаготовок оказались уже сильно истощенными, именно в этих отраслях за последние десятилетия произошли, пожалуй, наибольшие территориальные сдвиги, связанные с ресурсными районами нового освоения, о которых мы уже говорили. Вот почему именно в эпоху НТР возникло важное научное понятие о расширении ресурсных рубежей. Конкретизировать его можно на двух достаточно ярких примерах.
Пример первый — Север. Вся территория Севера на земном шаре составляет по наиболее часто принимаемой границе на суше 21 млн км2, а живут в его пределах 13 млн человек. В том числе на Российский Север приходится 11 млн км2, т.е. почти 2/3 территории нашей страны (в том числе 1/3 Европейской России, 2/3 Сибири, 9/10 Дальнего Востока) с населением 10,5 млн человек. Зарубежный Север включает Аляску, северные районы Канады, Норвегии, Швеции, Финляндии, Исландию, а также остров Гренландию. Их общая площадь 10 млн км2, а население — 2,5 млн человек. В последние десятилетия, как вы уже должны знать. Север стал настоящей кладовой природных ресурсов.
В целом Российский Север ныне производит почти 1/5 ВВП страны. Здесь добывают почти 3/4 всей нефти, 9/10 природного газа, все алмазы и апатиты, почти все золото, производят значительную часть деловой древесины и пиломатериалов, обеспечивают 1/2 улова рыбы и морепродуктов.
Второй пример —континентальный шельф Мирового океана, общая площадь которого 31 млн км2. Освоение его, фактически начавшееся, как мы уже знаем, в эпоху НТР, тоже повлекло за собой значительное расширение морских ресурсных рубежей. Ныне морской континентальный шельф дает уже более 1/3 мировой добычи нефти и 1/4 добычи природного газа. При этом темпы роста добычи на шельфе выше, чем на суше. Континентальный шельф России занимает 6 млн км2, но фактически он только начинает использоваться для добычи углеводородов.
Транспортный фактор. Транспортный фактор также относится к числу старых, классических факторов размещения производительных сил. О его воздействии на международное и межрайонное географическое разделение труда писали Н.Н. Баранский, Н.Н. Колосовский, Ю. Г. Саушкин, И.М. Маер- гойз, И.В. Никольский, Л.И. Василевский, а также экономи- когеографы следующего поколения.
До начала эпохи НТР транспортный фактор оказывал едва ли не решающее влияние на размещение производства, особенно в больших по территории странах. Например, в Советском Союзе одна из важнейших задач территориального планирования заключалась в уменьшении транспортной составляющей, транспортных расходов. Отсюда вытекал и принцип всемерного приближения промышленности к источникам топлива, энергии и сырья или районам потребления готовой продукции.
В эпоху НТР, как мы уже знаем, произошла «транспортная революция», которая привела к усовершенствованию старых и созданию новых видов транспорта, к контейнеризации и, соответственно, к резкому удешевлению перевозок и увеличению их массовости и дальности. В результате распространилось мнение о том, что транспортный фактор совершенно утерял свое значение. Однако с этим можно согласиться лишь отчасти. Если вести речь о дорогостоящих готовых изделиях и о небольших по территории странах, то влияние транспортного фактора действительно уменьшилось. Но при перевозке массовых грузов, да еще в больших по территории странах с этим фактором по-прежнему необходимо считаться.
К оценке роли транспортного фактора в современную эпоху можно подойти и с несколько иных позиций, сделав акцент на то, насколько «транспортная революция», образно говоря, «раскрепостила» размещение производительных сил. Прежде всего отметим, что она способствовала гораздо большему территориальному рассредоточению обрабатывающих производств, избавив их от прежней привязки к источникам топлива и сырья. Теперь многие виды готовой продукции вполне экономично транспортировать на тысячи километров. Далее «транспортная революция» способствовала преодолению территориального разрыва между районами производства (добычи) и районами потребления продукции, возникновению т.н. транспортных мостов, причем как сухопутных, так и морских и океанических, которые протягиваются на многие тысячи километров. Но и это еще не все. С «транспортной революцией» связано также усиление миграций — как людей, так и промышленных и других предприятий. Намного возросла и подвижность населения в пределах отдельных стран. По этому показателю мировое первенство продолжают удерживать США, где почти 1/5 всех граждан ежегодно меняет место жительства.
Теперь отдельно скажем о том, какую роль транспортный фактор играет в расширении ресурсных рубежей и освоении новых ресурсных районов. Здесь речь идет о транспортных магистралях, получивших общее наименование «дороги к ресурсам». Особенно они характерны для России, США, Канады, Китая, Австралии, Бразилии. Яркий пример такого рода — Байкало-Амурская магистраль (БАМ) длиной 4300 км на Востоке нашей страны, которая не только обеспечила еще один выход к Тихому океану, но и доступ к богатейшим ресурсам минерального и растительного сырья. Второй пример — Трансамазонская магистраль (ТАМ) длиной 5400 км


Рис. 25. Автомобильные магистрали в Бразильской Амазонии


в Бразилии, которая связала побережье Атлантического океана с глубинными районами Амазонии (рис. 25). Третий пример — Трансаляскинский нефтепровод длиной около 1300 км, который соединил крупнейшее в США нефтяное месторождение Прадхо-Бей, расположенное на северном склоне Аляски, с незамерзающим портом Валдиз на ее южном берегу.
Трасса этого нефтепровода пересекает два высоких горных хребта и 800 рек и ручьев, среди которых такая большая река как Юкон. Северный участок нефтепровода, до долины Юкона, большей частью проложен над землей, на специальных шестиметровых столбах-опорах. Это сделано потому, что на месторождении Прадхо-Бей нефть, поступающая из скважин, имеет температуру 80°С, что не позволило прокладывать трубы в грунтах вечной мерзлоты. А южный отрезок проходит под землей. Ежегодно из порта Валдиз танкерами перевозится на основную территорию США более 180 млн т нефти.
Фактор трудовых ресурсов. Это еще один классический фактор размещения, который всегда оказывал большое воздействие на размещение производства, на географию мирового хозяйства. Однако до начала эпохи НТР главное внимание обычно обращалось на количество свободной рабочей силы, которое способствовало «притяжению» производства. Нет сомнения в том, что количественные показатели трудовых ресурсов очень важны и сегодня. Вспомните, что общее число

занятых в мировом хозяйстве уже превысило 2,7 млрд человек. Однако, наряду с этим, в эпоху НТР чрезвычайно возросло значение качества населения, которое, как вы уже знаете, определяется состоянием его здоровья, уровнем общего и профессионального образования, социальным составом, степенью подвижности и способности к восприятию нового.
Если вести речь о количестве трудовых ресурсов, то главный водораздел снова разделяют страны Севера и Юга. В одном только Китае, где общая численность занятых уже приближается к 800 млн человек, их в 2 раза больше, чем во всех странах Севера вместе взятых. Понятно, что трудоустроить такое количество людей очень трудно. Но в условиях экономического подъема сделать это все-таки легче, чем, например, в большинстве африканских стран с их застойной экономикой и продолжением демографического взрыва. Неудивительно, что по официальным данным безработица в Африке охватывает 35-40% трудоспособных людей.
Основные различия в качестве трудовых ресурсов тоже проходят по линии Север — Юг. В целом качество трудовых ресурсов на Севере намного выше, чем на Юге, где выделяются лишь новые индустриальные страны Азии, обладающие достаточно квалифицированной и к тому же дисциплинированной рабочей силой. Что же касается стран Севера, то в качестве наиболее яркого примера можно привести Японию — своего рода образец осуществления таких общих принципов современного образования, как приоритетность, непрерывность, высокое качество, демократизация и др. В результате Япония стала страной полной грамотности.
Хотя в Японии обязательно девятилетнее образование, почти все учащиеся кончают 12-летнюю школу, где обучение отличается очень высокой интенсивностью. Учебный год разделен на три семестра и продолжается 240 дней (в США 180 дней). А на летние и зимние каникулы отводится всего 40 дней, на которые школьники тоже получают задания. Учащиеся находятся в школе шесть дней в неделю с 8 до 15 ч, после чего большинство из них еще остается в ней для подготовки домашних заданий. Экзамены тоже очень трудные, так что на сон и на досуг остается очень мало времени. Добавьте к этому такие национальные качества японцев как самодисциплина и стремление к постоянному самосовершенствованию, особенности найма на работу (о которых много писали еще в советское время журналисты В. Овчинников и В. Цветов), когда всю жизнь человек трудится в одной и той же фирме, и вы поймете почему именно Япония стала первой в АТР страной «экономического чуда».
Как мы уже говорили, для современного мирового хозяйства характерны массовые миграции рабочей силы, которые гипологически могут иметь два варианта. Первый вариант связан с притоком из-за рубежа дешевых рабочих рук в районы с их дефицитом — такие как Западная Европа, США, нефтедобывающие страны Персидского залива. Второй, противоположный, вариант возникает тогда, когда производство мигрирует в районы с избыточной, относительно дешевой и в то же время с достаточно квалифицированной рабочей силой. В своей работе «Развитие капитализма в России», написанной в самом начале XX в., В.И. Ленин образно охарактеризовал этот процесс так: «Фабрика идет к мужику». Вот и в эпоху НТР многие производства мигрировали из Японии, из Западной Европы к южнокорейскому, сингапурскому, малайскому, таиландскому «мужику».
Фактор территориальной концентрации. В принципе концентрация может быть производственной и территориальной. Производственная концентрация выражается в увеличении размеров отдельных предприятий, что снижает себестоимость продукции и повышает ее рентабельность. В первой половине XX в. это часто приводило к своего рода гигантомании: строились металлургические комбинаты мощностью 10-15 млн т, тепловые электростанции в 4-5 млн кВт и более, нефтеперерабатывающие заводы в 20 млн т.
Понятно, что с производственной концентрацией тесно связана и территориальная концентрация, которая, как показал опыт, стала принимать формы промышленного пункта, центра, узла, района, транспортного узла, сельскохозяйственного, рекреационного района, а если иметь в виду и концентрацию населения — то большого города, агломерации, мегалополиса.
Но движущие силы концентрации с течением времени изменялись. До начала эпохи НТР едва ли не решающее воздействие на производственную и территориальную концентрацию оказывало внутриотраслевое комбинирование. Считалось, что наиболее выгодно создавать предприятия-комбинаты: металлургические, нефтехимические, целлюлозно- бумажные и др. Но в эпоху НТР многие из этих принципов пришлось пересмотреть. Во-первых, в условиях «транспортной революции» и развития высокотехнологичных производств решающую роль стало играть уже не комбинирование производства, а его специализация. Так, автомобильные заводы начали в наибольшей мере оправдывать себя при ежегодном выпуске 700 тыс. — 1 млн машин («АвтоВАЗ», «Фольксваген», ФИАТ и др.).
Во-вторых, резко возросло значение таких непроизводственных факторов как ЭГП, наличие соответствующей базы НИОКР, доступ к информации. В-третьих, были усилены требования к охране окружающей среды и размещению «грязных» производств, для которых комбинирование наиболее характерно.
Соответственно в эпоху НТР появились и новые формы территориальной концентрации производства. Одна из них — промышленный парк.
Промышленный парк (по аналогии с трамвайным или троллейбусным парком) — это участок территории, на котором строительные фирмы возводят производственные корпуса и создают необходимую инфраструктуру для размещения предприятий различных фирм и компаний. В отличие от прежних комбинатов никаких производственно-технологических связей между ними не возникает, они просто соседствуют на одной и той.же территории, выпуская самую разнообразную продукцию. Такие промышленные парки получили распространение сначала в экономически развитых странах Запада, а затем и во многих развивающихся странах.
Промышленный парк, несопоставимый по размерам с крупным комбинатом, можно рассматривать как пример характерной для эпохи НТР деконцентрации производства. Другой пример такого рода — «мини-заводы», появившиеся в металлургической промышленности и некоторых других отраслях. Подобная деконцентрация объясняется в первую очередь все более широким распространением мелкого и среднего бизнеса. Но, как географы, мы не должны забывать и о таком факторе как охрана окружающей среды, которую легче обеспечить при наличии небольших предприятий.
Фактор территориальной организации науки. В отличие от рассмотренных выше факторов, которые мы условно назвали классическими, этот фактор относится к категории новых, возникших уже в эпоху НТР. Вы знаете, что в системе социально-экономической географии существует такое направление, как география науки. Оно включает в себя и вопрос о территориальной организации науки, который мы сегодня рассмотрим.
До начала эпохи НТР для территориальной организации науки были характерны две основные формы.
Первая из них — университетские города, которые начиная с XII в. стали возникать в зарубежной Европе, а с XVII в.— в США. В XVI в. в зарубежной Европе было уже 180 университетов, ставших главными центрами научной жизни; большинство из них выполняет эту роль и сегодня. То же можно сказать и о США, где работают более 150 университетов.
В качестве примеров университетских городов зарубежной Европы назовем Кембридж (в котором учились Ньютон, Дарвин, Байрон, Резерфорд), Оксфорд в Великобритании, Хайдельберг и Тюбинген в Германии, Сиену и Пизу в Италии, Монпелье во Франции, Саламанку в Испании, Прагу в Чехии, Краков в Польше. Самый старый и знаменитый университет США — Гарвардский — находится в пригороде Бостона Кембридже; здесь учились шесть президентов США и десять будущих Нобелевских лауреатов. Почти столь же известны Йельский, Принстонский, Колумбийский, Калифорнийский, Стэнфордский университеты.
Если университетские города могут служить примером своего рода территориального рассредоточения науки, то вторая форма ее территориальной организации — столичные города .— отличается особенно высоким уровнем концентрации научных исследований и научных кадров. Взять хотя бы агломерацию Большого Токио, где еще не так давно выполнялось более половины всех научных исследований в Японии, агломерации Большого Парижа, Большого Лондона. Москва, в которой находится более 10Q0 научно-исследовательских Институтов и конструкторских бюро, тоже входит в число крупнейших научных центров мира.
Разумеется, что и университетские города, и столичные научные центры продолжают выполнять свои задачи и в эпоху НТР. Но наряду с ними во второй половине XX в. появились новые формы территориальной организации науки. Главные из них — технопарки и технополисыgt; олицетворяющие интеграцию науки и производства, прежде всего в наукоемких и высокотехнологичных отраслях (high technology) отраслях.
Технопарк (научный,технологический,производственно-внедренческий парк) — это своего рода агломерация наукоемких фирм обычно группирующаяся вокруг крупного университета или института. Основная задача технопарка — сокращение сроков внедрения научных открытий в практику, сращивание науки с производством по принципу «от идеи до готового продукта». В Западной Европе самые известные технопарки возникли на базе Кембриджского, Эдинбургского (Великобритания), Мюнхенского, Гамбургского (Германия), Гренобльского (Франция), Барселонского (Испания) и некоторых других университетов. В большинстве своем они имеют специализацию на микроэлектронике, вычислительной технике, компьютерных программах обеспечения, фармацевтике и биотехнологии, внедрении научных инноваций. Много аналогичных технопарков возникло и в США. Затем они появились и в НИС Азии, да и в других развивающихся странах.
В последнее время большое внимание созданию технопарков начали уделять и в России, где они способствуют росту регионального национального продукта, внедрению инновационных технологий и формированию интеллектуальной инфраструктуры. В районах создания технопарков (Московская, Нижегородская области, Санкт-Петербург и др.) к концу 2010.г. должно быть создано 75 тыс. новых рабочих мест, а продукции они будут выпускать более чем на 100 млрд долл.
Технополис — это компактный научно-производственный городок, где также занимаются разработкой инновационных технологий и развитием наукоемких производств, но в более крупных размерах. Первые технополисы возникли в США еще в начале 50-х годов. Это были знаменитая теперь на весь мир «Силиконовая долина» (Silicon Vally) в Калифорнии и «Дорога №28» в окрестностях Бостона. Научной базой первого из них послужил Стэнфордский университет, основанный в конце XIX в. губернатором Калифорнии Стэнфордом в память о своем безвременно ушедшем из жизни сыне. Научной базой второго технополиса стал Массачусетский технологический институт.
«Силиконовая долина» расположена у южной оконечности залива Сан- Франциско. Раньше эти места славились своими сливовыми садами, дававшими 1/4 мирового производства чернослива. Но после сооружения крупного завода вычислительной техники Стэнфордский университет учредил здесь небольшой технопарк, который за короткое время превратился в самый крупный технополис. Уже в 80-х годах фактически вся эта местность была застроена невысокими, одно-двухэтажными корпусами, разделенными площадками для парковки автомашин. Число действующих здесь средних и мелких фирм превысило 22000, а численность занятых сотрудников 200 тыс. Здесь производится почти 1/2 всей электронной продукции США.
По примеру «Силиконовой долины» в Калифорнии в США были созданы многочисленные другие «силиконовые доли-


Рис: 26. «Силиконовые долины» в США (по Ш. Тацуно)


ны», «силиконовыеберега», «силиконовыепляжи», «силиконовые предгорья» и т.д. (рис. 26).
Второй пример страны с массовым развитием технополисов — Япония. Здесь еще в начале 70-х годов в нескольких десятках километров от Токио был создан крупный технополис Цукуба, где разместились более 50 научно-исследовательских учреждений. А когда этот опыт удался, в 1980 г. была принята общегосударственная программа «Технополис», приведшая к возникновению 26 технополисов, которые разместились в основном на главном острове Хонсю, но также и на островах Кюсю, Сикоку и Хоккайдо. Из стран Западной Европы технополисы особенно характерны для Франции (Париж, Ницца, Монпелье). Есть они и в развивающихся странах (например, Бангалор в Индии). Основными предпосылками для их размещения остаются: наличие базового университета, близость к «материнскому» городу, международному аэропорту, наличие современной информационной сети, благоприятная окружающая среда.
Российская модель территориальной организации науки во многом напоминает ту, которая сложилась в Западной Европе и в США, но ймеет и свои особенности. Вы представляете, что вершину этой научной пирамиды образуют Москва и ‘Санкт-Петербург. Следующую ступень формируют возникшие еще в советскую эпоху специализированные города науки, которые у нас обычно называют не технополисами, а наукоградами.
Всего наукоградов в России насчитывается примерно 75. Около половины из них расположено в Центральном районе, и в том числе в Московской области — 31. Их примером может служить известный всем Академгородок под Новосибирском. В 90-х годах были рассекречены десять «закрытых» городов Атоммаша — Кремлев (Арзамас-16), Снежинск (Челябинск-70), Се- верск (Томск-7) и др. Но в официальный список наукоградов России в 2007 г. входило только 12 поселений, в большинстве своем расположенных в Подмосковье (Обнинск, Дубна, Жуковский, Королев, Пущино, Реутов, Троицк, Фрязино).
Экологический фактор. Этот фактор, существовавший и ранее, в эпоху НТР приобрел особое значение — в связи с усилившимся недостатком территории, минерального сырья, воды, растущими расходами на очистку промышленных выбросов и общей загрязненности окружающей среды. В теоретическом плане понятие об экологическом факторе подробнее всего было разработано А.Г. Исаченко в связи с его идеями экологической географии, включающими понятия об экологической емкости территории, экологического потенциала ландшафта.
Вы должны отчетливо понимать, что районы экологического неблагополучия и тем более кризиса в первую.очередь связаны с размещением «грязных» производств. Во-первых, это районы концентрации тепловой энергетики с характерными для них повышенными выбросами углекислого газа и атомной энергетики, создающие угрозу аварийных ситуаций и проблему захоронения ядерных отходов. Во-вторых, это центры концентрации черной и цветной металлургии, отличающиеся крайне высоким загрязнением атмосферы. В-третьих, это центры нефтепереработки и нефтехимии, районы и центры горнодобывающей промышленности. В-четвертых, это районы интенсивного сельского хозяйства с повышенным применением химических удобрений и ядохимикатов, а также районы с развитием сильного опустынивания и почвенной эрозии. В-пятых, это большие города с сильно развитым автомобильным транспортом, морские и океанские акватории с интенсивным движением танкерного флота. В-шестых, это районы сверхинтенсивной рекреационно-туристической деятельности.
Для смягчения и, более того, устранения экологических угроз в принципе существуют три возможности: 1) закрытие «грязных» производств, 2) вынос их на другие территории или перенос в другие страны, 3) переход к более прогрессивным природоохранным технологиям.
В качестве яркого примера улучшения экологической обстановки можно привести Рурский промышленный район в Германии, который до и после Второй мировой войны считался одним их самых «грязных» в Европе. Но затем здесь была реализована очень крупная природоохранная программа, в соответствии с которой многие «грязные» производства были вообще закрыты, некоторые переведены в другие районы, а около двух тысяч промышленных и других объектов были капитально реконструированы с учетом их влияния на окружающую среду. Специальная программа по защите атмосферы имела здесь название «Чистое небо над Руром».
Обращаю ваше внимание на то, что экологический фактор является своего рода антиподом фактора территориальной концентрации, так как именно с ним обычно бывает связана и концентрация «грязных» производств. И еще хотелось бы отметить, что фактор территории, с которого мы начинали характеристику факторов размещения, так или иначе связан со всеми остальными факторами, которые мы рассмотрели. Вспомним известное четверостишие Бориса Пастернака:
Но надо жить без самозванства,
Так жить, чтобы в конце концов Привить к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов.
«Привить к себе любовь пространства!» — вот какая задача стоит перед всеми вами.
Контрольные вопросы Примените дифференцированный подход к характеристике природноресурсного фактора размещения. Объясните, как «транспортная революция» повлияла на транспортный фактор размещения. Объясните, какие изменения произошли с фактором трудовых ресурсов в эпоху НТР. Объясните, какие изменения произошли с фактором территориальной концентрации в эпоху НТР. Охарактеризуйте старые и новые формы территориальной организации науки. v Расскажите о роли экологического фактора размещения.
Литература
Основная Максаковский В.П. Географическая картина мира. Учебное пособие для вузов. Кн.1. Общая характеристика мира. Изд. 4-е. — М.: Дрофа, 2008. Тема 4. Максаковский В.П1 Экономическая и социальная география мира. Учебник для 10 кл. Изд. 16-е. — М.: Просвещение, 2008. Тема 4.
Дополнительная Абрамов В.Л. Мировая экономика. Учебное пособие. — М.: Дашков и К0, 2006. Андрианов В.Д. Россия в мировой экономике. Учебное пособие. — М.: ВЛАДОС, 2002. Богомолов О. Т. Мировая экономика в век глобализации. Учебник для вузов. — М.: Экономика, 2007. Глобализация мирового хозяйства. Учебное пособие / Под ред. М.Н. Ось- мовой, А.В. Бойченко. — М.: ИНФРА, 2006. Делягин М.Г. Мировой кризис: общая теория глобализации. — М.: ИНФРА, 2003. Дергачев В.А. Глобалистика. Учебное пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ, 2005. Дергачев В.А., Вардомский Л.Б. Регионоведение. Учебное пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ, 2004. История мировой экономики: учебник для вузов / Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. Липец Ю.Г., Пуляркин В.А., Шлихтер С.Б. География мирового хозяйства. Учебное пособие для вузов. — М.: ВЛАДОС, 1999. Ломакин В.К. Мировая экономика. Учебник для вузов. —- М.: ЮНИТИ- ДАНА, 2005. Лужков Ю.М. Развитие капитализма в России. 100 лет спустя. — М.:
• .Московские учебники и картография. 2005. Мировая экономика / Под ред. И.П. Николаевой. — М.: ЮНИТИ, 2007.
Мировая экономика. Учебник для вузов / Под ред. А.А. Булатова. — М.: Юристъ 2000. Разделы I, II, III. Мировая экономика. Учебное пособие для вузов / Под ред. Б.М. Маклярского. — М.: Международные отношения, 2004. Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет / Под ред. И.С. Королева. — М. Экономисту 2003. Мировая экономика: учебник для студентов вузов / Под ред. Ю.А. Щер- банина. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. Мировая экономика: экономика зарубежных стран. Учебник для вузов/ Под ред. В.П. Колесова, М.Н. Осьмовой. — М.: Флинта, 2000. Мироненко Н. С. Введение в географию мирового хозяйства: международное географическое разделение труда. Учебное пособие для студентов вузов. — М.: Аспект Пресс, 2006. МовсесянА.Г., Огнивцев С.6. Мировая экономика. Учебник для вузов. — М.: Финансы и статистика, 2001. Спиридонов И.А. Мировая экономика. *— М.: Инфра-М, 2007. Холина В.НГеография человеческой деятельности. Учебник для 10— 11 кл. — М.: Просвещение, 2001. Разделы 5 и б. Черников Г.П., Черникова Д.А. Мировая экономика. — М.: Дрофа, 2006. Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. — М.: Экономика, 2003.


<< | >>
Источник: Максаковский В.П.. Общая экономическая и социальная география. Курс лекций. В двух частях.Часть 2. 2009

Еще по теме Лекция 38. Факторы размещения производительных сил (продолжение):

  1. Лекция 37. Пространственные модели мирового хозяйства.Факторы размещения производительных сил
  2. Совокупная производительность факторов производства
  3. § 18. Условия и факторы размещения отраслеймирового хозяйства. Промышленность мира
  4. Лекция 26. Размещение и миграции населения
  5. Лекция №2 Право, личность и общество (продолжение)
  6. Лекция 48. Машиностроение мира: главные черты размещения
  7. Лекция 52. Мировое сельское хозяйство (продолжение)
  8. Лекция 67. Международный рынок капитала(продолжение)
  9. Лекция 31. Факторы производства
  10. РАЗДЕЛ 3. Закон убывающей производительности
  11. 2.2. Закономерности размещения общественного производства.
  12. Раздел III РАЗМЕЩЕНИЕ И ПОЛИТИКАНАРОДОНАСЕЛЕНИЯ
  13. 3.6. ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ АЛГОРИТМОВ УПРАВЛЕНИЯ
  14. Закон убывающей производительности.
  15. Производительные силы социалистического общества