Часть I. Всемирно-исторический процесс и хх век


На исходе XX в. вполне закономерно обострилось внимание ученых к проблеме оценки его места в истории человечества. Внимание это не праздное, ведь уходящее столетие было наиболее плодотворным и одновременно трагичным для современной цивилизации в целом, оно пробудило невиданные ранее практически беспредельные возможности развития материальной культуры и вместе с тем поставило человечество на грань глобальной катастрофы.

В конце XX столетия исследователи располагают огромным массивом исторических источников, достаточно разнообразными методами и методиками их изучения, анализа, что позволяет им перейти как бы на новый уровень уровень исторического синтеза.


В конце XX столетия исследователи располагают огромным массивом исторических источников, достаточно разнообразными методами и методиками их изучения, анализа, что позволяет им перейти как бы на новый уровень уровень исторического синтеза.

Он преследует цель выявить общие закономерности исторического процесса и возможное взаимодействие существующих цивилизационных вариантов, без которого немыслимо выживание сформировавшейся глобаль-ной цивилизации.
Интернационализация жизни различных народов, сближение цивилизаций на основе достижений науки и техники, распространение образования как бы разрушили доселе непреодолимые границы между цивилизациями. Во всяком случае большая группа ученых Западной Европы, США, Канады отстаивает идею всеобщности исторического процесса, поступательного движения народов, единства человеческой цивилизации. Уходящий век дал подтверждение сторонникам подобного межцивилизационного подхода к оценке исто-рического процесса. Действительно, достижения третьей научно-технической революции в постиндустриальную эпоху связали воедино различные страны в рамках экономического сотрудничества, вызвали к жизни глобальные системы коммуникации, способствовали трансформации, нивелированию уровня и стиля жизни многих стран и народов. Одновременно эти техногенные явления поставили человечество на грань глобальной экологической, ядерной катастроф, обострили проблему демографии и ресурсов и т.п., благодаря чему народы ощутили свою взаимозависимость, неспособность в одиночку справиться с глобальными проблемами.
В то же время очевидно, что при всей интернационализации жизни сохраняются существенные отличия в рамках крупнейших цивилизаций – западноевропейской и восточной. В этой связи небезынтересна точка зрения А.
Тойнби (1889-1975), достаточно резко критиковавшего межцивилизационную концепцию: «Тезис об унификации мира на базе западной экономической системы как закономерном итоге единого и непрерывного процесса развития человеческой истории приводит к грубейшим искажениям фактов и поразительному сужению исторического кругозора...»
По мнению этого крупнейшего ученого XX столетия, западные историки, во-первых, преувеличивают значение таких явлений, как экономическая, а затем и политическая унификация, игнорируя феномен культурной жизни, что «не только глубже первых двух слоев, но и фундаментальнее...; «во-вторых, догма «единства цивилизации» заставляет историка игнорировать то, что непрерывность истории двух родственных цивилизаций отличается от непрерывности двух последовательных глав истории одной цивилизации..; «в-третьих, они попросту игнорируют этапы или главы истории других цивилизаций, если те не вписываются в их общую концепцию, опуская их как «полуварварские» или «разлагавшиеся» или относя их в Востоку, который фактически исключался из истории цивилизации»1.
Тем не менее очевидно, что Восток и Запад все более взаимодействуют, усваивая ценности противоположной цивилизации, о чем свидетельствует процесс модернизации ряда восточных стран и в то же время все большее проникновение традиционных духовных ценностей Востока в западную культуру. Можно с известной долей уверенности утверждать, что данный процесс основан на ускоряющейся интернационализации экономической, политической, культурной жизни. Но все же следует констатировать, что ни западная, ни восточная цивилизации пока не выработали панацеи от глобального кризиса, угрожающего всему человечеству.
По всей видимости, осознание последствий возможной катастрофы явится главным мотивом дальнейшего сближения Востока и Запада, развития так называемого межцивилизационного диалога. Вот почему столь важным представляется для современных ученых исследование отдельных исторических феноменов сквозь призму общеисторического – межцивилизационного их значения.
В этой главе попытаемся осмыслить основные этапы мировой истории XX в., а также проанализировать главные, как нам представляется, проблемы, стоящие перед мировым сообществом в уходящем столетии.
<< | >>
Источник: Поляк, А.Н. Маркова. Всемирная история: Учебник для вузов/ Под ред. –Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. – М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. –496с.. 496

Еще по теме Часть I. Всемирно-исторический процесс и хх век:

  1. ЧАСТЬ I. ВСЕМИРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС И XX ВЕК
  2. 1. Концепция всемирности исторического процесса в творчестве А.И. Герцена 40-50-х годов XIX века
  3. 2. Исторические судьбы России в контексте концепции «всемирности» А.И. Герцена
  4. Часть I. Восемнадцатый век
  5. ЭТАПЫ, ДОСТИЖЕНИЯ И ВСЕМИРНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ АНТИЧНОЙ КУЛЬТУРЫ Культура Древней Греции.
  6. ЧАСТЬ V ОБОГАШЕННОЕ ДОВЕРИЕ: СОЧЕТАНИЕ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ И СОВРЕМЕННЫХ ИНСТИТУТОВ В XXI ВЕК
  7. Часть I ФОРМИРОВАНИЕ КОНЦЕПЦИИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА И АДМИНИСТРАТИВНОПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА ПРОБЛЕМЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА
  8. Исторический процесс
  9. Часть первая ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  10. Динамика исторического процесса
  11. ТЕОРИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА Н. И. КАРЕЕВА
  12. 77. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ
  13. (Часть шестая.> ИМЕНА. МЕТАФИЗИКА ИМЕН В ИСТОРИЧЕСКОМ ОСВЕЩЕНИИ. ИМЯ И ЛИЧНОСТЬ
  14. ПОНЯТИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА: ФОРМАЦИОННЫЙ И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ПОДХОДЫ
  15. Глава 1 ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГОСУДАРСТВА КАК ОБЪЕКТИВНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС
  16. Древний Восток: специфика регионов и динамика исторического процесса