§ 1. Теории игровой деятельности


В дошкольный период сюжетная игра, возникшая на границе раннего и детского возраста, приобретает наиболее развитую форму. Эта деятельность ребенка интересует ученых самых разных областей — философов, социологов, биологов, искусствоведов, этнографов и особенно педагогов и психологов.

Давно признано, что игра занимает значительную часть в жизни ребенка. Еще в XVIII в. Жан-Жак Руссо очень верно подметил, что для того, чтобы узнать и понять ребенка, необходимо понаблюдать за его игрой. В отличие от взрослых, для которых естественной средой общения является язык, для ребенка естественная среда общения — это игровая деятельность.
Внесший большой вклад в разработку теории игры немецкий психолог К. Гросс считал, например, игру упражнениями, определяемыми инстинктами в целях их усовершенствования («особые формы игры — это особые формы инстинктов»). Теоретики биогенетического направления (С. Холл и др.) видели в игре проявление «таинственных» инстинктов, переживание индивидуумом прошлой истории человечества («в игре ребенок вспоминает утерянный рай»). Сторонники психоаналитического направления находят в детской игре особую форму удовлетворения глубинных влечений, главным образом сексуальных (3. Фрейд). Почему, например, мальчик предпочитает роль отца? Согласно взглядам сторонников этой теории брать эту роль побуждает его не что иное, как ревность к отцу как к сопернику в любви к матери (эдипов комплекс).
По мнению психолога А. Адлера и его последователей, в игре ребенок пытается заглушить и устранить свое чувство неполноценности и несамостоятельности (комплекс неполноценности). Поэтому, мол, дети любят играть в фею, в волшебника, поэтому «мама» так самовластно обращается с куклой-«дочкой», вымещая на ней все свои огорчения и неприятности, связанные с реальной жизнью.
Игру как иллюзорный мир, оторванный от окружающей действительности, в котором ребенок замыкается в своих переживаниях, рассматривают и некоторые другие зарубежные психологи, например К. Коффка, К. Левин, Ж. Пиаже.
Однако игры детей изменяются в разные исторические эпохи, имеют свои особенности у детей, живущих в разных географических, экономических, культурных условиях. Их содержание связано как с макро-, так и с микросредой, в которой живет ребенок.
«Присмотритесь и прислушайтесь, как обращаются девочки со своими куклами, мальчики со своими солдатиками и лошадками, и вы увидите в фантазиях ребенка отражение действительной, окружающей его жизни — отражение, часто отрывочное, странное, подобное тому, как отражается комната в граненом хрусталике,

но тем не менее поражающее верностью своих подробностей», — писал еще в 1867 г. К. Д. Ушинский1.
У одной девочки кукла стряпает, шьет, моет и гладит; у другой восседает на диване, принимает гостей, спешит в театр или на раут; у третьей бьет людей, заводит копилку, считает деньги. Нам случалось видеть мальчиков, у которых пряничные человечки уже получили чины и брали взятки. (... )
Вы купите для ребенка светлый и красивый дом, а он сделает из него тюрьму; вы накупите для него куколки крестьян и крестьянок, а он выстроит их в ряды солдат; вы купите для него хорошенького мальчика, а он станет его сечь; он будет переделывать и перестраивать купленные вами игрушки не по их значению, а по тем элементам, которые будут вливаться в него из окружающей жизни.
Нет, не китайской стеной отделен мир детской игры от реальной жизни. Игры детей прежних лет и современности («Строительство дома», «Магазин», «Биржа» и др.) являются как раз доказательством тесной связи их с миром взрослых.
В теории игры голландского психолога Ф. Бойтендайка игра рассматривается в новой по сравнению с обозначенной К. Гроссом функции — как своеобразная ориентировочно-исследовательская деятельность по отношению к предметам окружающей действительности. Разные на первый взгляд, эти теории имеют общую, объединяющую их платформу — авторы их утверждают, что в основе игры лежат инстинкты, биологические потребности, которые проявляются по мере вызревания. Взрослому в этом столь важном для ребенка виде деятельности остается лишь роль пассивного наблюдателя, созерцателя.
Несмотря на существенный вклад представителей биогенетического подхода в изучение игровой деятельности детей, в его рамках невозможно разрешить противоречие между социальным содержанием и предполагаемым биологическим происхождением игры.

Принципиально противоположна позиция в этих вопросах отечественных психологов и педагогов.
Основы социально-исторического подхода были заложены еще в 1930-е гг. отечественными психологами П. П. Блонским и Л. С. Выготским, изучавшими психическое развитие в детском возрасте. В настоящее время наиболее отчетливо эти идеи находят отражение в работах Д. Б. Эльконина, основанных на глубоком исследовании исторического происхождения ролевой игры.
Всегда ли существовала игровая деятельность? На первый взгляд этот вопрос может вызвать даже некоторое удивление. Ведь дошкольные годы связаны с незабываемой порой чудесных детских игр; каждый может видеть, с каким наслаждением играют современные дети в семье, в детском саду. Ну а если задуматься, вопрос о происхождении игры не так уж прост.
Для игры ребенку нужны игрушки. Но, оказывается, никаких даже следов их пока не обнаружено в стоянках первобытных людей. Не находят их и этнографы, географы в отсталых племенах. Зато внимание привлекает необычная для цивилизованных стран ранняя самостоятельность, независимость маленьких детей, их активное участие в труде взрослых. Это отмечают как отечественные, так и зарубежные этнографы, путешественники: «С необычайно раннего возраста дети, в особенности мальчики, становятся в значительной мере самостоятельными. (... ) В шесть-восемь лет они часто живут почти совершенно самостоятельно, нередко в отдельной хижине, ведут более сложную охоту, ловят рыбу и пр. В охоте дети проявляют замечательную выдержку и изобретательность. Вот пример охоты маленьких негров Конго. Лежа на спине, они держат на ладони вытянутой руки немного зерен и часами терпеливо ждут, пока птица не прилетит поклевать, чтобы в тот же момент зажать ее в руке»[24].
На основе анализа этнографического материала Д. Б. Эльконин выдвинул гипотезу об историческом характере возникновения и развития ролевой игры. Согласно ей, игра не всегда сопровождала детство. Ее возникновение определяется историческим развитием общества и тем реальным местом в системе общественных отношений, которое ребенок в ней занимает.
У 3-6-летних детей сильна тенденция к самостоятельности, к активному участию в жизни взрослых. На ранних исторических этапах, в первобытном обществе, когда орудия труда были очень примитивны, ребенок мог удовлетворять эту потребность, принимая наравне со взрослыми непосредственное участие в совместном труде (сбор ягод, кореньев, ловля рыбы и т. п.). С развитием общества, с ростом цивилизации, усложнением орудий производства, его организации место ребенка в системе общественных отношений меняется. Ведь он уже не может наравне со взрослыми принимать участие в их труде (не хватает знаний, навыков, сил и т. д.). Так, например, маленький лук, мотыга походили на орудия труда взрослых не только внешним видом, но и функцией. Ведь из маленького лука тоже можно выпустить стрелу и попасть в предмет, маленькой мотыгой, пусть небольшие комья земли, но можно было разрыхлять наравне со взрослыми. А современные игрушки — маленькое ружье, трактор и т. д.— похожи на настоящие лишь внешним видом.
Стремление активно участвовать в жизни взрослых и невозможность осуществления этого прямым путем привели к возникновению нового вида деятельности — к ролевой игре, качественно отличной от игры детенышей животных. Она социальна по своей природе, происхождению, содержанию.
Так и по мере развития ребенка в онтогенезе все более расширяется осознаваемый им мир, возникает потребность участвовать в такой деятельности взрослых, в которой он практически не может участвовать. Тогда и возникает воображаемая ситуация, в которой ребенок как будто воспроизводит действия, поведение, отношения взрослых. «Именно потребности ребенка, иначе никак не могущие быть удовлетворенными, создают тот острый эмоционально-аффективный тон, который присущ игре»[25], — отмечала на всесоюзном симпозиуме, посвященном психологическим и педагогическим проблемам игры, Л. И. Божович.
<< | >>
Источник: КоломинскийЯ. Л., Панько Е. А., Игумнов С. А.. Психическое развитие детей в норме и патологии: психологическая диагностика, профилактика и коррекция— СПб.: Питер,. —480 с: ил.. 2004

Еще по теме § 1. Теории игровой деятельности:

  1. § 3. Формирование игровой деятельности
  2. § 4. Роль взрослых в развитии игровой деятельности ребенка
  3. Второй этап. Развитие материнской сферы в игровой деятельности
  4. Теоретические аспекты проблемы игровой деятельности в отечественной психологии Н. А. Добровидова (Самара)
  5. Проблемы теории познания. Обоснование принципа единства сознания и деятельности
  6. Глава 11. Оптимизационные и игровые модели
  7. 8.4 Теоретико-игровая семантика Я.Хинтикки
  8. Степанова О. А.. Игровая школа мышления: методическое пособие, 2003
  9. Основные цели игровой психологической коррекции и психотерапии
  10. Игровые МОТИВЫ В поэме «Двенадцать»
  11. § 6. Основные методы игровой психологической коррекции в детском возрасте
- Коучинг - Методики преподавания - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Этническая психология -