Проблема власти в современной науке


Поскольку политика определяется как сфера формирования (обретения), сохранения (удержания), изменения (преобразования), регулирования и/или использования её субъектами и контрсубъектами государственной власти для реализации присущих им интересов, то исследование политики, политической деятельности и политических отношений предполагает исследование природы и сущности государственной власти, вне которой эта деятельность и эти отношения, а также политика в целом не могут ни возникнуть, ни существовать. А для этого необходимо понять и определить власть, существующую между людьми, как специфически человеческую власть, одной из форм которой является государственная власть, а также исследовать её состав, структуру, свойства и основные фазы (моменты, стадии, ступени или звенья) её развития. Не случайно многие исследователи рассматривают понятие власти как исходное, основное, всеобщее, необходимое и центральное понятие теории политики, составляющее её основу и фундамент, дающее ключ к пониманию всех других политологических категорий. Власть, пишет Б. Рассел, «является фундаментальным понятием науки об обществе в том смысле, в каком энергия является фундаментальным понятием физики»[1]. Т. Парсонс утверждает, что власть занимает в политических системах такое же место, которое занимают деньги в экономических системах[2].
Понятие власти является одним из самых многозначных, что существенно затрудняет его определение. В обыденной жизни и научной литературе часто говорят о власти одного природного явления над другим природным явлением, о власти природы над человеком и человека над природой, о власти Бога над людьми и природой, о власти человека над самим собой, наконец, о власти одних людей по отношению к другим. В частности, Аристотель считал, что «и в предметах неодушевлённых, например, в музыкальной гармонии, можно подметить некий принцип властвования»[3]. Предметом же нашего исследования является власть, возникающая и существующая между людьми, т. е. власть в её специфически человеческой форме. Как таковая, она представляет собой одно из наиболее фундаментальных проявлений человеческого бытия. Она всеобъемлюща и вездесуща, охватывает различные сферы жизни людей. Везде и все
гда люди в той или иной мере испытывают её на себе, оказываются пронизанными ею и встроенными в неё. Каждый человек, с момента своего рождения и до самой смерти, постоянно находится в определенных властных отношениях с другими людьми. Он вступает во властные отношения с родителями, братьями или сёстрами, воспитателями, учителями, товарищами по учёбе или работе, различного ранга руководителями. Можно сказать, что вся его жизнь пропитана этими отношениями. Без них она стала бы совершенно иной, лишилась бы своего общественного характера, а значит и способности обеспечивать само существование человека как общественного существа. «Более того, - пишет Т. Гоббс, - там, где нет власти... люди не испытывают никакого удовольствия (а напротив, значительную горечь) от жизни в обществе»[4]. Власть, таким образом, выступает естественной основой человеческого существования, его предпосылкой и результатом. Вместе с тем человеческая жизнь - единственный источник той власти, которая возникает между людьми. Она постоянно производится и воспроизводится ими самими, является продуктом их деятельности и отношений друг с другом. Исследование власти, в частности государственной власти, является, следовательно, необходимым не только для определения природы и сущности политики, политической деятельности и политических отношений, но и для определения природы и сущности самого человеческого бытия.
Вопрос о природе, сущности и роли в истории человечества государственной власти возникает вместе с её возникновением. Он многогранен, достаточно сложен и противоречив, в той или иной мере затрагивает фундаментальные интересы различных людей, экономических, социальных, в том числе этнических, политических, религиозных и иных человеческих групп, а поэтому всегда находился в центре их внимания. Решить его можно, но лишь опираясь на научные достижения прошлого и современности.
Проблема власти, в частности государственной власти, - одна из центральных в политологии[5]. Особенно в европейской политической науке. Здесь государственная власть никогда не исчезала из поля зрения политологов, остаётся главным объектом политологического исследования. Даже в американской политологии, где долгие годы бихевиористские установки в определённой мере

ослабляли внимание к проблеме государственной власти, с конца 1980 гг. всё чаще стали говорить о необходимости государственной власти как центральной категорий политической науки. По этому вопросу, как свидетельствует Г. Алмонд (Almond)[6], среди американских теоретиков состоялась соответствующая дискуссия. Наряду, пишет Б. Г. Питерс (Peters), с апелляцией к важности самого государственного сектора, противопоставляемого влиянию отдельных групп интересов и политических партий, это теоретическое направление ратует за
создание дифференцированной концепции государства и государственной вла-
2
сти .
В современной научной литературе существуют различные подходы к определению природы и сущности власти. Так, если либеральное мировоззрение XIX века рассматривало власть преимущественно юридически, то в XX столетии предпринимаются попытки выработки совершенно новых подходов к решению проблемы определения власти. Одним из первых здесь был М. Вебер, благодаря которому юридический подход к определению власти как мировоззренческая установка был преодолён и на первый план были поставлены отношения между людьми и возможность осуществлять в них свою волю даже вопреки сопротивлению других людей. Согласно М. Веберу, «власть означает любую возможность проводить внутри данных социальных отношений собственную волю даже вопреки сопротивлению, независимо от того, на чём такая возможность основана» (либо на традиции, либо на рациональном обосновании, либо на харизме властвующего)[7].
Б. Рассел (Russell) истолковывает власть как осуществление намеченных целей, подчеркивая, что это - чисто количественное понятие: из двух данных людей со сходными устремлениями большей властью обладает тот, кто сможет осуществить больше своих намерений. Подобно энергии, власть имеет множество форм. Например: богатство, вооруженные силы, гражданская власть, влияние на взгляды людей. Ни одна из них не является подчинённой другой или источником зарождения всех других. Каждая из них может переходить в другую форму. Например, богатство или армию можно использовать для влияния на взгляды людей, благодаря влиянию на взгляды людей можно достичь богатства или разложить армию. Власть осуществляется посредством либо прямого физического воздействия на тело человека (когда его заключают в тюрьму или убивают), либо воздействия системой вознаграждений или наказаний, выступающих в качестве стимулов (предоставляя работу или отказывая в ней), либо пропаганды (воздействуя на взгляды и мнения людей)[8].
Для Т. Парсонса власть - это обобщенная способность обеспечивать исполнение связывающих обязательств элементами системы коллективной организации, когда обязательства легитимированы относительно коллективных целей. Это - реальная способность единицы системы аккумулировать свои интересы (достичь целей, пресечь нежелательное вмешательство, внушить уважение, контролировать собственность и т. д.) в контексте системной интеграции и в этом смысле осуществлять влияние на различные процессы в системе[9].

М. Фуко (Foucault) считает, что власть надо изучать в той точке, где она проявляет себя. Он рассматривает власть как тесно связанную «решетку» некоторого множества различных актов дисциплинарного принуждения, диктующих формы поведения. Её не следует понимать как твёрдое и однородное господство одного индивидуума над другим или одного класса или группы над другими. Она не локализуется в каком-либо месте или в чьих-либо руках, не присваивается как товар или богатство. Власть находит своё применение и использование через сетевую организацию. Индивидуумы же не только движутся между нитями и ячейками этой сети, но всегда находятся в состоянии, когда могут подвергнуться или подвергаются влиянию этой власти и осуществляют её. Властные отношения предполагают проявления непокорности и сопротивления. Власть никогда не имеет чисто негативного характера, например, подавления или исключения. Различные типы власти порождают и саму реальность, и объекты познания, и «ритуалы» их постижения. В современной своей «диспозиции» власть не есть привилегия одного лица (как в монархии), не имеет центра, не является привилегией государства и государственного аппарата, это власть, основа модальности которой - всеобщая «поднадзорность» и дисциплина, всеобщее нормирование. Она предполагает определение стратегии управления индивидами, надзор за ними, процедуры их изоляции, перегруппировок, наказания или терапии социальных недугов. Властные отношения пронизывают всю общественную структуру и могут быть обнаружены в лицее и казарме, кабинете врача и семье[10].
Г. Лассуэлл и А. Каплан понимают власть как участие в принятии решений: А имеет власть над В в отношении ценностей С, если А участвует в принятии решений, влияющих на политику В, связанную с ценностями С[11].
Как отмечают Р. И. Гудин и Х.-Д. Клингеманн, сохраняет свою актуальность неовеберианское определение власти, данное Р. Далем. В соответствии с ним некто X обладает властью в отношении Y постольку, поскольку, во-первых, X тем или иным способом может заставить Y сделать нечто, что, во-вторых, соответствует интересам X и что, в-третьих, сам Y иначе не стал бы делать[12].

В современной науке власть часто понимается как некоторое свойство (качество), некоторая способность и возможность людей. Ф. М. Бурлацкий определяет власть как «способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью какого-либо средства»[13].
В «Словаре социальных и политических наук» под редакцией аргентинского политолога Т. С. Ди Телла читаем: Власть определяется как способность или возможность производить желаемое воздействие на поведение какого-либо объекта, что подразумевает наличие активного субъекта, который влияет на объект какими-либо физическими (материальными) или идеальными (духовными) методами. В сфере социальных наук субъектами и объектами являются люди. Власть подразумевает определённое «воление» или желание (намерение) со стороны субъекта повелевать, и предполагает, что объект (другой человек) воспримет определенное отношение и последует желаемому поведению, но при этом вовсе не обязательно, чтобы объект осознал смысл данной ситуации, т. е. мог следовать определенному курсу, не понимая, что тот ему навязан[14].
Согласно Ж. Фройнду (Freund), власть не существует без командования (распоряжения) и подчинения (исполнения). «Власть, - пишет он, - это социальное средоточие командования, опирающегося на один или несколько слоёв или классов общества»[15].
Е. Вятр констатирует следующее. В самом общем виде власть одного лица над другим можно определить следующим образом: Иван имеет власть над Петром всякий раз и только тогда, когда, согласно нормам общества, к которому принадлежат Иван и Петр, Иван имеет право приказывать Петру, а Петр обязан подчиняться приказам Ивана. Власть - это возможность приказывать в условиях, когда тот, кому приказывает, обязан повиноваться. Поэтому общее определение власти должно включать следующие элементы: не менее двух партнеров отношений власти, причём этими партнерами могут быть как отдельные лица, так и группы лиц; приказ осуществляющего власть, т. е. выражение им воли по отношению к тому, над кем он осуществляет власть, сопровождаемый угрозой применения санкций в случае неповиновения выраженной таким образом воли; подчинение того, над кем осуществляется власть, тому, кто её осуществляет, т. е. подчинение выраженной в приказе воли осуществляющего власть; общественные нормы, устанавливающие, что отдающий приказы имеет на это право, а тот, кого эти приказы касаются, обязан подчиняться
4
приказам осуществляющего власть .
Н. М. Кейзеров выделяет следующие признаки власти: способность детерминировать поведение людей; наличие взаимодействия между людьми;
её «универсальный во времени и пространстве характер», поскольку она является неотъемлемым атрибутом любой общественной ассоциации; власть «есть идеологическое отношение, надстроечное явление»; «власть есть общественное, волевое отношение, детерминированное материальными условиями жизни общества, определенный волевой акт, при котором обеспечивается примат и доминирование властной воли»; власть предполагает «наличие общественной организации для выявления и осуществления властной воли»; власть предполагает подчинение - добровольное или принудительное; власть при её осуществлении «опирается на социальные формы, одной из разновидностей которых является право»[16].
Существует множество других определений власти . Исследователи пытаются сгруппировать их определенным образом. Е. Вятр, например, выделяет шесть типов таких определений: бихевиористские определения, в которых власть - это особый тип поведения, основанный на возможности изменении поведения других людей (Г. Саймон); телеологические определения, в которых власть - это достижение определенных целей, получение намеченных результатов (Т. Парсонс); инструменталистские определения, в которых власть - это возможность использовать определенные средства, в частности, насилия (А. Каплан); структуралистские определения, в которых власть - это особого рода отношения между управляющими и управляемыми (М. Дюверже); определения, исходящие из концепций влияния, в которых власть - это влияние, оказываемое на других (Е. Банфельд); конфликтные определения, в которых власть - это возможность принятия решений, регулирующих распределение благ в конфликтных ситуациях (Г. Лассуэлл)[17].
Кроме того, определения власти разделяют на системные и реляционист- ские определения. Первые (к ним, например, относится концепция Т. Парсонса) определяют власть либо как атрибут макросоциальной системы, либо как свойство систем более конкретного уровня - семьи, производственной группы, организации и т. п., либо как взаимодействие индивидов, действующих в рамках специфической социальной системы. Вторые рассматривают власть как межличностные отношения, позволяющие одному индивиду изменить поведение другого, либо преодолевая его сопротивление (теория «сопротивления» Д. Картрайта, Дж. Френча, Б. Рейвена), либо обмениваясь с ними ресурсами (теория «обмена ресурсов» П. Блау, Д. Хиксона, К. Хайнигса), либо разделяя с ним зоны влияния (теория «разделения зон влияния» Д. Ронга и других)[18].

В отечественной политической науке, как считает В. Пастухов, длительное время доминировали два основных подхода к пониманию власти: 1) как особого общественного отношения (структурный подход - Н. М. Кейзеров и другие); как необходимой общественной функции (функциональный подход - А. И. Королёв, Л. С. Мамут, А. Е. Мушкин, Ю. А. Тихомиров и другие). Однако постепенно приходило и осознание необходимости анализа власти как деятельности (например, в работах В. Пастухова)[19].
Отметим также, что в зарубежной политологической литературе XX в. широкое распространение получает так называемая олигархическая теория первоначального возникновения государства и государственной власти. Согласно этой теории, в любом человеческом обществе существует определённая асимметрия, иерархия людей и их групп, первоначально возникающая благодаря естественному неравенству между ними, в том числе физического неравенства или неравенства способностей. В результате в нём выделяется элита, или олигархия, которая становится во главе него, берёт на себя функцию управления этим обществом, которая до этого принадлежала всему обществу. Французский политолог Б. Шантебу (Chantebout) констатирует, что когда олигархи берут на себя функции всего общества, появляется политическая власть и рождается го-
3
сударство .
Олигархия, или правящая элита, может сформироваться из верхушки военачальников, которые опираются на живущие за счёт войны вооружённые силы, перераспределяют общественный продукт, прежде всего захваченную военную добычу, в свою пользу и в пользу своих сторонников, как, например, у франков и монголов. Она может формироваться из потомков родовой аристократии, людей знатных, наделённых хорошими природными и иными доблестями, в том числе умом, храбростью, военным искусством, наследующих особое положение в обществе и властные функции, например, в Древнем Риме. Кроме того, она может формироваться из плутократии - людей, сосредоточивших власть благодаря своему выдающемуся имущественному положению в обществе и опирающихся на зависимых от них многочисленных сторонников, что характерно преимущественно для островных и приморских районов Востока. Отсюда, как считают представители олигархической теории, существует три основных способа возникновения государства и, следовательно, государственной власти: военный, аристократический и плутократический.
В 60 гг. XX в. возникает кибернетическая школа исследования государства и государственной власти. В ней государство рассматривается как основной институт политической системы общества, как особая уникальная система в обществе, связанная потоками информации, рецепторами (приёмниками) этой

информации с внешней средой (обществом, международной системой). Поступающие на «вход» системы импульсы внешней среды (требования и поддержка) циркулируют в государственной системе, и в результате их переработки на «выходе» системы государственными органами принимаются решения. Эти решения в виде законов, указов, постановлений правительства вновь порождают информацию, которая вводится в систему (государство), и процесс продол- жается[20].
Все эти подходы к определению природы и сущности власти отражают соответствующие присущие ей элементы, стороны, аспекты. Они могут и должны быть в той или иной мере учтены при разработке не только теории власти, но и теории политики, политической деятельности и политических отношений, основанной на современной научной парадигме.
| >>
Источник: И. Н. ГОМЕРОВ. ВЛАСТЬ - ИСХОДНАЯ ПРЕДПОСЫЛКА ПОЛИТИКИ. 2011

Еще по теме Проблема власти в современной науке:

  1. Проблема современного мейнстрима в экономической науке
  2. 2. ДИСКУССИОННЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ О ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ
  3. Проблема экспектаций в психологической науке: история и современность Е. В. Гордиенко (Красноярск)
  4. Г л а в а 7 Проблемы и вопросы в правовой науке и практике
  5. Глава 11 Проблема аксиом в праве и юридической науке
  6. Проблема определения понятия «духовность» в науке
  7. под ред. С. У. Ларсена. Теория и методы в современной политической науке: Первая попытка теоретического синтена, 2009
  8. ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАНИЕ КАК ОСНОВА ИННОВАЦИОННЫХ СТРАТЕГИЙ НАУЧНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИННОВАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ И СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ: МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Яскевич Я. С.
  9. V ПРОБЛЕМА ВЛАСТИ
  10. ТРАДИЦИОННЫЕ СТРУКТУРЫ ВЛАСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ЗАМБИИ