загрузка...

4. 2.4. Интервью: специфика и разновидности жанра

Жанровая характеристика интервью В теории журналистики существует различные классификации видов интервью. Одна из первых и наиболее полных была представлена в книге «Теория и практика советской периодической печати», вышедшей в 1980 г. под редакцией В. Д. Пельта. В ней рассматриваются следующие виды интервью: интервью-монолог, интервью-сообщение, интервью-диалог, интервью-зарисовка, интервью-мнение, форумы и анкеты, пресс-конференция470. А. А. Тертычный предлагает следующую классификацию: информационное интервью, блиц-опрос, вопрос-ответ, аналитическое интервью, аналитический опрос, беседа471. А. А. Грабельников различает следующие виды интервью: интервью- диалог, интервью-монолог, интервью-сообщение, интервью-зарисовка, интервью-мнение, анкета472. Как видим, предложенные классификации видов интервью во многом повторяются. Непонятно другое: по каким же классификационным признакам были разделены эти виды? Об этом, к сожалению, уважаемые авторы не пишут. Хотя без этого сложно говорить о специфике каждого вида интервью, о его основных характеристиках и признаках, о принципах композиционного построения и многом другом. Если исходить из этимологи английского слова interview — «беседа», то, по сути, любое интервью должно представлять собой беседу между субъектами по общению, из которого должны ясно вытекать следующие положения: кто беседует, с кем, по какому поводу и с какой целью. По количеству участников беседы разговор может состояться между двумя, тремя и более людьми. Вступая в беседу, люди, естественно, ставят перед собой определенные коммуникативные цели и задачи, т. е., говоря иными словами, у каждого разговора, чтобы он не превратился в пустую болтовню, должен быть свой предмет разговора, который, в свою очередь, определяет тему, в процессе раскрытия которой возникают вопросы. В отличие от межличностного общения любая журналистская беседа должна найти свое отображение в конкретном журналистском тексте. По мнению А. А. Тертычного, в журналистике существуют три главных способа отображения — фактографический, аналитический и наглядно-образный. Они, по его мнению, опосредуют определенные уровни «проникновения» познающего субъекта в объект: от первоначального чувственного созерцания к абстрагированию, теоретическому освоению его и далее — к созданию обогащенного, более полного конкретного образа предмета (в том числе его художественного образа)473. Раскрывая суть данных способов отображения, А. А. Тертычный пишет о том, что «первый способ нацелен на фиксацию неких внешних, очевидных характеристик явления, на получение кратких сведений о предмете, второй — на проникновение в суть явлений, на выяснение скрытых взаимосвязей предмета отображения, третий — не только и не столько на фиксацию внешних черт явления или рациональное проникновение в суть предмета, сколько на эмоционально-художественное обобщение познанного»474. Данные положения представляют чрезвычайную важность, потому что любой способ отображения во многом определяет те или иные жанровые признаки. Итак, в основу классификации видов интервью могут быть положены следующие характеристики: предмет отображения, целевая установка (функция) беседы, метод отображения. Предмет, функция, метод — три несущих кита, на которых держится не только жанр интервью, но и другие жанры журналистики. По своей предметной ориентации жанр интервью всегда нацелен на отображение определенного мнения людей о тех или иных событиях, явлениях и тенденциях жизни. Подобного рода мнение может быть выяснено через обращение к отдельному человеку, а может быть взято у совокупности людей. Отсюда и возникли следующие виды интервью: коллективное, когда на один и тот же вопрос (или группу вопросов) отвечает несколько человек, затем их ответы приводятся в отдельной журналистской публикации под соответствующей рубрикой. Такой вид, как анкета, также можно отнести к коллективному интервью, но в данном случае интервьюеры, как правило, выступают в качестве анонимных респондентов. В современной периодической печати особенно стали популярны прессовые анкеты. Анонимность опроса повлияла и на возникновение такого подвида, как интервью- аноним. И все же, несмотря на свою привлекательность (в данном случае аноним может представить общественности самые сокровенные тайны), большее доверие у читателей вызывают такие виды интервью, в которых респондент не пытается спрятаться за неким коллективным мнением или же за маской. К такого рода интервью можно отнести: экспертный опрос (в данном случае опрашиваются квалифицированные специалисты, чье мнение для людей имеет особое значение), пресс- конференция, когда группа журналистов в открытой форме пытается выяснить у своего интервьюера его мнение по поводу интересующих их вопросов. Целевая установка беседы (функция) и метод отображения во многом определяют жанровое разнообразие интервью. Например, подготавливая информационное интервью, журналист ориентирует своего собеседника на выражение мнения по поводу того, что, где и когда произошло, имея в виду то или иное событие. Если журналист пытается выяснить, по какой причине это событие случилось, то в этом случае ему придется подготавливать аналитическое интервью. Если в беседе со своим интервьюером журналист нацелен не только на живой обмен мнениями, не только на выяснение чужой точки зрения, но и на отстаивание собственной, то в этом случае состоявшаяся беседа может быть отображена в интервью-диалоге или даже в таком новом подвиде, как интервью-стенограмма. Если целью беседы является выяснение самых сокровенных мыслей собеседника, то возникают такие виды интервью, как интервью-монолог, интервью-мнение, интервью «поток сознания» и т. д. Как видим, жанровое разнообразие интервью определяется не по какому-нибудь одному признаку, а во всей их совокупности. Но тем не менее у жанра интервью есть свои родовые признаки. Во-первых, по предмету отображения в интервью всегда выражается чье-то мнение по поводу того или иного события или явления; во-вторых, по функциональной заданности это должна быть беседа (при этом количество собеседников и их представленность не имеют значения); в-третьих, по методам отображения интервью может быть отнесено ко всем группам журналистских жанров: к информационным, аналитическим и художественно-публицистическим. Именно благодаря этим характеристикам объясняется все жанровое разнообразие интервью. Интервью-диалог: истоки становления и развития По своему характеру интервью-диалог представляет собой вопросноответное взаимодействие, в котором говорящий и слушающий могут постоянно меняться коммуникативными ролями. Диалог, по мнению В. В. Учёновой, «предъявляет журналисту непременное требование мыслить и переживать „вровень" с героем»475. Это означает и то, что в беседе со своим собеседником журналист должен постоянно побуждать своего партнера по общению к соразмышлению. При этом для диалога, в отличие от спора или дискуссии, характерны согласованность мнений, сотрудничество и взаимопомощь в плане раскрытия темы. В споре или в дискуссии, как известно, доминирует борьба за отстаивание своей позиции. Если раньше роль журналиста заключалась лишь в том, чтобы задать вопросы компетентному лицу и получить квалифицированные ответы, то со временем функциональные задачи интервьюера стали меняться. Так, В. В. Учёнова отмечает: стала увеличиваться содержательно-смысловая роль журналиста в беседе; отношение к собеседнику как источнику информации преобразуется в интерес к нему самому как к личности; локально-информационная, комментаторская задача беседы сменяется обменом мнениями как импульсом к постановке проблемы, началу широкой дискуссии. Именно на базе этих изменений, по мнению исследователя, жанр классического журналистского интервью преобразуется в социально-проблемный, проблемно-психологический или историко-биографический диалог476. Здесь, как видим, В. В. Учёнова не только отмечает изменение роли журналиста в беседе, повлиявшее и на саму жанровую трансформацию, но и дает различные тематические разновидности интервью-диалога. Но какие бы темы ни затрагивались посредством интервью-диалога, главным жанрообразующим фактором остается собеседование двух или более людей по актуальным вопросам современности, напоминающее по форме изложения философско-публицистическое осмысление действительности. Эти традиции исходят еще со времен античности. У истоков современного интервью-диалога стоял философский диалог. Как известно, в V-IV вв. создаются основные философские системы древности, например греческая философия, ярчайшими представителями которой были Сократ, Демокрит, Платон, Аристотель. Именно в этот период возникает столь специфическая форма художественного философского изложения, как диалог. Как отмечают ученые, литературными предшественниками философского диалога являются такие виды фольклорной прозы, как «пиры» или «состязания» мудрецов, содержащие и сам спор, и его повествовательное обрамление. Характерной чертой философского диалога являлось то, что мыслитель излагал свои взгляды либо в форме спора с каким-либо мудрецом, либо в форме ответов на вопросы учеников. По данному принципу строил свои беседы с учениками Сократ. Именно в созданной им школе диалог сформировался в цельный жанр философской прозы. В своих диалогах Сократ использовал два приема: синкризу и анакризу. Под синкризой, как пишет М. М. Бахтин, понималось сопоставление различных точек зрения на определенный предмет, а под анакризой — различные способы вызывания, провоцировования слов собеседника, заставляющие его высказать свое мнение477. По мнению ученого, «Сократ был великим мастером такой анакризы: он умел заставить людей говорить, облекать в слово свои темные, но упрямые, предвзятые мнения, освещать их словом и тем самым разоблачать их ложность или неполноту; он умел вытаскивать ходячие истины на свет божий»478. Последователем Сократа был Платон, чьи произведения дошли до наших времен. Платон не только представлял на страницах своих книг философские взгляды мыслителей, не только вскрывал суть того или иного спора между ними, но и давал развернутые портретные характеристики своим героям. Сутью его метода было и то, что философскую аргументацию он удачно чередовал с художественно обработанными «мифами». Кроме диалогов Платона до наших времен дошли сатирические диалоги Лукиана. В России форму публицистических диалогов как своеобразный способ искания истины использовал В. Г. Белинский. «Истина, — отмечал М. М. Бахтин, — не рождается и не находится в голове отдельного человека, она рождается между людьми, совместно ищущими истину, в процессе их диалогического общения»479. Именно в ходе свободного и творческого обмена мнениями, когда собеседники не только вопрошают, но и слушают, не только выдвигают отдельные положения и мысли, но и размышляют, возникают интересные и оригинальные идеи. При этом «идея живет не в изолированном индивидуальном сознании человека, — оставаясь только в нем, она вырождается и умирает. Идея начинает жить, т. е. формироваться, развиваться, находить и обновлять свое словесное выражение, порождать новые идеи, только вступая в существенные диалогические отношения с другими чужими идеями»480. Данное положение М. М. Бахтина чрезвычайно важно уже потому, что в нем раскрывается суть диалогических отношений. Подобного рода взаимодействие, безусловно, должно носить исключительно продуктивный характер. Ведь любой диалог, интервью-диалог в частности, предпринимается не для того, чтобы обозначить перед своим собеседником некие позиции и взгляды, а для того, чтобы в процессе живого диалога, на стыке разных идей продвигаться к истине. В интервью-диалоге исходя из принципа диалогизма могут применяться не только сократовские приемы синкризы и анакризы, но и диалогическая интерпретация идей, и сопоставление аргументов, и сталкивание различных мнений, и обсуждение деталей проблемы и многое другое. Все это можно отнести к методам диалогического раскрытия истины. Типы диалогов. В выстраивании различных типов диалогов существуют различные подходы. Например, Б. В. Рождественский и А. А. Волков выделяют следующие типы диалогов, исходя из их функциональной заданности: риторические, призванные воздействовать на эмоциональную часть сознания с помощью риторических приемов; эвристические, ориентированные на возникновение оригинальной идеи, возникающие во время спора, дискуссии, диспута; эротематические, рассчитанные на активизацию диалога между учителем и учеником, в ходе которого первый задает вопросы, а второй на них отвечает; информационные, когда функция сообщения довлеет над функцией экспрессивно-эмоционального воздействия речи: конференции, эпистолярные диалоги481. К особой группе можно отнести диалоги, применяемые в литературных произведениях. Например, в античной прозе особенно популярны были так называемые карнавальные диалоги (сатурнами, мениппеи, симпо- зионы). Как отмечает И. В. Нестеров, «карнавальность диалога состоит в свободном общении при отмене социальной иерархии и устранении дистанции между людьми»482. Современные литературоведы к диалогам относят любые формы разговора литературных персонажей, например светскую и салонную беседу, спор между литературными героями, дружеское общение и даже болтовню. Четкую и расширенную трактовку термину «диалог» дает в своих трудах М. М. Бахтин. Слово «диалог» и производные от него употребляются в следующих смыслах: «1) композиционно-речевая форма жизненного высказывания (разговор двух или нескольких лиц); 2) всякое речевое общение; 3) речевой жанр (диалог бытовой, педагогический, познавательный); 4) вторичный жанр — диалог философский, риторический, художественный; 5) конститутивная черта определенного типа романа (полифонического); 6) жизненно-философско-эстетическая позиция; 7) формообразующий принцип духа, неполной противоположностью которого является монолог»483. Как видим, термин «диалог» рассматривается учеными в различных значениях и интерпретациях. В одном случае основанием для той или иной классификации служит соотнесенность диалога с какой-либо духовной сферой жизнедеятельности человека, в другом — с функциональным назначением данного жанра, в третьем — с областью его языкового применения. На основе рассмотренных классификаций можно, видимо, по аналогии говорить о различных подвидах журналистского интервью-диалога. В духовной сфере имеют место философско-публицистические, художественно-публицистические и научно-познавательные диалоги. По своим функциональным назначениям одни из них могут использоваться для формирования мировоззренческой позиции собеседника, другие — в педагогических и познавательных целях, третьи имеют чисто эвристические функции. Наконец, в языковой сфере интервью-диалог может иметь самые разнообразные формы: от короткого чередования реплик до развернутых высказываний. Интервью-монолог: основные видовые признаки Наряду с интервью-диалогом теоретики выделяют интервью-монолог, между ними есть и различия, и сходства. Первое сходство состоит в том, что в этих двух разновидностях интервью и журналист, и читатель имеют дело с «чужим» словом, с «чужим» сознанием. Второе связано с тем, что в данных видах интервью четко подчеркивается авторство (коллективное или индивидуальное). Это авторство, как справедливо подчеркивает И. В. Нестеров, особенно «ярко проявляется в интонировании, которое отличает собственно диалоги и монологи от всякого рода документов, инструкций и т. д.484. Наконец, третье сходство обусловлено возможностью проникновения через эти два вида интервью во внутренний мир человека. Процесс самораскрытия, самоанализа героя через монолог или диалог — один из самых эффективных приемов, так как и в том и в другом случае мы будем иметь дело с различными проявлениями самосознания человека. Правда, в монологическом замысле, как отмечает М. М. Бахтин, «герой закрыт, и его смысловые границы строго очерчены: он действует, переживает, мыслит и сознает в пределах того, что он есть, т. е. в пределах своего как действительность определенного образа...»485. В монологе герой полностью погружен в себя: видит и слышит только себя; выражает только собственную точку зрения на вещи; его сознание не соприкасается с другим сознанием. Поэтому мир героя, как правило, предстает перед читателями в одностороннем порядке. Но тем не менее этот явленный читателям монолог ценен и как процесс внутреннего самораскрытия человека, и как своеобразный самоанализ. Монолог может прозвучать как исповедь героя о своей судьбе. В данном случае человек делится самыми сокровенными мыслями, воспоминаниями, размышлениями. Чтобы настроить человека на такой искренний разговор, от журналиста требуется максимум внимания и душевного такта. Нужна для этого и особая атмосфера разговора, чтобы человек мог рассказать журналисту все, что наболело у него на душе. Иначе обстоят дела в диалоге. Диалогические отношения, отмечают психологи, «это почти универсальное явление, пронизывающее всю человеческую речь и все отношения и проявления человеческой жизни, вообще все, что имеет смысл и значение. Чужие сознания нельзя созерцать, анализировать, определять как объекты, вещи, — с ними можно только диалогически общаться»486. В процессе диалога субъекты общения, как мы уже отмечали, не только делятся полезной информацией, но и могут рассуждать, спорить, дискутировать по поводу определенного предмета обсуждения, тем самым выявляя не только особенности своего мышления, но и взгляды, представления, идеи и т. д. Ставя героя в различные диалогические отношения с другими людьми, автор, как отмечает М. М. Бахтин, «заставляет героя диалогически раскрываться и уясняться, ловить аспекты себя в чужих сознаниях, строить лазейки, оттягивая и этим обнажая свое последнее слово в процессе напряженнейшего взаимодействия с другими сознаниями». И далее: «Подлинная жизнь личности доступна только диалогическому проникновению в нее, которому она сама ответно и свободно раскрывает себя. Правда о человеке в чужих устах, не обращенная к нему диалогически, т. е. заочная правда, становится унижающей и умерщвляющей его ложью, если касается его „святая святых“, т. е. „человека в челове- ке“»487. В диалоге и автор, и герой произведения выступают в качестве самостоятельных субъектов общения. Они вольны в выражении своих мнений, точек зрения и оценок. Они могут занимать различные позиции по тем или иным вопросам, свободно проявлять свои мировоззренческие взгляды. Кроме этого, автор может воссоздать в произведении ту социально-психологическую атмосферу, которая возникла в ходе диалога, тем самым добавляя новые штрихи к психологической характеристике героя произведения. Таким образом, посредством интервью-диалога и интервью-монолога журналисты могут не только проникнуть во внутренний мир своих героев, но и предоставить им возможность для самоанализа. Основные видовые признаки интервью-монолога. Для начала обратимся к различным трактовкам понятия «монологическая речь». Разобравшись в этом, мы сможем охарактеризовать видовые признаки интервью-монолога. Монологическая речь, по мнению литературоведов, может бытовать в различных формах: «во-первых, в форме устной речи (вырастая из диалога или существуя независимо от него), во-вторых, в облике речи внутренней и, в-третьих, как речь письменная»1. Особенностью монологической устной речи является то, что она в отличие от диалогической не предполагает незамедлительного ответа или какой-либо реакции от слушателя даже в том случае, если посредством ее пытаются воздействовать на человека. Монологическая речь имеет однонаправленный характер, в котором роль воспринимающей стороны выражена слабо. Данная речь может существовать вполне автономно (например, в виде внутреннего монолога). Таким образом, осуществление монологической речи возможно тогда, когда она обращена на кого-либо или когда представляет внутреннюю речь для себя самого. В бытовом обиходе монологическая речь практически не используется. Сферой ее применения является ораторская речь, монолог персонажа в литературном произведении, выступление на телевидении, наконец, интервью-монолог. В журналистских произведениях монолог может использоваться в следующих случаях: 1) в целях демонстрации мировоззренческих взглядов человека; 2) как способ интимного или публицистического выражения мыслей героя; 3) как эффективный прием раскрытия внутреннего мира личности и ее жизненных ценностей. Главной особенностью интервью-монолога является то, что монологическая речь собеседника провоцируется, как правило, вопросами журналиста. В ходе подготовки интервью-монолога в печать эти вопросы убирают, и об их существовании читатель может и не подозревать. Чаще всего такой вид интервью напоминает собой литературную запись речи героя. Но в отличие от работы обычного стенографа журналист в процессе подготовки интервью-диалога стремится, во-первых, сохранить интонацию своего собеседника, во-вторых, придать этой речи определенную цельность и завершенность, в-третьих, раскрыть монологический замысел героя. Портретное интервью: событийное, биографическое, юбилейное, политическое На сегодня в газетной периодике портретное интервью — один из самых популярных жанров. Данная популярность вызвана следующими обстоятельствами: во-первых, интересом читателей к той или иной личности, во-вторых, возможностями данного жанра проникать во внутренний мир героев публикации, в-третьих, биографической достоверностью, так как в портретном интервью в отличие от очерка герой о себе и о своей жизни рассказывает сам, наконец, в-четвертых, особой тональностью письма, во много зависящей от речи собеседника журналиста. Если говорить о главной отличительной черте данного жанра, то мы в первую очередь выделили бы его биографическую основу, которая лежит во всех разновидностях портретного интервью. Их несколько: ? событийное портретное интервью, основанное на каком-либо факте или эпизоде из жизни героя. Целью данного интервью является информирование общественности о тех или иных деяниях или действиях человека; ? биографическое портретное интервью, основной задачей которого является создание целостного образа человека через выяснение наиболее значимых фактов и эпизодов биографии, которые в наибольшей степени повлияли на его судьбу. По своей структуре оно очень сложно, так как требует глубокого проникновения во внутренний мир героя; ? политическое портретное интервью, основанное на признаниях и высказываниях известных политиков по поводу их политических пристрастий и взглядов, а также осмысления ими собственной политической карьеры; ? юбилейное портретное интервью, поводом для написания которого является празднование юбилея известного деятеля культуры, искусства, литературы, науки и т. д. Событийное портретное интервью основывается на каком-либо факте или эпизоде из жизни героя. Основным стимулом для написания подобного рода материалов является некий информационный повод, например правительственная награда, полученная человеком, победа на крупных спортивных соревнованиях, премьера спектакля, выход нового музыкально альбома и т. д. Словом, то или иное знаменательное событие, происшедшее в жизни героя, становится прекрасным поводом для обращения к нему журналиста. Обычно подобного типа публикации строятся вокруг освещения такого жизненного эпизода, который добавляет новые краски в палитру портрета известного человека. В силу того что подобного рода материалы по объему невелики, обязательным элементом остаются биографические данные, которые могут, с одной стороны, напомнить читателям основные вехи судьбы героя, с другой — могут быть удачно обыграны под основную идею материала. Такое интервью может состоять из нескольких цельных высказываний, объединенных общим замыслом рубрики, например такой, как в газете «Аргументы и факты»: «Что? Где? Когда? С кем?» В этой рубрике известные люди рассказывают о том, что с ними произошло за прошедшую неделю. Интересно заметить: заголовки этих минипортретных зарисовок составлены таким образом, что, прочитав их, сразу становится понятно, что же произошло с героем публикации. «Михаил Боярский курил понарошку», «Марат Башаров согласился на стриптиз», «Виктория Андреянова (модельер) всей семьей ходила на мультики», «Татьяна Пушкина прокатилась в метро», «Децл пишет альбом» и т. п. Особенностью таких мини-интервью является то, что они построены на еженедельных опросах газеты. Если основной задачей портретного событийного интервью является показ человека через событие, то в основе биографического портретного интервью лежит биография. Обратившись к ней, журналист может получить разнородные сведения о наиболее значимых для человека этапах жизни, о его жизненном опыте, смене социальных статусов, жизненных приоритетах и целях и т. п. Посредством этого субъективного материала и воссоздается в конечном итоге история жизни одного человека. Чтобы она не напоминала развернутую биографическую справку, журналисты стараются отобрать наиболее характерные для героя произведения высказывания, раскрывающие внутреннюю динамику духовного роста человека, его нравственные поиски, социальные ориентации и взаимоотношения с окружающим миром. Кроме того, в подобного рода интервью журналисты стремятся к тому, чтобы сам человек рассказал о том, как индивидуальный опыт соотносится с социальным опытом его поколения и о многом другом. Обращение к биографическим сведениям позволяет журналисту стимулировать собеседника к тому, чтобы он реконструировал свою жизнь через некие исторические события. Здесь, как видим, четко проглядывается связь между биографией как субъективной конструкцией и биографией как социальной действительностью. Когда биографическое портретное интервью предстает именно в этой взаимосвязи, оно вызывает наибольший читательский интерес, побуждая людей к сораз- мышлению. Биографическое портретное интервью таит в себе огромные возможности в обрисовке характера человека. Материалом для этого могут послужить рассказы собеседника о каких-то совершенных поступках и их оценка, представления личности о морали и нравственности, анализ различных жизненных ситуаций, в которых особенно зримо проявлялись какие-то черты характера, и многое другое. На наш взгляд, именно в конкретных поступках личности, ее духовных потребностях и поисках, поведении, отношении к окружающим, способе мышления, проявлении волевых качеств, эмоциональных реакциях и т. д. может проявиться человеческий характер, который представляет собой совокупность реакций человека на социальное окружение. Важное место в структуре биографического портретного интервью занимают автобиографические моменты. По своей форме они могут иметь исповедальный характер, или могут быть представлены в виде лирического отступления, или, наконец, могут быть даны в протокольно-деловой хронологии. Но в каком бы виде эти сведения ни были, они должны носить биографический характер, раскрывая наиболее значимые этапы жизни героя. Таким образом, биографическая жизнь и биографическое высказывание о жизни лежат в основе любого биографического портретного интервью. При этом герой произведения, как справедливо отмечает М. М. Бахтин, «важен как носитель определенной, богатой и полной, исторически значительной жизни»1. Политическое портретное интервью. Появление данного жанра на страницах современной периодической печати обусловлено демократизацией политической жизни в стране и открытостью самих политиков. Как показывает наш анализ, объектами отображения в портретном политическом интервью могут выступать как социально-политические отношения человека с различными политическими институтами и социальными группами (социологический аспект), так и внутренние психологические процессы, происходящие в жизни отдельного индивида. В первом случае журналистов и читателей может заинтересовать все, что касается непосредственно политической деятельности человека: политические взгляды и идеологические установки, ценностные представления личности и ее оценки различных сторон общественной жизни, место и роль политика в той или иной политической системе, цели политической борьбы и многое другое. Заметим, что данная сфера может быть очень многоплановой и многообразной. Поэтому при подготовке портретного политического интервью многое зависит от того, какие цели преследует автор. В одном случае этот материал может быть приурочен к определенной юбилейной дате, в другом — связан с пред выборной борьбой политика, в третьем — с его назначением на высокий государственный пост, в четвертом — с его крупными политическими заявлениями и т. п. Но суть портретного политического интервью заключается и в том, чтобы за социальной оболочкой, а точнее политическим имиджем человека, постараться вскрыть и его личностную сферу. Если в одном материале удается отобразить эти два момента, то перед нами возникает живой человек со всеми своими внутренними страстями, сомнениями, мыслями и т. д. Юбилейное портретное интервью. Поводом для написания подобного произведения является празднование юбилея известного политика, деятеля культуры, искусства, литературы, науки и т. д. В данном случае важно показать тот позитивный вклад, который внес человек в жизнь общества. Чтобы интервью не получилось парадным, оно требует от публициста особого мастерства. Юбилейная дата должна быть лишь поводом к разговору с героем о его судьбе. Главное, на чем должен сконцентрироваться журналист, — это на духовных исканиях личности. Как показывает практика, особой популярностью пользуются у читателей интервью с писателями, деятелями культуры, искусства и науки. И это понятно. О людях творческих профессий писать всегда интересно, потому что их жизнь сама по себе представляет постоянный творческий поиск. Но в данном случае интерес для читателей представляет не анализ художественных, искусствоведческих или научных произведений, а личность творца, его индивидуальный портрет. В юбилейном портретном интервью речь может идти как об уже сложившемся мировосприятии художника, так и о его новых творческих устремлениях и планах. Журналисты в подобного рода произведениях сосредоточивают внимание, как правило, на различных аспектах творческой деятельности человека, выявляют наиболее значимые моменты духовного становления личности, проявляют интерес к трудам человека в контексте духовной жизни общества. Но самым трудным в юбилейном портретном интервью является то, как журналист пытается побудить человека к осмыслению собственной судьбы. Ведь судьба, по меткому замечанию М. М. Бахтина, — это «всесторонняя определенность бытия личности, с необходимостью предопределяющая все события ее жизни; жизнь, таким образом, является лишь осуществлением (и исполнением) того, что с самого начала заложено в определенности бытия личности»1. Аналитическое интервью по своим характеристикам можно отнести к синтетическим жанрам журналистики, потому что в нем могут проявиться различные жанровые элементы. Например, в аналитическом интервью могут использоваться элементы как корреспонденции, так и статьи, комментария и обзора. Все зависит от той целевой установки, которую ставит перед собой журналист. Главным признаком аналитического интервью является анализ какого-либо события, явления, процесса. Поэтому для данного вида интервью наиболее приемлемыми будут ответы на следующие вопросы: как? почему? каким образом? по какой причине? и т. п. Только в отличие от других аналитических жанров, где ответы на подобного рода вопросы пытается сформулировать сам журналист, в аналитическом интервью данная роль возлагается на собеседника. В ходе подготовки аналитического интервью очень важен выбор собеседника. Это должен быть человек компетентный и сведущий в обсуждаемом вопросе или проблеме. Многое при этом зависит от направленности самой беседы. В одном случае журналист может попросить интервьюируемого прокомментировать ту или иную ситуацию, в другом — привести основные доводы в защиту выдвинутого тезиса или положения, в третьем — предоставить обзорную информацию с подробным анализом и т. д. Именно отсюда и проистекает содержательное разнообразие аналитического интервью. Предметом речи в аналитическом интервью могут выступить актуальная проблема, идея или мысль. Постановка проблемы позволяет вскрыть причины возникновения того или иного явления, найти причинно-следственные связи между фактами, породившими проблему, наконец, сконцентрировать внимание собеседника на путях поиска ее разрешения. Наличие некой идеи или мысли в интервью может породить развернутую аргументацию, подтверждающую или отвергающую те или иные мыслительные положения. Именно благодаря проблеме, идее и мысли аналитическое интервью «насыщается» элементами анализа, тем самым придавая всему тексту интервью особую аналитичность. В силу того что аналитическое интервью представляет собой форму интеллектуального общения, здесь могут быть использованы различные приемы воздействия на собеседника, используемые как в дискуссии, так и в полемике. Как считают теоретики, дискуссия и полемика являются особыми видами спора488. Разница между дискуссией и полемикой заключается в том, что в первом случае собеседники стремятся к достижению согласия или хотя бы к соприкосновению точек зрения по обсуждаемой проблеме, во втором — главное не поиск общности мнений, а утверждение собственной точки зрения, т. е. победа над противником. Аналитическое интервью, построенное на дискуссионных началах, интересно тем, что в нем могут принять участие сразу несколько человек. Подобного рода дискуссия строится на сопоставлении различных точек зрения, ориентированных на выработку неких общих подходов в решении конкретных вопросов. Дискуссионные формы обсуждения особенно уместны при разрешении спорных научных проблем. Полемические элементы в аналитическом интервью появляются тогда, когда собеседники пытаются выразить свои непримиримые взгляды на проблему. Как отмечает В. А. Шенберг, «полемика — это прежде всего борьба, борьба идейная, мировоззренческая, нравственная. Полемика — страстный, эмоциональный спор во имя истины и ее победы по наиболее важным, принципиальным политическим, идеологическим, мировоззренческим, научным вопросам»489. Именно поэтому в полемических спорах могут использоваться как логические, так и психологические формы убеждения. Интервью-сообщение. В основе интервью-сообщения всегда находится общественно-значимое событие. При этом перед нами, как писал в свое время М. М. Бахтин, «два события — событие, о котором рассказано в произведении, и событие самого рассказывания (в этом последнем мы и сами участвуем как слушатели-читатели); события эти происходят в разные времена (различные и по длительности) и на разных местах, и в то же время они неразрывно объединены в едином, но сложном событии, которое мы можем обозначить как произведение в его событийной полноте»490. Действительно, интервью-сообщение привлекательно для читателей не только наличием различных фактологических данных о событии, но и тем, как об этом рассказывает интервьюируемый. В отличие от информационной заметки, в которой также сообщаются актуальные факты, в интервью-сообщении факты приобретают субъективное звучание, так как идентифицируются с личностью говорящего. И здесь определенное значение имеет не только то, в какой логической последовательности излагаются факты, но и какие акценты расставляются в событии. В связи с тем что основной задачей интервью-сообщения является оперативное информирование о значимых сторонах события, здесь первостепенное значение имеют не оценки и комментарии о нем (это уже будет прерогативой аналитического интервью), а сообщение о значимых итогах и результатах. Как отмечает А. А. Тертычный, для журналистики «значимы прежде всего события, представляющие собой действия людей с определенными целями и результатами, влияющие на тот или иной общественный процесс и включенные в него». При этом подобного рода события «порождаются определенными общественно-политическими ситуациями, экономическими, нравственными и иными состояниями общества»1. Именно поэтому основной целью интервью-сообщения является рассказ о событии, свершившемся на фоне реальных общественно-политических, экономических и иных процессов, происходящих в обществе. К содержательным элементам интервью-сообщения можно отнести не только различного рода факты (например, социальные, исторические, юридические и т. д.), но и саму информацию, которая может быть подразделена на различные типы: прогностическую и вероятностную, программную и рекомендательную, семантическую и эстетическую. Информационный ряд, который выстраивается в интервью-сообщении, может касаться прошлого, настоящего и будущего. А выбор того или иного типа информации зависит не только от характера вопросов, которые ставятся перед интервьюируемым, но и от целевых задач беседы. К последним можно отнести семантическую и эстетическую информацию. Социологические виды интервью: интервью-анкета, прессовый опрос Название данной группы действительно соотносится с рядом социологических методов сбора информации.
На страницах современной периодической печати социологические виды интервью появились сравнительно недавно, а точнее, в начале 90-х гг. XX в., когда повсеместно стали интересоваться общественным мнением массовой аудитории, ее информационными потребностями и тематическими интересами, а также читательскими представлениями по тому или иному вопросу из общественно-политической, экономической или социальной жизни страны. Интерес к читателю был обусловлен конкурентной борьбой изданий за читателя. Широкое распространение в журналистике получили социологические методы сбора информации, а на страницах печати заметное и достойное место стали занимать результаты различных исследований. Но вследствие того что проведение самостоятельного социологического исследования по изучению читательской аудитории было по карману только солидным изданиям, а потребность в такого рода исследованиях была у всех, редакции многих газет стали организовывать социологические опросы самостоятельно. Это могли быть, с одной стороны, широкомасштабные исследования с публикацией в газете подробного прессового опроса по интересующим журналистский коллектив вопросам или проблемам, мониторинги по изучению общественного мнения, а с другой — небольшие по объему блиц-опросы. Как справедливо считает А. А. Тертычный, те «публикации, которые представляют собой фиксацию хода опроса, могут быть отнесены к самостоятельному жанру опроса»1. Вот так и появилась на страницах периодической печати так называемая социологическая группа интервью. При всей внешней схожести (вопросно-ответного построения материала) они имеют и свои специфические различия. От обычного интервью они отличаются прежде всего тем, что вопросы в любых видах социологического опроса могут иметь открытый, полузакрытый и закрытый характер. Продемонстрируем это положение на примерах. Вопрос: «Какие периодические издания вы выписываете?» в открытом варианте предполагает свободное выражение мнения читателя. В полузакрытом вопросе типа «Что вас привлекает в данном издании?» человеку дается возможность выбора нескольких вариантов ответов: «1. Полезная информация. 2. Интересное содержание. 3. Красивое оформление. 4. Доступная цена. 5. Реклама». В закрытом, дихотомическом вопросе «Знакомы ли вы с изданием „N“?» даются только два варианта ответа — да и нет. В обычном интервью вопросы в большей степени носят открытый характер, так как они во многом ориентированы на получение одного, но оригинального или компетентного ответа, а большинство вопросов, звучащих в социологических опросах, рассчитано на множество лиц, и в данном случае интерес представляет совокупность мнений людей, ответивших на один и тот же вопрос. Наконец, последнее различие социологических видов опроса от обычного журналистского интервью заключается в характере их композиционного построения. Если в первом случае архитектоника опроса строго задана и не подлежит изменению, то в последнем все зависит от результатов состоявшейся беседы. Специфические черты интервью, подготовленного на основе анкеты. Любая анкета рассчитана на опрос определенного количества людей с целью получения от них неких стандартизированных ответов, на основе которых затем делаются обобщенные выводы о количественных и качественных характеристиках объекта или предмета анализа. В последнее время анкетный опрос стал использоваться в журналистике не только как эффективный метод получения информации, но и как своеобразный вид анкетного интервью. Такого рода анкета имеет менее формализованный характер и ориентирована на изучение мнения представителей определенных референтных групп населения (например, писателей, политиков, бизнесменов и т. д.). Цель такого интервью, основанного на анкете, — выявление различных точек зрения с помощью постановки одинаковых вопросов перед представителями различных социальных групп. Важное место в анкете занимает вопрос, выступающий в качестве специфического исследовательского инструментария. Только в отличие от анкет, используемых в социологии, в журналистской практике они носят «облегченный» характер. Например, если сравнить типы вопросов, которые используются в том или другом виде анкет, то мы увидим определенную разницу между ними. В социологической анкете вопросы отличаются многообразием форм (открытые и закрытые, прямые и косвенные); по функции (основные и неосновные). В журналистской практике в анкетах чаще всего используются вопросы открытого характера, рассчитанные на свободное выражение мнения респондентом и на выявление фактов сознания и поведения. Интересуясь фактами сознания, журналист в первую очередь выявляет мнение человека по той или иной проблеме. Любое мнение, как считают социологи, по своей природе всегда субъективно, так как основано на индивидуальных представлениях личности о себе, о мире, об обществе и т. д. Поэтому в ходе журналистского анкетирования вряд ли можно получить одинаковые ответы на поставленные вопросы. Выясняя факты поведения, журналист прежде всего интересуется результатами человеческой деятельности. И в этом случае вряд ли можно получить от респондента стандартизированные ответы на вопросы. Как видим, анкета, применяемая в журналистской практике, отличается тем, что она во многом строится по принципу свободного интервью. Только специфика его применения такова, что подобного рода анкета рассчитана не на одного человека, а на группу людей, способных выразить и обосновать свою точку зрения по тому или иному общественно значимому вопросу. Именно в этом и заключается привлекательность таких интервью, потому что читатель имеет возможность сопоставить и оценить мнения авторитетных людей без каких-либо комментариев и журналистских интерпретаций. Журналистский материал, написанный в форме «вопрос-ответ». В журналистской практике нередки случаи, когда журналисты выборочно используют в своих материалах ответы на анкетный вопрос, тем самым обогащая свои произведения мнением читателей. Как отмечает А. А. Тертычный, «тип публикаций „вопрос-ответ"— это своего ро- да„сиамские близнецы" в ряду информационных жанров современной периодической печати»491. Здесь, как мы видим, вопросно-ответный тип публикации отнесен лишь к информационной группе жанров журналистики. В отличие от обычного интервью, где с помощью вопросов выясняются различные аспекты проблемы, в «вопросно-ответном» варианте суть постановки вопроса и ответа на него заключается в фокусировании внимания читателей на какой-либо конкретной проблеме. Именно в этом, как пишет А. А. Тертычный, заключается выигрышность данного типа публикации492. Следовательно, «вопросно-ответный» тип публикации вряд ли можно отнести к жанру интервью. На сегодня это некий пограничный жанр, способный преобразоваться или в самостоятельную заметку (в том случае, если вопрос будет снят), или в интервью, если на один и тот же вопрос будут получены разнородные по своему характеру ответы. Интервью, основанное на материалах пресс-конференции или дискуссии. Подобного рода публикации можно разделить на два больших подвида: 1) интервью, подготовленные на основе пресс-конференции; 2) интервью, написанные по следам какой-либо дискуссии или круглого стола. В первом случае в качестве интервьюера выступает определенная часть журналистов из разных изданий, которые задают вопросы официальным лицам. Здесь итог беседы зависит не только от активности журналистов, но и от тех данных, которые им предоставит интервьюируемое лицо. Во втором — журналист может выступить не только как полноправный участник беседы, но и в качестве модератора дискуссии. Здесь успех беседы во многом зависит от коммуникативных умений журналиста. Рассмотрим более подробно жанровые особенности данных видов интервью. По мнению И. В. Алешиной, «пресс-конференция — разновидность интервью с большим числом интервьюеров, задающих вопросы одному или нескольким хорошо осведомленным в определенной области лицам. Пресс-конференция предоставляет возможность разностороннего, глубокого освещения экономических, политических, научных проблем»493. Пресс-конференция как одна из разновидностей интервью может выполнять различные функции. В одном случае с помощью пресс-конференции можно информировать общественность по актуальным вопросам современности, в другом — дать разностороннюю и развернутую информацию по интересующей аудиторию СМИ теме, в третьем — стать инструментом анализа злободневной проблемы и т. д. Как видим, использование журналистом такой формы подачи информации, как пресс-конференция, дает ему широчайшие возможности в освещении того или иного общественно значимого вопроса. Немаловажно и то, что на пресс-конференции журналист может получить не только текст доклада официального лица, но и пресс-кит, включающий в себя все сведения о докладчике, а также самые разнородные материалы по обсуждаемой теме. Но самое главное — это живое общение с компетентным лицом. Таким образом, основная специфика пресс-конференции как одной из разновидностей интервью заключается в том, что она является не только эффективной формой информирования общественности по актуальным вопросам, но и своеобразной формой коллективного интервьюирования, в ходе которого могут быть раскрыты многие вопросы. Пресс-конференции отличаются разносторонностью в постановке и рассмотрении той или иной проблемы. Наконец, ценность пресс-конференции заключается и в том, что журналисты на подобного рода мероприятиях могут получить значимую для них информацию из первых рук. Интервью, основанное на материалах какой-либо дискуссии или круглого стола, также имеет свою специфику. Мы уже отмечали, что здесь роль журналиста имеет более активный характер. Он не просто участвует в обмене мнениями со своими собеседниками, а в большей степени руководит всем процессом диалога. Специфика подобного рода интервью состоит и в том, что здесь элементы интервью, т. е. «трансакции „интервьюер-респондент“, сочетаются с элементами групповой дискуссии, т. е. трансакциями „респондент-респондент"»494. Что это значит? Если в трансакции «интервьюер-респондент» все прогнозируемо и определенно, то во втором случае ход дискуссии во многом зависит от характера установившихся взаимодействий между собеседниками. По мнению С. А. Белановского, ценность использования трансакций «респондент-респондент» связана со следующими факторами. «Во-первых, высказывания респондентов могут служить эффективными стимулами для других. Эти стимулы часто бывают неожиданными для исследователя, поэтому их невозможно составить заранее и включить в план индивидуальных интервью. Во-вторых, групповая дискуссия способствует активизации ассоциативных связей в сознании ее участников. В-третьих, в групповых дискуссиях часто удается добиться высокой степени раскрепощения и спонтанности ответов (однако возможна и прямо противоположная ситуация, поэтому названный эффект не является гарантированным). В-четвертых, высокий темп обсуждения создает, конечно, трудности вербализации мыслей у респондентов, вызывая потери значимой информации, но в то же время он способствует мобилизации их языковых средств, делая итоговый материал более концентрированным. В-пятых, групповая дискуссия часто создает предпосылки для повышения рефлексии респондентов»495. Имея дело с интеллектуальной активностью собеседников, журналисту в ходе проведения дискуссии нельзя забывать и о своей роли модератора. Он всегда должен держать в поле зрения ту центральную тему, ради которой и было организовано обсуждение, взаимодействуя с партнерами по общению, фокусировать их внимание на рассмотрении различных сторон проблемы, наконец, все время направлять в нужное русло ход беседы, если он отклоняется в сторону. Все это позволит в дальнейшем более логично и стройно представить весь материал в конкретном интервью. В 90-е г. XX в. в российской печати получил распространение такой метод сбора информации, как прессовый опрос496, рассчитанный на опе ративное изучение читательских мнений по очень широкому спектру общественно значимых вопросов. В основе любого прессового опроса лежит анкета, которая состоит максимум из 20-25 вопросов. Основное преимущество данного метода состоит в том, что у исследовательского центра или редакции есть возможность одновременного охвата большого состава аудитории. При этом в практике редакционной деятельности выработаны различные способы взаимодействия с читательской аудиторией: это может быть прессово-телефонный опрос, когда читателю предлагается ответить на поставленные в анкете вопросы по телефону, и прессово-почтовый, когда читатели могут в свободной форме ответить на опубликованную в газете анкету в виде отклика — письма. Если журналисты при публикации итогов прессового опроса сохраняют «вопросно-ответную» форму, то мы имеем дело с одной из разновидностей интервью, так как в этом случае сохраняется (особенно в читательских письмах) авторская индивидуальность респондента, его личная точка зрения на ту или иную проблему, мировоззренческая позиция, наконец, индивидуальный голос. Данные моменты могут быть зафиксированы и тогда, когда читатель отвечает на прессовый опрос по телефону. Работа журналиста над текстом Характерной особенностью работы над текстом интервью является то, что в отличие от других видов текстовой деятельности, где журналист выступает в качестве или автора произведения, или редактора, при написании интервью пишущему в равной мере необходимо владеть как литературными, так и редакторскими навыками и способностями. Авторские начала в интервью проявляются в определении журналистом замысла и темы произведения, в композиционном структурировании материала, отборе выразительных языковых средств, проработке различных текстовых элементов, начиная от заголовочного комплекса и кончая формулированием собственных реплик. Редакторские начала проявляются в технической и редакторской обработке как первоначального (необработанного языкового материала), так и окончательного текста интервью, предназначенного для печати. Поэтому работу журналиста над текстом интервью можно условно разделить на следующие части: ? техническую — расшифровка текста интервью, записанного в журналистский блокнот или на магнитную ленту; ? редакторскую — смысловое прочтение текста интервью, а затем обработка, переработка, редактура всего речевого материала; ? авторскую — это композиционное построение материала и подготовка текста интервью в печать; ? соавторскую — визирование материала и корректировка отдельных компонентов текста в зависимости от пожеланий интервьюируемого, выступающего на данном этапе в качестве полноценного соавтора. Техническая работа, представляя собой расшифровку текста интервью, зависит от типа фиксации речевого материала. Наиболее распространенный тип — магнитная запись речи интервьюируемого. Второй тип — стенографическая запись. Третий — выборочная запись речи интервьюируемого. Преимущества магнитной записи известны: точность и полнота фиксации речи собеседника. К недостаткам можно отнести: технические шумы и помехи, отсутствие записи из-за технической неисправности диктофона или кассеты. Поэтому магнитную запись желательно подстраховывать записями от руки. Расшифровка магнитной записи — процесс трудоемкий. Поэтому во многих редакциях данный вид работы поручается секретарю-ма- шинистке, которая воспроизводит речь человека в полном объеме со всеми стилистическими и грамматическими ошибками, т. е. практически без редакторских «купюр». Иметь дело с такой расшифровкой неудобно, так как она требует большой предварительной редакторской обработки. Иное дело, когда расшифровкой кассеты занимается сам журналист. Он может подвергнуть речь собеседника предварительной редакторской обработке: опустить различные речевые и смысловые повторы, на слух отредактировать корявую фразу, пропустить высказывания, не имеющие отношения к теме разговора, сократить длинноты и т. д. Словом, такая предварительная текстовая обработка во много раз облегчит дальнейшую работу. Стенографическая запись эффективна в двух случаях: во-первых, если журналист в совершенстве владеет данной техникой, и, во-вторых, если стенография комбинируется с магнитной записью. Расшифровка стенографической записи удобна тем, что журналист уже имеет перед собой закодированный текст, который можно подвергнуть редактированию. Выборочная запись речи интервьюируемого лица предполагает наличие у журналиста хорошей памяти. Как правило, данные записи представляют собой тезисные выжимки из речи собеседника. Чтобы полностью восстановить ответ респондента на тот или иной вопрос, журналисту приходится, отталкиваясь от какой-либо краткой записи, вспоминать и восстанавливать в своей памяти весь контекст разговора. В силу данной особенности расшифровка речи интервьюируемого носит интерпретационный предположительный характер. Такая запись может быть точна в смысловом, но не в языковом отношении. Поэтому использование данного метода рекомендуется только в каких-то исключительных случаях: вышел из строя диктофон, собеседник против магнитной записи, беседа проходит в экстремальных или в неподготовленных для этого условиях и т. д. Итак, несмотря на то что расшифровка речи собеседника во многом носит технический характер, в ней тем не менее может присутствовать и творческое начало. Уже при расшифровке языковой или фактологический материал может компоноваться относительно всего замысла произведения, а наиболее значимые куски текста подвернуты редакторской правке. Редакторская работа журналиста заключается не только в обработке первичного языкового материала, но и в систематизации разнородных частей текста. Процесс редактирования первичного текста интервью начинается с внимательного прочтения и осмысления всего материала, оценки количества и качества переданной собеседником информации, ее релевантности (отношение к теме и замыслу интервью), а завершается сокращением, правкой и переработкой различных фразовых единиц. Таким образом, при первом прочтении решаются две важные взаимосвязанные задачи: с одной стороны, журналисту необходимо уловить смысловую структуру всего текста, а с другой — оценить весь наличный материал с точки зрения его соответствия теме интервью. Как справедливо замечает В. П. Белянин, «уровень смыслового восприятия текста проявляется в постепенном переходе от понимания отдельных слов к пониманию смысла высказываний и от них — к формированию представления о смысле всего текста. Тем самым процесс восприятия текста предстает как иерархическая система с восхождением от низшего сенсорного к высшему понятийному уровню»497. В ходе ознакомления с первичным текстом журналисту нужно проанализировать различные его элементы с точки зрения их связности и последовательности, определить стержневые идеи рассмотренной темы, оценить степень логической законченности или незавершенности тех или иных высказываний, выявить внутренний смысл тех или иных мыслей и слов, наконец, уловить лексические особенности текста. Данный подход позволит выработать этапы обработки и систематизации первоначального текста. Степень и глубина литературной обработки первоначального текста во многом зависит от ясности и логической стройности высказанных человеком мыслей, точности словоупотребления, стилистических особенностей речи собеседника и от завершенности его высказываний. Любое суждение человека нужно проверять с точки зрения истинности или ложности выдвинутых положений. Расшифрованную речь собеседника необходимо привести в соответствие с языковыми нормами, которые определяются как «реализации языковой системы, принятые в данное время данным языковым сообществом в качестве образцовых или предпочтительных. Языковая норма соотнесена с собственно языковыми фактами (языковыми единицами) — их составом, образованием, сочетаемостью, употреблением»498. К подобного рода нормам относят языковые, стилистические и коммуникативные нормы, нарушение которых ведет к речевым ошибкам, искажению смысла, к различного рода двусмысленностям и т. д. Речевые ошибки, по мнению С. И. Сметаниной, проявляются на разных уровнях: фонетическом, лексическом, морфологическом и синтаксическом. Фонетические связаны с нарушением норм произношения. Лексические ошибки возникают из-за незнания пишущими/говорящим лексического значения слова или фразеологизма, особенностей их сочетания с другими словами. В этой связи С. И. Сметанина предлагает следующую технику работы с лексическими ошибками: ? соотнесение оригинального (зафиксированного в словаре) значения слова с обозначенным им в тексте предметом (лицом, событием, понятием); ? логическую оценку возможности/невозможности использования этого слова в данном случае; ? замену неверно использованного слова499. Редакторской правке подлежат и различного рода двусмысленные высказывания, которые затуманивают или искажают смысл сказанного. К подобного рода высказываниям теоретики относят жаргонизмы, бюрокартизмы, напыщенный язык. Люди одной конкретной специальности используют жаргонизмы как профессиональный язык, отличающийся экономностью и понятностью в общении между представителями одной профессии, но совершенно чуждый и незнакомый для представителей других профессиональных групп. Поэтому, если в своей речи собеседник часто использовал жаргонизмы, нужно заменить их на адекватные понятия или же дать соответствующие пояснения, чтобы не вызывать у читателей двусмысленной трактовки того или иного высказывания. Канцеляризмы представляют собой бессмысленное нагромождение слов, которые по сути ничего не выражают. Например: «Время официального визита совпало с отчетным периодом времени...» Напыщенный язык ориентирован на то, чтобы придать заурядному событию важность и значимость. Например, интервьюируемый рассказывает о выступлении в сельском клубе артистов из областного драматического театра: «Крупнейшие звезды областного театрального искусства показали сельчанам премьеру своего суперавангардистского спектакля.». К двусмысленным высказываниям нужно отнести и различного рода иноязычные заимствования, обилие которых только затрудняет понимание сути дела. Морфологические ошибки создают, по мнению С. И. Сметаниной, помехи при восприятии информации. Они связаны с неправильным образованием форм слов, принадлежащих к различным частям речи. Синтаксические ошибки связаны с нарушением норм построения словосочетания, простого или сложного предложения. Невыправленные синтаксические дефекты снижают степень доступности текста и очень часто искажают информацию, нарушают природу описываемого события500. Следующая группа языковых ошибок связана с нарушением стилистических норм, которые С. И. Виноградов определяет как «соответствие текста (относящегося к тому или иному жанру, функциональной разновидности, подсистеме литературного языка) сложившемуся в дан ной культуре и общественно принятому в данный момент стандарту»501. Например, в аналитическом интервью употребление экспрессивной лексики и элементов разговорного стиля речи должно быть ограничено. И наоборот: перебор официальной лексики вредит восприятию личностного интервью. К стилистическим ошибкам относят и речевую недостаточность, которая связана с немотивированным пропуском слов. По мнению С. И. Сметаниной, данная ошибка может «привести к нарушению грамматической сочетаемости слов и к неясности высказывания». И далее: «Речевая недостаточность возникает на этапе перевода речи из „внутренней" во „внешнюю". „Внутренняя речь" характеризуется подчеркнутой эллиптичностью. „Для себя", в уме, мы „проговариваем" фразу, опуская то, что нам хорошо известно, или то, что само собой разумеется, используем свернутые номинации понятий, короткие предложения, редко прибегаем к союзам. Во „внешней речи" — речи для других — все пропущенные фрагменты следует восстановить»502. По нашим наблюдениям, речевая недостаточность особенно характерна для устной речи. Ведь в ходе разговора многие понятия и мысли можно выразить на невербальном уровне: жестами, взглядом, многозначительной интонацией и т. д. Порой между партнерами по общению уровень понимания настолько высок, что они понимают друг друга с полуслова. Но в первоначальном тексте интервью такая недосказанность недопустима, так как окончательный текст рассчитан на читателей, которым подобного рода эллиптичность будет совершенно непонятна. В данном случае журналист может «домыслить» за своего собеседника, чтобы ликвидировать ошибки подобного рода. Нарушение коммуникативных норм связано с отходом от языковых, этических и правовых норм. В ситуации, когда происходит дестандартизация языка газеты (термин А. А. Куникеева), особое внимание уделяется анализу этической нормативности речи коммуникантов. В практике СМИ отмечается тенденция активного использования такой ненормативной лексики, как диалектизмы, просторечия, обсценная лексика. На наш взгляд, употребление подобной лексики возможно в интервью только тогда, когда журналисту необходимо дать речевую характеристику своего героя. Впрочем, неоправданное и необоснованное употребление ненормативной лексики может привести к нарушению норм общения. Правило коммуникативной нормативности, таким образом, предписывает соблюдение общечеловеческих нравственных норм. Большое значение в редактировании первоначального текста имеет работа журналиста с фактическим материалом, который, по мнению К. М. Накоряковой, охватывает опорные для текста элементы: понятия, передающие смысл, предметные отношения. «Это те понятия, — отмечает данный автор, — которые при правке текста не должны подвергнуться изменениям или выпасть. Связи, отношения между основными понятиями должны быть сохранены». И далее: «Фактический материал реализуется в текстовых конструкциях, которые являются элементами номинации, обозначающими не только события, но и „кусочки действи- тельности“— вещные элементы предметного ряда, свойства, качества, состояния, обозначение лиц, отношений, количества»503. Фактический материал, как правило, подвергается проверке. Это может быть сличение фактологических данных с авторитетным источником, официальное подтверждение или внутренняя проверка504. Таким образом, процесс редактирования первоначального текста интервью представляет собой не только осмысление речевого материала, но и всестороннюю его обработку с точки зрения языковой нормативности. Авторская работа — подготовка и написание текста интервью. Следующий этап работы над текстом интервью условно обозначим творческим, так как именно данная часть текстовой деятельности журналиста сопряжена и с воплощением замысла произведения, и с нахождением смысловых связей между различными текстовыми элементами, и с композиционным построением материала, и с выбором способа изложения и т. д. Почему условно? Во-первых, считается, что в интервью журналист имеет дело с чужим текстом и его роль сводится лишь к умелой компоновке разнородного речевого материала. Во-вторых, спорным является вопрос по поводу авторского влияния на формирование замысла и концепции произведения. В-третьих, открытым остается вопрос: может ли журналист корректировать способ изложения материала? Однозначные ответы на эти вопросы дать нельзя, потому что жанр интервью мы относим к тому типу словесного творчества, в котором партнеры по общению выступают в качестве равноправных соавторов, где один больше проявляет себя на вербальном уровне (в процессе говорения), а другой — на невербальном (в процессе написания). Но в силу того, что именно журналист в конечном итоге занимается окончательным воплощением первоначального текстового материала в полноценное журналистское произведение, от него зависит, какими качествами будет отличаться данное интервью. К основным критериям качественности и завершенности произведения нужно отнести целостность и связность. За счет чего достигаются данные параметры текста? Как справедливо замечает К. М. Накоря- кова, «целостность текста как литературного единства не соотносится непосредственно с лингвистическими единицами и имеет психолингвистическую структуру. Она достигается единством замысла и точностью построения текста, целостностью образного осмысления материала, ясностью логического развертывания мысли, стилистическим единством. Связность же текста — условие его целостности»505. Поэтому в процессе работы над текстом журналист может вносить сюда различного рода изменения: 1) сокращать (сжимать) текст, устраняя информационную избыточность; 2) менять местами различные смысловые узлы в зависимости от замысла произведения; 3) уточнять и корректировать логику развертывания мысли собеседника; 4) интерпретировать и комментировать слова интервьюируемого; 5) детализировать или расширять отдельные высказывания собеседника и т. д. Как утверждает Д. Г. Бекасов, «в творческом процессе, пожалуй, наибольшая трудность заключается именно в том, как структурно „организовать" собранный материал в единое целое. Автор при этом сталкивается со множеством фактов, статистических данных, разных мыслей, представляющих собой „строительный материал". Для того чтобы все это зазвучало, выразило главную мысль автора, служило поставленной им цели, необходимо выработать концепцию, найти разумные пропорции, отобрать нужное, отделить более важное от менее существенного, расставить акценты. Л. Н. Толстой называл это сочетанием „генерализации" и „мелочности" в литературном произведении, подразумевая под генерализацией — обобщение, а под „мелочно- стью“ — конкретные подробности»506. Несмотря на то что эти положения Д. Г. Бекасов в большей степени относил к работе над корреспонденций и статьей, их можно отнести и к жанру интервью. Ведь и здесь построение текстовой модели предполагает рассмотрение различных формообразующих вариантов, соответствующих основному замыслу произведения. Заметим, что приемы работы журналиста над текстом интервью всегда индивидуальны, хотя есть и общие правила, выработанные на практике. Прежде чем приступить к написанию текста интервью, желательно четко представить суть состоявшейся беседы, установить круг вопросов, которые помогут более глубоко выявить содержание темы, уточнить отношение человека к обсуждаемой теме или проблеме, проанализировать его позицию и мнения. При анализе ответов на те или иные вопросы нужно обратить внимание, насколько последовательно развивается мысль собеседника, выявить ее логическое развитие. Как утверждал в свое время известный русский оратор М. М. Сперанский, есть два правила расположения мыслей. Исходя из первого правила «все мысли в слове должны быть связаны между собой так, чтоб одна мысль содержала в себе, так сказать, семя другой. Второе правило в расположении мыслей состоит в том, чтобы все они подчинены были главной. Во всяком сочинении есть известная царствующая мысль, к сей-то мысли должно все относиться. Каждое понятие, каждое слово, каждая буква должны идти к сему концу, иначе они будут введены без причины, они будут излишни.»1. Следующий этап работы над текстом интервью — это его сюжетнокомпозиционное построение. До написания текста интервью важно определить основные элементы его текстовой конструкции: заголовочный комплекс, лид, вступление, концовку, порядок расстановки вопросов и ответов на них. Особое внимание в газетном интервью уделяется монтажу заголовочного комплекса, состоящего из таких текстовых элементов, как название тематической полосы, рубрики, шапки, заголовок, подзаголовок, внутренние заголовки, лид, авторское вступление к интервью, различного рода врезки, прием «разработки мотива» и др. Роль тематической рубрики, под которой публикуются интервью, состоит в том, чтобы сориентировать читателя среди других газетных материалов. По названиям этих рубрик читатель может определить: актуальность материала («Актуальное интервью», «Тема дня»), источник информации («Из первых рук», «От первого лица», «Мнение эксперта», «Мнение руководителя»), номинацию героя произведения («Телегерой», «Люди шоу-бизнеса», «Что? Где? Когда и с кем?», «Лицом к лицу», «Частная жизнь», «Гость», «Рандеву со звездой»), тематическую направленность беседы («Я и ценности моей жизни», «Деловой клуб», «Народный психоанализ», «Дискуссионный клуб», «Арт-Клуб»), трактовку событий («События и комментарии») и т. д. Как правило, подобного рода рубрики во многих изданиях не только постоянны, но и имеют четко отведенное для них место. Делается это для того, чтобы читатель при чтении газеты мог без всяких затруднений найти нужный ему материал. Заголовок, по мнению теоретиков, является первым сигналом смысловой наполненности произведения. Он, отмечает К. Прохорова, во многом «автономен, что подчеркивается и его независимым от текста положением, и семантической обособленностью»507. Именно эта автономность заголовка от остального текста интервью определяет его двойственность. По мнению К. М. Накоряковой, «с одной стороны, заголовок самостоятелен, с другой — это элемент структуры произведения, действительно заголовок может быть прочитан вне связи с материалом, может быть осознан как элемент другой, более широкой системы — подборки, полосы»508. Возможно, именно такая двойственная природа заголовка позволяет журналистам бульварной прессы заявлять в нем одну тему (наиболее пикантную и броскую, чтобы тем самым заинтриговать читателя — например, «Пугачева на гастролях поцеловалась с крысой»), а в тексте писать совсем про другое. Еще в 60-70-е гг. XX в. будущий медийный магнат Руперт Мэрдок провозгласил правило: «Заголовок не должен отражать тему. Он должен привлекать внимание». Сегодня данного правила придерживаются, быть может, только журналисты желтых и бульварных изданий. Журналисты качественных изданий стремятся отразить в заголовке наиболее интересный аспект темы произведения таким образом, чтобы он не только вводил читателя в курс дела, но и был бы при этом чрезвычайно привлекательным. При этом заголовок может выполнять различные функции: контактная функция состоит в привлечении внимания читателя, конструктивная (наиболее употребляемая в жанре интервью) указывает на конструкцию материала, информационная заключается в констатации интересного факта. Очень часто заголовок в интервью выстраивается по принципу выделения главной мысли, высказанной героем произведения (например, Роман Курняев: «У нас был приказ не стрелять в Арафата», Светлана Крючкова: «Бытует мнение, что я избиваю людей...»). И думается, этот прием не случаен, потому что, как считает К. М. Накорякова, «заголовок нельзя признать удачным, если он по смыслу, по эмоциональной окраске не создает того фокуса, вокруг которого естественно располагаются части материала, если он не является центром его логической, содержательной и образной структуры»1. Связь заголовка с основным текстом интервью осуществляется подзаголовком, служащим своеобразным связующим мостиком, а также через лид. К заголовочному комплексу относятся и заголовки различных главок в интервью. Разделение большого текста на отдельные самостоятельные части также рассчитано на то, чтобы сконцентрировать внимание читателя на содержании. Такой монтажный подход позволяет: 1) разбить все произведение на тематические блоки; 2) в каждом таком блоке рассмотреть тот или иной конкретный вопрос; 3) выстроить все части по принципу сюжетного развития: от завязки до кульминации; 4) с помощью логических мостиков придать тексту целостность. На газетной полосе статья, построенная по такому принципу, равномерно распределяет внимание читателя в пространстве произведения. Важное значение в структуре интервью занимает начало. Существуют различные способы ввода читателя в курс состоявшейся беседы. Рассмотрим это на конкретных примерах. Публицистическое начало. В таком вступлении на первое место выступает авторское «Я». Журналист на эмоциональном уровне может выразить свое личностное отношение к событиям или к человеку, с которым вел разговор. Начало, составленное в виде итогового анализа события или мероприятия. В таком начале подводятся не только некоторые итоги, но и на основе анализа даются определенные прогнозы. Главное преимущество таких начал — представление читателю обобщающего взгляда на ту или иную проблему. Непосредственное написание текста интервью — это выбор способа изложения, который, кстати сказать, во многом зависит от того, какой тон и какое направление избрал собеседник автора. Способ работы журналиста над текстом интервью — важнейшая часть творческой деятельности, которая связана с конкретным воплощением речевого материала в готовое произведение. Особенностью данной работы является то, что в интервью журналист выступает в определенной мере как соавтор в создании текстового материала. Но при этом мы увидели, что многие вопросы, связанные с композиционным построением материала, с продумыванием заголовочного комплекса, с формированием оригинального начала и т. д., решаются журналистом самостоятельно, а это невозможно без наличия и успешной реализации значительного творческого потенциала.
<< | >>
Источник: Ким М. Н.. Основы творческой деятельности журналиста: Учебник для ву зов. — СПб.: Питер,. — 400 с.. 2011

Еще по теме 4. 2.4. Интервью: специфика и разновидности жанра:

  1. Особенности функционирования жанра интервью
  2. 4. 4 . 1. Обозрение: специфика жанра
  3. Цели, задачи, особенности функционирования жанра интервью в средствах массовой информации
  4. Истоки жанра
  5. Назначение и особенности жанра
  6. Развитие жанра
  7. Особенности и назначение жанра
  8. Что влияет на выбор жанра?
  9. Развитие жанра
  10. Назначение и особенности жанра
  11. Развитие жанра
  12. Развитие жанра
  13. Разновидности фотозарисовок
  14. ПОДМЕНА ЖАНРА
  15. 4.4. 2. Современный очерк: проблемы жанра
  16. Разновидности фотокорреспонденций
  17. 4. 2. 2. Искусство малого жанра: заметка
  18. Разновидности фоторепортажа
  19. Разновидности фотоочерка
  20. Разновидности фотозаметок и формы их подачи