загрузка...

Культура во второй половине XVI в.


В соответствии с Вормским эдиктом 1521 г. императора Карла V распространение в Нидерландах реформационных идей было строжайше запрещено. Вскоре после публикации эдикта в Генте в присутствии 50 тысяч горожан сожгли 3 тысячи еретических книг. В 1522 г. в стране была создана императорская инквизиция. Любая разновидность ереси подводилась под категорию «лютеранства». Против еретиков были направлены специальные законы — «плакаты», поощрялось доносительство. Все же казни за ересь до перехода Нидерландов под эгиду короля Испании Филиппа II были сравнительно немногочисленны. Несмотря на запреты, с 1520 по 1546 г., т.е. до кончины Лютера, в Нидерландах были опубликованы в переводе 85 его сочинений. Особый интерес вызвал лютеровский перевод Библии: в полном и сокращенном виде он издавался 46 раз. За «еретический» комментарий к одной из этих публикаций в 1545 г. был сожжен видный антверпенский книгоиздатель.
С начала открытой борьбы против испанского гнета все большим влияниям в стране пользовался кальвинизм. Его значение в жизни нидерландского общества нельзя, однако, и преувеличивать: даже в XVII в. в Республике Соединенных провинций продолжала существовать многоконфессиональность. Не менее трети населения, особенно в сельских местностях и южных пограничных районах, были католиками, немалая часть принадлежала к различным сектам, рожденным Реформацией, и лишь около трети людей придерживались кальвинизма, получившего доминирующее положение. Он начал завоевывать это место в ходе самой борьбы за свободу, в которой хорошо организованные кальвинистские консистории играли важную, а порой и определяющую роль. Это сказалось уже в пору иконоборческих движений 1566 г., когда были разгромлены 5500 церквей и монастырей, но особенно позже, когда развернулось сопротивление карательной экспедиции герцога Аль- бы и деятельности учрежденного для расправы с бунтовщиками «Совета по делу о мятежах», получившего прозвище «кровавого».
Политическая литература кальвинистов — «тираноборческие» произведения Ф. Отмана, Дюплесси-Морне, Т. де Беза и других французских авторов, часто публиковавших свои сочинения анонимно, широко использовались принцем Вильгельмом Оранским в его борьбе с испанским режимом. Кальвинисты входили в бли-
184

жайшее окружение принца. К числу наиболее доверенных лиц относился дипломат, литератор и воин Филипп Марникс ван Синт Алъдегонце (1538—1598).
Марникс, принадлежавший к нидерландской знати, получил блестящее юридическое образование и прошел обучение в Женеве у Кальвина и де Беза, сделавшее его убежденным поборником кальвинизма. Он был активным участником дворянской оппозиции испанскому владычеству, а затем верным сподвижником Вильгельма Оранского, умевшим оказывать на него немалое влияние. Свой литературный дар Марникс использовал в политической публицистике. Владея в равной мере и французским, и фламандским языком, он широко обращался к понятию «отечество», ясной и элегантной речью доказывая, что его защита является долгом подлинных патриотов. В Нидерландах, где всегда с большой силой проявлялось самосознание отдельных провинций, такая характеристика всей страны была редкостью. В отличие от официальной политической линии Вильгельма Оранского, провозглашавшего необходимость веротерпимости, Марникс вел теологическую полемику со сторонниками некальвинистских конфессий, нередко в резких и иронических тонах. Его главным произведением стал антикатолический памфлет «Улей святой римской церкви» (1569). Возможно, именно Марникс был создателем песни, славившей Вильгельма Оранского, которая в настоящее время является национальным гимном Нидерландского королевства.
В отличие от Марникса, Дирк Коорнхерт (1522—1590) был убежденным поборником веротерпимости. Перипетии его жизни дают представление о том, какой драматический отпечаток накладывала эпоха на судьбы людей, которые в иной ситуации могли бы спокойно заниматься научным и литературным трудом. Коорнхерт был нотарием в голландском городе Хаарлеме, а затем секретарем магистрата. Во время иконоборческого погрома он, сторонник Реформации, защищал монастырское имущество от грабежа. Тем не менее католические власти Гааги посадили его за протестантские взгляды в тюрьму. Он бежал и вернулся в Голландию лишь в 1572 г. уже в качестве служащего Вильгельма Оранского. Коорнхерт стал секретарем голландских штатов. Он систематически вступал в конфликты с кальвинистскими ортодоксами, отстаивая право на религиозную свободу также и для католиков, и в результате был вынужден жить то в одном городе, то в другом. Бесчисленные религиозные дискуссии с оппонентами не переубедили его — он до кончины оставался защитником веротерпимости.
Коорнхерт писал стихи и был автором ряда драм, в которых сплавлял библейские мотивы с аллегорическим описанием собственного жизненного опыта человека, гонимого за убеждения. Лишь
185
на четвертом десятке лет он убедился, что наконец-то обучился латыни и с этого времени не раз обращался к переводам классиков, особенно Цицерона и Сенеки. Переводил он на голландский язык и своего знаменитого соотечественника — Эразма. Коорнхерт ратовал за простоту, чистоту и выразительность языка и сам дал образцы такой речи. Его главным трудом стала книга 1586 г. об искусстве благой, добронравной жизни. Эту работу часто называют «Этикой». В ней нашли наиболее полное выражение гуманистической идеи Коорнхерта, во многом перекликающиеся с взглядами Эразма. Коорнхерт был противником строгого кальвинистского учения о предопределении, и эта позиция также имела параллели с убеждениями Эразма, который выступал против учения Лютера о Божием предопределении и рабстве человеческой воли.
Юст Липсий
Крупнейшим нидерландским ученым в сфере гуманитарных наук во второй половине XVI в. был филолог, философ, историк, политический мыслитель Юст Липсий (1547—1606). В его лице впервые после Эразма деятель нидерландской культуры получил широкую известность и признание в разных странах Европы. На протяжении многих лет Липсий был профессором истории протестантского университета в Лейдене, основанного в 1575 г.
Вильгельмом Оранским. В отличие от Лувенского университета, стоявшего на воинствующей католической позиции, столь же воинствующие кальвинисты-ортодоксы не смогли завладеть в Лейдене господствующими позициями. Блестящий знаток античной культуры, Липсий издавал и комментировал работы Сенеки, которые служили одной из опор его собственной философии неостоицизма. Он не раз публиковал также сочинения Тацита, в которых его привлекали, в частности, сведения о древних племенах батавов. Липсий видел в них предков жителей Нидерландов, защитников свободы, боровшихся с Римом.
В отличие от активных сторонников межконфессиональных и политических дискуссий, Липсий стремился избегать участия в подобных схватках. Он пытался решать философские проблемы на светской основе, обходя теологические контроверзы. В общественных конфликтах, особенно в гражданской войне, Липсий видел величайшее зло времени. До конца уйти в тихую жизнь ученого, стоящего «над схваткой», ему, однако, не удалось, хотя ради этого Липсий не раз менял свое официальное вероисповедание и даже переехал для преподавательской работы из Лейдена в Лувен.
Главными трудами Липсия стали два концептуально связанных сочинения — «О постоянстве» (1584) и «Политика» (1589). В первом
186

Юст Липсий. С картины П. Рубенса «Философы». Ок. 1611 г.
из них Липсий в духе неостоицизма рассматривает философскую проблему, как сохранить человеку свою моральную силу и внутреннюю независимость от различных обстоятельств (гнета Фортуны) в условиях внешних кризисов и катастроф. Спасение Липсий связывает с добродетелями постоянства, терпения, стойкости. Философия              Липсия              полна драматизма и напряженности, отличающих ее от гуманистической философии начала XVI в., она скорее сродни мироощущению «трагического гуманизма», хотя и лишена присущей ему мощи. В «Политике» Липсий на основе искусно подобранных цитат антич ных авторов И своего краткого комментария к ним создает руководство для властителей по различным проблемам политической этики, государственного управления, военного дела Мудрость и умеренность правителя, постоянство подданных, готовых идти на компромиссы, Липсий считает основой стабильного порядка гражданской жизни. Ею сочинение, рекомендующее правила, не окрашенные в тона конфессиональной пропаганды, пользовалось исключительным успехом и только при жизни Липсия выдержало 75 изданий на различных языках.
Стремление Липсия по возможности противостоять конфликтам и страстям различных борющихся партий разделял его друг, крупнейший книгоиздатель Нидерландов второй половины XVI в., основатель знаменитой типографской фирмы, Кристоф Плантен. По поручению короля Филиппа II он напечатал (как монополист церковных изданий в испанских владениях) 60 тыс. молитвенников, 100 тыс. требников, 400 тыс. часословов, но позже перешел на сторону Вильгельма Оранского и стал главным типографом Генеральных штатов. Он создал особый вид книг—так называемых «университетских», которые включали ученые труды и диссертации Лейденского университета. Издания Плантена отличались виртуозностью наборов, красотой переплетов, серийностью публикаций. Нидерланды, особенно Антверпен, славились и рядом других издательских «домов». Многие из них во второй половине XVI в. охотно обращались к выпуску в свет научных книг, доля которых в издательской продукции этого времени заметно возросла.
187
Наука
Научная деятельность ряда наиболее видных нидерландских ученых XVI в. протекала за пределами их родины. Медик Андреас Везалий (1514—1564), учившийся в университетах Лувена, Мон- пелье и Парижа, по приглашению Венецианской республики стал профессором Падуанского университета. Изучая труды Галена и его взгляды на строение тела человека, Везалий исправил свыше 200 ошибок канонизированного античного автора. В 1543 г. он издал в Базеле свой главный труд «О строении человеческого тела», в котором не только обобщил достижения в области анатомии, но и привел в систему знания, добытые в этой отрасли науки. Везалий положил начало новому этапу в ее развитии. Текст его книги сопровождали 250 рисунков постоянного иллюстратора книг Веза- лия, художника И. ван Калькара. Экспериментально обоснованные результаты исследований ученого, наглядно продемонстрированные в иллюстрациях и легко поддававшиеся проверке, нанесли серьезный удар по традициям средневековой схоластической медицины. Ее сторонники не могли этого простить Везалию. За посягательство на авторитет Галена его изгнали из Падуи. Дело Везалия, однако, нашло продолжателей в разных странах Европы.
За рубежом работал ряд лет и другой крупный ученый, уроженец Фландрии Герард Меркатор (1512—1594). Выдающийся картограф, он создал в Лувене карты, сочетавшие новейшие данные астрономии и географии, изготовил уникальные глобусы — земной и небесный. У Меркатора стал постепенно складываться получивший впоследствии его имя новый способ изображения сетки параллелей и меридианов, особенно важный для морских карт. Переселившись в Германию, Меркатор опубликовал новаторские для его времени карты Европы и мира, в которых преодолевалась зависимость от античных авторитетов, а в 1585 г. издал один из первых географических атласов. Это был единый сборник более чем полусотни согласованных друг с другом карт, в которых подводились итоги достижениям картографии XVI в. Другой тип атласа, под названием «Зрелище шара земного», выпустил друг Меркатора, антверпенский картограф А. Ортелий.
Разносторонним ученым в области математики, физики, механики был профессор Лейденского университета, инженер гидротехнических сооружений Симон Стевин. В своем труде 1586 г. «Принципы равновесия» он по-новому рассматривал проблемы гидростатики и выявлял важные для практики физико-математические закономерности равновесия тел, находящихся на наклонной плоскости. Стевин занимался также особенностями возведения крепостей и спецификой военных машин. В его работах решения теоретических и практических вопросов соседствовали порой с фантастическими построениями.
188

<< | >>
Источник: Неизвестный. История культуры эпохи Возрождения 2010. 2010

Еще по теме Культура во второй половине XVI в.:

  1. КУЛЬТУРА АНГЛИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI — НАЧАЛЕ XVII В.
  2. Глава 8. УКРАИНСКИЕ ЗЕМЛИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIII — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVI в.
  3.  МОЗАИКА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVI ВЕКА
  4. ЗЕМЕЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В БАШКОРТОСТАНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVIII В.
  5. КУЛЬТУРА АНГЛИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVI в.
  6. Акманов А. И.. Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI — начале XX в. - Уфа: Китап. - 360 с., 2007
  7. ГЛАВА XVI Особенности информационного ^              м              м обеспечения советских и российских войск в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины XX века
  8. § 2. Землевладение башкирских общин и аграрная политика царского правительства во второй половине XVI - первой трети XVIII в.
  9. 25.4. Культура второй половины XVIII в.
  10. 26.3. Культура второй половины XIX в.
  11. Глава 1 КУЛЬТУРА ВОЗРОЖДЕНИЯ В ИТАЛИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIV—XV вв.
  12. Проявления Ренессанса в культуре второй половины XV — начала XVII в.