ГЛОБАЛЬНЫЕ СТРУКТУРНЫЕ СДВИГИ и НИША РОССИИ

В рамках модернизационного проекта должна быть решена задача определения реалистичного места российской экономики в глобальном разделении труда. Ошибка здесь может стоить очень дорого. Шапкозакидательские настроения - «мы можем делать все» - ведут к неэффективным инвестициям, растрате ресурсов и, как следствие, к отставанию в глобальной конкуренции с вполне очевидными последствиями.
Напротив, капитулянтские настроения ведут к поражению еще до вступления в борьбу. Место России в мировой экономике определяется общим трендом глобализации, ее противоречиями, структурными сдвигами в международном разделении труда. Серьезный вызов - низкое качество основной части продукции машиностроения. Конкурентоспособность достигается в основном за счет предельного снижения цены, работы в нише low cost. Для выхода ряд экспертов предлагает стратегию «изоляционизма». Предполагается, что после достижения конкурентоспособности возможно последовательное «открытие» нашей экономики, переход к конкуренции «на равных». Эта стратегия содержит, на наш взгляд, много верных подходов. Проведение структурной политики, включающей поддержку приоритетных секторов промышленности, является неотъемлемым элементом любой свободной от догматизма экономической стратегии. Однако проведение позитивной промышленной политики вовсе не требует автаркии - здесь гораздо важнее последовательное проведение избранного курса, разумное выделение отраслей, нуждающихся в поддержке. Кроме того, политика автаркии не позволит России участвовать в переопределении правил глобализации. Исключение же нашей страны из числа основных игроков существенно ухудшит перспективы ее развития, то есть приведет к последствиям, прямо противоположным намерениям сторонников «суверенной экономики». Подчеркнем: наши проблемы не решит никакая «чистая стратегия» - ни автаркия, ни полностью открытая экономика. Собственно, эффективное государство для того и нужно, чтобы обеспечивать гибкую стратегию, своевременную корректировку экономической политики, осмысленный диалог с отраслевыми лоббистами. При определении структурной ниши России в глобальном разделении труда необходимо осознавать, что на среднесрочную перспективу основным фактором экономического развития нашей страны являются огромные запасы природных ресурсов. Добыча полезных ископаемых, прежде всего углеводородов, останется становым хребтом отечественной экономики. Прогнозы роста мирового спроса на энергоносители обусловливают рост глобальной конкуренции за надежный доступ к энергоресурсам. Более того, сообщество мировых экспертов - авторов уже цитированного доклада о глобализации - считает, что острейшая конкуренция за доступ к энергетическим ресурсам станет основным содержанием мировой политики в ближайшие четверть века. В этой связи составная часть модернизационно- го проекта - преодоление комплекса «сырьевого придатка». (Избавление от одного комплекса не должно вести к другому - безоглядному разыгрыванию «энергетической карты».) Чтобы его преодолеть, нужно оценить перемены, произошедшие с тех пор, когда роль «сырьевого придатка» обрекала на отсталость и зависимость. Во-первых, «энергетическая сверхдержава», обладающая к тому же всем набором средств защиты своих интересов, сильно отличается от колоний XIX и полуколоний XX века. Она может не бояться внерыночного давления. Во-вторых, в глобальной экономике нет особой разницы между торговлей сырьем или, например, дешевой рабочей силой. Для нас же сырьевой экспорт - «зонтик» роста благосостояния населения, повышения его образовательного и квалификационного уровня, шанс на рост конкурентоспособности приоритетных отраслей экономики. В-третьих, уже имеются примеры (прежде всего, Австралия), когда эффективное государство в условиях сырьевой экономики оказывается способным обеспечить динамичное экономическое развитие и рост благосостояния населения. Оценки экспертов также показывают, что зави- S симость экономики России от мировой конъюнктуры цен на продукты ее традиционного экс- S порта (при реалистичной оценке колебаний цен) S СГ уже и сегодня не является критичной. При этом CL экспорт нефти и газа - не только важный ресурс С развития, но и серьезный источник повышения С ее внешнеполитической субъектности, которая также является значимым ресурсом. Реализация данного конкурентного преимущества связана с масштабными и дорогостоящими инвестиционными проектами, нацеленными на освоение удаленных и геологически сложных месторождений, прокладку протяженных трубопроводов. Привлекательность этих проектов жестко зависит от ценовых перспектив. Ретроспективный анализ показывает, что сильные колебания цен на энергоносители были обусловлены, во-первых, локализацией мирового производства нефти на Ближнем Востоке, во-вторых, наличием потенциала быстрого увеличения или, напротив, снижения, объемов нефтедобычи. В результате возникали возможности политизированных манипуляций ценами: установление арабскими странами крайне высоких (70-е годы) или, напротив, обрушения мировых цен на нефть (середина 80-х) в результате сговора США и Саудовской Аравии. Сегодня возможность чьего- либо одностороннего политического воздействия, направленного на снижение цен на нефть, кардинально снизилась. Многосторонний же сговор с целью их повышения как раз возможен. Цены на нефть и, соответственно, природный газ будут в основном определяться соотношением спроса и предложения. Это, как представляется, означает, что, вопреки многим корыстным спекуляциям, цена URALS или REPCO в ближайшие годы вряд ли опустится ниже 55 долларов за баррель. Скорее можно прогнозировать ценовой коридор 70-100 долларов за баррель. В результате нефтегазовый сектор России и дальше останется достаточно привлекательным для инвестиций, получит возможности для масштабного развития и останется генератором бюджетных доходов. Вариант углубления мирового экономического кризиса, способного обрушить цены на нефть, о котором не устают повторять многие влиятельные отечественные экономисты, остается за пределами нашего обсуждения. Для того чтобы спрос на нефть упал так сильно, нужны буквально тектонические сдвиги в экономике. Такое развитие событий связано с глобальной дестабилизацией. В таком случае речь пойдет уже о совершенно другом способе парирования возникающих угроз и, соответственно, о другой парадигме мобилизации страны. Для нас же важен вывод, что при сохранении общих рамок глобализации (даже при значительной корректировке ее модели) использование природных ресурсов России будет и дальше играть роль генератора ее экономического развития. Оно будет также укреплять геополитическую субъект- ность нашей страны, ее притязания на участие в корректировке «глобальных правил игры». В ряду факторов, существенно влияющих на структуру отечественной экономики, следует выделить сохраняющееся перемещение центров производства массовой продукции в регионы, обладающие преимуществами в показателях (цена/качество) рабочей силы и уровне инвестиционных рисков. Действие этого фактора уже превратило Китай в «мастерскую мира». Начался переток в Индию рабочих мест в секторе финансовых услуг. Многие ведущие банки перемещают сюда свои бэк-офисы с тем, чтобы использовать преимущества англоговорящих квалифицированных, но низкооплачиваемых служащих и программистов. Для России действие этого фактора - мощный императив структурной перестройки.
Так, относительно высокий уровень оплаты труда, общая ограниченность трудовых ресурсов плюс слабость системы профессиональной подготовки рабочих массовых профессий сильно ограничивают возможности российской экономики конкурировать за перемещаемые рабочие места, требующие дешевой рабочей силы. Это означает, что в нашей стране будет продолжаться сокращение соответствующих секторов. Выживут лишь «нишевые» производства, обладающие эксклюзивными преимуществами, а также защищенные высокими транспортными издержками, локальной привязкой к центрам потребления (например, производство молочной продук ции). И кризис усугубил эту тенденцию. Финансовые ограничения, рост стоимости кредитов ухудшат положение компаний, и без того находящихся в трудном положении. Тем не менее ужесточение глобальной конкуренции усиливает роль естественных преимуществ отечественной экономики. Они уже ясно проявились в отраслях горно-добывающей промышленности и первого передела (черная металлургия и производство алюминия). С учетом издержек внутренние цены на продукцию этих отраслей еще долго будут существенно ниже мировых. Внутренние цены на электроэнергию и природный газ, даже с учетом политики свободных цен, также останутся ниже европейских. Соответственно это создает возможности развития секторов отечественного машиностроения, связанных с большой энерго- и металлоемкостью, использованием квалифицированной рабочей силы. Учитывая благоприятные спросовые перспективы, наличие традиций и конструкторско-технологических заделов в ряде секторов отечественного машиностроения, это открывает неплохие возможности для энергетического и транспортного машиностроения, и отчасти для тракторной и автомобильной промышленности. Значительными конкурентными преимуществами обладают также те секторы экономики, которые базируются на высокотехнологических заделах и сохраняют свое технологическое лидерство. Все вышеназванные секторы российской экономики, потенциально обеспеченные растущим платежеспособным спросом, неизбежно будут генери ровать спрос на новые образцы продукции и технологические решения, создавая тем самым увеличение спроса на инвестиционную продукцию, конструкторские и инжиниринговые услуги. Вместе с тем кризис и здесь может поставить свои барьеры. Машиностроение требует сложных кооперационных связей. Если функционирование финансовой системы приведет к обрушению хотя бы одного звена, застопорится вся цепочка. Это дополнительные риски и, соответственно, требования к структурной перестройке. Рост отечественных секторов добычи природного сырья и производства продукции первого технологического передела, перемещение центров массового производства в регионы Восточной и Юго-Восточной Азии, при сохранении значения рынков Западной и Центральной Европы, требуют реализации большого числа инфраструктурных проектов (нефте- и газопроводов, расширения экспортных возможностей портов, трансконтинентальных перевозок и т. п.). Они создают высокий спрос на транзитные услуги российского железнодорожного, авиационного, а также и морского (с учетом реальной перспективы активного использования Севморпути) транспорта. Соответствующий экспортный спрос обеспечивает возможность для реализации масштабных проектов в области добычи углеводородов, нефтепереработки, строительства заводов по сжижению природного газа (СПГ). Растущие потребности во всех этих секторах будут важным фактором подержания конкурентоспособности соответствующих машиностроительных секторов. Для перспектив экономики России большое значение имеет также начавшийся процесс перемещения с территории США технологических и инжиниринговых центров крупнейших корпораций, вызванный очень высокими издержками на их содержание. Важность этого фактора еще плохо осознается. Известные примеры создания в России крупных технологических центров «Боинга», «Самсунга» и «Интелла» могли бы стать первыми ласточками процесса укоренения таких центров на территории нашей страны. Его продолжение - реальный шанс сократить «утечку мозгов». Подобные центры явились бы также питательной средой для развития собственных технологических и инжиниринговых центров, превращения их в полноценные секторы отечественной экономики. Как показывает мировой опыт, сотрудники таких центров - основные создатели малого и среднего венчурного бизнеса, нехватка которого так остро ощущается сегодня в России. Развитие всех этих секторов - драйвер спроса на высокие технологии и инжиниринговые услуги. К этому следует добавить наличие соответствующего научного и образовательного потенциала, еще сохранившуюся уникальную систему подготовки естественнонаучных и инженерно-технических кадров. Также не следует сбрасывать со счетов и все еще немалый потенциал прикладной науки, прежде всего в ВПК. Все эти факторы - предпосылки для занятия Россией места «технологического центра» в рамках глобального разделения труда. Речь не идет о монополии и даже о преобладании. Скорее о заслуженном месте в глобальной системе создания и коммерческой реализации технологических инноваций. Наше значимое участие в функционировании «глобального технологического центра», безусловно, будет подкреплять претензии России на геополитическую субъектность, на место в элитном клубе экономических великих держав. При анализе места российской экономики в мировой хозяйственной системе не следует сбрасывать со счетов также перспективы аграрного сектора с сохраняющимися возможностями импорто- замещения в животноводстве, развития экспорта сельхозпродукции. Представляется, что благоприятная мировая конъюнктура будет создавать хорошие условия для развития отечественного сельского хозяйства. Главный же его ресурс - рост доходов населения, позитивные сдвиги в структуре его питания. По своим спросовым перспективам этот сектор экономики является одним из наиболее привлекательных, хотя и очень проблемным по условиям его модернизации. Отдельно следует рассматривать возможности экспорта продукции ВПК. Очевидно, что все активные критики существующего мирового порядка будут стремиться к усилению своего влияния, в том числе за счет наращивания военного потенциала. По существу, российские вооружения являются и будут оставаться единственной реальной альтернативой вооружениям США, так как ни одна другая военная промышленность не может обеспечить экспорт всего набора необходимых современных вооружений. Эти обстоятельства будут и дальше увеличивать спрос на российское оружие. В определенном смысле уже само наличие в нашей стране передового ВПК, способного соперничать с заокеанскими конкурентами, может стать важным ресурсом, предпосылкой для инновационного высокотехнологичного развития отечественной экономики. Крайне значимо участие ВПК в формировании российского технологического кластера - составной части «глобального технологического центра». Одновременно российский военный экспорт - серьезный вклад в развитие многовекторной, более органичной глобализации. Подводя итоги, можно сказать, что Россия сегодня имеет крайне благоприятные, может быть лучшие за длительный исторический период, внешнеполитические условия развития. В то же время успешное их использование требует от национального руководства проведения стратегически ориентированной, последовательной и очень умелой политики. Просчеты сведут на нет все эти преимущества, более того, превратят их в проблемы и угрозы развитию.
<< | >>
Источник: Иосиф Дискин. Кризис... И всё же модернизация!. 2009

Еще по теме ГЛОБАЛЬНЫЕ СТРУКТУРНЫЕ СДВИГИ и НИША РОССИИ:

  1. Глава 4 ХОЗЯЙСТВО РОССИИ: СТРУКТУРНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ
  2. Механизм сдвига
  3. 1. Количественные сдвиги
  4. РАЗДЕЛ 1. Понятие сдвига кривой спроса
  5. Сдвиги в советско-японских отношениях
  6. Понятие о качественных и количественных сдвигах на политической карте. 
  7. ДАЛЬНЕЙШЕЕ ВЛИЯНИЕ ТЕХНИЧЕСКИХ СДВИГОВ
  8. Научная новация и архитектонический сдвиг
  9. Культурные сдвиги в дворянской среде
  10. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ Э. ГУССЕРЛЯ: РАДИКАЛЬНЫЙ ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЙ СДВИГ И.Ф. Габрусь
  11. Д ж. Брайт ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ПУТЕМ ВЫЯВЛЕНИЯ СИГНАЛОВ ПРЕДСТОЯЩИХ ТЕХНИЧЕСКИХ СДВИГОВ