Развитие жанра

Становление фоторепортажа тесно связано с периодической печатью. Первые шаги он сделал на страницах журналов, хотя истоки фоторепортажа обнаруживаются еще в XIX веке. Они просматриваются в попытках фотографов овладеть съемкой «сцен с движением».

Характерные приметы фоторепортажа на начальном этапе хорошо иллюстрирует публикация в журнале «Огонёк» (1924. № 4) «Небывалая буря на Черном море». Публикация состоит из шести снимков и небольшого пояснительного текста. Фотографии отобразили «следы», оставленные в Новороссийском порту разбушевавшейся стихией. Фоторепортер зафиксировал разрушенные сооружения, выброшенные на берег плавсредства и т.д. В публикации лишь отдаленно просматривается фоторепортаж. Автор назвал «действующих лиц», но не показал самого действия, читатель увидел не развитие события, а его результаты.

Фотопубликация обнаруживает сходство с развернутой фотозаметкой. Однако в ней отразилась предыстория жанра фоторепортажа. Читатель смог представить себе картину происшедшего события, лишь в воображении приведя в движение застывшие «действующие лица». Перед нами пример «косвенного» фоторепортажа.

Публикации, подобные рассмотренной, свидетельствуют о том, что еще не были прояснены характеристики жанра. Его избразительно-выразительные возможности предстояло открыть.

Для понимания развития жанра важно уяснить направление творческого поиска. Открытие фотосерии как средства развернутого повествования позволило передавать полную информацию об объекте съемки. Не притязающий на полноту отображения единичный снимок в серии обрел вторую жизнь. Появилась возможность показать объект с разных сторон, а также зафиксировать его в развитии. Рассматривая несколько снимков, на которых последовательно отражены отдельные моменты происшествия, читатель, обладающий жизненным опытом, способностью к домысливанию, может «дорисовать» в памяти опущенное, способен «увидеть за пунктиром фотографий сплошную линию развития содер- жания».7

Для широкого использования нового средства отображения действительности нужны были соответствующие условия. Журнал «Советское фото» (1930. № 1, с. 1) приводил следующее аргументы своевременности появления фотосерии и необходимости ее развития: если в 1922 г 1) наша страна только становилась на ноги, 2) круг вопросов для пропаганды средствами фотографии был уже теперешнего, 3) фотография была еще скудна своими силами и средствами, то в 1930 г. 1) страна располагала своими фотоматериалами, 2) сконструирован советский фотоаппарат, 3)

появилась армия молодых талантливых фоторепортеров, 4)

широко развилось фотолюбительство.

Действительно, в те годы в периодической печати появились публикации талантливых фоторепортеров М. Аль- перта, Д. Дебабова, Г. Зельмы, Р. Кармена, Б. Кудоярова,

Н. Петрова, Г. Петрусова, М. Озерского, С. Фридлянда. Творческие усилия фотожурналистов и фотолюбитель- ского актива были направлены на то, чтобы «поработать в области создания серийных снимков».8 Использование фотосерии знаменует новый этап в развитии фотожурналистики. Осмысливая практику работы в фоторепортаже, С. Фридлянд справедливо заметил: «Появились первые слабые ветви, может быть, только намеки на возможность создания фотопублицистики».9

К 30-м годам прошлого века был уже накоплен некоторый опыт съемки фоторепортажа, но специфика жанра только познавалась. Вот характерный пример. Журнал «СССР на стройке» (1930. № 4) половину номера посвятил строительству Днепрогэса. В тридцати девяти снимках показаны всевозможные объекты, отображены их детали. Фотографии сопровождены подписями типа: «40-тонные краны поднимают мостовую ферму», «Левобережный котлован в конце июля 1929 года», «Левобережный котлован в августе 1929 года». Технология стройки явно заглушала показ человека в работе.

В том же номере журнала «СССР на стройке» напечатан фоторепортаж с Турксиба. Он также представляет собой фотопубликацию со слабообозначенным сюжетом, хотя в отдельных снимках в нем уже проявлен интерес к человеку.

Иной подход к отображению Турксиба («Огонёк». 1930. № 14) нашел А. Шайхет. Автор показывает не всю магистраль, а лишь «кусочек» ее, фиксирует момент встречи строителей северного и южного участков, момент укладки последнего звена пути. Фотожурналист умело использует жанр фоторепортажа: на локальном примере показывает масштаб события, его социальную значимость. Достигнуто это в немалой степени потому, что автор сосредоточил внимание не на «немой» технике, а на человеке. Не поэтизация технологии, а динамика труда составила содержание публикации.

Таким образом, в работе А. Шайхета уже обозначились основные черты, характерные для фоторепортажа, - сюжетность отображения с действующим лицом. В 30-е годы прошлого века отчетливо обозначился путь развития фоторепортажа как жанра.

Однако фоторепортажу предстояло еще провести уточнение границ своего «жизненного пространства», шлифовку изобразительно-выразительных граней. Практика иллюстрирования периодической печати убеждает, что познавательное поле жанра не сразу было определено. Взять хотя бы фоторепортаж Д. Дебабова из Заполярья, напечатанный в газете «Известия» (1935. 18 июля). В восьми снимках автор дает хронику трудовых будней охотников-промыслови- ков Туруханской тайги. Композиционно публикация незамысловата: эпизод обсуждения плана охоты на белок, кадры отстрела пушного зверька, момент погрузки добычи в самолет. Как видим, сюжет соответствует развитию реальной действительности, автор стремится не нарушить «реальной фабулы».

Но Д. Дебабов рассказывает об охотничьем промысле вообще, т.е. берет «неподвижную тему» и пытается достичь динамики в повествовании лишь за счет придания публикации некоторой сюжетной стройности. В основе фоторепортажа нет события.

Журнал «Советское фото», размышляя о состоянии фоторепортажа, отмечал в те годы: «Фотографы избирают некоторую неподвижную тему, они не застают жизнь в ее движении. Между тем фотографы должны пойти по линии прямого репортажа, фиксируя динамические моменты нашей жизни».10

Работа в газете или журнале требовала от фотожурналистов постоянного поиска формы отображения, соответствующей действительности. В то же время им приходилось поспевать за своими коллегами - пишущими репортерами. Все ярче вырисовывалась еще одна особенность фоторепортажа - оперативность фиксации и доставки материала на газетную полосу. Фотожурналисты не моги не учитывать требований периодической печати - отображать события быстро и сжато. В этом плане показателен фоторепортаж А. Устинова «В освобожденном Орле», напечатанный в газете «Правда» (1943. 6 августа). В пяти снимках автор отразил жизнь города после изгнания врага. А. Устинов выполнил задание редакции всего за несколько часов Об этом свидетельствуют строчки под фотографиями: «Снимки сделаны 5 августа и доставлены на самолете летчиком младшим лейтенантом А. Чистяковым». Иногда газета указывала не только день, но и час съемки. И такое пояснение не случайно. Временная определенность фоторепортажа повышала его убедительность.

Как и в лаконичности отображения событий, в оперативности информирования газета видела содержательный момент. Запоздалая новость на ее страницах справедливо рассматривалась как малоэффективное или вовсе неэффективное средство влияния на массы. Фотожурналисты учились быстро откликаться на злобу дня.

Освоив «язык прозы», фотожурналисты овладевали «поэзией» фотодокумента. И хотя в этом процессе невозможно установить четкие временные границы, все же следует подчеркнуть, что поиски выразительных средств фотодокумента особенно характерны для послевоенных десятилетий. Постигая мастерство фоторепортажа, фотожурналисты учились в фотографиях не только фиксировать «кусочки» реальной жизни, но и выражать свое отношение к ним.

Отнесение фоторепортажа к группе информационных жанров вовсе не означает, что он лишь протоколирует действительность. В нем, как и в каждом жанре, заложены способности авторского самовыражения. Фотожурналисты учились одновременно с показом реальности давать ей оценку. В качестве примера можно привести фоторепортаж Дм. Бальтерманца «Богатая руда КМА», напечатанный в журнале «Огонёк» (1960. № 2).

Автор рассказывает о рождении Лебединского рудника. Событие раскрыто в четырех снимках: взрыв освобождает доступ к руде, ковш экскаватора поднимает первую глыбу, митинг в котловане, колонна автомашин делает первый рейс на перерабатывающий комбинат. Автор лаконичен в повествовании и в этом обнаруживается сходство с фоторепортажем А. Шайхета «Турксиб», опубликованный в том же «Огоньке» тридцатью годами раньше. А. Шайхет фиксирует укладку последнего звена железнодорожной магистрали, Дм. Бальтерманц сосредоточивает внимание на центральном звене события.

Современный фоторепортаж заимствовал опыт иллюстрирования печати и в то же время получил дальнейшее развитие. Публикация Дм. Бальтерманца обнаруживает не только сходство с фоторепортажем А. Шайхета, но и различие. Если А. Шайхет в основом информирует о событии, то Дм. Бальтерманц пытается выразить свое отношение к нему, внести оценочный момент. В фоторепортаже «Богатая руда КМА» повествование не отделено от «реальной фабулы», но в его содержании заметнее авторское «я», выраженное в выборе моментов съемки, выразительной палитре снимков, построении изобразительного ряда и в текстовом сопровождении.

Таким образом, в структуре фоторепортажа произошли изменения. Творческая активизация фотожурналистов, проявившаяся в стремлении уйти от протокольного показа событий, выразить свое отношение к ним, привела к повышению содержательности публикаций. В них усилился публицистический элемент. Об этом свидетельствует и пример из другого журнала - фоторепортаж В. Чейшвили «Скорая уходит в небо», опубликованный в «Смене» (1978. № 7). Фотожурналист повествует о двух событиях. Действующие лица в обоих случаях разные (врачи Архангельской областной санитарной авиации Третьяков и Гусев). Автор создает две законченные фотоработы под общим названием. В первом случае фиксируются действия героя, читатель видит Третьякова в машине, мчащейся в аэропорт, на борту вертолета, у постели больного. Во втором в снимках показано эмоциональное состояние человека, фотожурналист решает как бы две задачи: пытается нарисовать образ врача Гусева и через него передать динамику события, все этапы его развития.

Итак, современный фоторепортаж, сочетая в себе пространственно-временную определенность, т.е. приближенность к «реальной фабуле», и выразительность отображения человека - действующего лица, приобрел черты, сближающие его с фотоочером. Тенденция развития жанра заключается в усилении психологической нагрузки снимков, в стремлении выразить не только действия, но и чувства и мысли. Фоторепортаж пытается передать в снимках - конечно, насколько это позволяет специфика жанра - не только физическое движение, но и духовное развитие человека.

<< | >>
Источник: Ворон Н. И.. Жанры фотожурналистики: Учеб. пособие для вузов по спец. «Журналистика». - М.: Факультет журналистики. - 145 с.. 2012

Еще по теме Развитие жанра:

  1. Развитие жанра
  2. Развитие жанра
  3. Развитие жанра
  4. Истоки жанра
  5. Назначение и особенности жанра
  6. Особенности и назначение жанра
  7. Что влияет на выбор жанра?
  8. Назначение и особенности жанра
  9. 4. 4 . 1. Обозрение: специфика жанра
  10. ПОДМЕНА ЖАНРА
  11. Особенности функционирования жанра интервью
  12. 4.4. 2. Современный очерк: проблемы жанра
  13. 4. 2. 2. Искусство малого жанра: заметка
  14. 4. 2.4. Интервью: специфика и разновидности жанра
  15. Цели, задачи, особенности функционирования жанра интервью в средствах массовой информации