загрузка...

2. 1. Особенности журналистского познания действительности

Журналистика как специфическая форма познания возникла на основе социальных потребностей людей в получении оперативной и актуальной информации о различных сторонах жизнедеятельности социума. В процессе своего становления журналистика как наиболее поздняя форма познания во многом заимствовала методологический инструментарий из других сфер познания: философии, науки и искусства. Вопрос состоял лишь в том, что необходимо было перенять журналистике из других форм познания, чтобы на этой основе выработать свой методологический инструментарий. Данная проблема не утратила своей актуальности и сегодня. Только в отличие от прежних времен данные вопросы носят крайне обостренный характер. Почему? Время интуитивной практики проходит. И на уровне теории журналистики требуется выработка такого методологического инструментария, обращение к которому обеспечило бы профессионалам новые возможности в познании все усложняющейся общественной жизни людей. Наиболее ярко эта тенденция выразилась в теории социожурналистики, которая активно развилась благодаря ученым факультета журналистики СПбГУ. Сама же теория журналистики, если она претендует на статус научной дисциплины, должна выработать собственную научно обоснованную методологию, определиться с объектом и предметом анализа, создать целостную и непротиворечивую систему научных категорий. В принципе, вся предшествующая история отечественной журналистики, которая рождалась и развивалась в лоне российской науки и литературы, говорит о том, что направление движения было правильным. Да и сегодня мы видим, что журналистика охотно пытается интегрироваться в различные науки: социологию, психологию, филологию. Как уже было отмечено, она берет на вооружение их методологический инструментарий, но все равно раствориться полностью в их предметных областях не может, потому что имеет свою неповторимую сущность. Журналистика — это не только одна из форм общественного познания наряду с наукой и искусством, но и особый вид человеческого творчества. Именно в этом двуединстве проявляется ее неповторимая сущность. Как общественный феномен она представляет собой совершенно самостоятельное и целостное явление, несводимое ни к науке, ни к искусству, но одновременно вбирающее из этих форм общественного познания какие-то черты и свойства. Из науки, состоящей из теоретической и эмпирической частей, практическая сфера в большей степени тяготеет к последней. Как отмечают исследователи, «журналистика как форма социального познания относится не к „твердому ядру" социального познания, а к его „передовой", где более всего гипотез, варьируемых альтернатив и т. д.».117 Поэтому, как пишут современные ученые, «было неправомерно в ультимативном порядке требовать от этого „переднего края“ безошибочной точности, научной скрупулезности, строгости, непротиворечивости. На „передовой“ социального познания, коей является журналистское познание действительности, главное — это грамотный, толерантный подход, эвристичность и высокий уровень информативности, которые позволяют включать в границы социального познания конкурирующие взгляды и теории, помогают выстроить объективную картину мира и просветить аудиторию»118. Учитывая все эти моменты, некоторые ученые формируют ряд гносеологических проблем, подвергающих сомнению само признание журналистики как самостоятельной формы познания. Например, доктор философских наук А. С. Казеннов настаивает на том, что журналистика не может рассматриваться как устоявшаяся, самостоятельная форма общественного познания, поскольку таковых всего три: ? религиозно-теологическая; ? художественно-эстетическая; ? естественнонаучная119. Правда, возникает вопрос: почему выделяются только эти виды познания? А мифология разве не представляет, как и религия, специфическую форму освоения реальности? И если это так, то каков познавательный инструментарий у данных форм познания и с помощью каких таких средств познается та ирреальность, на которую они направлены? Наша сфера деятельности, обладающая фактуальной природой, больше нацелена на познание реальной действительности, чем, скажем, религия. Для достижения этих целей в профессии выработаны собственные методы познания, которые постоянно обогащаются и совершенствуются. Журналистика, по точному замечанию Л. М. Макушина, «как губка может впитывать в себя широкий набор усложняющихся познавательных форм и играть не только репродуктивную, но и продуктивную роль в сфере социального познания»120. Впрочем, А. О. Зиновьев считает, что «журналист никогда не познает действительность так, как это может сделать ученый, и в первую очередь различие между ними носит именно методологический характер»121. Никто и не говорит о том, что журналист должен владеть таким же познавательным инструментарием, как и ученый. Перед журналистом стоят более скромные задачи: ? освоить действительность на событийном уровне, т. е. на уровне факта (на аналитическом) выявить суть явления; ? на художественно-публицистическом (создать образное представление о каком-нибудь жизненном фрагменте). Если результатами научного познания выступают знания, религиозного — вера, мифологического — мифемы, художественного — образы, то журналистского — актуальные факты действительности. Если ученый в процессе познания нацелен на поиск истины, то журналист — на нахождение социально значимой информации. Л. Г. Свитич, рассматривая журнализм как гносеологический феномен в рамках информационной парадигмы, считает целесообразным соотнести журнализм с философскими категориями и философией как типом познания. В этой связи исследовательница отмечает: «Если понимать философию как познание сущности эволюции Вселенной и человека, а журналистику как отражение (хотя и не всегда адекватное) сегодняшней земной реальности, актуальной жизни общества и человека в нем, то можно, весьма, конечно, условно, назвать журналистику философией сиюминутности, философией обыденности, философией момента, земной философией, актуальной философией, конкретной философией, философией ситуативной реальности»122. Поэтому в качестве предмета познания журналистики выделяется внешний, видимый, земной, конкретный динамичный мир 123. Сопоставление журналистской и философской гносеологии дало основание Л. Г. Свитич утверждать, что «журнализм — самый конкретный, эмпирический из обобщенных форм познания действительности (ниже — только непосредственное личное восприятие). Журнализм — это обыденно-обобщенный способ познания действительности в отличие от абстрактного познания философа»124. В современной науке выделяют следующие формы познания действительности: научное, обыденное, художественное и другие специализированные формы познания.
Если исходить из данной градации (здесь, как видим, подтверждается тезис Л. Г. Свитич), то журналистику вполне можно отнести к специализированной форме освоения действительности, в которой пересекаются и вступают в весьма сложные взаимоотношения различные формы познания: научное, художественное и обыденное. Именно благодаря такому синтезу журналистике удается оперативно формировать систему представлений человека о текущей действительности, с которой ему приходится иметь дело каждый день. Но прежде, чем мы рассмотрим, в чем заключается специфика журналистского познания мира с точки зрения гносеологии, остановимся на базовых формах познания. Как считают ученые, «научное познание ориентировано на выявление законов поведения предметов и явлений действительности с целью формирования наиболее эффективных и оптимальных способов изменения этого поведения в направлении, соответствующем интересам и потребностям человека. Это обстоятельство порождает и потребность в надежных способах прогнозирования возможных будущих результатов деятельности людей»125. «Теоретическая форма познания ориентирована на представление сущностной природы изучаемой реальности в наиболее явном виде. Поэтому здесь речь идет не о построении описаний действительности, но о создании системы законов, определяющих функционирование этой действительности»126. Специфика обыденного познания определяется тем, что «оно всегда ориентировано на сохранение уже апробированных методов действия, ставших традиционными, поскольку они оказывались неизменно эффективными на протяжении жизни многих предшествующих поколе- ний»127. Одна из наиболее характерных особенностей обыденного познания — «отсутствие интереса к отдаленному будущему. Конкретность практических задач ограничивает знания, возникающие в процессе их решения, поскольку обыденная практика ориентирована на получение уже известных заранее результатов, хотя на самом деле, как уже отмечалось, ожидания могут быть ошибочными»128. Художественное познание мира в большей мере базируется на чувственном восприятии. Отсюда возникает и специфический продукт художественного познания: музыка, литературный образ, картина и т. д. Если целью науки как формы познания объективной и социальной действительности является производство новых знаний о природе, обществе и человеке, а искусства — эстетическое освоение мира посредством создания художественных образов, то основной целью журналистики является оперативное познание текущей действительности во всех ее многообразных проявлениях. При этом «гносеологическое изучение социального познания основывается на анализе соотношения между общественным и индивидуальным сознанием и объектом их отражения. При гносеологическом изучении социального познания исследователь интересуется тем, как совершается социальное познание, в чем состоит специфика его форм в связи со способом осуществляющегося отражения, каковы средства и способы достижения истины и каков ее критерий. Другими словами, гносеологическое изучение социального познания означает, по существу, рассмотрение основных вопросов теории познания, приложенных к социальному познанию»129. Если рассмотреть основные вопросы теории познания относительно журналистики, то нас в данном случае будут интересовать следующие проблемы: ? в чем заключается особенность журналистского типа познания; ? что первично, а что вторично в журналистском познании; ? каковы функции данного типа познания; ? каковы способы достижения объективности в журналистском познании действительности; ? каковы журналистские формы отражения объективной реальности. Главная особенность журналистского познания заключается в том, что оно относится к ненаучному типу познания. Находясь на стыке между научным, художественным и обыденным типами познаниями, журналистика как самостоятельная форма познания приобрела не только соответствующие признаки, но и отличительные черты. По мнению В. Д. Мансуровой, «журналистский подход к познанию окружающей действительности в отличие от строго научного всегда базируется на единстве образного и логического начал, фактов „здравого смысла“, интуиции и строгой логики»130. Такой конгломерат познавательных подходов в журналистике не случаен. Журналистика, погруженная в стихию жизни, познает и осваивает этот мир исходя из ненаучных приемов поиска знаний. Поэтому в журналистике важна не столько репрезентативность факта, а правдоподобность, не истина, а правда жизни, не научные результаты, а мнения и оценки и т. д. Поэтому если мы говорим о журналистском типе познания, то здесь решающую роль, по утверждению А. А. Тертычного, играет принцип единства гносеологического и аксиологического начал в познании. Это служит, по его мнению, «одним из важнейших признаков, характеризующих журналистику не только как средство познания (что вполне достаточно, например, для науки), но и как средство всестороннего социального ориентирования, политического и идеологического воздействия, без чего журналистика не существовала бы как таковая». И далее ученый отмечает: «Именно аксиологическое начало задает „угол зрения" журналиста на окружающую действительность, подсказывает выбор темы, предмета, методов, направления, характера исследования, жанра будущей публикации и т. д. Оно лежит и в основе информационной политики тех или иных СМИ в целом»131. Данный признак придает любому журналистскому продукту «гно- сеологически-аксиологическую двухмерность» (термин М. С. Кагана)132. В нашей профессиональной деятельности важно не только познать, но и истолковать изучаемое явление с позиций интересов или ценностей определенного субъекта — личности, социальной группы, сословия и т. д., не только отобразить кусочек жизни, но и дать по возможности его образное видение. Таким образом, становится вполне очевидным, что именно в журналистике как специфическом типе познания синтезируются научные, художественные и обыденные типы познания, их органическое слияние и взаимопереплетение. Поэтому ее внутреннее строение во многом определяется тем, что она вбирает в себя элементы всех трех типов познания: научного, художественного и обыденного. Как пишет Л. М. Ма- кушин, «журналистика — сравнительно поздний вид познавательной деятельности — застает эти структуры уже сложившимися и берет из них на вооружение те элементы, которые более всего соответствуют ее субъекту, функциям и целям»133. Именно в этом главная специфическая особенность журналистики как специализированного типа познания.
<< | >>
Источник: Ким М. Н.. Основы творческой деятельности журналиста: Учебник для ву зов. — СПб.: Питер,. — 400 с.. 2011

Еще по теме 2. 1. Особенности журналистского познания действительности:

  1. 2. 4 . 1. Гносеологическая структура журналистского познания ?
  2. 2. 3. Журналист как субъект познания действительности
  3. Познание как отражение действительности.
  4. 352.2. ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ 3522.1.Общая характеристика действительности Действительность как момент становления
  5. Условные обозначения особенностей бытующей действительности:
  6. Особенности уровней научного познания
  7. § 1. Особенности социально-гуманитарного познания
  8. ОСОБЕННОСТИ И ВИДЫ ВНЕНАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ
  9. Глава 3 СТРУКТУРА ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ЕЕ ОСОБЕННОСТИ В НАУЧНОМ ПОЗНАНИИ
  10. Особенности научных революций в социально-гуманитарном познании
  11. § 1. Философия познания: диалог подходов. Значение эпистемологии для научного познания
  12. § 3. Конвенция (соглашение) — универсальная процедура познания и коммуникации, ее роль в научном познании
  13. § 2. Ценности в познании как форма проявления социокультурной обусловленности научного познания Категория ценности в философии науки
  14. V. ЖУРНАЛИСТСКАЯ ЭТИКА И МЕДИАКРИТИКА
  15. ОРГАНИЗАЦИЯ ЖУРНАЛИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ