Задать вопрос юристу

М. Г. Котовская ИСТОРИОГРАФИЯ ЭТНИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В БРАЗИЛИИ

Экономическая, политическая и социальная история Бразилии довольно широко и подробно освещена в работах советских, бразильских, североамериканских и ученых других стран. Тем не менее некоторые важнейшие вопросы развития Бразилии разработаны все еще недостаточно полно.
В первую очередь это относится к вопросу складывания бразильской нации. В процессе ее формирования принимали участие индейцы, негры, «белые» (потомки португальских колонизаторов). Отражением сложных этнических и расовых процессов стало появление смешанного населения, численно преобладающего в этнической структуре бразильского общества. Анализ этнической и культурной специфики этих групп имеет важное значение для понимания развития бразильской нации в целом. В советской историографии пока еще не было работ, освещающих развитие этнографической мысли в Бразилии. В данной статье мы попытаемся наметить круг наиболее актуальных проблем, стоявших перед бразильской этнографической наукой с конца XIX в. по 60-е годы XX в. Изучение же бразильской историографии последних лет—тема отдельного исследования. Развитие этнографических знаний в Бразилии началось еще Е колониальный период (1500—1822 гг.): летописи монахов, дневники путешественников, мемуары политических деятелей того времени позволяют нам судить об этом. Но как наука этнография оформилась гораздо позже—в конце XIX в. Великие события того времени: отмена рабства негров (1888 г.) и провозглашение республики (1889 г.)—оказали колоссальное воздействие на формирование бразильской национальной культуры и науки. Перед последней, в частности, стояли такие задачи, как осмысление прошлого страны, поиски новых путей развития бразильского народа. Ж. Набуко—крупнейший деятель аболиционистского движения 70—80-х годов XIX в.— был одним из первых историков Бразилии, попытавшихся с прогрессивных позиций решить указанные вопросы. В своей книге (1885 г.) 1 он писал, что «рабство индейцев и негров были основным препятствием в развитии нации, в формировании национального самосознания бразильцев». Эта мысль Ж- Набуко вызвала сильнейший резонанс не ?if только среди бразильских историков, но и среди широких кругов общественности страны. Вокруг Ж- Набуко сплотились наи- более прогрессивные деятели науки и культуры. Именно из их среды вышли крупнейшие бразильские историки, со временем ставшие гордостью отечественной науки. Значение деятельности аболиционистов, в частности Ж. Набуко, для развития общественной мысли Бразилии впоследствии ярко показал ученый-коммунист О. Брандао2. Анализ различных расовых групп бразильского общества был сделан бразильским ученым Ж. Рибейру в книге3, которая стала первым учебником по истории и этнографии страны. В каждой из 12 частей книги автор рассматривает соответствующий этап сложения бразильского народа с 1500 по 1889 г., в формировании которого, как правильно считает Ж. Рибейру, принимали участие индейцы, португальцы и негры. На основе смешения их культурных традиций и возникла национальная бразильская культура. К числу несомненных достоинств книги Ж- Рибейру относится то, что в ней автор активно выступил против расистских теорий, оправдывающих рабство индейцев и негров, якобы не способных к самостоятельному развитию. Представитель буржуазно-демократического направления бразильской историографии впервые доказал, что «цивилизаторская миссия» португальцев,, в защиту которой выступали реакционные историки и богословы, принесла индейцам и неграм жестокую эксплуатацию. '{ Вместе с тем Ж. Рибейру в своей книге не смог избежать субъективно-идеалистической трактовки многих исторических явлений. Так, полностью игнорируя экономический фактор в развитии страны, он пытался объяснить особенности ее истории только своеобразием природно-климатических условий Бразилии. Одним из последователей научных взглядов Ж. Рибейру стал крупнейший бразильский этнограф Ж. Фрейре4, который провел тщательное исследование этнических процессов в стране в колониальный период. Он показал, что в каждом плантационном хозяйстве уже в XVII—XVIII вв. наряду с неграми проживало и значительное количество мулатов — детей африканок-налож- ниц и «белого» господина. Часть мулатов оставалась жить среди негров, но некоторых (обычно более светлокожих) хозяин освобождал от рабства, а иногда оказывал им и определенную материальную помощь. Эта категория свободных негров смешивалась с небогатыми «белыми». Однако даже такие разбогатевшие мулаты не могли занять равного положения с «белыми». Поэтому они объединялись в особые расово-социальные категории, например «branco da terra» («белый по земле»), представляющие обязательные переходные ступени при перемещении мулатов в группу «белых». Ж. Фрейре одним из первых обратил внимание на это своеобразное явление в этническом развитии населения Бразилии. Мулатов Ж- Фрейре считал активными проводниками африканских культурных традиций в среду бе- j лых жителей страны. Смешение португальских и африканских культурных ценностей рассматривалось им как прогрессивное явление в истории Бразилии. Но, несмотря на содержательность, работам Ж. Фрейре присущ и целый ряд серьезных недостатков. Так, он активно выступал против общетеоретических философских и исторических обобщений. Под его влиянием в начале XX в. в бразильской этнографии оформилось релятивистское направление, представители которого увлекались простым сбором материала в ущерб ?его теоретическому осмыслению. В целом политические воззрения Ж- Фрейре были типичными для определенной части бразильской буржуазной интеллигенции того времени, которая так же, как и он, продолжала идеализировать бывший рабовладельческий строй Бразилии, искажала действительные исторические факты, пытаясь представить рабовладельческое латифундистское хозяйство как совершенную ячейку бразильского общества, где царили «гармоничные отношения» между белым хозяином и неграми-рабами. Подобную же оценку рабовладельческому обществу давал другой видный представитель релятивизма бразильский историк О. Лима5. Объективное значение его труда — в фундаментальном подборе фактических данных. Однако, объясняя причины формирования бразильского народа, он писал, что разделение населения страны на господ и рабов было вызвано стремлением португальцев как можно быстрее наладить хозяйство колонии. Опираясь на эмпирический метод исследования, О. Лима утверждал, что только благодаря господству «белых» страна смогла встать на путь цивилизации. Он призывал представителей «белой» группы стойко хранить расовую и культурную чистоту. Смешение их с индейцами и неграми О, Лима рассматривал как регресс в развитии Бразилии. Наряду с релятивизмом в бразильской исторической науке в 20—30-е годы XX в. оформляются и другие направления, в частности позитивизм, последователи которого сыграли важную роль в развитии отечественной этнографии. Один из основателей позитивистского направления в бразильской историографии Р. Помбу активно боролся против так называемой «теории насилия» (сущность которой заключалась в провозглашении права борьбы «высшей» белой группы против -«низших» —индейцев и негров), апологетом которой был реакционный бразильский историк К. Ф. Мартиус, поддерживаемый некоторыми представителями буржуазии и католической церкви. Р. Помбу писал, что указанная теория в условиях Бразилии— обоснование всевозможных расистских взглядов. Разоблачая их, он доказывал, что именно индейцы и негры, метисы и мулаты сыграли важнейшую роль в экономическом развитии страны, они же составили основу бразильской нации. Р. Помбу написал многотомный труд «История Бразилии»6, в котором представлен богатый фактический материал о культуре различных групп населения и дан его анализ. Тем не ме- нее ценность этого труда снижается рядом неверных утверждений (например, утверждение о том, что в колониальной Бразилии не существовало классового деления общества). Р. Помбу и ряд других ученых его круга активно выступали ' против расистских теорий, которые начали распространяться в стране в 30-е годы XX в. Одним из родоначальников расовобиологических концепций в Бразилии был этнограф С. Б. Олин- да, рассматривавший смешение «белых» с неграми и индейцами как гибель нации. Однако большинство исследователей в это время видело в процессе смешения всех групп населения будущее развитие страны. Гораздо шире подобные расово-биологические концепции распространились в стране в 40-е годы XX в. Наиболее ярко они отражены в работах двух бразильских этнографов — А. Тауная7 и О. Вияны8, испытавших на себе сильное влияние немецкой биологической школы. Они видели специфику исторического развития страны в непрекращающейся борьбе «высшей» расы с неграми, индейцами, метисами и мулатами. О. Вияна призывал «белых» к изоляции от «цветных». Он считал, что культурные контакты между этими группами невозможны в силу психической неполноценности негров и индейцев. Постоянное смешение этих групп, по мнению О. Вияны, в конце концов приведет к общей культурной и расовой деградации бразильского общества. Особенно полно свою точку зрения О. Вияна высказал в книге, посвященной истории южных районов Бразилии9. Он объяс- 1 няет их экономическое процветание строгой обособленностью расовых групп населения. В качестве примера «образцовой» общественной модели О. Вияна приводил скотоводческие рабовладельческие хозяйства южных районов страны, в которых, по его описанию, была установлена жесткая расовая и социальная граница между «белым» хозяином и индейцами-пастухами. Строжайший «военный режим», царивший в подобных владениях, по представлению О. Вияны, был надежным средством против восстаний «плебеев». Против такого понимания отечественной истории выступили крупнейшие ученые-позитивисты Д. Пьерсон и А. Рамос. Д. Пьерсон на основе огромного фактического материала показал, что именно в рабстве негров, в их низком социально-экономическом положении в современном бразильском обществе кроются корни так называемой социальной и культурной «неполноценности» негров. Смешение негров с представителями других расовых групп Бразилии он расценивал как объективное явление в развитии страны. По мнению Д. Пьерсона, процессы этнокультурного смешения в сельской местности и городах прот.екали с разной степенью, интенсивности. В городах социальный статус индивида (экономическое положение, образование и т. д.) играет важнейшую роль при определении общественного положения, однако в определенной степени зависит и от происхождения. Рассматривая переход негров и мулатов в более продвинутые расово-социальные группы, Д. Пьерсон доказывает, что с изме- нением социального положения происходит и изменение групповой принадлежности10. Д. Пьерсон был одним из первых бразильских этнографов, подробно показавших этот процесс. Проблема интеграции негров, индейцев и метисов в бразильский этнос рассматривается в книге бразильского этнографа А. Рамоса^1. Он считал, что даже в республиканский период негры, индеицы и метисы Бразилии далеко не в равной степени ?были интегрированы в общенациональную жизнь страны. В своей книге А. Рамос делает попытку выявить районы с преобладанием того или иного типа населения. Подобный анализ, на наш взгляд, верен, но, к сожалению, фрагментарность книги А. Рамоса (описание только наиболее крупных групп бразильского населения) исключает глубокое и всестороннее исследование их развития. Наименее удачно автор показал развитие смешанного населения внутренних областей Бразилии. Разностороннее освещение специфических черт исторического развития сертанов (внутренние районы страны) содержится в книге прогрессивного бразильского этнографа и социолога Э. да Куньи12. Он подробно описал материальную и духовную культуру сертанежу — жителей внутренних областей северо-востока страны. Причину медленного развития этих районов Э. да Кунья обосновывал изолированностью сертанов от общенациональной жизни страны. Однако глубокой книге Э. да Куньи присущ ряд серьезных недостатков. Так, в ней неправильно трактовались причины бедственного положения сертанежу, которые, по мнению автора, заключались только в особенностях географических условий этих районов (засушливый климат, малоплодородные почвы и т. п.). В этом отразилась; приверженность Э. да Куньи теории географического детерминизма, вновь ставшей популярной в Бразилии в конце 40-х — 50-х годов XX в. Тем не менее книги Э. да Куньи13 положили начало революционно-демократическому направлению в бразильской историографии. Под влиянием его идей сформировалась целая плеяда видных бразильских и североамериканских исследователей, выступавших против реакционных расистских концепций, среди них Ф. Нормано, Ж- Родригес, Н. Родригес и др. Исследованию сертанов посвящен центральный раздел книги североамериканского ученого Ф. Нормано14. Освещая особенности развития внутренних районов страны в республиканский период, автор указывает на характерную черту экономической жизни сертанов этого времени — их замкнутость, обособленность от других областей Бразилии. Проникновение капитализма в сертаны способствовало постепенному включению этих районов в общенациональную жизнь страны. Ф. Нормано первым высказал мысль о растущем значении сертанов для развития внутреннего рынка страны. Такой же точки зрения придерживается бразильский ученый- Б. С. Эрнани15. Его труды, посвященные истории внутренних областей страны, являются важнейшим источником для изучения самобытной материальной и духовной культуры сертанежу С. Б. Эрнани отмечает, что в 20—40-е годы XX в. в сертанах появились новые культурные веяния, которые он связывает с развитием более тесных контактов между сертанежу и населением других районов. Он объясняет это становлением капиталистических отношений в сертанах, что проявилось, в частности, в строительстве автодорог, железнодорожных линий, облегчавших отходничество сертанежу в иные области Бразилии. Крупнейший бразильский этнограф Ж- О. Родригес в начале своей научной деятельности также занимался изучением внутренних областей Бразилии. Однако позже он увлекся сравнительным исследованием материальной и духовной культуры негров Африки и Бразилии. Значительный раздел книги Ж. О. Родригеса 18 посвящен изучению африканской работорговли в Бразилии. Он выделял несколько основных этапов ее развития и считал ее характерной чертой то, что сюда обычно ввозили негров, принадлежавших к одним и тем же племенам или народностям Африки. Это в определенной мере способствовал» длительному сохранению своих традиций различными африканскими группами. Однако совместная работа негров в плантационных хозяйствах, борьба против рабства способствовали сплочению африканцев, складыванию единой группы бразильских негров. Культуре бразильских негров посвящена книга видного бразильского этнографа и археолога Н. Родригеса17. В ней собран богатейший материал о традициях, верованиях, языках различных групп негров, живших в Бразилии в колониальный период. На основе фольклорного материала Н. Родригес делает попытку выявить зоны расселения негров, относящихся к тем или иным африканским племенам или народностям. В определенной степени подобное рассмотрение вопроса правомерно, ибо бразильские рабовладельцы приобретали негров, сообразуясь со спецификой труда на своих плантациях.
Поэтому на отдельных плантациях иногда скапливалось значительное количество негров одной африканской группы. В то же время колониальное правительство, а нередко и сами плантаторы, опасаясь восстаний рабов, старались не соединять вместе большое количество негров одной африканской группы. Этот аспект совершенно не учитывался Н. Родригесом. Им преувеличивалась также бытовавшая среди различных групп африканцев тенденция к культурному и расовому обособлению. Не уделял должного внимания Н. Родригес и процессу смешения негров и португальцев — важнейшему явлению в этнической истории Бразилии. В своих работах Н. Родригес использовал данные археологии, этнографии и фольклора. Подобные комплексные исследования широко проводились в стране в 50—60-е годы XX в. Од- ним из родоначальников этого направления был французский ученый А. Метро. Его центральная работа18 посвящена изуче- д-.кию индейских племен тупи-гуарани, живших в прибрежных об' ластях северо-востока страны в XVI—XVII вв. Опираясь на археологические и фольклорные данные, а также сведения хронистов, А. Метро доказал, что хотя к концу XVII в. на северо- востоке страны сложился значительный слой метисов (дети ин- деанок и португальцев), большинство индейцев этого района еще не было ассимилировано. По свидетельству А. Метро, наиболее быстрое выделение метисов из индейских групп наблюдалось среди племен тупинам- ба. Причины этого явления, на наш взгляд, кроются в их системе родства, которая, как утверждает А. Метро, была патрили- нейной. Наследование также происходило строго по отцовской линии, поэтому дети от мужчин не данного рода считались у индейцев тупинамба чужаками, не обладавшими правом наследования (это правило переносилось и на метисов, которые со временем стали выходить из общин и образовывать свои поселения) . Интересные сведения о появлении на северо-востоке страны в конце XVII — начале XVIII в. значительных групп метисов содержатся в книге бразильского этнографа и археолога К. Отта 19, который проводил археологические раскопки на тер- ритории современного штата Байя. Он также использовал дан- * ные археологии, фольклора и отдельные сведения хронистов. Как и его предшественник, К- Отт попытался воссоздать приблизительную картину жизни племен тупинамба в указанное' время и пришел к выводу, что в конце XVII в. активизировался процесс выделения метисов из индейских групп тупинамба. Опираясь на археологический материал, К- Отт выдвигает также гипотезу о наличии у них уже в XVII в. самостоятельной культуры. Однако, как пишет сам автор, подобное утверждение еще мало обоснованно. Несмотря на спорность ряда гипотез К. Отта, его попытка выявить специфику развития индейцев и метисов на ранних этапах колониального периода является безусловно интересной и плодотворной. Археологические данные широко использовал в своем труде бразильский этнограф X. Оливьям2,), также изучавший индейцев северо-востока страны. Основным объектом его исследований были индейцы тапуайя, которые в XVII—XVIII вв. жили на территории современного штата Минае Жериас. X. Оливьям подробно описал их общественное устройство, традиции и верования. Для нас особенно важно свидетельство X. Оливьяма O' том, что в конце XVII в. среди индейцев в тапуайя появились метисы, которые, как правило, продолжали оставаться в индейских общинах. X. Оливьям не проанализировал это явление, НО' собранный им богатый материал об общественных институтах индейцев тапуайя позволяет нам сделать интересный вывод: среди многих групп индейцев тапуайя был распространен матри- ч .линейный счет родства и наследование велось по женской линии, следовательно, метисы должны были являться полноправными членами рода, что в свою очередь обусловливало медлен-"* ное их выделение из названных индейских групп. Научная деятельность А. Метро, X. Оливьяма, К- Отта существенно повлияла на дальнейшее развитие этнографии в стране убедительно продемонстрировав значение полевых этнографических исследований не только для изучения современных групп бразильского населения, но и для реконструкции их далекого прошлого. Несомненной заслугой этих ученых является детальный анализ процесса метисации на микроуровне (отдельный индейский род, племя и т. д.). Под непосредственным воздействием научного творчества А. Метро, X. Оливьяма и К. Отта в Бразилии в конце 60-х —начале 70-х годов XX в. складывается значительная группа ученых, посвятивших себя полевой этнографической деятельности. Среди них в первую очередь следует выделить Р. Рамоса21, М. Карвальо22, Д. Прайса23 и Дж. Зарура24. Они собрали интересный материал по этнокультурным процессам у различных групп современного индейского населения страны. В их работах отражено положение индейцев и метисов, живущих в районах Бразилии, отдаленных от промышленных центров и городов. Они приходят к любопытному выводу, что именно в результате проникновения в общину метисов, а нередко и «белых» значи- я тельно ускоряется процесс разложения традиционной индейской ? общины. Из нее выделяется «общинная аристократия», состоящая, как правило, из разбогатевших метисов, а иногда и «белых». Д. Прайс и Г. Зарур показали, что богатые индейцы и метисы стремятся поддерживать тесные связи с представителями «белой» группы, к которой они тяготеют. Многие такие индейцы .и метисы нередко отказываются выполнять индейские обычаи, не подчиняются общинным властям и со временем выходят из общины. Этот процесс, интенсивно протекавший во всех районах страны, вызывал пристальный интерес у ученых разных направле- .ний, и в первую очередь у представителей бразильской социологической школы. Ученые этого направления занимались широким кругом проблем, в частности исследованием взаимосвязи расовых и социальных факторов в развитии этноса, изучением расово-социальной структуры бразильского общества, анализом возможностей социальной мобильности индивидуума и т. д. Эта школа дала таких крупных бразильских ученых, как К. Жуниор, Ф. Азеведу, Ф. Фернандес, П. Коста, Ф. Кардозу, О. Ианни и др. Одним из основателей социологического направления в Бразилии был историк-марксист К- Прадо Жуниор25. Его научная и общественная деятельность протекала в период становления «твердой» власти в стране (диктатура Варгаса), когда реакци онные историки пытались пересмотреть значение таких исторических событий, как отмена рабства негров и провозглашение ,/tf республики. Отвечая им, К- Жуниор назвал эти великие события «важнейшими вехами политического и социально-экономического развития страны и формирования бразильского народа как единой нации». Прогрессивные взгляды К- Прадо Жуниора были развиты бразильскими исследователями Е. Коллором, А. Кинтасом, Ф. Сижисмундо, создавшими интересные обобщающие работы по истории Бразилии26. Однако приблизительно с середины 50-х годов XX в. часть представителей социологического направления начинает отказываться от создания обобщающих научных трудов и обращается к частным социологическим исследованиям в городе и деревне. В этом плане типичной является книга североамериканского этнографа X. В. Хатчинсона27, который долгое время жил и работал в Бразилии. Основным объектом его исследования является сельский район Реконкаво вблизи Баии. Анализ расовой структуры населения этого района показывает, что основная масса жителей Реконкаво к 50-м годам XX в. была смешанной, тем не менее переход из одной расово-социальной группы в другую и в это время был сложным. Как считает X. В. Хатчинсон, всесторонне изучивший этот вопрос, процесс перехода сущест- р веняо осложнялся стойкими расовыми предрассудками, связанными со сравнительно слабым развитием капиталистических отношений в бразильской деревне. Сельский район северо-востока страны изучал и бразильский социолог и этнограф Ф. Фернандес28. Там ему удалось собрать ценный материал, который позволяет глубже понять сущность расово-бытовой дискриминации в бразильской деревне в 20— 40-х годах XX в. Так же как X. В. Хатчинсон, Ф. Фернандес видит корни этого явления в структуре социально-экономических отношений, господствовавших в стране, в частности в сохранении множества феодальных пережитков. В книге видного бразильского этнографа Ф. Азеведу2”, посвященной опять-таки анализу расово-социальной структуры, сельского населения северо-востока Бразилии, как бы подводится своеобразный итог результатам исследований такого типа и высказывается несомненно плодотворная мысль о необходимости перехода в будущем к комплексным этносоциологическим экспедициям по изучению современных процессов в городе и деревне. Анализом расово-социальной структуры городского населения в 60—70-е годы XX в. занимались многие известные бразильские этнографы. Тем не менее книга Ф. Кардозу и О. Иан- ни30 до сих пор остается наиболее фундаментальным трудом по этой проблеме. В ней авторы, в частности, показали многообразие моделей расовых отношений, существовавших в бразильской городской среде в 60-е годы XX в. На основе данных анкетиро вания Ф. Кардозу и О. Ианни продемонстрировали конкретные формы бытовой расовой дискриминации. Эта же проблема отражена в книге бразильского этнографа П. да Косты31. Тщательное исследование положения негров в городах позволило ему проанализировать процесс социального расслоения, протекавший внутри этой группы. Он писал, что в 50-е годы XX в. среди негров Бразилии начался процесс формирования собственной буржуазии. Ее представители любыми путями старались войти в среду «белых». В то же время часть африканцев стремилась к культурному и расовому обособлению. Это послужило основой возникновения националистических негритянских организаций, разностороннюю критику которых дает П. Коста в своей книге. Одним из способов перехода негров в зажиточные слои был брак с представителем белого населения. Проблема вступления в брак людей разной расовой принадлежности была и в XX в. областью наиболее резко проявляющейся расовой нетерпимости. О наличии бытовой расовой дискриминации в Бразилии писал североамериканский ученый Н. Деглер32, хорошо знавший эту страну. Он сопоставил в своей книге положение негров и мулатов в Бразилии и США и показал, что в Бразилии существовали более демократичные расовые отношения, чем в США. Заканчивая свою книгу, Н. Деглер пишет, что в преодолении всех расовых предрассудков, в консолидации бразильского народа на основе смешения всех расовых групп населения страны он, как и все прогрессивные бразильские этнографы, видит будущее бразильского народа. В целом представители социологического направления внесли важный вклад в изучение этнических процессов в Бразилии. Однако некоторые из них, склоняясь к релятивизму, например, утверждали, что и в середине XX столетия в стране не было ни экономического, ни этнического единства, а бразильская культура рассматривалась ими всего лишь как сумма различных региональных обычаев и традиций, малосвязанных между собой. Поэтому ученые указанной ориентации отрицали существование единой бразильской нации. Эти недостатки бразильской социологической школы наиболее последовательно критиковал известный североамериканский этнограф и социолог Ч. Уогли, много лет проработавший в стране33. Он писал, что сложение бразильского народа началось уже в колониальный период, а активизировался этот процесс в 20— 40-е годы XX в.— время быстрого развития капитализма в стране. В формировании бразильской нации, по его утверждению, приняли участие все расовые группы страны. В результате их смешения образовалось определенное культурное и этническое единство, ставшее основой бразильской нации. Таким образом, подход к решению проблемы формирования бразильского этноса отчетливо выявляет недостатки, присущие бразильской этнографической науке. Прежде всего это перегру- женность детальным описанием отдельных событий в ущерб их анализу; рассмотрение региональных проблем в отрыве от раз- * вития общих процессов, происходивших в стране; абсолютизация специфики условий и путей исторического развития Бразилии. Бразильскими этнографами и социологами был собран богатейший и разнообразнейший материал по истории и этнографии страны. Однако бразильские исследователи часто опирались на субъективно-идеалистические концепции методологии истории, а сильное влияние английских, французских и североамериканских исторических концепций на бразильскую историографию приводило к распространению в ней антиэволюционных взглядов на процесс всемирного развития. 1 Nabuco J. Abolicionismo. Rio de • Janeiro, 1885. 2 Brandao 0. Os intelectuais. Rio de Janeiro, 1950. 3 Ribeiro J. Historia do Brasil. Rio de Janeiro, 1900. 4 Freire J. Casa grande e senzala. Rio de Janeiro, 1917. 5 Lima 0. Formacao historico da na- cionalidade brasileiro. Rio de Janeiro, 1944. 6 Pombo R. Historia do Brasil. V. 1—10. Rio de Janeiro, 1905—1923. 7 Holanda S. B. de. Politica geral do Brasil. Rio de Janeiro, 1930. 8 Taunay A. E. Historia do cafe no Brasil. V. 1, 2. Rio de Janeiro, 1952. 9 Viana O. Populates meridionuis do Brasil. V. 1—3. Rio de Janeiro, 1952. ,0 Pierson D. The Negroes in Brazil. Chicago, 1942. 11 Ramos A. Las poblaciones del Brasil. Mexico, 1944. 12 Cunha E. da. A margem da historia. Porte — Lisboa, 1946. 13 Cunha E. da. Os sertoes. Rio de Janeiro, 1952. 14 Normano F. J. A study of economic types, N. Y., 1960. 15 Ernani B. S. Historia do Brasil. Mexico, 1944. 16 Rodrigues H. O. Brazil and Africa. Berkeley; Los Angelos, 1965. 17 Rodrigues N. Os Africanos no Brasil. Sao Paulo, 1945. 18 Metraux A. The Tupinamba: Handbook in South American Indians. V. 3. Washington, 1948. 18 Ott C. Pre-historia de Bahia. Salvador; Bahia, 1958. 20 Oliviam J. Indigenas de Minas Ge- ft rais. Salvador; Bahia, 1956. 21 Ramos R. A. El indio у los otros la vision multiethnica de un indio kaongong.— America Indigena, Mexico, 1977, 37/1. 22 Carvalho M. R. Los kariri de Mi- randola — un sigmento rural indigena.— America Indigena, Mexico, 1977, 37/1. 23 Price D. Comercio e acculturation entre los nambicuara.— America Indigena, Mexico, 1977, 37/1. 24 Zarur J. Velocidade de cambio so- cio-economico em uma sociedade tribal.— America Indigena, Mexico, 1977, 37/1. 25 Junior C. P. Formafao do Brasil contemporaneo. Sao Paulo, 1942. 26 Collar E. Garibaldi e a guerra des farrapos. Rio de Janeiro, 1958; Quintas A. Revolucao praieira. Recife, 1949; Sigismundo F. Historia popular da Revolucao praieira. Rio de Janeiro, 1949. 27 Hutchinson H. W. Village and plantation life in northeastern Brasil Seattle, 1957. 28 Fernandes F. Mudancas sociais no Brasil. Sao Paulo, (s. d.). M Azevedo Th. Social change en Brasil. Jamsville, 1963. 30 Cardoso F. H., Ianni O. Cor e mo- bilidade em Florianopolis. Sao Paulo, 1960. 31 Costa P. da. О negro in Rio de Janeiro. Relacoes da raca numa so- ciedad em mudanca. Sao Paulo, 1953. 32 Degler N. C. Neither Black nor White. Slavery and race relations in Brasil and the United States. N. Y., 1971. 33 Wagley Ch. An introduction to Brasil. N. Y., 1963.
<< | >>
Источник: Бромлей Ю.В.. Пути развития зарубежной этнологии. 1983

Еще по теме М. Г. Котовская ИСТОРИОГРАФИЯ ЭТНИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В БРАЗИЛИИ:

  1. Л. H. Фурсова ИСТОРИОГРАФИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ КАНАДЫ
  2. ТЕОРИЯ ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКОГО ПРОЦЕССА И ИСТОРИОГРАФИЯ ФИЛОСОФИИ: РАЗЛИЧИЯ И ВЗАИМОСВЯЗЬ Тарасюк М.В.
  3. Очерк десятый К ТИПОЛОГИЗАЦИИ ЭТНИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ
  4. «ЭТО ТОЛЬКО ПЕРСОНИФИКАЦИЯ НЕ НАШЕГО ПОНИМАНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА...» (Георгий Владимирович Вернадский (1887-1973) и его «Очерки по русской историографии» )
  5. Науменко Людмила Игоревна Меняющаяся этническая идентичность в контексте мо- дернизационных процессов
  6. Модуль 8.5. ТЕЛЕВИДЕНИЕ И ИДЕОЛОГИЯ: ИССЛЕДОВАНИЕ СИТУАЦИИ В БРАЗИЛИИ
  7. Гребенюк Татьяна Николаевна Роль образа родины в процессе становления этнической идентичности молодежи в современной России
  8. Очиров Вячеслав Шагжиевич Роль родителей в психологическом сопровождении процесса становления этнической идентичности подростков — выходцев из смешанных браков
  9. Очироеа Баирма Александровна К проблеме оказания психологической помощи подросткам из этнически смешанных семей в условиях трансформации этнической идентичности
  10. Руссита Татьяна Эйженовна Аффективный компонент этнической идентичности и его взаимосвязь с этническим составом ближайшего социального окружения у русскоязычных подростков и молодежи в Латвии