ЛИТЕРАТУРА И ЖУРНАЛИСТИКА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ЗАРУБЕЖЬЯ В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ РОССИИ И КИТАЯ

Literature and Journalism of the Far Eastern Countries in Intercultural Communication between Russia and China The article defines the meaning, role and place of literature and journalism of the Far Eastern countries in the process of formation and development of intercultural communication between Russia and China

Исследование поэзии и прозы «русского Китая» показало, что есть все основания говорить о том, что литература русского зарубежья Дальнего Востока в своих лучших образцах занимает достойное место в культурном процессе ХХ века. По мере ее постижения становится ясно, что на Дальнем

Востоке литературное творчество развивалось в неразрывной связи с традициями русской литературы Х1Х - начала ХХ веков. Язык и стиль дальневосточной литературы «в изгнании» складывался на основе лучших образцов художественного творчества дореволюционной России. Вместе с тем, в творчестве дальневосточных прозаиков и поэтов проявлялась своя специфика: пристальное внимание к проблеме «Запад - Восток», художественное постижение богатейшего культурного и философского наследия Китая, его природы и быта.

Диапазон тем и проблем, нашедших художественное воплощение в творчестве дальневосточных эмигрантских литераторов, как и в любой региональной литературе, был необычайно широким, но ведущими темами оставались первая мировая и гражданская война, революция, утраченная родина, быт и творчество в эмиграции, и во многих случаях при художественном раскрытии этих тем учитывалась региональная специфика.

Анализ творчества наиболее талантливых представителей литературы русского зарубежья Дальнего Востока показал, насколько велик был духовный и творческий потенциал дальневосточной эмигрантской литературы. Продолжая развивать лучшие традиции русской поэзии Х1 Х - начала ХХ веков, они сумели обрести в своей творческой деятельности неповторимое мировосприятие, индивидуальный стиль и мастерство, позволяющее поставить их в один ряд с лучшими представителями отечественной литературы.

Беженская волна принесла с собой в Китай немало писателей, поэтов, журналистов и издателей. Они в значительной степени способствовали тому, что Харбин в короткий период превратился в один из основных центров печатного дела в зарубежье. Пожалуй, только «русский Берлин», да и то недолго (1922-1925 г.г.), мог в этом смысле «соперничать» с ним в этой жизненно важной для эмиграции отрасли духовной культуры [1]. По мнению Г. В. Мелихова, «дальневосточная русская эмигрантская пресса представляет собой уникальное явление в жизни всего российского зарубежья. В одном Харбине в период 1920-1945 г.г. издавалось более 50 крупных газет, около 20 общественно-политических и литературных журналов, многие из которых выходили в течение десяти и более лет подряд, работал и ряд крупных книгоиздательств. Эмигрантская пресса подробно освещала на своих страницах не только жизнь русских колоний в Маньчжурии и Китае, помогая адаптации их членов, но и уделяла большое внимание. жизни российских эмигрантов в Европе и Америке» [2; 96].

Политический спектр издаваемых в основных центрах дальневосточного зарубежья газет и журналов был достаточно широк: от прокоммунистических изданий до - монархических и фашистских. Мы же остановимся только на тех, которые отличались стойким вниманием к литературе и были влиятельны и популярны.

К их числу, несомненно, относилась газета «Заря» [3]. Начиная с первого номера, на протяжении 1920 - 30 годов «Заря» постепенно стала одной из самых читаемых ежедневных газет русского рассеяния на Дальнем Востоке.

Владельцем и издателем «Зари» вплоть до своей смерти в 1932 году был Мечислав Станиславович Лембич - журналист, начинавший свою литературную карьеру в московских газетах «Русское слово» и «Голос Москвы» и уже тогда снискавший известность в писательских кругах и у читающей публики. Начав свою деятельность в Харбине изданием «городской» газеты, М. С. Лембич впоследствии стал организатором и основателем крупнейшего на Дальнем Востоке русского издательского дела. С конца 1920-х г.г. под его руководством начинают издаваться газеты «Наша Заря» (г. Тяньцзин) и «Шанхайская заря» (г. Шанхай). Было также образовано издательство «Заря», на полиграфической базе которого, кроме газет, печатался журнал «Рубеж», различные по жанровой и тематической направленности произведения, в том числе - стихи и проза.

Организаторские и предпринимательские способности М. С. Лембича в значительной степени обеспечили успех «Зари» как ежедневной газеты. По свидетельству Сатовского-Ржевского, «до него местные русские газеты носили характер либо правительственных, либо узко кружковых изданий, не имевших общественного значения и не отражавших русских национальных нужд» (Гр. Сатовский-Ржевский. ст. Памяти друга // «Заря». - 1933. - 29 ноября. - С. 3).

Популярность «Зари» обусловливалась продуманной издательской политикой, учитывающей все специфические особенности русской зарубежной диаспоры, ее духовные и культурные запросы. Оперативность подачи информации и объективность в освещении самых различных проблем дальневосточной и международной жизни определяли стойкий читательский интерес к этому изданию. Вместе с тем «Заря» оставалась типично эмигрантской газетой с достаточно четкой антисоветской направленностью.

Повсеместно в газете публиковались ежедневные новости, хроника событий, уголовная хроника (рубрики «По краю», «Вечерние новости», «По линии» и др.). Газета имела своих корреспондентов в Пекине (П. Горвей), в Берлине (Н. Ряжский), в Париже (Н. Ухтомский) (данные на начало 1920 г.г. -

О.Б), перепечатывала оперативную информацию из американских, европейских, советских изданий. «Заря» знакомила читателей с жизнью русских в других центрах эмиграции, в СССР и непосредственно на Дальнем Востоке, публиковала аналитические статьи и свидетельства очевидцев (См.: Пути русской эмиграции на Дальнем Востоке. Заявление «Заре»

В. И. Колокольникова, председателя комитета Помощи Русским Беженцам // «Заря». - 1934. - 1 января. - С. 23).

Особое внимание уделялось важнейшим культурным событиям, новостям литературной, театральной, музыкальной жизни, как местной, так и мировой. Среди них можно выделить ежегодные «Дни русской культуры», приуроченные ко дню рождения А. С. Пушкина, отклики на выступления в Харбине Н. К. Рериха, Ф.И. Шаляпина, А. Н. Вертинского, присуждение Нобелевской премии И. А.Бунину (См.: И. А. Бунин - лауреат Нобелевской премии // «Заря». - 1933. -11 ноября. - С. З). Номер от 8 марта 1936 года знакомил читателей с подробностями встречи в Харбине Ф. И. Шаляпина. Редактор газеты Н. Кобцев поделился своими впечатлениями, опубликовав беседу с артистом. Прощальное слово Ф. И. Шаляпина было напечатано в номере от 22 марта, в нем - благодарность за горячий прием и ответ тем силам, которые старались приклеить ему «политические ярлыки», упрекая в антипатриотизме. Еще до приезда певца в Харбин газета информировала читателей о премьере кинооперы с его участием в роли Дон-Кихота (См.: Слава великому Шаляпину // «Заря». - 1933. - 8 ноября. - С. 7, Сегодня - «Дон-Кихот» - Там же. - С. 7).

«Заря» не имела отдельной литературной полосы, за исключением праздничных и новогодних номеров, в которых целые страницы отводились для публикации произведений различных жанров: стихотворных и прозаических. В ежедневных номерах из номера в номер публиковались фельетоны харбинских журналистов (В. Сербского, Е. Шахова, Гр. Сатовского-Ржевского и др.), известных русских писателей-сатириков А. Аверченко (Заговорщики // «Заря». -1922. - 3 января. - С. 2., Дети об Америке // «Заря». - 1923. - 11 февраля - С. 2., Женщина в эмиграции // «Заря». - 1923. - 17 февраля. - С. 3, Путешествие улиток // «Заря». - 1923. - 1 апреля. - С. 16), Н. Тэффи (Фрау Фишь // «Заря». - 1923. - 25 февраля. - С. 3.), Дон-Аминадо (Вершки и корешки // «Заря». - 1933. -

14 августа. - С. 3), И. Ильфа и Е. Петрова (В золотом переплете (очерки из советского быта) // «Заря». - 1933. - 2 декабря. - С. 2.). Наряду с положительными отзывами о советских поэтах газета печатала пародии на имажинистов и футуристов. Показательна в этом смысле публикация статьи Р. Гуля о творчестве С. Есенина, воздающая должное таланту поэта (Есенин // «Заря». - 1923. - 12 декабря. - С. 1-2.), и фельетона Герцога Лоренцо (Аппендицит стихов. Школа имажинистов // «Заря». - 1922. - 24 января. - С. 2.), в котором творчество имажинистов определяется как суррогатное искусство. Помимо стихов уже признанных поэтов (К. Бальмонт, С. Есенин и др.) «Заря» публиковала произведения молодых харбинских авторов, хотя следует заметить, что поэзия на страницах газеты была представлена не столь широко, как критика, проза и публицистика. Живой интерес вызывали у читателя произведения М. Алданова, И. Бунина, Н. Рериха, Вс. Иванова и других известных мастеров слова. Для непритязательного читателя предназначались переводные (в основном с английского) рассказы и повести детективно-приключенческого характера.

Редакция «Зари» активно привлекала к сотрудничеству не только талантливых литераторов: журналистов, прозаиков и поэтов, но и видных ученых и общественных деятелей. Примером такого сотрудничества может служить публикация на страницах «Зари» статей русского художника и мыслителя Н. К. Рериха (См.: Неизлечимая рана // «Заря». - 1933. - 10 декабря. -

С. 3., Боль планеты // «Заря». - 1934. - 1 января. - С. 5 - 6). В них академик Н. К. Рерих высоко оценивал роль восточной культуры в самом широком ее понимании, раскрывал свое оригинальное видение человека и мира, человека и природы, которое нашло художественное воплощение в его живописи. На страницах «Зари» сохранились самые теплые высказывания Н. К. Рериха о харбинцах и Харбине как об уникальном центре русской культуры на Дальнем Востоке. Выступления академика с чтением лекций во время неоднократных посещений Харбина широко освещались эмигрантской прессой, в том числе и газетой «Заря» (См.: С. Курбатов. Академик Рерих // «Заря». - 1934. - 28 мая. - С. 3).

В Шанхае направление, заданное «Зарей», продолжала газета «Шанхайская заря» [4]. В состав редакции газеты входили ведущие русские писатели и журналисты: Л. В. Арнольдов, Л. С. Астахов, Ф. И.

Благов, Р. Бенц,

Н. Н. Брешко-Брешковский, С. И. Варшавский, А. А. Гзель (Австралия), Б. Глебов, Далекий Друг, Дон-Аминадо, Георгий Дьяков, В. Жалудский (Америка), Н. Зорин, А. Ф. Каршин, А. И. Куприн, Борис Лазаревский, М. С. Лембич, И. Лукаш, Елена Ли (Берлин), И. Л. Миллер, Вас. Немерович - Данченко, Н. И. Покровский, А. М. Ренников, К. Римский, Гр.Сатовский- Ржевский, Борис Суворин, Илья Сургучев, Н. И. Тэффи, Евгений Тарусский, Саша Черный, Евг. Шахов, Борис Шилов, Ал. Яблоновский и др. Произведения многих из них публиковались на страницах «Шанхайской зари». В жанре фельетона было представлено творчество Р. Бенца (1928. 8 июля), Дон- Аминадо (1928. 27октября, 1930. 3,7 сент.), Виктора Сербского (1928. 21июня),

А. Ренникова (1928. 9 декаб.), Барона Инча (1928. 10 мая), Н. Тэффи (1930. 9 февр.), Сэра Майка (1930. 11 окт.) и др. В перепечатках из западноевропейских изданий читатели «Шанхайской зари» знакомились с прозой и поэзией И. Бунина (1930. 11 окт.), М. Слонима (1928. 29 июля), Яна Цвибала (1928. 1авг.), Ив. Лукаша (1928. 21 июня), В. Ходасевича (1928. 27 июня), Петра Пильского (1930. 14 декабря), Евг. Чирикова (1930. 5 окт.) и др. авторов. Постоянно сотрудничали с газетой дальневосточные писатели и поэты Л. Астахов (1928. 10июня), Я. Лович (1930.7декабр.), М. Спургот (1930. 10 авг.), Гр. Сатовский- Ржевский (1930. 9 февр.) и др.

Газета пользовалась особым влиянием и популярностью, особенно в 1930-е годы, когда центр общественной и культурной жизни переместился из Харбина в Шанхай.

Издательство «Заря» в «борьбе за своего читателя» стремилось охватить не только признанные центры дальневосточной эмиграции, но и места локального проживания русскоязычного населения. Логическим продолжением такой издательской политики стало появление «Нашей зари» [5]. В газете «Шанхайская заря» от 3 мая 1928 года в редакционной статье отмечалось: «Являясь неразрывной частью «Зари» и «Шанхайской зари», вышедшая сегодня в свет в Тяньцзине «Наша заря» будет стоять на той же антикоммунистической платформе .... Но, будучи антикоммунистической, «Наша заря» подобно харбинскому и шанхайскому изданиям «Зари» не будет в то же время служить интересам тех отдельных личностей из крайне правого лагеря, которые своей оголтелой «политикой» только компрометируют русское имя на Дальнем Востоке... Нарождающейся газете одинаково не по пути ни с красным, ни с этим лагерем. Ее задача - общение с широкими рядами зарубежной русской общественности, обслуживание всех запросов этой русской массы, столь же чуждой коммунизма, как и оторванных от жизни узкополитических устремлений единичных обскурантов». Газета имела собственных корреспондентов в Пекине, Шанхае, Харбине, в крупных центрах Европы.

На страницах «Нашей зари» публиковались Гр. Сатовский-Ржевский, Л. Астахов, Далекий Друг, Мистер Грин (раздел фельетона), а также произведения А. Яблоновского (1930. 8 июня), Саши Черного (1930. 8 июня), Дон-Аминадо (1930. 1 июня), А. Ладинского (1930. 19 июня), других известных представителей дальневосточной и западноевропейской эмиграции.

По своей насыщенности литературным материалом среди стремительно возникающих и столь же стремительно исчезающих печатных изданий Харбина выделялась газета «Русский голос» [6]. В ней повсеместно публиковались дальневосточные поэты и писатели: А. Ачаир (А. А. Грызов) (1924. 18 нояб.); (1925. 1 янв., 9 марта), Леонид Б. (Л. В. Барташов) (1923. 23 марта), Т. Баженова(1923. 31 мая; 1924. 21 февр.; 1925. 1янв.), Л. Ещин (1923. 8 июля), А. Несмелов (А. И. Митропольский) (1924. 12 июня, 1 авг.), М. Колосова (1925.29 нояб.), Борис Бета (Б. Буткевич) (1923. 7июля). Постоянно на страницах газеты печатал свои стихотворения, очерки, рассказы, воспоминания, путевые заметки и рецензии Скиталец (С. Г. Петров), который с 1922 по 1934 жил и работал в Харбине, являясь постоянным сотрудником «Русского голоса», а затем «Русского Слова». В «Русском голосе» использовались перепечатки из европейсих эмигрантских изданий («Дни», «Новая русская книга», «Последние новости», «Сполохи», «Руль» и др.), а также из советских газет и журналов («Крокодил», «Красная новь» и др.). В перепечатках было представлено творчество старшего поколения эмигрантов.

Публиковались произведения молодого и среднего поколения эмигрантов: М. А. Алданова (1923. 11 мая, 17 авг.), Г. В. Иванова (1924. 13 янв.), О. Г. Савича (1923. 20 апр.), Вл. Сирина (В. В. Набокова) (1923. 27 июня).

Столь же заметным (и что немаловажно для эмигрантского издания - сравнительно долговечным) явлением в дальневосточной журналистике стала газета «Русское Слово» [7]. Издание было начато бывшими сотрудниками «Русского голоса», которые, сохраняя преемственность, продолжали направление этой газеты, повсеместно используя перепечатки из европейских эмигрантских изданий. Из местных авторов публиковались Скиталец (С. Г. Петров), являвшийся сотрудником газеты (проза, стихи, путевые заметки, критика), Дж. Грей (Г. Г. Сатовский-Ржевский), А. Ачаир (А. А. Грызов) и др.

Особое место в истории эмигрантской прессы занимают однодневные выпуски «День русской культуры» [8], посвященные одноименному празднику, приуроченному ко дню рождения А. С. Пушкина.

В первом выпуске «Дня Русской Культуры» в редакционной статье отмечалось: «Необходимо также, чтобы праздник Русской Культуры был не только днем воспоминаний и докладов, надо, чтобы он стал и днем смотра всех достижений русского меньшинства в области науки, искусства, литературы, просветительской работы днем критического обзора всех крупных событий эмигрантской жизни... (1930. 15 июня).

Вс. Н. Иванов в своей статье «Усиление русской жизни» писал: «Русская культура - это русская работа на современном поприще, с полным учетом национальных традиций, устремлений, не только не изжитых, но с каждым днем проявляющихся, выступающих все ярче и ярче ...» (1930. 15 июня). В другой своей статье «О сущности русской культуры» Вс. Н. Иванов делает вывод: «Мы верим в Россию, как в нечто целое и единственное - верим накрепко и навсегда. И в этой вере в торжество общего чувства народного, правильности соборной - и лежит существо русской культуры» (1931. 8 июня). Проблемам русской культуры, ее самоценности посвящена статья Н. К. Рериха «Оружие света». Важным событием культурной жизни Зарубежья стало присуждение Нобелевской премии И. А. Бунину. В выпуске «Дня Русской Культуры» от 11 июня 1934 было опубликовано «Слово на чествование И. А. Бунина» И. Шмелева, специально присланное автором для этого издания.

Охватить в кратком очерке весь спектр журналов «русского Китая» (а их, начиная с 1917 по 1949 г.г. выходило более 170), конечно, невозможно. Отметим лишь их общественно-политическое и тематическое многообразие: «Тут издавались журналы об архитектуре и об армии, экономические журналы и издания, посвященные КВЖД, еврейские журналы на русском языке, многочисленные детские журналы, литературные, журналы по искусству театру, восемь казачьих журналов ...» - писал в своей обзорной статье Э. Штейн [9; 233]. К упомянутым им периодическим изданиям Харбина можно добавить такие, как двухмесячный журнал «Даль» [10], положивший начало изданию художественной литературы в Харбине, литературно-художественный ежемесячник «Окно» [11], редакторами которого были поэт С. Алымов и профессор Н. В. Устрялов, толстый журнал «Русское обозрение» [12], еженедельный иллюстрированный журнал литературы, науки и современной жизни «Родная нива», иллюстрированный журнал литературы и современной жизни «Маяк», еженедельный иллюстрированный «Дальневосточный синий журнал» [13]. Основной недостаток этих и многих других, не упомянутых нами изданий, заключался в их недолговечности: по разным причинам они исчезали с харбинского общественно-культурного горизонта, едва успев заинтриговать своим появлением читателей.

Одним из немногих исключений в этом смысле был журнал «Рубеж» [14]. Русское Зарубежье знает не так много примеров столь активного долголетия еженедельника [15; 234], читаемого не только на Дальнем Востоке, но и далеко за его пределами [16].

Начав издаваться еще в 1926 году под редакцией А. С. Циганова, «Рубеж» совершенно «преобразился» в 1928 году (в 1927 вышло лишь несколько номеров), когда его главным редактором стал Е. Кауфман. Начиная с этого года, журнал выходил по субботам в течение 18 с половиной лет, став примером хоть какой-то стабильности в зыбком море эмигрантской жизни. В редакционной статье «500 «Рубежей» отмечалось: «Для эмигрантского издания десять лет - огромный срок, который можно уподобить чуть ли не 100-летию обычного существования в нормальных условиях.,.500 номеров, выпущенных им со времени основания, - это 500 сражений с трудностями журнального дела в Зарубежье, 500 пройденных этапов нелегкого пути, приведших журнал к теперешнему положению прочной популярности во всех уголках зарубежной Руси - от Парижа до Шанхая и от Риги до Буэнос-Айреса» [17].

Объем журнала обычно составлял 20 с. (праздничные номера: 30 - 34 с.). В каждом номере печаталось 7-8 стихотворений и 2-3 рассказа местных русских авторов; рассказы и «романы с продолжением», переведенные с

иностранных языков; иллюстрированные очерки о культурной и политической жизни в разных странах мира, местная хроника, «полезные советы». Библиографический отдел знакомил читателей с книжными новинками как дальневосточных, так и западных русских издательств.

Успеху журнала и его популярности у читателя, несомненно, способствовала продуманная издательская политика его основателей, считавших, что «. держа русскую читательскую аудиторию в курсе событий, происходящих в мире, «Рубеж» призван теснее связать читательскую массу с русской культурой, русским литературным творчеством . дать пишущей братии возможность проявить свои дарования, а с другой стороны, дать читательской массе хороший литературный журнал» (Е. Кауфман).

В настоящее время «Рубеж» остается памятником русской общественнополитической жизни в зарубежье, способствующим, как и весь корпус литературных и журналистских изданий, воссозданию целостной картины интеллектуального развития дальневосточной эмиграции и ее взаимодействия с древнейшей китайской культурой.

<< | >>
Источник: Якимова С.И.. Литература и журналистика стран Азиатско-Тихоокеанского региона в межкультурной коммуникации XX - XXI вв. 2011

Еще по теме ЛИТЕРАТУРА И ЖУРНАЛИСТИКА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ЗАРУБЕЖЬЯ В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ РОССИИ И КИТАЯ:

  1. Раздел I Филологические аспекты межкультурной коммуникации в литературе и журналистике русского зарубежья Дальнего Востока
  2. ОТРАЖЕНИЕ МЕЖКУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЛИТЕРАТУРЫ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ (НА МАТЕРИАЛЕ СБОРНИКА А. ХЕЙДОКА «ЗВЁЗДЫ МАНЬЧЖУРИИ»)
  3. Якимова С.И.. Литература и журналистика стран Азиатско-Тихоокеанского региона в межкультурной коммуникации XX - XXI вв, 2011
  4. ТРАДИЦИИ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА В ЛИТЕРАТУРЕ И ЖУРНАЛИСТИКЕ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА *
  5. ФОРМИРОВАНИЕ НАВЫКОВ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ ПРИ ИЗУЧЕНИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ НА УРОКАХ РКИ
  6. ГЛАВА 8. МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ
  7. Технологии обучения межкультурной коммуникации
  8. Этнопсихология в межкультурной деловой коммуникации
  9. Солдатова Галина Уртанбековна Практическая психология межкультурных коммуникаций
  10. 8.1. Понятие и сущность межкультурной коммуникации
  11. 8.9. Толерантность как результат межкультурной коммуникации
  12. 1. Типологические особенности журналистики русского зарубежья (Г. В. Жирков)
  13. Жирков Г.В.. Журналистика русского зарубежья XIX–XX веков .СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та. - 318 с., 2004
  14. 8.6. Предрассудки в межкультурной коммуникации
  15. 8.2. Структура и детерминанты межкультурной коммуникации