загрузка...

«Золотой век» Елизаветы


В исторической перспективе первая половина XVI столетия была лишь прелюдией к подлинному взлету английской культуры, который совпал с периодом долгого и блистательного правления Елизаветы I Тюдор (1559—1603).
Ее воцарение означало для Англии выход из сферы влияния Испании, освобождение от иностранных и универсалистских католических интересов, доминировавших в английской политике в период контрреформации Марии Тюдор, и возвращение на стезю независимости и протестантизма, что придало мощный импульс
222
национальным чувствам. В то же время возврат к англиканству совершался с крайней осмотрительностью, во имя сохранения гражданского мира. Проявленная толерантность позволила избежать жертв и неминуемых при резкой смене конфессии культурных потерь; королева ясно дала понять, что не одобряет варварского уничтожения католических святынь — икон и церковной скульптуры —и не намерена отказываться от традиционных в католической службе процессий, песнопений и органной музыки. Несмотря на сильные протестантские чувства елизаветинцев, пуританская пропаганда аскетизма и умеренности не имела влияния в аристократической среде и культура двора, как и эпохи в целом, носила подчеркнуто светский характер.
Если политика религиозной терпимости обеспечила Англии два десятилетия мира для полнокровного развития, то протекционистские меры способствовали беспрецедентному экономическому росту в 60—70-х годах, в основе которого лежали успехи английского овцеводства и сукноделия. К концу этого периода небольшой остров установил прочные торговые связи со всеми регионами Европы, от Италии и Испании на юге до Московии на севере, а также со странами Леванта, Африки и с Новым Светом. В его богатейшие порты и прежде всего в Лондон стекались экзотические товары со всех концов мира — индийская парча, пряности, драгоценные камни, французские вина, итальянские кружева, русские меха, американский табак и африканский сахар, прививая обществу вкус к новшествам. Англия принимала эмигрантов-протестантов из Германии — специалистов в горном деле и металлургии, фламандских ткачей, итальянцев, открывших первые мастерские по производству бумаги, тонкого стекла и кружев. Это вело к быстрому усвоению новых технологий и европейских достижений, определявших стандарты комфорта, гигиены, а также моды.
Елизаветинскую эпоху отличал высокий социальный динамизм. Из безвестности поднимались новые семейства, разбогатевшие на сукноделии и торговле, сравнительно легко аноблировались зажиточные горожане, юристы и купцы, сельские фермеры. Но нувориши, как правило, подражали манерам и стилю жизни дворянской элиты, поэтому вкусы и пристрастия елизаветинского общества оставались аристократическими.
«Цветущий сад в ограде моря»
Рост частных накоплений вызвал активное светское строительство. Под влиянием итальянских и французских мастеров английская архитектура усваивала все больше классических черт и деталей, просвещенные заказчики штудировали Витрувия, в соответствие с требованиями которого приводились величественные дома знати и
223

загородные резиденции —Хэтфилд-Хауз, Теобальде, Кирби, Хар- двик. Неотъемлемым элементом облика английских городов стали «италъинизированные» дворцы аристократии и богатых купцов.

Ощутимо богатела и сельская округа, выражением чего стала феноменальная по масштабам перестройка усадеб провинциального джентри в елизаветинскую эпоху. Прежние непритязательные дома сменились более комфортабельными. Как правило, все еще напоминающие по форме средневековые замки, Е-образные в плане, эти елизаветинские дома-близнецы едва ли могли соперничать с ренессансными виллами Южной Европы, но тем не менее они знаменовали разрыв со средневековым прошлым, создавая новую жизненную среду: вместо огромных холодных залов — специализированные помещения для работы (кабинеты и библиотеки), досуга и отдыха, наполненные мебелью новых форм, дорогой утварью, украшенные деревянными панелями с многоцветными ренессансными орнаментами и итальянскими витражами. Вошедшие в моду широкие окна и эркеры давали много света. Покои согревались двухъярусными каминами с изысканной резьбой по камню или мрамору. Английские резчики комбинировали цветочные орнаменты, фрукты, гротескные и реалистические фигурки в нидерландском стиле; все эти мотивы носили уже отчетливый ренессансный характер, создавая общее впечатление классической по стилю декорации. С деревом начинала соперничать гипсовая лепка —белая или богато расписанная, позолоченная.
Непременной частью усадебных ансамблей были сады и регулярные парки, представлявшие собой искусное сочетание клумб с прихотливыми геометрическими орнаментами, запутанных аллей- лабиринтов, деревьев фигурной подстрижки, водных каскадов, фонтанов и скульптуры. Они плавно переходили в естественные парки, служившие местом для отдыха, прогулок верхом и охоты.
Англия оставалась страной, где провинциальная сельская жизнь не утратила своей притягательности, и понятие культурного досуга не обязательно ассоциировалось с городом. Дворянские усадьбы с их библиотеками, любительскими спектаклями, домашним музицированием играли роль культурных центров и рассадников искусств.
Сельская Англия сохранила и многие народные традиции, объединявшие всех жителей округи независимо от их статуса, — гуляния по праздникам, танцы, хороводы, в которых пелись и разыгрывались «баллады», излюбленный всеми футбол, грубые, но чрезвычайно популярные развлечения — медвежьи травли, петушиные и собачьи бои. На святки сельские магнаты и щедрые сквайры выставляли на улице столы с угощением для соседей, всех развлекали ряженые и исполнители рождественских колядок — «каролей». Рождественские праздники были связаны с приходом
224
Лорда-Беспорядка, бравшего на время управление округой в свои руки, повсюду устраивавшего переполох; слуги и хозяева при нем менялись своими социальными функциями, все переворачивалось вверх дном. В предпасхальный карнавал здесь разыгрывались схватки Св. Георгия—покровителя Англии—с Турком или другим олицетворением темных сил, а в мае страна предавалась безудержному веселью с ритуальными танцами, кострами, украшением майского дерева и выборами Майской королевы.
Несколько десятилетий стабильности и экономического процветания вернули англичанам радостное мироощущение и воскресили дух чосеровской «веселой Англии». Наблюдательный иностранец заметил: «Англичане строят так, как будто собираются жить вечно, а веселятся, будто умрут завтра».
<< | >>
Источник: Неизвестный. История культуры эпохи Возрождения 2010. 2010

Еще по теме «Золотой век» Елизаветы:

  1. ГЛАВА 26. «ЗОЛОТОЙ ВЕК» РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ
  2. ХАОС И ЗОЛОТОЙ ВЕК
  3. НОВЫЙ ВЕК ЗОЛОТА
  4. § 10. Золотой век Византии
  5. 2. Золотой и серебряный век русской культуры
  6. «ЗОЛОТОЙ ВЕК» И ЭПОХА ВОЗРОЖДЕНИЯ В БЕЛАРУСИ Старостенко В.В.
  7. ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА
  8. 2. Время Елизаветы Петровны
  9.    Елизавета Михайловна Хитрово
  10.    Кончина Елизаветы Петровны