загрузка...

ДЕТСКАЯ ПЕРИОДИКА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ ЭМИГРАЦИИ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ СОДЕРЖАНИЯ 1

Children’s periodicals of the far eastern emigration: particularity of contants formation In this article the author refers to the meaningful features of children's periodicals of the Far Eastern territories. Functioning of the Russian children’s periodicals in the North-East Asia during the 1920-1940-years reveals complex integration processes of Russian - China cultural interaction and promotes the formation of a new type of Russian-speaking reader.

Трагические историко-культурные события начала XX столетия обернулись для многих граждан Российской империи вынужденной эмиграцией, полной тягот и лишений. Особенно драматично в условиях изгнания складывалась судьба ребёнка. Помимо материальной помощи малышам и подросткам требовалось нечто более важное и нужное - помощь психологическая. Таковой во многом стали книги и периодические издания для детей.

Журнал для детей младшего возраста «Ласточка» - одно из самых популярных изданий дальневосточной эмиграции. За почти двадцатилетнюю историю своего существования журнал воспитал не одно поколение российских изгнанников. Во многом такая жизнеспособность была обусловлена содержательным наполнением «Ласточки»: психологически точные, тонкие тексты, публикуемые в журнале, воспитывали чувства и мысли, помогали растущему человеку укреплять в себе жизнестойкие силы.

Формирование содержания «Ласточки» определялось концепцией журнала: детское издание должно было не только развлекать и просвещать, но и отражать все ценностные ориентиры миропонимания как целостной органической системы, охватывать не только сферу материальной деятельности, но и многообразие человеческих отношений.

Публикации журнала условно можно разделить на три группы: -

произведения, прямо адресованные детям; -

произведения, созданные для взрослых, но нашедшие отклик у детей (притчи; библейские предания; рекламные объявления, адаптированные к детскому восприятию); -

произведения, сочиненные детьми (детское литературное творчество).

Любопытно отметить, что основное содержание «Ласточки» составили не

столько ценные в художественном отношении произведения, сколько не признанные таковыми. Несмотря на трепетное отношение представителей дальневосточной эмиграции к русскому литературному наследию XIX века, произведения А. С. Пушкина, П. П. Ершова, И. А. Крылова, С. Т. Аксакова, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого и других отечественных классиков (в том числе и детской литературы) журнал не публиковал2. Издатели намеренно обращались к творчеству своих не менее талантливых поэтов-современников: Корнея Чуковского, Саши Чёрного. Но и их стихи печатались нечасто.

Помимо отечественной литературы журнал публиковал произведения зарубежных писателей. Так, в переводе Е. Александровой в журнале представлены английская сказка «Шкура счастливого осла» (№ 15 от 6 августа 1932 г.), японские сказки «Наказанная зависть» (№ 16 от 27 августа 1932 г.), «Господин воробей» (№ 17 от 10 сентября 1932 г.), «Волшебный чайник» (№ 18 от 24 сентября 1932 г.), «Мальчик-персик» (№ 15 от 5 августа 1933 г.) и т.п. В переводах И. Кухина печатались китайские сказки. Характерно, что произведения зарубежных писателей и иностранный фольклор издатели журнала предпочитали не переводить, а пересказывать и досказывать, вероятно, учитывая, что в собственно переводе многое для ребёнка могло остаться непонятым.

Основу «Ласточки» составили тексты не профессиональных детских писателей, а любителей, сочинявших забавные истории «о приключениях зверюшек, одетых, как детишки, и живущих человеческой жизнью» [1; 97]. Свидетельством тому являются многочисленные стихи и рассказы, публикуемые под псевдонимами Нушка, Мурка, Юрка, Алёнушка, Ушастик, Мурзилка, Бэбка. На сегодняшний день можно определить авторство лишь одного из них: под псевдонимом Юрка писала Е. А. Васильева - сочинитель текстов, художник, а впоследствии и редактор журнала.

Е. А. Васильева вспоминает, что на протяжении почти двадцатилетней истории издания его коллектив менялся не раз: «Вначале я была не единственным сотрудником журнала. Писали многие. Но напишут один-два рассказа - и фантазия у них кончится» [1; 98-99].

Все произведения, публикуемые в журнале, были написаны лёгким, понятным для детей языком и отличались жанровым разнообразием. Наибольший интерес у юных читателей «Ласточки» вызывали задания развивающего характера: игры, шарады, ребусы, кроссворды и анаграммы. Рубрика «Подумайте-ка!», в которой они публиковались, на протяжении многих лет занимала первые страницы издания. Авторами игр часто являлись сами дети.

К содержанию игрового материала редакторский коллектив издания подходил очень серьёзно. Обладая действительно универсальным потенциалом рецепции, игра занимает чрезвычайно важное место в формировании человека, является своеобразной школой жизни: в процессе игры ребенок познает мир и свое место в нём. Игры не только развивают ловкость и сообразительность, но и приучают ребенка подчиняться общепринятым правилам: ведь любая игра проходит по заранее оговоренным условиям. Именно в игре устанавливаются отношения сотворчества и добровольного подчинения по игровым ролям, отрабатываются правила поведения в будущей взрослой жизни. Кроме того, помимо познавательной функции, игровая деятельность выполняет ещё и функцию гедонистическую: сам процесс игры, которой увлечён ребенок, взывает положительные эмоции, приносит ему наибольшее счастье.

Стремление заполнить эмоциональный вакуум, изгнать из детской души страх и смятение, вызванные социальными катаклизмами, актуализировали в журнале детские игры с эмоциональной составляющей. Так, незначительная по объему в начале 1930-х годов рубрика «Подумайте-ка» к 1935 году значительно увеличилась, вытеснив приложение по ручному труду и рубрику «Отчего и почему?». Интеллектуальные игры дополнились физически активными, деятельными забавами на свежем воздухе, такими как: «заячьи гонки», «поиски клада», «имя из камешков», «дедушка Водяной» и другие.

К разновидностям игровой деятельности на страницах «Ласточки» можно отнести и такое детское увлечение как коллекционирование. Коллекционирование следует главному правилу игры: оно идёт по правилам. Здесь, как и в спорте, ставятся цели достижения превосходства над другими (собрать больше и лучше). А поскольку коллекционирование требует определённых знаний, то способствует и развитию личности ребёнка. В рубрике «Наши читатели - сами писатели!» нередко публиковались письма детей с просьбой о переписке по увлечениям:

«Среди наших читателей есть увлекающиеся собиранием марок, которые хотят переписываться с другими читателями с тем, чтобы в каждое письмо вкладывалось /.../несколько марок для коллекций.

Мы получили 2 письма - из Мукдена и из Франции. Кирилл Волков хочет обмениваться марками. /.../ Галя Зайцева просит прислать ей китайских, японских и сибирских марок. /.../» [3; л. 61].

Известно, что помимо развивающей функции коллекционирование выполняет функцию компенсаторную: является способом психологической защиты, снимает внутреннее напряжение [4; 46-47]. Увлечение собиранием каких-либо предметов компенсирует дефекты окружающего мира, позволяя ребёнку хотя бы на время избежать его хаоса. В несовершенном мире и сумбурной жизни коллекционирование как игра создает пусть временное, ограниченное, но совершенство.

Игра и литературное творчество соперничают по своей способности разбудить детский интеллект. Очевидно, что жанровая система произведений «Ласточки» определялась не столько замыслом издателей, сколько вкусами юных читателей. Как известно, малыши основное предпочтение отдают стихам и сказкам, следом за лирикой осваивают прозу, а позже - и драматургию.

Стихотворные произведения - один из самых популярных жанров «Ласточки». Авторский коллектив журнала на страницах издания воссоздал развернутую картину детских увлечений, вовлекая ребёнка в ролевую игру, необходимую для его дальнейшей социализации.

Маленькая мама Весь день возилась я с детьми,

С восьми часов утра - капризы:

Чулок порвался у Мими,

Парик отклеился у Лизы...

У Буки - дырка на спине, - Протерлась, верно, от пружинки!..

Пришлось заплату клеить мне,

Чтоб внутрь не сыпались соринки...

/.../

Детей иметь - не пустяки.

Хлопот с малютками не мало:

Штанишки, платьица, чулки Я долго в тазике стирала...

Бебэшку нужно укачать,

Пупс рядом с Букой спать не хочет!..

Ну, наконец, - иду я спать...

Приятных снов! Спокойной ночи! [5; л.

34]

Тематика авторской поэзии «Ласточки» разнообразна: поэты обращают внимание ребёнка на богатство мира природы и на непрерывность жизненного цикла, стремятся пробудить в детях любовь к животным, вызвать в юном читателе благородную жажду познания.

Основная задача, которую ставили перед собой издатели журнала - пробудить в юной душе милосердие, сострадание к ближнему. Реальная действительность изгнанников была полна драматизма: голод, лишения, опасность, нависшая над жизнью и свободой. Призывы к милосердию, помощи и состраданию, обращенные к детям и их родителям, публикуются в «Ласточке» на протяжении всей творческой жизни издания.

Не забудем бедных деток!

Целый день мамуси дома нет...

Мама служит... Бедные ребятки!..

Кто же приготовит им обед?

Кто же спать уложит их в кроватки?

Кто осушит море детских слез?

Кто прогонит от дверей «Бабая»?

Этот трудный разрешить вопрос Пробовала мамочка, вздыхая...

Мы шепнем ей: Мама, не грусти, -

Можно в «Ясли» деток отвести,

Будут там детишки сыты,

И в тепле, одеты и умыты...

Но... для «Яслей» нужен светлый дом,

И сухой, да и просторный тоже...

Ничего! Мы денег соберём И построить этот дом поможем! [6; л. 146].

В своих призывах авторы прибегают к различным жанрам: от стихотворения до публицистической статьи:

«Ёлка бедным детям.

Отклики читателей на призыв Мариночки Дорохиной.

Хорошие мысли приходят одновременно: когда печатался уже прошлый номер «Ласточки» с письмом Мариночки Дорохиной, предложившей детям помочь бедным ребятишкам к праздникам, - редакция «Ласточки» получила один доллар /.../ от Али Макаровой и Тамары Гурылёвой и пожертвованные Виктором Романовым и Юрой Осиповым вещи /.../.

/.../ всё то, что «Ласточка» получит еще до Рождества, - будет передано возглавляющему «Дом Милосердия» епископу Нестору, который и распределит всё между нуждающимися» [2; л.1 об].

Издатели журнала были убеждены, что тот душевный труд, который проделывает ребёнок, воспринимая тексты подобного содержания, очень важен для воспитания активного человека, наделённого не только интеллектом, но и чуткой душой, чувствительной к тяготам внешнего мира.

Авторская поэзия «Ласточки» не только воспитывала и развлекала юного читателя, но и развивала в детях чувство комического как эстетической категории. В произведениях для детей наличие комического особенно значимо, так как порождает одухотворенный эстетическими идеалами светлый смех, который порицает отрицательные человеческие качества и утверждает положительные.

В поисках художественного материала подобного содержания редакторы «Ласточки» обратились за помощью к своему современнику, признанному мастеру художественного слова - Саше Чёрному, чьи стихотворения публиковались в большинстве номеров журнала за 1932-1933 гг.: «Колыбельная песня», «Сверчок», «Когда никого нет дома», «Как засыпает трусишка», «Костёр», «Враги» и другие произведения. Звучные, весёлые ритмы, близкое к разговорной речи построение фраз, неожиданный юмор его поэзии понятен и интересен детям. Особенную ценность поэзии Саши Чёрного составили радость и оптимистическое мироощущение, наполнявшие яркими красками серые и безрадостные будни юных изгнанников.

Безусловно, среди произведений, публикуемых в «Ласточке», наибольший интерес представляет собственно детская поэзия. Лирические и сатирические, реалистические и романтические стихи юных читателей «Ласточки» раскрывают психологию ребенка, выявляют его художественные пристрастия и уровень творческих возможностей, рисуют живую картину детских увлечений, опасений, желаний и сопереживания - всех тех «больших мелочей», которыми так полна жизнь малыша:

Бобка Юрку укусил,

Юрка Бобочку набил.

Бобка плачет: «ой-ой-ой!»

Юрка - мальчик очень злой!

Н. Н. [7; л. 149].

Зачастую поэзия отражает наивные представления ребёнка об окружающем мире. Природа, одухотворенная содружеством с человеком, живо и ярко предстает в детских стихах:

У жирафа предлинная шея.

Это странно, но, в общем понятно:

Чем у лакомки горло длиннее,

Тем еда, без сомненья, приятней.

Если хочешь иметь такую же шею,

Ешь сластей побольше да поскорее.

Лара Сунн [2; л. 51] . Собственно детская поэзия и проза составляли значительную часть публикаций «Ласточки». Для «Ласточки» авторитет ребёнка-литератора был не менее значим, чем произведения состоявшегося художника слова: издатели журнала ценили детское творчество в его первичной, не искаженной взрослыми форме, признавали за ним право также называться искусством.

Разумеется, что детские произведения, поступающие в редакцию «Ласточки», были далеки от совершенства. Но редакторский коллектив журнала осознанно избегал их литературной правки. В своём отношении к детскому речетворчеству «Ласточка» была близка взглядам К. Чуковского. Выдающийся исследователь психологии детства «от двух до пяти», основоположник детской литературы XX века, он доказывал, что любой ребёнок обладает огромными творческими возможностями, даже гениальностью; ребёнок - величайший труженик на ниве родного языка, который как ни в чём не бывало ориентируется в хаосе грамматических форм, чутко усваивает лексику, учится читать самостоятельно [8; 297]. Иначе говоря, активно выступая против редактирования сочинений юных авторов, К. Чуковский выступал против канонов взрослой литературы в детском творчестве. Возможно, именно поэтому К. Чуковский стал единственным советским поэтом, чьи произведения регулярно публиковались на страницах самого популярного детского издания дальневосточной эмиграции.

Вместе с тем столь снисходительное отношение взрослых к детским «опусам» имело для издания и отрицательную сторону. Радуясь появлению своих имён в печати, дети буквально заваливали редакцию своими «творениями». Зачастую желание увидеть своё имя на страницах любимого журнала было настолько велико, что побуждало юных читателей идти на уловки, лукавить, однако, хитрости малышей сразу раскрывались редакторами «Ласточки» и находили публичное осуждение в рубрике «Почтовый ящик»:

«Елене Ковригиной.

Ты прислала нам старое, всем известное стихотворение и пишешь, что сочинила его сама. Ай-ай-ай, как некрасиво!» [6; 106 об].

Поощряя творческие порывы своих читателей, издатели «Ласточки» не только развивали их способности, но и давали малышам необычайный заряд жизнелюбия и жизнестойкости, дарили радость и полноту жизни.

Анализ произведений «Ласточки» позволяет утверждать, что стихотворения, рассказы, игровой материал журнала носили активный, увлеченный, преимущественно радостный характер, были пронизаны оптимистическим мироощущением. Вместе с тем, издание не избегало и жизненных трудностей и по мере сил готовило юных читателей к их преодолению. Детская периодика в эмиграции оказала значительную помощь своим читателям в адаптации к условиям новой жизни - прежде всего усилиями талантливых писателей (любителей и профессионалов), которых не смогли сломить социальные, экономические и технические сложности, возникавшие на пути выпуска журнальной продукции в Восточной Азии в 1920-1940-е годы.

Примечания 1.

Васильева Е. А. (Юрка). Детский журнал «Ласточка» / Политехник (Сидней).

1979. № 10 // Русский Харбин / Сост., предисл. и коммент. Е. П. Таскиной. - М.: Изд-во МГУ, 1998. - С. 97-100. 2.

Ласточка: журнал / ред. Е. С. Кауфман. - Харбин: «Заря», 1932. - ГАХК, НСБ, инв. № 3029. 3.

Ласточка: журнал / ред. Е. С. Кауфман. - Харбин: «Заря», 1933. - ГАХК, НСБ, инв. № 3028. 4.

Ильин В. И. Поведение потребителей. - СПб. - Изд-во: Питер Год. - 2000. - 224с. 5.

Ласточка: журнал / ред. Е. С. Кауфман. - Харбин: «Заря», 1935. - ГАХК, НСБ, инв. № 3031. 6.

Ласточка: журнал / ред. Е. А. Васильева. - Харбин: «Заря», 1942. - ГАХК, НСБ, инв. № 3030. 7.

Ласточка: журнал / ред. М. О. Данилов. - Харбин: «Заря», 1938. - ГАХК, НСБ, инв. № 3032. 8.

Арзамасцева И. Н. Корней Иванович Чуковский // Арзамасцева И. Н. Детская литература: учебник для студ. высш. пед. учеб. заведений / И. Н. Арзамасцева, С. А. Николаева. - 4-е изд., испр. - М.: Издательский центр «Академия», 2007. - 576 с.

И. Ю. Ковальчук

Тихоокеанский государственный университет, г. Хабаровск, РФ

<< | >>
Источник: Якимова С.И.. Литература и журналистика стран Азиатско-Тихоокеанского региона в межкультурной коммуникации XX - XXI вв. 2011

Еще по теме ДЕТСКАЯ ПЕРИОДИКА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ ЭМИГРАЦИИ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ СОДЕРЖАНИЯ 1:

  1. СОНЕТ В ПОЭЗИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ ЭМИГРАЦИИ СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЛИТЕРАТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ *
  2. МЕДИАОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ДЕТСКОЙ ПЕРИОДИКИ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ Е.М. Мельникова «Белгородские известия»
  3. осдедоватешшсть формирования детской речи
  4. Возрастные особенности детского речевого общения: взаимоотношения собеседников в диалоге И. А. Зачесова, Е. В. Калинкина (Москва)
  5. Н. Е. Карпова, Т. А. Стрекалова ОСОБЕННОСТИ САМОПРИНЯТИЯ МАТЕРЕЙ, ВОСПИТЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ С ДЕТСКИМ ЦЕРЕБРАЛЬНЫМ ПАРАЛИЧОМ
  6. ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ СОДЕРЖАНИЯ
  7. Н. А. Шаронова, Л. М. Колпакова ОСОБЕННОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНОГО ОТНОШЕНИЯ МАТЕРИ С ПОДРОСТКОМ, СТРАДАЮЩИМ ДЕТСКИМ ЦЕРЕБРАЛЬНЫМ ПАРАЛИЧОМ
  8. Т. Г. Горячева, И. А. Солнцева ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МАТЕРИ РЕБЕНКА С ОТКЛОНЕНИЯМИ В РАЗВИТИИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
  9. § 1.1.2. ФОРМИРОВАНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ШКОЛЬНОГО КУРСА ХИМИИ И ТРЕБОВАНИЯ К НЕМУ Краткая история развития содержания школьного курса химии
  10. Вопрос 5. Библиотечная профессия: содержание и особенности