загрузка...

4.4. 2. Современный очерк: проблемы жанра

Жанровый статус очерка В литературоведении известны два подхода к изучению жанров: типологический и историко-генетический. Первый из них наиболее последовательно представлен в работах Г. Н. Поспелова, который утверждал, что жанры — явление не исторически конкретное, а типологическое564. Иного мнения придерживались В. Я. Пропп, О. М. Фрейденберг, М. М. Бахтин, Д. С. Лихачев, С. С. Аверинцев и др., считавшие, что категория жанра — категория историческая. «Литературные жанры, — отмечал академик Д. С. Лихачев, — появляются только на определенной стадии развития искусства слова и затем постоянно меняются и сменяются. Дело не только в том, что одни жанры приходят на смену другим и ни один жанр не является для литературы вечным, — дело еще и в том, что меняются самые принципы выделения жанров, меняются типы и характер жанров, их функции в ту или иную эпоху»565. В чем же принципиальная разница между обозначенными подходами? Типологический анализ предполагает выявление обобщающих признаков того или иного жанра. На этой основе становится возможной дифференциация произведений по определенным параметрам. Например, по форме, содержанию, стилю, функциям, проблематике, объему и т. п. Именно по этим принципам выстраивается типологическая структура жанра. Но чтобы показать, как исторически и конкретно складывается целостная форма бытия того или иного жанра, типологический анализ должен быть дополнен историко-генетическим подходом, который позволяет выявить не только его дожанровое состояние, но и все внежанровые формы и разновидности. Если результатом типологического анализа является произвольно выстроенная классификация, зависящая от критериев отбора дифференцирующих признаков, то в ходе историко-генетического исследования осмысляется весь процесс становления жанра как целостной и постоянно меняющейся системы. В последнем случае выявляются общезначимые уровни развития жанра, начиная от элементарных (тема, фабула, предмет изображения и др.) и кончая высшими (форма, способы организации речевого материала, композиция и др.). В контексте поднятых проблем попытаемся определить наиболее существенные признаки очерка — с одной стороны, а с другой — видовые разновидности данного жанра. Очерк как синтетический жанр художественной публицистики. В мировой журналистике первые прообразы очерка появились в XVIII в. в Англии. Журналисты Стил и Андисон, печатавшиеся в журналах «Spectater» и «Tottler» («Зритель» и «Болтун», издававшихся в 17091712 гг.), впервые опубликовали похождения Иосифа Бикерстафа. Это были бытовые, нравоописательные сценки лондонской жизни того вре- мени566. Похождения отдельной личности становятся объектом литературного и журналистского описания. В первой трети XIX в. в очерковом жанре писали такие известные писатели, как Берне, Гейне, Гёте и др. Происхождение очерка исследователи связывали с так называемой литературой путешествий. Известно, что путешествие как самостоятельный жанр возникло в литературе в XVIII-XIX вв. В России первым очерком называли «Хождение за три моря» Афанасия Никитина. Современные исследователи данное произведение относят к жанру литературного путешествия, ссылаясь на мнение И. А. Гончарова, который в свое время писал, что «путешествие — это либо специальное, ученое, либо просто систематическое описание со строго определенным содержанием»567. Предметом описания путевого очерка является наиболее интересное и яркое впечатление автора. Как видим, между литературным путешествием и путевым очерком существуют определенные различия, хотя по своей форме они очень близки. Выделение очерка из лона литературных жанров происходило уже на стадии его формирования. Вся история становления данного жанра связана с выявлением его характерных признаков, специфики, природы, функций и задач. В 20-е гг. XX в. литературоведы и писатели дискутировали по поводу того, является ли очерк литературным или сугубо публицистическим жанром. Остро ставились вопросы: допустимы ли в очерке, как и в рассказе, вымысел и домысел; как сочетать документальное и художественное отображение действительности, по каким законам выстраивать художественный образ и т. п. Все эти разночтения были вполне обоснованны. Ведь природа очерка чрезвычайно сложна. Она во многом обусловлена синтетическим характером данного жанра художественной публицистики, находящегося в зоне активного продуктивно-творческого взаимодействия с литературой, искусством и наукой. В современном очерке интегрируются различные способы отображения социальной действительности, используются разнообразные литературные формы, применяется исследовательский подход в изучении человека, наконец, постоянно вырабатываются новые методы художественного и публицистического анализа. Отсюда и возникали сложности в изучении данного жанра. Как справедливо отмечает В. И. Шкляр, «творческие „симбиозы" очерка, его постоянное стремление к диффузии, трансформации нередко становились преградой на пути исследований, занятых проблемой его внутрижанровой классификации»568. Первые попытки классификации очерка предпринимались в 20-е гг. XX в. В основном они были ориентированы на поиски типологических признаков очерка. Не раз по этому поводу ломались копья. Известна полемика Горького с писателем Арамилевым569, который классифицировал очерки на следующие виды: очерк-пейзаж, очерк- фотография, психологический, социологический, сатирический и т. д. По мнению Горького, данная классификация страдала отсутствием единого основания. В последующие годы предпринимались и другие попытки классифицировать очерк на различные подвиды. Впрочем, они также были неудачными, потому что не учитывалась своеобразная природа данного жанра. Поэтому внимание многих исследователей было в дальнейшем направлено на выяснение специфики очерка. Но для начала необходимо было определиться в самом понятии «очерк». В 40-е гг. XX в. под очерком понимали «короткое повествовательное произведение, основной целью которого является образная иллюстрация или образная информация»570. Данная точка зрения была подвергнута справедливой критике, потому что сводила задачи очерка к простому информированию, пусть даже и образному. В 50-е гг. XX в. Б. Полевой попытался дать развернутую характеристику данного жанра. Он считал, что «.очерк является самостоятельным литературно-художественным жанром, находящимся на вооружении газеты. В отличие от других жанров публицистики, он содержит элементы художественного, образного описания; в отличие от литературных жанров, он основывается на конкретных фактах, содержит элементы публицистики, исследования»571. Очерк, как видим, выделяется в самостоятельный жанр, в нем подчеркивается наличие разнородных содержательных элементов, но ничего не говорится об особенностях их внутрижанрового взаимодействия. В 60-е гг. XX в. разгорелась полемика по поводу отличия очерка от других малых литературных форм. Например, литературоведы характеризовали данный жанр как один из видов «эпической, повествовательной литературы, который отличается от других видов (роман, повесть, рассказ) достоверностью, т. е. тем, что в очерке более или менее точно изображаются события, происходившие в реальной жизни»572. Подобная точка зрения отразилась и в Словаре русского языка С. И. Ожегова: «Очерк — небольшое литературное произведение, краткое описание жиз ненных фактов»573. Относя очерк к малому литературному жанру, ученые все же отмечали его документальную основу, а его основную функцию сводили к достоверному описанию фактов с образной трактовкой. Такого же мнения придерживалась и часть исследователей теории журналистики. Например, М. Черепахов писал, что «очерк — один из наиболее „подвижных" жанров литературы, который в силу своего назначения и природы в большей мере, чем другие формы (например, рассказ, новелла), подвержен изменениям»574. В приведенных определениях ничего не сказано о публицистических началах очерка, хотя именно это качество наряду с его художественной основой придавало данному жанру особое своеобразие. Иное мнение отстаивали Ю. Суровцев и Б. Костылянц, рассматривавшие очерк как жанр чистой публицистики. Выделение какой-то одной стороны очерка вносило путаницу в понимание природы жанра. А главное — было непонятно, по каким законам (литературы или публицистики) должен существовать очерк, какие признаки ему наиболее присущи, в каком взаимодействии должны находиться внутри произведения публицистические и беллетристические элементы. Без ответа на эти и другие вопросы невозможно было выстроить внутрижанровую классификацию, которая и по сей день имеет разнородный характер. Более продуктивной оказалась концепция Е. И. Журбиной. Она считала, что «очерк при ярких публицистических приметах и публицистической направленности одновременно остается неотъемлемой частью художественной литературы»575. Говоря о функциях очерка в публицистике и литературе, Журбина справедливо отмечает, что очерк вышел «за пределы существующих в литературе жанровых форм во имя очерчивания новых явлений и постановки новых проблем жизни»576. Тем самым впервые определяется не только новая область исследования, но и ставится проблема взаимодействия публицистических и беллетристических начал в очерке. В 70-е гг. XX в. исследователи углубляют свое видение природы очерка. Они рассматривают вопросы, связанные с законами выстраивания документального образа человека, определяют роль автора в очерковом произведении, обсуждают проблемы поэтики жанра и т. д. В 80-е гг. XX в. центральным местом изучения становится специфика отображения человека в публицистике577. Кроме этого, исследователи всерьез говорят о продуктивно-творческом взаимодействии очерка с художественной литературой, наукой и искусством. Специфика художественности в очерке проявляется, по мнению теоретиков, и в образном осмыслении фактов, и в особых способах актуализации авторской индивидуальности, и в характере проявления различных эстетических начал, связанных и с отбором конкретных художественных приемов, и со способом образного постижения мира, и с поэтикой документального письма. Как отмечает Н. М. Щудря, «художественность — не дополнительный штрих и литературное оформление содержания в публицистике, а внутренне присущее в этом виде журналистской деятельности»578. Таким образом, элементы взаимопроникновения публицистики и литературы становятся одной из актуальных задач теории публицистики и теории литературы. Например, В. И. Шкляр выдвигает перед исследователями ряд задач, требующих комплексного, всестороннего и глубокого изучения динамики и корреляции творческих процессов, закономерностей и особенностей развития стилевых направлений, диалектики и тенденций жанрообразования, стилеобразующих факторов, системы идейно-выразительных и образных средств, инструментария публицистической поэтики. При этом он пишет, что «особенностью современного публицистического процесса является интенсивное взаимодействие с литературой; взаимовлияние и взаимопроникновение видов и жанров литературы — художественной, документальной и мемуарно-автобиографической — явно ощутимо и бесспорно в публицистике. Его качественные сдвиги отразились на стилевом и жанровом разнообразии»579. По мнению ученого, в публицистике закрепляются следующие художественные тенденции: психологизм, лиризм, единство эмоционально-образных и рационально-понятийных средств повествования. Именно поэтому «своеобразие современного литературно-публицистического творчества, — считает В. И. Шкляр, — надо искать не в порубежье печатной публицистики и художественной литературы, а в интеграции их творческих процессов на паритетных началах»580. Ведь и писатели, и публицисты, ориентируясь на целостное постижение человеческого бытия, используют в своем творчестве художественные методы отображения действительности. Именно эмоционально-чувственное восприятие мира сближает публицистику с художественной деятельностью. Но очерковая публицистика взяла на вооружение не только художественные, но и научные методы исследования действительности. «Творческая деятельность публициста, — замечает Н. М. Щудря, — основана на единстве рационального и эмоционального восприятия, их нерасчлененности. Неправомерны суждения, согласно которым логические процедуры мышления составляют „содержательный костяк“, а эмоции служат лишь его „фундаментальной оболочкой“»581. Именно благодаря синтезу художественных и научных методов отображения действительности становится возможным комплексное рассмотрение человеческого мира. Неслучайно очерк выделяют в особую отрасль «человекознания». Очерк интегрируется и с искусством, т. е. с той его частью, которая связана с поэтикой. По определению В. В. Виноградова, поэтика — «наука о формах, видах, средствах и способах организации произведений словесно-художественного творчества, о структурных типах и жанрах литературных сочинений»582. Вопросам поэтики посвящены специальные труды583. В них изучались динамические системы содержательных форм как в теоретическом, так и в историческом аспектах. Значительное внимание уделено типологическим вариантам организации текста в зависимости от характера и степени включенности авторского «Я» в повествование, от особенностей выявления этого «Я» в повествовании. Таким образом, предпринятый нами обзор литературы позволил не только проследить все значительные этапы в становлении теории очерка, но и выявить его сложную природу, которая во многом обусловлена интегративными тенденциями развития данного жанра. Мы попытались показать те качественные изменения, которые произошли за последние десятилетия во взглядах исследователей по поводу своеобразия очеркового жанра. Мы увидели предпосылки продуктивнотворческого взаимодействия очерка с художественной литературой, наукой и искусством. Все эти моменты отразились и на поисках типологической структуры очерка. Виды очерка: общая характеристика При классификации очерка исследователи придерживались различных принципов. Одни брали за основу внешние признаки (тема, форма и др.), другие — внутренние, связанные с методами отбора фактов и приемами типизации, третьи — способы отображения человека в очерковом произведении. Видовое многообразие очерка было обусловлено спецификой предметной основы, формы, содержания и задач, стоящих перед автором конкретного произведения. Отсюда и проистекали все трудности в классификации очерка. Почему столь неперспективной оказалась классификация очерков по тематическому признаку? Во-первых, их количество (например, исторический очерк, военный, статистический, этнографический, судебный и т. д.) могло быть неограниченным, но при этом сложно было определить внутренние закономерности существования того или иного жанрового вида, его отличительные признаки, которые могли бы стать основой для соответствующей классификации. Во-вторых, деление очерков по тематическому признаку, при всей своей всеобщности, оставляло за своими пределами другие разновидности очерка: портретный, событийный, публицистический и др. Поэтому было вполне понятно, что исследователи, не удовлетворившись данным принципом классификации, стали искать иные подходы. «Классификация, — пишет В. А. Алексеев, — должна основываться не на теме произведения, не на внешних признаках, а на каких-то внутренних закономерностях в методе отбора фактов, приемах типизации, самом способе создания произведения»584. Исходя из данной позиции, вышеназванный автор разделил очерки на две большие группы: «безадресные» и «документальные». Обосновывая свою точку зрения, В. А. Алексеев пишет: «В „безадресном", изображая героя под вымышленным именем, автор может свободно ставить его в ситуации, необходимые для обрисовки характера, хотя, может быть, в таких ситуациях в действительности герой никогда не бывал. Композиция такого очерка большей частью строится сюжетно, свобода вымысла у автора такая же, как у писателя, создающего рассказ, роман или повесть. А в очерке „документальном" автор, выбрав из ряда фактов и явлений те, которые он считает наиболее яркими, типичными, выбрав героя и указав настоящее имя его, время и место действия, обязан точно передать все, что происходило в жизни, не смея ошибиться ни в чем. Он не может создавать вымышленные ситуации, не может, как автор „безадресного" очерка, синтезировать в своем герое типичные черты разных людей»1. Выдвинув за основу классификации методы отбора фактов и приемы типизации, В. А. Алексеев действительно попытался вскрыть внутренние признаки «безадресного» и «документального» очерков. Он показал различные приемы работы публицистов с фактами, способы их типизации и изложения, наконец, особенности композиционного построения произведения. Указав на различия между «безадресными» и «документальными» очерками, исследователь ничего не говорит об их генетическом сходстве. Поэтому открытым остался вопрос: можно ли отнести «безадресный» очерк к художественно-публицистическим жанрам, если в нем, как и в рассказе, возможен художественный вымысел, а его композиционное построение строится по законам художественной литературы. Спорным остался и вопрос о допустимости в «документальном» очерке художественного вымысла, художественных приемов повествования (как, например, повествовательно-лирического), художественно-выразительных средств. Не противоречит ли все это духу и стилю документального письма? На наш взгляд, и в «безадресном», и в «документальном» очерках заметно взаимопроникновение разных жанровых начал: художественных в публицистические и публицистических в художественные. Но главное, что их сближает, — это наличие открытой публицистической идеи и прямая авторская обращенность к читателю, что в конечном счете и отражается на особом публицистическом стиле. В отличие от художественных жанров, где идея произведения, как правило, скрыта в подтексте, завуалирована и считается недостатком, если поверхностно обнажена, публицистическому письменному стилю близки интонации, строй и функции ораторской речи. Не только в теории журналистики, но и в литературоведении давно ведется полемика о пограничном месте публицистики (между чисто литературными и документальными жанрами), а также о допустимых ее границах в мире художественного творчества585. Эта допустимость, на наш взгляд, обусловлена различными формами отражения действительности. В таком синтетическом жанре, как очерк, присутствуют различные элементы как художественного, так и публицистического отображения картины мира. Исходя из данного тезиса, попытаемся построить внутрижанровую классификацию очерка. За основу, на наш взгляд, необходимо взять самые характерные черты данного жанра, которые вне зависимости от темы произведения сохраняют в себе наиболее устойчивые признаки. Эти различия обусловлены спецификой объекта изображения и характером повествования. Естественно, четких границ между различными разновидностями очерка провести невозможно, так как те или иные признаки могут присутствовать во всех видах. Поэтому речь может идти только о каких-то доминирующих чертах того или иного вида очерка, определяющего его сущность. С этих позиций и рассмотрим наиболее распространенные виды очерка в отечественной журналистике. По объекту изображения и характеру повествования очерки можно разделить на следующие виды. Художественно-изобразительные. Основной целью данных произведений является описание авторских впечатлений от увиденного, услышанного и пережитого, т. е. в них сильно событийное начало. К этой разновидности относятся путевые очерки, эссе и зарисовки. Автор в подобного рода произведениях может вести повествование в лирическом ключе, делясь собственными эмоциональными переживаниями, мыслями и суждениями. Художественно-публицистические. В этом виде очерка центром изображения является человек. К этой разновидности относится портретный очерк. Здесь не только воссоздается образ человека, но и дается развернутая авторская трактовка судьбы конкретной личности. Исследовательские. В этом виде на первое место выдвигается социально важная проблема, рассмотрению которой и посвящается произведение. К этой разновидности относятся проблемные, исследовательские и публицистические очерки. Для данной группы характерно публицистическое изложение, связанное с открытым отстаиванием авторской мысли, позиции, мнения и т. д. В пределах обозначенных нами жанровых видов рассмотрим особенности того или иного подвида, выявив его наиболее существенные черты. Путевой очерк Путевой очерк, как уже отмечалось, возник из популярного в прошлом жанра литературного путешествия. Извечная человеческая любознательность, интерес к иным мирам и странам, жажда новизны и свежих впечатлений на протяжении многих столетий побуждали людей к странствиям. Путешественники не только открывали новые материки и земли, но и охотно делились своими впечатлениями. Из письменных свидетельств известна древнеегипетская «Сказка потерпевшего кораблекрушение», где подробно описывается противостояние «своего» мира «чужому». Данный лейтмотив был ведущим во многих произведениях древних путешественников. И это понятно. Отправляясь в дальний путь, странники сталкивались с непредсказуемыми опасностями и трудностями, с непреодолимыми преградами, врагами и т. п. Многие из этих приключений затем ложились в основу литературных произведений, мифов и легенд и вызывали непременный интерес у читателей.
Путешествие относили к занимательному литературному жанру. Широкое распространение оно получило в эпоху Античности. Среди наиболее известных произведений можно назвать «Одиссею» и «Энеиду». Античные герои отправлялись не только в чужеземные страны, но и в потусторонние миры (например, в царство Аида). Данный факт говорит о развитости художественного воображения. Странствующие эллины вполне допускали существование иных миров, что и нашло непосредственное отражение во многих произведениях Античности. Семь долгих лет томился Одиссей в объятиях нимфы Калипсо, пока она не получила распоряжение громовержца отпустить героя. Основная тенденция в античной мифологии проявлялась в том, что путь в иные миры не составлял никакого труда, но обратная дорога была связана с преодолением многих препятствий и испытаний. Впрочем, в конце концов герой по возращении домой одаривался всякими дарами и счастливо доживал свой век в кругу семьи и близких. Литературная традиция в описании героя, преодолевающего различные препятствия, сохранилась и в эпоху Возрождения. По девяти кругам ада бродит суровый Данте. В тот период появляются и веселые рассказы об удачливых путешественниках. Например, арабские «Развлечение истомленного в странствии по областям» и «Подарок созерцающим о диковинках городов и о чудесах путешествий» отличались искристыми и радужными описаниями странников. В истории русской литературы первым произведением, написанным в жанре путешествия, считается, как мы уже отмечали, «Хождение за три моря» тверского купца Афанасия Никитина, предпринявшего путешествие в Индию. В XVIII в. «Хождения» так и не получили широкого распространения. Данный жанр расцвел только в XIX в. Среди наиболее известных произведений можно назвать радищевское «Путешествие из Петербурга в Москву» и карамзинские «Письма русского путешественника». Что примечательного было в этих произведениях? В отличие от «путешествий воображения» произведения русских писателей были написаны в реалистичном духе. Они не только живописали, но и размышляли по поводу увиденного. Произведения авторов-путе- шественников имеют, по мнению Н. М. Масловой, существенные общие черты: «...это прежде всего создание целостной картины отображаемой социальной действительности, многосторонность ее описания и активная роль автора-„путешественника", очевидца как действующего лица описываемых событий, субъективность авторского подхода которого является неотъемлемой чертой этих произведений, сущностной характеристикой жанра»586. Журналисты охотно прибегали к возможностям данного жанра, потому что он позволял в свободной и непринужденной форме рассказать читателям о непосредственных наблюдениях и впечатлениях, поделиться мыслями об увиденном, поведать о человеческих типажах и о том новом, что происходило в современной действительности. Подобного рода произведения были популярны среди читательской аудитории. Путешествия могли удовлетворить разносторонние запросы аудитории, в частности потребности узнать то, что по ряду причин было недоступно для самостоятельного ознакомления. Произведения-путешествия обладали качеством очевидности, зрительной ощутимости, наглядности описываемого587. Читательская потребность в них была вполне обоснованна, так как в тот период — при отсутствии развитых средств коммуникативной связи — человеку интересна была любая информация о внешнем мире. Роль путешествий в становлении очерка неоценима, так как именно в недрах этих произведений стали выкристаллизовываться те содержательные и структурные элементы, которые со временем образовали несущие конструкции такой разновидности очерка, как путевой. В отличие от литературных путешествий в путевом очерке автор стал занимать более активную позицию. Здесь он выступал не только в роли беспристрастного наблюдателя, но и непосредственного участника событий. Занимая более деятельную позицию, автор делился с читателями своими размышлениями. Таким образом, субъективность авторского подхода в осмыслении реальной действительности становится характерной чертой нарождающегося очеркового жанра, а открытая авторская публицистичность — ее отличительным признаком. Автор становился главным действующим лицом. Сквозь призму его восприятия в произведении объединялись различные фрагменты действительности. Именно автор придавал всему произведению целостность и связность. Среди других содержательных элементов можно выделить: портретные и пейзажные зарисовки, картины быта и нравов, характеристики героев, лирические отступления и т. п. Со временем жанр путевых очерков стал более разветвленным. На его основе стали возникать другие разновидности: путевые заметки, зарисовки, лирические дневники и т. п. Жанровые разновидности путевого очерка во многом определяются маршрутом поездки, целями и задачами путешествия, самим характером познания жизни, наконец, авторскими раздумьями. В путевом очерке все должно соответствовать целям произведения. Если автору необходимо познакомить читателей с маршрутом путешествия, то здесь уместны образные описания действительности, соблюдение хронологической последовательности в изложении материала, тематическая организованность фактов и т. д. Если целью произведения является проблемное описание, то на первый план должны выйти авторские рассуждения об увиденном. Но во всех этих случаях важно передать колорит путешествия, его необычность и занимательность. В путевом очерке автор может воссоздать полную картину описываемой действительности, так как он не ограничен маршрутом описания. Исторические аналогии, авторские размышления, лирические отступления, развернутые диалоги с героями произведения, личные наблюдения и многое другое — все это очеркист использует в целях обрисовки человеческих нравов. В путевом очерке могут быть представлены данные из природоведческих и краеведческих исследований. Все эти разножанровые материалы объединяются в путевом очерке авторским замыслом, а их привлечение обусловлено принципом панорамности. Форма изложения имеет свободный и непринужденный характер. Разновидностью путевого очерка являются путевые заметки. В отличие от путевых очерков они менее объемны по масштабу описания. В путевых заметках перед автором не стоит задача целостного воссоздания картины действительности. Здесь, как правило, отсутствуют крупные вставные куски, способные раздвинуть границы изображаемого времени и пространства. Характер повествования в путевых заметках сугубо личностный. Он не лишен лиризма. Автор — главное действующее лицо. В современной очеркистике в качестве определенного приема отображения действительности избирается «путешествие автостопом», позволяющее отойти от определенной заданности маршрута и от предсказуемости встреч. Авантюрность подобного рода путешествий несомненна. Она порой даже небезопасна. И все же журналисты решаются на этот рискованный и непредсказуемый шаг, чтобы выйти за рамки обычного хода событий. Интрига, лежащая в основе сюжета, может завлечь читателя своими неожиданными поворотами. Итак, к отличительным чертам путевого очерка относятся: принцип панорамности в изображении действительности; ярко выраженное авторское начало; свободная манера изложения, которая может строиться как в хроникальной последовательности, так и в свободной ассоциативной форме, а также широта освещаемых тем. Как замечает Н. М. Маслова, «в произведениях такого рода аудитория получает своеобразно скомпонованную, прошедшую предварительно через непосредственное восприятие и переработанную идейно-художественным опытом жур- налиста-современника информацию, содержащую сведения об экономическом, политическом, социальном, духовном развитии страны»1. К этому добавим, что путевой очерк является одним из самых субъективных жанров журналистики. Субъективность авторского подхода в осмыслении окружающей действительности — один из важнейших признаков данного вида очерка. Очерк-исследование Начиная с 1960-х гг. в публицистике происходит кардинальный сдвиг в сторону научного познания человека. Журналисты активно обращаются к данным, полученным в области социологии и психологии. Они вбирают все самое ценное, что было достигнуто данными науками в плане теоретических представлений о человеке, а так же активно перенимают различные методы познания личности. Социологический план изучения личности предполагал исследование взаимоотношений личности и общества и развития ее в историческом процессе, а психологический — нацелен на исследование различных психологических характеристик индивида. Публицистика, синтезируя научные методы познания человека с художественно-эстетическими, становится уникальным пластом человековедения. Отдавая дань социологии, публицистика не отказалась от изучения индивидуального бытия личности. Кроме этого, современная очеркистика активно использует в своем арсенале и художественно-эстетические методы в изображении личности. Правда, в отличие от писателей, воссоздающих человеческие типажи посредством художественного воображения, очеркисты используют иные приемы в изображении документального героя. В данном случае исследование человека и его характера ведется с помощью научных методов анализа, а художественная интерпретация осуществляется методами искусства. Обозначенные подходы наиболее характерны для очерка-исследования, где наряду с исследовательским началом наличествует и художественно-образная трактовка событий. К разновидностям очерка-исследования можно отнести судебные очерки (к ним примыкают бытовые), очерки-расследования, очерки нравов, проблемные очерки. По своему функциональному назначению все эти произведения нацелены на всестороннее осмысление личности героя в призме рассматриваемой проблемы. Судебный очерк. Характерной чертой данного вида очерка является реконструкция состава преступления, совершенного конкретным человеком или группой лиц. В судебных очерках дается не правовая оценка совершенному преступлению (это прерогатива суда), а морально-нравственная. Задача журналиста состоит в том, чтобы помочь людям разобраться в феномене человеческого зла, а главное — показать те условия и обстоятельства, которые привели человека к совершению преступления. К основным содержательным элементам судебного очерка можно отнести обрисовку морального облика преступника и анализ мотивов преступления. В произведении могут быть рассмотрены различные авторские версии в объяснении состава преступления, детали и подробности уголовно наказуемого деяния, свидетельские показания и многое другое. Весь этот многоплановый материал объединяется в судебном очерке авторским замыслом и идеей произведения. Особое внимание в судебных очерках уделяется анализу мотивов преступлений. Обращаясь к мотивационной сфере человека, очеркист может обрисовать психологический портрет преступника. В мотиве, по мнению психологов, проявляется не только направленное отношение субъекта к объекту, но и то, что содержится в этом отношении. «Как в каждом отношении, — пишет В. С. Мерлин, — в мотиве мы можем различать две стороны. Как побуждение к действию мотив — активное действенное отношение. Вместе с тем, так как мотив всегда связан с переживанием нужды, недостатка, с наслаждением или страданием, он представляет собой эмоциональное отношение»588. Такое понимание мотива позволяет обнаружить многое в человеческих поступках. Особенно то, почему человек решился на преступление. Анализируя личностные свойства преступника, очеркист может столкнуться с целой системой взаимосвязанных мотивов. Если в свойствах личности выражаются более обобщенные отношения человека к миру, то в мотивах — вполне конкретные и определенные отношения, которые к тому же имеют изменчивый характер. Отсюда возникают и те противоречия, которые выявляются в трактовке человеческих поступков. Например, с виду безобидный человек вдруг совершает зверское убийство, причины которого порой кажутся необъяснимыми. В данном случае журналисту необходимо найти ту внутреннюю взаимосвязь, которая существует между устойчивыми свойствами личности и мотивами преступления. Если автору удается это сделать, то очерк с точки зрения психологизма получится многоплановым. Здесь могут присутствовать как внутренние факторы, связанные с различными психологическими состояниями человека, так и внешние условия, вызвавшие такое поведение. Раскрытие всех этих моментов позволяет проникнуть во внутренний мир индивида. Анализ всех внешних и внутренних предпосылок дает возможность более объективно подойти не только к освещению судебного процесса, но и к оценке человеческих деяний. Очерк-расследование. Данный вид очерка нацелен на исследование каких-либо явлений, процессов или ситуаций, требующих особого рассмотрения с использованием социологического инструментария для обнаружения скрытых сторон действительности или человеческой деятельности. В очерке-расследовании используется специальная методика по сбору первичной информации, предполагающая выработку целей и задач исследования, выдвижение различных гипотез и версий, проверку исходных данных и т. п. Журналистское расследование, по определению американских ученых, представляет собой самостоятельное исследование, основанное, как правило, на собственных источниках информации589. Эта разновидность очерка требует от журналиста определенной квалификации по сбору первичной информации. И не только. В отличие от аналитика, который, разработав ту или иную тему, дает развернутую характеристику вскрытого им явления, очеркисту помимо этого необходимо создать определенный образ человека. Непременной чертой журналистского расследования, считает А. А. Тертычный, является «присутствие самого автора в ряду действующих героев истории, о которой идет речь в публикации. Рассказывая о том, как шло расследование, какие препятствия стояли на пути, какими открытиями, действиями, эмоциями оно сопровождалось, он тем самым делает процесс расследования наглядным, впечатляющим, что явно отличает данный жанр от других»590. В очерковом расследовании автор может не только делиться собственными впечатлениями, но и активно вступать в диалоги со своими героями, давать им развернутые психологические и портретные характеристики, по-своему, исходя из обнаруженных фактов, интерпретировать их поступки, наконец, с публицистических позиций отстаивать свою точку зрения. В отличие от аналитического расследования, где главенствующим элементом является авторская мысль, в очерковом расследовании могут присутствовать пейзажные зарисовки, портреты, развернутые диалоги, авторские отступления и т. п. В этом смысле очерк-расследование имеет более разноплановую и полифоничную структуру, чем другие виды очерков. Способы изучения и изображения человека в очерковом расследовании имеют свою специфику. Здесь существуют свои правила. Например, предварительная подготовка к расследованию предполагает изучение всех исходных документов. Среди них могут быть как официальные, так и неофициальные. Небесполезно ознакомиться с компьютерной базой данных по интересующей теме, с газетными публикациями и т. п. Все это позволит не только получить предварительные представления об изучаемом объекте, но и обрисовать контур событий, выявить основные действующие лица, выдвинуть первоначальные версии. «Когда я просматриваю документы или протоколы судебного разбирательства, — пишет Джон Уллмен, — я ищу фамилии людей на периферии, которые могут что-то знать о случившемся. Особенно если это враги или жертвы. Их я интервьюирую в первую очередь. Иногда с ними трудно установить контакт, но я пытаюсь отсеять тех, кто, по моему разумению, может разболтать о предмете исследования»591. Существуют специальные методики по сбору информации592. Использование этих методик требует не только знаний различных технических приемов, с помощью которых можно добыть нужную информацию, но и определенных качеств, таких как наблюдательность, умение слушать, задавать вопросы, сопоставлять полученные в ходе расследования сведения. «Человек, ведущий расследование, — замечает Джеймс Барнетт, — должен построить цепочку важных дел расследования фактов, которая приведет его к следующей цепочке фактов, и так — до успешного завершения расследования. Но если фактов нет, расследование рассыпается»593. Важную роль при проведении журналистского расследования играют различного рода версии. Данное понятие происходит от лат. versio — «поворот» и означает возможное объяснение какого-либо обстоятельства, факта. В следствии по уголовному делу: «.одно из предположений относительно возникновения, характера и взаимосвязей установленных по делу фактов»594. Версии помогают рассмотреть различные варианты развития того или иного события, вскрыть его причины, обозначить путем сопоставления наиболее значимые предположения и т. п. Правда, выдвижение версий ни к чему журналиста не обязывает. Версия в деятельности журналиста-расследователя выступает в качестве рабочего инструментария, с помощью которого он пытается разобраться в расследуемом вопросе. Но зачастую бывает иначе. Из-за отсутствия фактов журналисты порой заменяют их версиями, т. е. выдуманными предположениями, фантазиями и т. п. Такого рода произведения вряд ли можно отнести к разряду серьезных журналист- ских расследований, так как никакой ценности в плане раскрытия заявленной темы они не представляют. Журналист может поделиться в очерке-расследовании различными версиями, но только в качестве демонстрации своей поисковой работы, не более. Любая версия — лишь отправная точка в отборе фактов. Если они находят свое фактическое подтверждение, значит, данная версия может иметь место в очерке. Проблемный очерк. Данный вид очерка нацелен на раскрытие сложных и противоречивых человеческих взаимоотношений. Центральное место здесь занимает проблемная или конфликтная ситуация. Проблема и конфликт, по мнению Л. Э. Варустина, понятия не идентичные. «И конфликт, и проблема, — замечает данный исследователь, — отражают противоречия жизни. Проблема, однако, понятие более широкое, чем конфликт. В форме логического обобщения она выражает смысл, сущностную природу конфликта или ряда конфликтов, определяет его место в системе определенных социальных связей и отношений общества. Конфликт же в публицистике предстает в конкретных жизненных реалиях, подробностях человеческого бытия, проявляется в борьбе и противостоянии сторонников и противников истины. Причем конфликт вовсе не потенциально существующее или только наметившееся расхождение позиций, точек зрения. Как правило, это выявившееся, обнажившееся противоречие, предельный случай его обострения1. В очерке могут быть рассмотрены самые разнородные конфликты: межличностные, межгрупповые, производственные, моральные и т. п. Любой конфликт драматичен по своему характеру. Он побуждают человека к действию, к принятию важных решений, что и позволяет в конечном счете обрисовать характер героя или его поступок. Для достижения этой цели очеркисты могут предпринять анализ конфликтной ситуации, начиная от ее зарождения и кончая ее разрешением; сконцентрировать человеческое внимание на самоанализе собственных поступков или же, наоборот, показать различные позиции конфликтующих сторон, последовательно объясняя суть происходящих событий; вскрыть мотивационно-личностные факторы, побуждающие человека к противоборству с идейными противниками, и т. д. Во всех этих случаях автор пытается показать суть индивидуальных целей героя произведения, обосновать мотивы его поведения, выявить противоположные и взаимоисключающие тенденции развития события, а главное — обрисовать субъективные и объективные предпо- сылки конфликта, которые возникают в жизнедеятельности индивида. К субъективным относят характерологические особенности личности: устойчивые качества человека, черты характера, которые предрасполагают к столкновению с окружающими. К объективным — «противоречия между природными возможностями и особенностями данного индивида и социальными нормами деятельности в данных условиях; противоречия между знанием, сознанием и реальным побуждением; противоречия между природой и социальной детерминацией и т. д.»595. Знание всех этих факторов позволяет журналисту не только проникать в суть конфликта, но и более объективно рассказывать о человеке в проблемном очерке. Таким образом, в проблемном очерке ведущее место занимает конфликт. Описывая человека через конфликтную ситуацию, важно всегда помнить о том, что же лежит в основе коллизии: объективно сложившаяся ситуация, вызвавшая то или иное противоречие, или же большую роль играют субъективные факторы, несовпадение личностных интересов. Столкновение личностей всегда можно рассмотреть через столкновение целей, так как в любом конфликте оппоненты стремятся к достижению определенных результатов. Разобравшись в целях противоборствующих сторон, можно понять мотивы поведения людей, спрогнозировать развитие конфликта, наконец, сделать правильные выводы. И последнее. Конфликт, представляя собой неповторимую и сложную психологическую драму, где сталкиваются характеры, проявляются личности, совершаются нравственные и безнравственные поступки, позволяет в полной мере раскрыть суть человеческого характера.
<< | >>
Источник: Ким М. Н.. Основы творческой деятельности журналиста: Учебник для ву зов. — СПб.: Питер,. — 400 с.. 2011

Еще по теме 4.4. 2. Современный очерк: проблемы жанра:

  1. Очерк 14 ПРОБЛЕМА ВСЕОБЩЕГО В ДИАЛЕКТИКЕ
  2. ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКА СОВРЕМЕННЫХ СМИ
  3. 2. 2. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
  4. 20.3. Глобальные проблемы современности
  5. Глобальные проблемы современности
  6. 80. ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ
  7. 3. Проблемы и перспективы современной цивилизации
  8. Раздел II ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ
  9. Проблема вида в современных условиях
  10. Проблема релятивизма в современной эпистемологии
  11. Социально-экономические проблемы современной науки
  12. Современные проблемы православного образования
  13. Проблема власти в современной науке
  14. Основные проблемы современной школы
  15. 12.3 Проблема языка в современных исследованиях по искусственному интеллекту
  16. Современные проблемы содержания образования
  17. Проблема современного мейнстрима в экономической науке
  18. НАЦИОНАЛЬНО ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ