загрузка...

Становление олигархического капитализма


Не сумев осуществить социальную гибридизацию буржуазным социализмом, советское общество начало разрушаться под влиянием как стихийных процессов, так и действий новой либерально-демократической власти. А возможна ли в принципе социальная гибридизация политических формаций без их разрушения? В странах Восточной Европы (Польша, Венгрия и др.) она идет относительно успешно. Но эти страны стояли на экономическом пути развития задолго до навязанного им пролетарского социализма. В Китае же этот процесс происходит сейчас в сфере экономики, но перспектива его формационной структуры пока не ясна.
Б. Ельцин и его сторонники (Бурбулис, Гайдар, Шахрай, Шохин, Чубайс, Нечаев и др.) настаивали на «шоковой терапии», которая в то время проходила в Польше, и ориентировались на либеральный капитализм США, рекомендованный России некоторыми американскими советниками. Во главу угла была поставлена идея равновесия между платежным спросом населения (деньгами) и товарным предложением (рынком). Никакого серьезного формационного подхода к реформированию страны не существовало, и к нему не был готов никто из высших политических руководителей страны (сейчас это подтверждают мемуары Гайдара и других реформаторов). Господствовал утилитарно-экономический подход. Архитекторы либерализма не были ни социологами, ни политологами.
Одновременно начались освобождение цен и доходов от Контроля государства, жесткая кредитно-денежная политика, решительная приватизация (ваучеризация), сокращение расходов на социальные нужды (труд, медицину, образование, пенсии, отдых и т.п.). Либеральные реформаторы предполагали пятикратное повышение Пен, но они в течение года увеличились в 100 раз, вклады населения в Сбербанке обесценились. В одночасье большинство граждан России оказались за чертой бедности.
Предприятия-монополисты в отстутствие контроля полуразрушенного государства и при конкуренции (важнейшего условия и элемента рынка) взвинчивали цены на свои товары. Произошел быстрый рост взаимных неплатежей. Выпуск наличных денег вырос за 1992 г. в 20 раз. Не было продуманной концепции конверсии военно-промышленного комплекса (ВПК). Произошла скупка ваучеров по ценам ниже их стоимости. Стали останавливаться промышленные предприятия. После вступления в Международный валютный фонд (МВФ) руководители страны ожидали многомиллиардные займы России, но они не были предоставлены. Началась быстрая деградация социальной сферы (строительстважилья, медицины, образования, науки ит.п.).
Российские либерал-демократы (Ельцин, Гайдар, Бурбулис, Шохин, Шахрай и др.), державшие равнение на западные либерально-индивидуалистические стандарты, игнорировали факты вопиющей отсталости России по уровню развития рыночной инфраструктуры, милитаризации экономики, централизованности всей жизни, «советскости» менталитета людей и т.п. Они совершенно не придавали значения отсутствию в стране буржуазного среднего класса с присущим ему менталитетом, мировоззрением и опытом рыночных отношений. В развитых западных странах средний класс составляет около двух третей населения и является основой стабильности. Не понималось различие между советской и буржузно-социалистической формациями, предполагалось, что Россия в силах перескочить капитализм.
Одним словом, утопизм российских либерал-демократов был аналогичен утопизму российских большевиков и сопровождался также жертвами и разрухой. Этот утопизм проявился и в стремлении быстро создать в России средний класс на основе ваучерной приватизации, и в переводе сельского хозяйства на фермерский путь, и в быстром включении российской экономики в мировую, и в регулирующей роли рынка и т.п. Все эти обвинения сейчас предъявлены Б. Ельцину и его сторонникам в стране и за рубежом. И здесь возникает вопрос: можно ли было осуществить социальную эволюцию от пролетарского социализма к буржуазному социализму в 1985 -1991 и других годах? Иными словами, можно ли было пойти другим путем и другими средствами к трансформации пролетарского социализма в другую формацию?
К весне 1992 г. в стране стали крепнуть противники либерал-демократов. Центром политического сопротивления стал Верховный Совет России. Против либерал-демократов объединились коммунисты, социал-демократы (Горбачев, Явлинский и др.), жириновцы и т.п.
Главная схватка состоялась на VII съезде народных депутатов в декабре 1992 г. На нем было сообщено, что спад производства в год составил 30% и производство важнейших товаров народного потребления сократилось на 27%. Особое недовольство у народа вызывало перерождение либеральной власти, которая после борьбы с привилегиями
(которой «отличался» Б. Ельцин) приобрела еще большие привилегии. Невиданного расцвета достигла преступность, особенно экономическая. Президент был вынужден признать ответственность за произошедшее и сменить главу правительства, которым был назначен В. Черномырдин.
Но экономическая реформа-революция продолжалась. Более быстрыми темпами за бесценок прошла приватизация мелких и крупных предприятий, которой смог воспротивиться только мэр Москвы Ю. Лужков. Ради показного сокращения бюджетного дефицита Минфин РФ задерживал выплаты аграриям, оборонщикам, бюджетникам. Печатание денежных знаков способствовало росту инфляции. 26 марта внеочередной IX съезд народных депутатов попытался (но неудачно) отстранить Президента РФ от должности. Противостояние между либералами и коммунистами нарастало.
21 сентября 1993 г. президент объявил о прекращении полномочий съезда народных депутатов и Верховного Совета. На 11 -12 декабря 1993 г. он назначил выборы в новый двухпалатный парламент - Федеральное Собрание. Верховный Совет отказался подчиниться этим решениям и квалифицировал их как государственный переворот. X чрезвычайный съезд народных депутатов, на котором не было кворума, отстранил Ельцина от должности президента и назначил вместо него А. Руцкого (вице-президента). 3-4 октября началось вооруженное противостояние Верховного Совета и сил, верных Б. Ельцину. Здание Российского парламента было расстрелено из орудий. При пассивности подавляющей части россиян победадосталась силам президента.
На выборах в Федеральное Собрание 12 декабря 1993 г. участвовало 13 партий. Места распределились следующим образом: «Выбор России» - 76, ЛДПР - 63, аграрии - 55, КПРФ - 45 мест. К концу 1993 г. была завершена ликвидация системы Советов. Можно было констатировать конец пролетарского социализма (советского общества). В стране возникла суперпрезидентская буржуазно-демократическая республика с остатками пролетаризма в сознании, экономике, производстве. В результате изменения курса правительства, Руководимого Черномырдиным, из него вышли Е.
Гайдар и др. Наметился осторожный компромисс с Госдумой.
23 февраля 1994 г. Госдума приняла постановление об амнистии гэкачепистов и участников октябрьских событий 1993 г. В апреле 1994 г. был подписан Договор об общественном согласии. Весной 1995 г. началась подготовка к выборам в новое Федеральное Собрание. Правительство оказалось в центре критики и коммунистов, и либералов.
В декабре 1994 г. началась первая Чеченская война. Неудачи федеральных войск, гибель мирных жителей, громадные финансовые расходы на войну в нищающей стране вызвали разочарование в президенте и правительстве. На выборах в Госдуму коммунисты стали самой крупной фракцией в Думе, «Демократический выбор» во главе с Гайдаром в Думу не прошел. Ситуация в российской экономике продолжала ухудшаться вместе с уровнем жизни населения. Резко вырос нелегальный вывоз капиталов из страны, которая постепенно становилась сырьевым придатком Запада.
На президентских выборах в июне - июле 1996 г. Ельцину удалось в последний момент добиться перевеса над своим основным соперником, лидером коммунистов Г. Зюгановым. За Ельцина проголосовало 37,02% , а за Зюганова - 27,73% всех избирателей. Ельцину помог генерал Лебедь, сделавший ставку на восстановление могучей России. Став на короткое время секретарем Совета Безопасности, он подписал договор о прекращении военных действий в Чечне. Осенью 1996 г. Ельцин из-за перенесенной операции надолго отошел от президентских дел. В начале 1997 г. коммунисты, жириновцы и другие оппозиционеры начали кампанию за отрешение Ельцина от должности с целью изменения политики правящей элиты в социалистическую и патриотическую сторону.
Завершившаяся в 1996 г. первая пятилетка новой российской государственности и строительства нового формационного дома была неутешительной: безработные составляли 13% трудоспособного населения страны; производительность труда упала на 45%; разрыв в доходах 10% самых богатых и бедных достиг 20; многие трудящиеся не получали зарплаты; правительственные новшества (ваучеры, страховая медицина и т.п.) оказались неэффективными. Встал вопрос: Чтоже делать дальше?
Многим, наконец-то, стало ясно, что Россия совершает сложный переход от пролетарского социализма либо к буржуазному социализму (Швеция и другие страны), либо к либеральному капитализму (США и другие страны), либо к колониальному капитализму латиноамериканских, африканских, азиатских стран. Что получится в результате сознательных усилий реформаторов и стихийного развития страны - предсказать было трудно. Номенклатурный (и олигархический, и криминальный) капитализм Ельцина, в котором оказалась Россия, стал этапом на этом пути.
Революционные российские либералы, как и все революционеры, независимо от того, какие они (пролетарские или либеральные), ненавидели тот строй, который уничтожали в процессе «своей» революции, а вместе с ним и тех людей, которые в нем жили. В этом смысле Ленин с Троцким и Ельцин с Гайдаром одинаковы. Правда, Ельцин, в отличие от Ленина, не ведал, что делает, полностью доверяя сладкоречивым либерал-демократам.
Государственно-олигархический капитализм, построенный Ельциным в России, характеризуется следующими признаками: 1) либерально-капиталистической идеологией, суть которой «обогащайся, кто как может», и значительным самовключением ельцинской России в американо-европейский мир; 2) становлением в стране

элементов правового, демократического, коррумпированного государства, выражающего интересы прежде всего крупной российской буржуазии;              3) приватизацией значительной части экономики крупными
финансово-промышленными группами (кланами), связанными с иностранным капиталом (Потанин, Березовский, Смоленский и т.п.). Чубайс не обманул тех, кто задаром скупил ваучеры (Например, Иордан благодаря связям в Госкомитете имуществ помог скупить своей американской фирме 17 млн. ваучеров из 144 млн.). Их ваучеры действительно стали золотыми, потому что у миллионов россиян они превратились в простые бумажки; 4) разрушением экономики страны, обнищанием его населения и демографическим кризисом. Либеральные демократы России не оправдали надежды народа на улучшение жизни: они проявили и легкомыслие, и безответственность, и алчность, и безнравственность.
Но наряду с олигархически-капиталистической формацией, сохранились остатки пролетарски-социалистической формации: 1) коммунистическая идеология (неприятие частной собственности, социальное равенство и т.п.) и КПРФ;              2) остатки социалистической государственности в
административно-командных способах решения всех проблем (идеологических, политических, экономических), президент вместо генсека; 3) мощный государственный сектор экономики, живущий за счет госзаказов, с соответствующей организацией производства (бартер, невыплаты зарплаты и т.п.); 4) мощная социальная сфера, находящаяся на содержании государства и Предприятий и т.п.
Аман Тулеев (губернатор Кемеровской области) пишет:
Российская экономика больна болезнью под названием «государственный капитализм». Это гипертрофированные функции государства в области контроля за экономикой, распределения ресурсов и государственной собственности, это непомерный груз государственных расходов на поддержание аппарата государства и гигантская составляющая социальных выплат. Надо ли говорить, что такая махина крайне неэффективна, что она не дает развиваться рыночной экономике.* Тулеев А. Благосостояние народа оправдывает риск (Главная беда российской экономик - гипертрофированный государственный капитализм) // Независимая газета .4 июля 2000.
Но это разве государственный капитализм, особенно при гигантской составляющей социальных выплат? Нам до государственного капитализма еще далеко. Это именно «смесь» остатков пролетарского социализма и олигархического капитализма.
В конце президенства Ельцина российское общество представляло собой «интересное» социальное противоречие и конфликт двух формационных структур - старой (пролетарско-социалистической) отживающей и новой (олигархически-капиталистической), усиливающейся. Это противоречие и конфликт выражались: 1) в относительной финансовой стабилизации за счет невыплат зарплаты трудящимся; 2) в создании рынка товаров, капиталов (незначительного), корпоративных ценных бумаг (пещерного) со спекулятивной игрой на бирже и диким обогащением; 3) в развале российской экономики; 4) в кризисе российской науки и образования; 5) в отсутствии национальной идеи, слабости православной церкви, идеологической разобщенности и дезориентированное™ россиян; 6) в массовом обнищании населения страны и его вымирании.
<< | >>
Источник: С.В. Соколов. СОЦИАЛЬНАЯ КОНФЛИКТОЛОГИЯ. 2002

Еще по теме Становление олигархического капитализма:

  1. 32. Формирование олигархического капитализма в России
  2. РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ЭТАП С ЯВНО ВЫРАЖЕННЫМИ ОЛИГАРХИЧЕСКИМИ ТЕНДЕНЦИЯМИ (1382-1434)
  3. 3.5. СТАНОВЛЕНИЕ 3.5.1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СТАНОВЛЕНИЯ
  4. ТЕОЛОГИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА
  5. ОТ МАРКСИЗМА К ДЕМОКРАТИЧЕСКОМУ КАПИТАЛИЗМУ
  6. Глава 10 Японский капитализм и либеральное движение
  7. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ИДЕАЛ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА
  8. Город как капитализм
  9. ГРАЖДАНСТВО И КАПИТАЛИЗМ
  10. Майкл Новак. ДУХ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА, 1997
  11. ПРОМЫШЛЕННЫЙ КАПИТАЛИЗМ
  12. ОТ АГРАРНОГО К ИНДУСТРИАЛЬНОМУ КАПИТАЛИЗМУ
  13. Информациональный капитализм Мануэля Кастельса
  14. Панова Маргарита Ивановна.. Народный капитализм» сегодня., 1970
  15. Предубеждение в отношении демократического капитализма
  16. 20.2. Три мировых центра капитализма