Задать вопрос юристу

Глава I СКОТ — СРЕДОТОЧИЕ ИНТЕРЕСОВ НУЭРА

  1. Люди, материальная культура которых так проста, как у нуэров, во многом зависят от окружающей среды. В основном нуэры — скотоводы, хотя они выращивают сорго и кукурузы больше, чем обычно считается.
    В зависимости от почв, наличия поверхностных вод и количества скота одни племена выращивают больше этих культур, другие меньше, но все они рассматривают земледелие как бремя, навязанное им из-за недостатка скота, так как в душе они пастухи и единственный труд, в котором они находят удовлетворение, это уход за скотом. Они не только получают от скота почти все необходимое для жизни, но им присуще и пастушеское мировоззрение. Скот — самое дорогое их имущество, и они с готовностью рискуют жизнью ради защиты скота или ради захвата скота у соседей. Почти вся их общественная деятельность связана со скотом, и тем, кто хочет понять поведение нуэров4, можно дать прекрасный совет: «cherchez la vache»5.

Отношения нуэров с соседними народами определяются их любовью к скоту и желанием приобрести скот. Они глубоко презирают такие народы, как ануаки, у которых нет или мало скота, а их войны против динка объяснялись стремлением захватить их скот и контролировать их пастбищные земли. Каждое племя нуэров и каждый отдел племени имеют свои пастбища и водные источники, и политическая структура тесно связана с распределением этих природных ресурсов, которыми, как правило, владеют отдельные кланы и линиджи. Чаще всего споры между отделами племени происходят из-за скота, и скотом же компенсируют потерю жизни или увечья, часто являющиеся следствием таких споров. Вожди — носители леопардовой шкуры и «пророки» служат арбитрами в спорах из-за скота или выполняют ритуальные функции, когда требуется принести в жертву быка или барана. В ритуалах также участвует вут гхок («хозяин скота»). Сходным образом, говоря о возрастных группах и возрастных ступенях, мы обнаруживаем, что говорим об отношениях людей к своему скоту, ибо переход от отрочества к зрелому возрасту четко определяется при церемонии инициации соответствующими изменениями в этих отношениях.
Небольшие локальные группы совместно пасут скот и защищают жилища и стада. Их солидарность проявляется особенно

ярко в сухой сезон, когда они живут за ветровыми заслонами, установленными вокруг общего крааля, но она остается в силе и в дождливый сезон, когда они живут изолированно. Одна семья или домохозяйство не в состоянии в одиночку защищать и пасти свой скот, и именно в свете этого фактора надо рассматривать сплоченность территориальных групп.
Сеть родственных связей, объединяющая членов локальных общин, возникает в результате действия правил экзогамии, которые зачастую выражаются в категориях скотоводства. Брачный союз заключается путем уплаты выкупа скотом, а каждый этап брачного ритуала отмечается передачей или убоем скота. Юридический статус партнеров и их детей определяется правами на скот и обязательствами в отношении владения скотом.
Скотом владеют семьи. Пока глава домохозяйства жив, он является полноправным хозяином стада, хотя у его жен есть право на пользование коровами, а его сыновья владеют некоторыми быками. По мере того как каждый сын, в порядке старшинства, достигает брачного возраста, он женится, получая коров из стада. Следующему сыну придется ждать, пока численность стада будет восстановлена, и только тогда он сможет жениться. Когда глава домохозяйства умирает, стадо остается центром жизни семьи, и нуэры решительно осуждают всякий его раздел (во всяком случае, пока не женятся все сыновья), ибо это общее стадо, на которое все имеют одинаковые права. Когда сыновья женятся, они обычно живут с женами и детьми в соседних домохозяйствах. В начале сухого сезона можно наблюдать, как такая большесемейная группа живет за ветровыми заслонами вокруг общего крааля, а в больших лагерях, которые создаются позднее, она занимает определенную секцию среди вытянутых в линию ветровых заслонов. Общий скот связывает братьев и после того, как каждый из них обзавелся своим домом и детьми, потому что, когда дочь одного из них выходит замуж, остальные получают немалую часть положенного за нее выкупа. Свою долю получают ее дед и бабка, дяди по материнской линии, тетки по отцовской и материнской линиям и даже более дальние родственники. Родство и определяется обычаем по этим платежам, так как его особенно легко установить во время заключения брачного союза, когда движение скота из крааля в крааль совпадает с линиями на генеалогической схеме. Оно подтверждается и в процессе раздела жертвенного мяса между агнатными и когнатными родичами.
Значение скота в жизни и мышлении нуэров отражено также в именах людей. Мужчин часто называют именем, которое связано с внешним видом или мастью их любимых быков, а женщины берут имена быков или коров, которых они доят. Даже маленькие мальчики, играя вместе на пастбищах, называют друг друга именами быков, и ребенок часто принимает имя бычка от той коровы, которую доят он сам и его мать. Часто
человек получает имя быка или коровы при рождении. Иногда имя человека, которое остается за ним навечно, это имя его быка, а не имя, данное при рождении. Поэтому генеалогия нуэра выглядит как инвентарная опись крааля. Отождествление человека с любимым быком неизбежно отражается и на его отношении к этому животному, и в глазах европейцев такой обычай служит наиболее убедительным доказательством пастушеской психологии нуэров.
Поскольку скот —это ценнейшее достояние нуэров, главный источник продовольствия и самая большая социальная ценность, то легко понять, почему скот играет и наиболее существенную роль в ритуалах. Человек устанавливает контакт с духами через скот. Если бы удалось проследить жизнь каждой коровы в краале, тем самым можно было бы установить не только всю систему родственных связей и свойства владельцев коров, но и их мистические связи. Коровы посвящены духам линиджей их владельца и его жены, а также любому персональному духу, который когда-либо вселялся во владельца или его жену. Другие животные посвящены духам умерших. Натерев золой спину коровы или быка, можно вступить в контакт с духом, связанным с этим животным, и попросить у него помощи. Другой метод общения с умершим и духами — это жертвоприношение, и ни одна церемония нуэров не будет эффективной без принесения в жертву барана, козла или быка.
Из этого краткого обзора некоторых институтов и обычаев нуэров ясно, что большей частью их социальное поведение непосредственно связано со скотом. При более полном изучении их культуры мы увидим, что во всех ее областях, например в фольклоре, господствует тот же интерес к скоту. Нуэры постоянно говорят о своих животных. Я иногда приходил в отчаяние от того, что мои беседы с юношами всегда сводились к скоту и девушкам, но даже разговор о девушках неизбежно переходил в беседу о скоте. С какой бы темы я ни начинал и в какую сторону ни направлял бы беседу, мы вскоре все равно уже говорили о коровах и быках, нетелях и волах, баранах и овцах, козлах, козах, телятах, ягнятах и козлятах. Я уже отмечал, что такая одержимость — как ее называют посторонние наблюдатели — объясняется не только огромной экономической ценностью скота, но и тем фактом, что скот олицетворяет собой все узы в разнообразных социальных отношениях. Нуэры склонны определять все общественные процессы и отношения в категориях скотоводства. Их средство выражать социальные отношения—это разговор о быках.
Поэтому всякий, кто живет среди нуэров и хочет понять их общественную жизнь, должен прежде всего овладеть словарем терминов, относящихся к скоту и к жизни стада. Разобраться в тех сложных дискуссиях, которые имеют место при переговорах о браке, в ритуальных ситуациях и в юридических спорах, можно только в том случае, если вы понимаете труднейшую тер ми-
нологию, связанную со скотом, с вопросами о масти, возрасте, поле животных и т. д.
Я упомянул о некоторых ситуациях, в которых проявляется ценность скота, но я не мог коснуться всех его функций в культуре нуэров, так как скот имеет важное значение во многих общественных процессах. Некоторые из них я упомянул, другие выходят за рамки этой книги. Мне казался необходимым именно такой вступительный очерк, чтобы читатель понял, что увлечение нуэров пастушеским искусством порождено значительно- более широкими интересами, чем простая потребность в продуктах питания, и увидел, почему скот играет главенствующую роль в их жизни. В дальнейшем мы объясним, какое отношение эта роль скота имеет к окружающей среде и как оба эти фактора, взятые вместе, помогают понять некоторые характер* ные черты политической структуры нуэров.
  1. До нынешнего столетия у нуэров было намного больше скота, и, вероятно, они выращивали, меньше сорго. Их стада поредели из-за повторявшихся вспышек чумы рогатого скота, которые и поныне сокращают поголовье. По-видимому, чума приносила раньше еще больше ущерба, хотя наблюдавшиеся мною случаи ее были тоже серьезны. Но в прошлом воинственные нуэры всегда могли восстановить свои потери путем набегов на динка. Все нуэры сходятся во мнении, что при жизни прошлого поколения их стада были намного многочисленнее и что выкуп за невесту и вира за кровь составляли 40, а то и 50— 60 голов скота, тогда как сейчас родичи невесты не рассчитывают получить более 20—30 голов. Создается общее впечатление, что сейчас стада нуэров намного богаче, чем у шиллуков, но не богаче, чем у некоторых племен динка, живущих в более благоприятных условиях.

Даже на небольшой территории было трудно подсчитать поголовье скота, да и нуэры наверняка отнеслись бы к этому с неприязнью. По некоторым оценкам я пришел к выводу, что в среднем на один крытый загон приходится десять голов крупного- рогатого скота, пять коз и овец. Загон обычного размера не может вместить больше дюжины взрослых коров. Поскольку на каждый загон приходится около восьми человек, то количество голов скота, вероятно, ненамного превышает число людей. Больше всего коров, они составляют примерно две трети стада. На фотографиях в этой книге видно, как выглядят коровы нуэров. Нуэры говорят, «что большой горб свидетельствует о происхождении коровы из района беиров, а очень длинные рога — о том, что коровы — из района динка.
Некоторые племена богаче скотом, чем другие. Особенно благоприятной для разведения скота считается область лу, которая и славится большими стадами. Богаты скотом были когда-то восточные джикаии, но их стада все еще не оправи-

лись от потерь в результате эпизоотий, которые заставили этот народ усерднее заниматься земледелием. Рогатый скот повсюду распространен равномерно. Едва ли найдется человек, у которого вообще не было бы скота, но нет и особо крупных скотовладельцев. Хотя скот — это такое богатство, которое можно накапливать, человек никогда не приобретает больше животных, чем может вместить его крытый загон, ибо как только его стадо достаточно вырастет, он или кто-либо из его семьи женится. Тогда из стада уходят два или три животных, и требуется несколько лет для возмещения потери. Каждое домохозяйство переживает перемежающиеся периоды бедности и сравнительного процветания.
Когда мы начнем разбор политической системы нуэров, следует помнить, что до последних лет они, вероятно, занимались почти исключительно скотоводством и вели более кочевой образ жизни, чем сейчас, и что сокращение их стада частично объясняет их постоянную агрессивность.
  1. Хотя скот используют в самых различных целях, важнее всего получаемое от него молоко. Молоко и сорго — основная пища нуэров. В некоторых районах их страны, особенно среди лу, запасов сорго редко хватает на весь год, и когда они истощаются, население питается только молоком и рыбой. В такие периоды семье приходится иногда довольствоваться молоком единственной коровы. Во всех частях этого края урожай сорго непостоянен, и часто наступает более или менее сильный голод, когда люди надеются на рыбу, корни диких растений, фрукты и семена, но главным образом на молоко своих коров. Даже когда сорго, в изобилии, его не едят само по себе, так как нуэры считают, что без молока, сыворотки или жидкого творога оно тяжело, невкусно, а для детского пищеварения просто опасно. Они убеждены, что всего важнее для детей молоко, и без него они не смогут расти здоровыми и счастливыми. Потребности детей удовлетворяются в первую очередь, даже если взрослым, особенно в голодные времена, приходится отказывать себе в еде. По мнению нуэров, самое счастливое время — когда у семьи есть несколько дойных коров, так как в этом случае дети сыты и остаются излишки для изготовления сыра, для помощи родичам и угощения гостей. Семья, как правило, всегда находит молоко для маленьких детей, потому что, если у нее нет коровы, кто-либо из родичей или одолжит ей дойную корову, или поделится молоком. Такие родственные обязательства общепризнаны и беспрекословно выполняются, так как заботиться о потребностях детей, по мнению нуэров, должны не только родители, но и соседи и родственники. Однако слу чается и так, что после эпизоотии или после женитьбы двух трех молодых людей весь хутор, а то и вся деревня, может ока-

заться в нужде. Приходит нужда и в тех случаях, когда у коров в деревне одновременно прекращается лактация.
Нуэры оценивают коров по количеству молока, которое они дают, и, конечно, знают достоинства каждой коровы. Телята от хорошей дойной коровы ценятся выше телят от коровы, даю* щей мало молока. Для нуэров корова не просто корова, а всегда или хорошая корова, или плохая, и нузр никогда не примет в уплату долга корову, которая ему не нравится. Если в лагере для скота вы спросите нуэра, какие коровы в стаде лучшие и худшие, он сразу вам ответит. При оценке коровы он обращает мало внимания на качества, которые ценит в быке (например, тучность, масть и форму рогов), но отмечает те качества, которые свойственны хорошей молочной корове: широкая нетугая спина, крупные молочные протоки, сильно сморщенное вымя и т. п. При определении возраста коровы он отмечает глубину морщин, которые идут вдоль обеих сторон крестца к хвосту, число и остроту зубов, твердую поступь и число колец на рогах. Коровы нуэров костлявы и тощи, что типично для молочного скота.
Доение проводят дважды в день женщины, девочки и не прошедшие инициации мальчики. Мужчинам запрещается доить коров, за исключением случаев, когда во время путешествия или войны поблизости нет женщин или мальчиков. Доярка сидит на корточках около коровы и доит один сосок, сцеживая молоко в узкое горлышко тыквы (в форме бутылки), стоящей у нее на ляжке. Она доит большим и указательным пальцами, сжав остальные пальцы, а сосок чуть-чуть прижимает к ладони. Она выжимает и тянет сосок. Тыква удерживается на месте руками во время их движения вниз и прижимается ими к ляжке. Если пользуются горшком или тыквой с широким горлышком, их ставят между коленями, и доярка доит сразу два соска. Иногда можно видеть, как две девушки доят одну и ту же корову, сидя по обеим ее сторонам. Если корова беспокойная, мужчина сдерживает ее, засунув руку в ее пасть и зажав морду. Если корова лягается, то на задние ноги набрасывают петлю и стягивают их. Мне говорили,, что иногда в нос наиболее беспокойных во время доения коров вдевают кольцо.
Процесс доения происходит так. С привязи спускают теленка, который сразу же бежит к матери и начинает сильно бодать ее вымя. Начинает течь молоко, и нуэры считают, что если сначала вымя не пососет теленок, то корова не даст молока. Они не похлопывают по вымени (если только теленок не сдох), считая, что это вредно для коровы. Когда теленок отсосал немного молока, его, несмотря на сопротивление, оттаскивают и привязывают к колышку у передних ног матери, которая начинает лизать его. Теперь девушка отдаивает первое молоко, именуемое вин. Когда соски размягчаются и пустеют, снова подпускают теленка, и весь процесс повторяется. Второе доение именуется тип инфит, т. е. «большой тип». Как правило,
доят дважды, но если это очень хорошая молочная корова в разгаре лактации, то снова подпускают теленка и производят третье доение — тип интот («меньший тип»). Окончив доение, девушка обтирает свои ляжки и тыкву коровьим хвостом и пускает теленка, чтобы он отсосал оставшееся молоко. Первое доение длится дольше и дает больше молока, чем второе, а второе больше, чем третье. Утренний удой больше вечернего.
В результате ряда измерений можно сказать, что корова нуэров дает в среднем ежедневно от 2,28 до 2,85 л молока в лактационный период, который в среднем длится около семи месяцев. Однако надо помнить, что речь идет о количестве молока, потребляемого людьми. Теленок получает свою долю до, во время и после доения. Как говорят нуэры, вполне возможно, что некоторые коровы придерживают молоко для своих телят, и часто теленок несколько минут после доения сосет вымя, пока наконец мать не отпихнет его ногой или не повернется так, чтобы он не дотянулся до вымени. Иногда какой- нибудь маленький мальчик отстраняет теленка и сам выдаивает молоко, слизывая его с рук, или же пьет молоко из одного соска, а теленок из другого, но, как правило, остатки молока получает теленок. Таким образом, общий удой может достигать 4—5 л в день, и молоко намного жирнее, чем у английских коров. Неудивительно, что удои невелики, так как коровы нуэров не получают искусственных кормов, пастбища с сочными травами редки, и животным приходится переносить множество лишений. Необходимо также помнить, что если английские фермеры нуждаются только в молоке, то нуэрским пастухам нужно и получить молоко, и сохранить каждого теленка. Потребности человека приходится подчинять потребностям молодняка, о котором, чтобы сохранить стадо, нужно заботиться в первую очередь.
Молоко употребляют в пищу по-разному. Парное молоко льют, особенно дети, или едят его с кашей из сорго. Взрослые пьют свежее молоко главным образом в жаркий сухой сезон, когда особенно хочется глотнуть освежающего напитка, а продовольствия не хватает. Часть молока отливают в сосуды, и в жаркую погоду оно быстро киснет и густеет, и в этом виде его особенно ценят. Нуэры стараются всегда хранить тыкву с кислым молоком на случай, если придут гости. Часть дневного удоя идет на изготовление сыра, и если в лактационном периоде находятся несколько коров, удой одной из них целиком идет на сыр. Молоко, предназначенное для пахтанья, сливают в другую тыкву, а не в ту, в которой держат молоко для питья. Затем его переливают в особую тыкву для пахтанья, в которой оно стоит несколько часов, и поскольку эти особые тыквы не моют (если только они не начинают дурно пахнуть), оставшаяся в них от предыдущего пахтанья кислота способствует свертыванию молока. Затем женщина (или девочка) начинает сбивать его, сидя на земле и вытянув вперед ноги — она подни

мает тыкву, резко опускает ее на ляжки и покачивает несколько раз, после чего повторяет всю процедуру: простой, но весьма длительный метод пахтанья. Затем, когда образуются первые сгустки творога, в тыкву доливают немного воды, чтобы творог осел и увеличилось количество сыворотки, а иногда для густоты добавляют немного бычьей мочи.

Когда образовалась сыворотка, женщина переливает ее в другую тыкву в форме чашки, вычерпывает раковиной куски творога и бросает их в другую тыкву, висящую в хижине. Сыворотку, смешанную с сырым молоком, пьют в основном женщины и мальчики. Каждый день они добавляют новые порции творога и время от времени примешивают к нему бычью мочу, чтобы он не испортился. Иногда они накапливают творог на протяжении нескольких недель, чтобы потом вскипятить его на быстром огне, после чего творог — лиет ин бор — превращается в массу густого темно-жел- того сыра — лиет ин чар. После кипячения все сливается в тыкву, и образовавшееся наверху масло снимают, чтобы использовать в качестве приправы к каше. Сыр висит в сетке под крышей хижины в круглой тыкве, от которой отрезана верхняя часть оболочки, так что она действует как скользящая крышка. Если же покрыть сыр коровьим навозом, закрыв доступ воздуха, то его можно держать в хорошем состоянии несколько месяцев. Сыр едят с кашей и им смазывают тело.
Коз и овец тоже доят по утрам, но их молоку не придают особого значения — его пьют маленькие дети, и оно не обрабатывается. Женщина доит, а козлята и ягнята допивают то, что осталось в вымени. Когда они пасутся с матками на пастбище, вечернее доение не проводится. Но в течение дня мальчики-пастухи часто жмут вымя и слизывают молоко с рук.
Из рассказа о доении и обработке молока можно отметить следующее:
  1. нынешнее поголовье и распределение скота не позволяет нуэрам вести чисто скотоводческий образ жизни, как это им хотелось бы и как, вероятно, было в прошлом. По самым оптимистичным подсчетам, средний дневной удой на загон составляет не более 7 л молока, т. е. около полулитра на чело-

, века;
  1. нестабильность ресурсов домохозяйства как результат эпизоотий и выплат выкупа за невест обостряется и потому, что коровы дают молоко только в определенный период после отела и удой не бывает постоянным. Таким образом, что касается молока, семью нельзя считать самообеспечивающейся едини-
    цей, так как она не может всегда обеспечивать достаточные запасы молока. И поскольку молоко считается абсолютно необходимым продуктом, экономическая единица должна быть больше простой семейной группы;
  2. окружающая среда, как и потребность в злаковой пище,, которая дополняла бы молочный рацион, не позволяет нуэрам вести чисто кочевой образ жизни. Но наличие молока позволяет им кочевать часть года, сохранять мобильность и оставаться неуловимыми, о чем свидетельствует их история и что подтвердилось во время кампании правительственных сил против нуэров. Молоко не требует средств для его перевозки и места для хранения, поскольку запасы его ежедневно возобновляются, но в то же время нуэры зависят от наличия воды и растительности, а это не только позволяет, но и вынуждает их вести кочевую жизнь. Такая жизнь воспитывает особые качества пастуха — смелость, любовь к борьбе, презрение к голоду и трудностям, но не крестьянское трудолюбие.
  1. Нуэры используют также и мясо скота — в вареном или запеченном виде. Они держат скот не для убоя, но овец и быков часто приносят в жертву во время/ церемоний. Есть духи,, в честь которых, можно в любое время принести жертву, а поскольку с такими жертвоприношениями, как правило, запаздывают, то у народа всегда есть предлог для того, чтобы попировать. Плодовитых коров приносят в жертву во время погребальных церемоний, в других же случаях убивают только яловых коров. Во время жертвоприношений людей больше интересует праздничный, а не религиозный характер ритуала. Иногда, как во время брачных церемоний, ритуал совершают одни люди, а едят мясо — другие, но при других церемониях все бросаются на тушу животного. В таких случаях, не стесняясь, жадно тянутся к мясу, и нуэры признают, что некоторые люди приносят в жертву животных без особого для того основания. Есть также обычай, когда юноши в один из дождливых сезонов собираются в усадьбе, убивают быков и до отвала наедаются мясом. Но, за исключением таких случаев, не полагается убивать быка просто для еды (даже считается, что бык может призвать на них проклятие), и так поступают только во время особо страшного голода. Богатые скотом лу «славятся» тем (и они этого стыдятся), что убивают быков ради мяса. Тем не менее нигде в стране нуэров обычно не забивают скот для еды„ и человек никогда не убьет даже овцу или козу просто потому,, что ему захотелось мяса. На церемониях малозначительных чаще приносят в жертву барана или козла, а не быка, поскольку они менее ценны.

Всякое животное, павшее естественной смертью, съедают. Даже когда умирает любимый бык юноши, его заставляют съесть кусок мяса, ибо, как говорят, если он откажется, то

колье отомстит за это оскорбление и когда-нибудь поранит ему руку или ногу. Нуэры очень любят мясо и говорят, что, когда гибнет корова, «глаза и сердце печальны, но зубы и желудок рады», «желудок человека, независимо от его разума, молит бога о таких дарах».
Хотя быков приносят в жертву и съедают, их ценят не только по этой причине — владение быками поднимает престиж человека, и их можно выставлять напоказ. Значение имеют масть и форма рогов, но самые важные качества — это крупные размеры и тучность, причем особое внимание обращают на то, чтобы не выпирали подвздошные кости. Нуэры восхищаются большим горбом, который болтается при движении животного, и чтобы развить это свойство, они проводят специальные манипуляции с горбом вскоре после рождения бычка.
Как и другие пастушеские народы Восточной Африки, нуэры извлекают кровь из шеи коровы или быка, и эта кровь дополняет их рацион в лагерях сухого сезона, где, как правило, вечером берут кровь хотя бы у одной коровы. Для кулинарных целей чаще берут кровь у коров, а не у быков. Эта операция, именуемая бар, производится так: веревкой туго перевязывают шею животного, чтобы надулись вены, и одну из них (ближе -к голове) прокалывают маленьким ножом, который обматыва* ют веревкой или травой, чтобы он не вошел слишком глубоко в вену. Хлещет кровь; когда наполнится большая тыква, веревку развязывают, и кровотечение прекращается. Рану замазывают навозом. Если взглянуть на шею коровы, можно заметить ряд небольших- рубцов. После операции коровы испытывают головокружение и даже иногда пошатываются, но в остальном операция на них, видимо, не отражается. Возможно, как утверждают нуэры, животным она даже на пользу, так как они застаиваются. Женщины варят кровь, пока она не загустеет; ее употребляют как приправу к каше. Или же мужчины оставляют кровь, пока она не свернется и не затвердеет в виде плотного кома; тогда ее запекают в золе костра, режут и едят.
Кровь коров не играет важной роли в рационе нуэров. Более того, они говорят, что операция производится ради здоровья коров, хотя и признают, что печеная кровь очень вкусна. Считается, что с помощью кровопускания корову излечивают от любых недугов, так как извлекается дурная кровь, вызывающая болезни. Кроме того, по словам нуэров, корова после этого набирает вес и уже на следующий день становится резвее и поедает больше травы. По мнению нуэров, кровопускание также уменьшает тягу коровы к случке. Говорят, что из-за излишне частой случки корова в конце концов становится яловой, но если время от времени спускать кровь, то достаточно одной случки, чтобы корова стала стельной. Иногда кровь у животных пускают в чисто медицинских целях, особенно в сезон дождей, когда люди сыты, н кровь отдают мальчикам из крааля и

собакам. Иногда делают надрез на носу телят, чтобы кровь текла на землю, а телята жирели. Я видел, как нуэры делают надрезы себе на ногах и пояснице, чтобы быть проворнее и сильнее.
Нам кажутся важными следующие два пункта: 1) хотя животных, как правило, не забивают на мясо, в конечном счете каждое животное попадает в котел, и нуэры получают достаточное количество мяса, чтобы удовлетворить свой аппетит, и у них нет особой нужды в охоте на диких зверей, которой они- занимаются редко; 2) если не считать периодов зпизоотийг то мясо обычно едят только во время ритуалов, праздничный характер которых придает им особое значение в жизни народа.
  1. Помимо молока, мяса и крови скот обеспечивает нуэров разнообразным сырьем, и если мы учтем, как бедно их имущество, то поймем значение скота как источника сырьевых материалов. Туша животного и ее отдельные части находят следующее применение. Шкура используется для изготовления кроватей, подносов, мешков для переноски топлива, веревок, цепов, кожаных ошейников для быков и баранов. Из нее делают трубки, копья, щиты, табакерки и т. п. Мошонки быков превращают в мешочки для хранения табака, ложек и иных мелких предметов. Из кончиков хвоста делают кисточки, которыми девушки украшают себя в танцах и которые в виде украшения вешают на рога любимого быка. Кости идут на изготовление браслетов, пестиков, колотушек и скребков. Из рогов вырезают ложки и делают гарпуны.

Навоз идет на топливо, им обмазывают стены и полы, а также внешние стены соломенных хижин. Его употребляют как замазку при мелких работах и для смазывания ран. Золу от сгоревшего навоза мужчины втирают себе в кожу, с ее помощью красят и выпрямляют волосы, ею промывают рот и чистят зубы, она употребляется при изготовлении спальных шкур и кожаных мешков, а также в ритуальных целях. Мочу используют при пахтанье и изготовлении сыра, в обработке утвари из тыкв„ для дубления кожи, ею моют лицо и руки.
Замужние женщины делают из шкур овец и коз набедренные повязки, изготовляют коврики для сидения, мешочки для хранения табака и сорго; шкуры режут на ленты, которые молодые люди повязывают вокруг щиколоток во время танцев.. Навоз и моча овец и коз не используются.
Арабов-бедуинов как-то назвали иждивенцами верблюдов.. В какой-то мере нуэров можно назвать иждивенцами коров. Может показаться, что наш перечень возможностей использования .скота и продуктов скотоводства не так уж велик, но материальная культура нуэров настолько элементарна, что пере

чень этот охватывает весьма значительную часть их способов жизнеобеспечения. Он также содержит предметы, от которых нуэры во многом зависят, например навоз, используемый как топливо в краю-, где трудно найти достаточное количество растительного топлива для приготовления пищи, не говоря уже о больших кострах, которые горят день и ночь в каждом загоне и у ветровых заслонов.
Мешки из мошонки быка и жирафа
Мешки из мошонки быка и жирафа
Мы уже отмечали, что помимо самых разнообразных способов использования скота в социальной жизни нуэры ценят его прежде всего как источник двух важнейших ингредиентов их рациона:
молока и мяса. Теперь мы видим, что хозяйственная ценность скота намного шире. Если принять во внимание также более общую социальную ценность скота (о которой вкратце говорилось в разделе 1), мы можем заметить, что внимание нуэров чрезмерно сосредоточено на одном объекте, который доминирует над всеми иными интересами и гармонирует с той простотой, целеустремленностью и консерватизмом, которые так характерны для пастушеских народов.
  1. В последующих главах мы опишем, что предпринимается для удовлетворения потребностей скота, для поисков воды и пастбищ, для защиты его от хищных зверей и вредоносных насекомых, и покажем, как эти факторы определяют повседневную жизнь человека и влияют на социальные отношения. Оставив на время эти более широкие проблемы, мы хотим сейчас ответить на вопрос: являются ли нуэры, столь зависящие от своего скота и так высоко ценящие его, компетентными скотоводами? Нет нужды говорить, что они делают для скота буквально все, что в пределах их знаний, но позволительно спросить: а достаточны ли их знания? Мы особо отмечали те случаи, когда практика нуэров не отвечает общепризнанным правилам ухода за скотом, и разбирали причины такого несоответствия. Ниже перечисляются некоторые наиболее очевидные проблемы и приводятся общие замечания о ведении нуэрами своего хозяйства..


1) Поскольку коров не возвращают в краали среди дня, маленькие телята ежедневно в течение многих часов остаются без питания. Однако X. Б'. Вильямс, директор ветеринарного управления Судана, говорил мне, что у быков нуэров репутация не хуже, чем у других быков Судана, так что, судя по всему, развитие молодых бычков отнюдь не задерживается. В дождливый сезон коров редко доят до 9—10 часов утра, а затем доят около 5 часов вечера, но в сухой сезон они иногда уходят              на пастбище              около

8 часов утра и не возвращаются до.
5 часов 30 минут пополудни, так что в течение десяти часов телята остаются некормлеными. Колокольчик и ошейник для быка Однако этого трудно избежать, так              как в сухой              сезон
пастбища часто находятся далеко, а из-за отсутствия хорошей травы скот пасется дольше, чем в период дождей. В дожди не представляет труда увести стадо на пастбище              с рассветом              и              вернуть              его домой в              полдень (как              поступают              многие              народы              восточной Африки),              чтобы коровы              покор
мили телят и пожевали жвачку. Но нуэры утверждают, что, когда животные выходят из жарких дымных крытых загонов, нм нравится немного отдохнуть в краале до отправки на пастбище, и такая вялость, представляющая контраст с их жадностью к траве после ночи, проведенной на открытом воздухе в лагерях сухого сезона, по-видимому, подтверждает эти утверждения. Нуэры понимают, что жара и дым в крытых загонах вредны для скота, но, по их мнению, москиты еще хуже. Они считают, что если скот переждет, когда испарится роса, то уменьшится опасность для его пищеварения, так как в дожди земля остается холодной и сырой до позднего времени. Другая причина, почему скот долго держат в краалях, заключается в том, что, если животных выпустить рано, они скоро пресытятся травой и разбредутся во все стороны, так как во время дождей их обычно не держат в стаде.
  1. Европеец сразу же замечает, что качество питьевой воды в сухой период оставляет желать много лучшего, особенно если ему самому приходится пить ее. Иногда водоемы почти пересыхают и содержат грязную, даже илистую воду, которую пьют и люди и скот. Я удивлялся, почему нуэры не уходят поскорее от таких небольших водоемов, около которых они разбивают лагерь в ранние периоды засухи, к рекам и озерам, где в итоге

они все равно собираются все вместе. Но, по-видимому, они правы, так как приходится принимать во внимание не только состояние воды, но и другие факторы: пастбища, возможность рыболовства, урожай Balanites aegyptica, второй урожай сорго и т. п.
  1. В противоположность некоторым восточно- африканским народам нуэры не держат много некастрированных животных. Скорее ошибка в том, что их слишком мало. Даже по моим наблюдениям, на каждого взрослого быка приходится 30—

40 взрослых коров. Нуэры стараются подобрать в качестве племенных быков телков от лучших дойных коров, чтобы от них и родились хорошие дойные коровы. Они говорят, что, если не кастрировать большинство бычков, коровам не будет житья, 3 краалях постоянно будут происходить драки, а в загонах — смятение. Бычка кастрируют не раньше 18-месячного или двухгодовалого возраста, т. е.
«когда у матери будет второй теленок, а в утробе третий». Бычка опрокидывают, мошонку разрезают Набитая соло- копьем, яички вынимают и отрезают. Крови теря- мои              тс-'
ется немного, и животное быстро поправляется.
Бычок может быть кастрирован в любое время для жертвоприношения, но обычно нуэры предпочитают проводить эту операцию в сухой сезон, когда меньше опасности воспаления, чем в сезон дождей. Быкам не мешают драться, если только они не принадлежат к одному и тому же стаду, и в традиционных сказаниях часто упоминаются такие драки как причины расщепления и миграции линиджей. Много волов и быков забивают для жертвоприношения.
  1. Тёлок случают только на третий год. Нуэры знают, когда корова находится в периоде течки, по ее поведению в краале: она становится беспокойной, мычит, помахивает хвостом, нюхает половые органы других коров и пытается залезть на них. Если корова была случена на пастбище (быки находятся со стадом), то первые признаки стельности — это изменения в половых органах. Если вы спросите нуэра, когда отелится корова, прошедшая случку, он ответит сразу же и точно. По словам нуэров, если корова ничем серьезно не больна, она. принесет около восьми телят.

Из своего опыта я знаю, что смертность телят очень низка. Нуэры уделяют им много внимания. Когда корова должна впервые отелиться, хозяин сидит с ней всю ночь или сопровождает ее на пастбище, чтобы помочь во время отела. Корову, уже имевшую телят, оставляют в покое, чтобы она отелилась сама, но обычно при этом присутствует человек на случай, если понадобится помощь. Он должен присутствовать, если корова отелится в буше, так как теленок слишком слаб, чтобы идти за

матерью. Она остается g ним, и в этом случае они могут оторваться от стада и стать жертвой диких зверей. Если теленок погибнет в чреве, нуэры стараются извлечь его, а когда нужно повернуть теленка в чреве, они проводят и эту операцию. Если не выходит послед или если корова не лижет теленка, нуэры применяют лекарственные средства. Когда теленок гибнет, они прибегают к различным хитро- Кольцо с шипами, чтобы стям, чтобы заставить .корову давать отучить теленка сосать мать молоко. Они набивают голову теленка соломой и втирают в нее мочу матери или, особенно в случае выкидыша, делают чучело из погибшего теленка, втыкают палки вместо ног, ставят его перед матерью и тычут головой в вымя, которое они потихоньку сжимают, а мальчишка в это время дует в половые органы.

Нуэры говорят, что если корова сдохнет, когда теленку всего один-два дня, то погибнет и теленок, но достаточно дать теленку чак тин бор («белое молоко»), идущее за молозивом, и он может выжить. Теленка поят из маленькой тыквы с горлышком в виде воронки и одновременно стараются заставить другую дойную корову кормить и этого теленка. Поскольку нуэры считают (по-видимому, ошибочно), что теленку вредно пить обесцвеченное молоко, идущее за молозивом, они его сцеживают, прежде чем теленок начнет сосать, но, если случайно теленок все же всосет его, применяется слабительное. Еще опаснее, как считают нуэры, если в молоке появятся признаки крови.
Первые три-четыре дня теленок высасывает все молоко матери, кроме того, что сцеживают в самом начале. Затем собирают живущих поблизости родственников попробовать кашу, которую заливают первым молоком, предназначенным для питания людей. При этой церемонии отрезают кончики волос с хвоста теленка, и хозяин обмахивает ими спину коровы, ибо, если этого не сделать, теленок заболеет, так как ему не нравится, что люди воруют принадлежащее ему молоко. Однако после этого они все же могут сказать: «Мы еще не делимся молоком с теленком», так как в первые две недели они берут очень немного молока, чтобы теленок окреп, а его зубы затвердели. Когда теленок окрепнет, они берут больше молока и уже могут сказать, что теленок «делится» (бут) молоком с людьми. Теленок продолжает сосать молоко, пока его мать снова не станет стельной и не прогонит его. Как правило, не применяются никакие приспособления, чтобы отнять теленка от вымени, но если мать продолжает кормить его, будучи стельной, и ее трудно отделить от теленка на пастбище, то на морду теленка надевают кольцо с шипами, которое позволяет ему пастись, но

мешает сосать, так как шипы колют вымя и корова отпихивает теленка. Из этого видно, что нуэры решают скотоводческую проблему обеспечения молоком хозяев скота так, чтобы не ли* шить телят ценного питания.
После того как взрослое стадо уходит на пастбище, маленькие телята остаются до вечера в загонах деревень в дождливый сезон или привязываются к колышкам в тени деревьев в лагерях в сухой сезон. К вечеру им дают воду, и мальчики приносят траву, особенно траву пун (oryza barthii), от которой скот быстро тучнеет. Примерно на третий месяц они (под надзором подпасков) отправляются на пастбище вместе с уже подросшими телятами, и их держат в изоляции от матерей, отгоняя в сторону от взрослого стада. Они пасутся вместе со всем стадом по достижении примерно годовалого возраста, когда их матери уже опять становятся стельными.
- У нас будет возможность еще раз поговорить о том внимании, которое нуэры оказывают скоту, и об их разумных методах ухода за ним. В этом разделе я привел лишь несколько примеров, иллюстрирующих общие выводы, которые я сделал в процессе моих исследований: что способы ухода за скотом у нуэров в нынешних экологических условиях нельзя существенно улучшить; что вследствие этого никакие дополнительные знания, помимо тех, которыми они обладают, не помогут имг, что (как будет показано дальше), если бы не их постоянная бдительность и забота, скот не выжил бы в этих тяжелейших условиях окружающей среды.
  1. Мы говорили, что нуэров можно назвать иждивенцами коров, но с тем же основанием можно сказать, что корова является иждивенкой нуэров, которые всю свою жизнь посвящают заботе о ее благополучии. Они строят крытые загоны, жгут костры и чистят краали для ее удобства; передвигаются из деревень в лагеря, из лагеря в лагерь и из лагеря обратно в деревни ради ее здоровья; борются с дикими зверями, защищая ее; делают для нее украшения. Корова живет спокойно, лениво и праздно благодаря преданности нуэров. Скот и люди выживают в результате взаимной поддержки. В таких отношениях рождается единая, крайне замкнутая общность. В нескольких абзацах я хочу привлечь внимание читателя к этой тесной близости.

Мужчины просыпаются в лагере на заре среди своих коров и с удовольствием наблюдают за ними, пока не кончится доение. Затем они или гонят их на пастбище, наблюдая целый день за тем, как они пасутся, подгоняя их к водопою, сочиняя о них песни и направляя обратно к лагерю, или же остаются в краале, пьют молоко, делают поводки и украшения для коров,
поят телят, ухаживают за ними, чистит              сушат навоз
на топливо. Нуэры моют руки и лицо; корсшь^й^ іочой, особен
но когда коровы мочатся во время доения, пьют их молоко и кровь, спят на их шкурах рядом с их теплым навозом. Они покрывают свое тело, мажут волосы и чистят зубы золой от сгоревшего коровьего навоза, едят ложками, вырезанными из рогов коров. Когда вечером возвращается скот, они привязывают каждое животное к колышкам веревками, свитыми из шкур павших быков и коров, и сидят у ветровых заслонов, любуясь, как доят коров. Человек знает каждое животное своего стада и стад соседей и родичей: их масть, форму рогов, особые приметы, число сосцов, сколько они дают молока, их родословную, предков и потомков. Мисс Суль рассказывала мне, что нуэры знают все отличительные черты матери и бабушки каждой коровы, а некоторые знают, приметы их предков за пять предыдущих поколений. Нуэру известны привычки всех его быков: как один из них мычит по вечерам, как другой возглавляет стадо при возвращении в лагерь, а третий машет головой сильнее других быков. Он знает, какие коровы беспокойны при доении, какие плохо обращаются со своими телятами или любят пить на пути к пастбищу и т. д.
Если это юноша, он поручает по утрам мальчику водить своего любимого быка (по которому он получил имя) вокруг лагеря, ходит за ним, пританцовывая и распевая песни; а по ночам' он часто бродит среди животных, звонит в колокольчик и"'поет' хвалу родичам, возлюбленным и своим быкам. Когда бык вечером возвращается домой, он гладит его, втирает в спину золу, удаляет клещей с живота и мошонки, очищает задний проход от прилипшего навоза. Он привязывает его перед своим ветровым заслоном, чтобы видеть, как он просы- паетея; йбо никакое иное зрелище так не наполняет нуэра гордостью. Он счастлив, когда может похвалиться быком, украшает его рога длинными кисточками, любуясь, как бык трясет ими при возвращении в лагерь, а шею — колокольчиками, которые-'звенят на пастбище. Даже бычков владеющие ими мальчики украшают деревянными бусами и бубенчиками. Рога молодых быков, предназначенных для последующей кастрации, подрезают так, чтобы они принимали желательную их владельцам форму. Эту операцию, именуемую нг'ат, по-видимому, производят в конце первого года и обычно в сухой сезон, так как считается, что животное погибнет, если обрезать рога в сезон дождей. Животное валят и держат, делая на рогах косой надрез острием копья. Рога растут в направлении, противоположном надрезу. Судя по всему, операция очень болезненна, и я слышал, как нуэры сравнивали ее с болью при операции мальчиков во время инициации.
Если в разговоре нуэр упоминает своего быка, исчезает его обычная замкнутость, он говорит с энтузиазмом, поднимает руки, чтобы показать, какие рога у быка. «У меня прекрасный бык,— говорит он,— полосатый, с белым пятном на спине, а один рог спускается до самой морды», и он поднимает руки,
одну над головой, другую, согнув в локте, к лицу. Во время пения и танцев он выкрикивает имена своих быков и жестами доказывает, какие у них рога.

Отношение к скоту меняется в связи с различными ситуациями и изменениями в жизни коллектива. Как только младенцы начинают ползать, их начинают воспитывать в непосредственной близости к стаду. Место их игр — крааль, и обычно они с ног до головы измазаны навозом, в котором барахтаются. Телята, овцы и козы —их товарищи по играм, они возятся с ними и валяются среди них. Вероятно, их отношение к животным определяется тягой к пище, так как коровы, овцы и козы непосредственно удовлетворяют их голод, и они часто сосут их молоко. Как только младенец начинает пить молоко животного, мать несет его к козам и овцам и учит сосать парное молоко прямо из вымени.
Игры детей постарше — мальчиков и девочек — целиком связаны со скотом. В лагерях они строят загоны из песка, в деревнях — из мокрой золы или глины, населяют игрушечные краали глиняными фигурками коров и быков, которым они устраивают «пастбища» или «свадьбы». С раннего детства их приучают ухаживать за скотом. Совсем маленькие дети держат коз и овец, пока матери доят их, а когда матери доят коров, они приносят тыквы, отгоняют телят от вымени и привязывают их перед коровами. Они собирают мочу в тыквы и моются ею. Когда дети немного подрастут и окрепнут, им поручают чистить загоны и краали, помогать при доении и пасти молодых телят, ягнят и козлят. На смену игровым контактам со скотом приходят трудовые контакты. В этом возрасте начинает различаться и отношение обоих полов к скоту, причем по мере взросления ребенка это различие усугубляется. Девочки и женщины трудятся в краалях и загонах и больше всего заняты коровами, тогда как мальчики пасут телят, помогают в краалях, после инициации пасут взрослый скот, а в краалях ухаживают главным образом за быками. Женщины — доярки, мужчины — пастухи. Более того, для девочки коровы прежде всего поставщики молока и сыра, таковыми они остаются и после того, как девочка подрастет и выйдет замуж и будет доить и пахтать молоко для родственников мужа. Для мальчика же коровы — это часть семейного стада, частичным владельцем которого он является. Коров прибавилось в стаде, когда вышли замуж его родственницы, а придет день, он женится, и коровы уйдут с
ним. Девушка ео свадьбой теряет связь со стадом, а юноша остается его хозяином. Когда мальчик превратится в юношу и пройдет посвящение в мужчины, скот приобретет для него более важное значение, чем просто источник питания и объект приложения труда. Скот поднимает его престиж и позволяет ему жениться. Только когда мужчина женится, обзаведется детьми и своим домохозяйством и стадом, когда он станет пожилым и влиятельным человеком в обществе, он сможет часто приносить животных в жертву, придавать им сакральное значение и использовать в ритуалах.
Нуэр и его стадо образуют единое целое, которому служит жизнь и того и другого, а для их отношений характерен тесный физический контакт. Скот покорно и с готовностью откликается на человеческую заботу. Нет высоких культурных барьеров, которые отделяли бы людей от животных в их общем доме, и быт нагих нуэров, живущих среди животных, с их тесными контактами со скотом представляет собой классический образец первобытной жизни. Я предлагаю читателю взглянуть на иллюстрации к книге, которые лучше моих слов дадут ему представление о примитивной жизни в краале.
Нуэры не только поглощены заботой о скоте, который для них представляет огромную экономическую и социальную ценность, но и вообще связаны с ним самым тесным образом. Помимо того, что скот очень полезен, он сам по себе является элементом культуры нуэров, а обладание скотом и близость к нем# наполняют радостью сердца людей. Со скотом связаны их повседневные интересы и надежды на будущее. Он определяет всю деятельность нуэров и полностью владеет их вниманием. Мы уже отмечали, что благодаря общественному и экономическому значению скота нуэры полностью и подчеркнуто поглощены заботой о нем. Скот удовлетворяет такое множество физических, психологических и общественных потребностей, что внимание нуэров не рассеивается на другие объекты, а целиком сосредоточено на скоте; в их мышлении животные в какой- то мере даже отождествляются с самими людьми. Сейчас мы рассмотрим некоторый лингвистический материал, который еще больше подтверждает этот гипертрофированный интерес к од- нскму-единственному объекту и то отождествление людей со скотом, о котором я упоминал.
  1. По обилию лингвистического материала в какой-либо одной сфере жизни можно судить о направленности интересов народа. Именно по этой причине (а не из-за самой лингвистической ценности такого материала) мы обращаем внимание читателя на богатство и разнообразие нуэрского лексикона, связанного со скотом. Как й все пастушеские нилотские народы, нуэры пользуются огромным количеством слов и фраз,, от* носящихся к скоту, доению и пастбищам, и из этого множества
    -мы выбрали для комментариев только одну категорию: слова, которыми они описывают скот, особенно его масть, расцветку6. Эти слова не просто языковые средства, позволяющие нуэрам говорить с особой точностью и в деталях о скоте в контексте практического скотоводства и определенных социальных ситуаций, так как они устанавливают ассоциацию, с одной стороны, между дикими существами и скотом, и с другой — между скотом и его хозяевами; они создают определенные ритуальные категории и обогащают язык поэтическим началом.

Чтобы описать корову нуэра, надо отметить ее окрас и указать, как различные цветовые пятна расположены на туловище. Если корова не одноцветная, то о ней говорят, ссылаясь на расположение этих пятен. Есть десять главных мастей:              белая
{бор), черная (чар), коричневая (луал), каштановая (дол), темно-желтая (ян), мышино-серая (лу)у гнедая (тианг), песочно-серая (лит), стальная и землянично-чалая (йил) и шоколадная (гвир). Если корова одноцветная, то ее именуют по .одной из этих мастей. У животного может быть комбинация двух или «больше мастей, но комбинация более двух цветов, известная как чуани, очень редка. Обычно встречается сочетание белого цвета с каким-либо другим, и существует двенадцать таких комбинаций, изображенных на рис. 8 и 9. В целом существует по крайней мере двадцать семь других комбинаций, причем чаще всего встречаются полосатые или пятнистые шкуры (ньянг).
При описании животного часто отмечают как форму цветовых пятен, так и цвет, находящийся в сочетании с белым. Так, бык может быть целиком мышино-серый (лу) или же в основном мышино-серым с белой мордой (кве лука), белой спиной (кар' лука), белым пятном на туловище (бил лука), белой лопаткой (рол лука) или белым брюхом (ренг лука); он может быть пятнистым мышино-серого цвета (ньянг лука)\ белым с большими мышино-серыми пятнами (риал лука), со среднего размера мышино-серыми пятнами (квач лука), с мышино-се- рым крестцом (джок лука) и т. п. Существует по меньшей мере двенадцать терминов, означающих различные комбинации белого и мышино-серого цветов, и такое же число терминов для комбинаций белого и других цветов. Широкий диапазон комбинаций цветов виден и из такого примера: белая лопатка и белая передняя нога (рол) могут быть у коровы любой масти, т. е.: рол чара, рол ян, рол тьянг, рол йил и т. д. Могут также существовать комбинации одного вида распределения цветов с другим, и в этом случае две комбинации обозначаются одним термином и нет необходимости называть сочетающиеся в них цвета, например: белая лопатка и белая передняя нога (рол) могут сочетаться с белой мордой (кве рол), черными пятнами (рол квач), крапинками (рол чуор), коричневыми пятнами (рол паара), белой сипной (кар рол), белой мордой и черными ушами (кур рол) и т. д. Есть по меньшей мере два-

Сочетания мастей животных
Гитджlt;ж (коричневая или ръаamp;Шая) Кур(другие шапиу
Джак(*фмнсamp;ія шп/рыжешт)              X6t (See шоста)
Дрок (дрУ2"6 мсти)              1
Сочетания мастей животных
Дар(хщягж6amp; шмрижабешяу
Сочетания мастей животных
ддать пять терминов, включающих комбинации с рол, как ж комбинации всех цветов друг с другом. Из приведенных примеров видно, что в целом имеется несколько сот цветовых комбинаций.
Некоторые цвета и комбинации цветов ассоциируются с животными, птицами, рептилиями и рыбами, и эта ассоциация часто имеет связь с определенными ритуалами и обозначается особыми вторичными терминами, например: лу (мышино-серый) — это дрофа, ньянг (полосатый) — крокодил, лит (пе- сочно-серый) — серая пустельга, тианг (гнедой) — антилопа Damaliscus korrigum tiang, двай (коричневый с белыми полосами)— самка антилопы Strepticeros spekel, кве (белая морда) — скопа, квач (пятнистый) —леопард, чуор (в крапинку) — стервятник, гвонг (пятнистый) — цесарка, ньял (с коричневыми пятнами) — питон и т. д. Прочие цветовые ассоциации ведут к. множеству причудливых вариантов. Так, черного быка могут называть руал мим (горящий уголь) или вон чар (черная туча); коричневого быка — рием дол (красная кровь) или рир дол (красная древесная кобра); чало-стального быка — бани йел (синяя цапля); мышино-серого — дук лу (тенистый мрак леса) и т. п. Эти причудливые названия расширяют нуэр- скую терминологию, связанную со скотом.
Животных можно также описывать по форме рогов, и, поскольку рога быков искусственно формируют, есть по крайней мере шесть общих терминов и несколько шутливых названий. Слова, определяющие форму рогов, значительно пополняют лексикон, так как их можно комбинировать со множеством терминов, касающихся масти и видов окраса. Так, мышино-се-

Сочетания мастей животных
Bea ( черная)              Чиор (другие масти)
Шч (amp;х масти)              гШ(мышино-серая)              г
Сочетания мастей животных
рая корова с рогами, которые почти сходятся в виде дуги над головой, называется дуот лает; с коротким рогом и пятнами риал именуется чот риал; пятнистый бык, один рог которого изгибается так, что лежит на морде, — гут ньянг и т. п. Уши коров, овец и коз часто имеют различной формы надрезы, и можно (а в отношении овец и коз это, как правило, и делается) описывать их по таким надрезам. Комбинации окраса овец и коз сильно отличаются от окраса коров и быков, но к ним можно применять те же термины.
Разнообразию терминов способствуют и префиксы, которые указывают на пол или возраст животного, например: тут — бык, янг — корова, так — вол, нач — нетель, руат — телок, доу — телка, кол — теленок, который еще не начал пастись, и т. п. Так что можно сказать: тут ма кар лука, доу ма риал, так ма чуани и т. д. Таким образом, если подсчитать все возможные термины, относящиеся к животным из стада нуэр а, то, вероятно, их число составит несколько тысяч — внушительная и сложная система, которая лишний раз подтверждает социальную ценность скота.
Более того, как мы уже упоминали, каждый человек берет в качестве одного из своих имен термин, которым он описывает какого-либо из своих быков, и ровесники предпочитают называть друг друга именно этими бычьими именами. Юноша обычно берет свое первое бычье имя от животного, которого отец дарит ему во время инициации, но позднее он может принять и другие имена по полюбившимся ему быкам из своего •стада. Мужчины приветствуют друг друга и восхваляют этими именами, прибавляя шутливые эпитеты компаньонов по танцам.

Они распевают их, похваляясь своими быками в лагере, включают в стихи и выкрикивают, когда наносят копьем удар человеку, зверю или рыбе.
Мужчину можно назвать просто по имени его быка, например: Би/л]риал, Квач/ч/уор, Верквач и т. п., но обычно часть этого имени опускают, а перед другой его частью вставляют термин, не входящий в собственное имя быка и обозначающий, как правило, украшение, которое носит бык, или особые черты этого украшения, например: лут — большой бубенец, гиер — маленький бубенчик, луе — длинная кисточка, дхуор — короткая кисточка, вак — звон бычьего бубенца, ланг — медное кольцо, прикрепленное к ошейнику или поводу быка, рот — мычание быка, чваи — тучность, бои — сверкающая белизна и т. д. Так, мужчину, распределение окраса у быка которого именуется риал, могут называть Лутриал, Гиерриал, Дхуорри- ал, Боириал и т. д. Если во время танцев ровесники пользуются бычьими именами, к ним впереди прибавляют созвучные им специальные танцевальные имена, причем особое внимание обращается на благозвучие таких комбинаций. Имена быков многочисленны и часто малопонятны, поэтому, говоря о них (как и о расцветке животных), я выбрал лишь несколько наиболее простых образцов из собранного мною множества имен, отбросив те, смысл которых трудно объяснить.
Имена животных, особенно быков, и бычьи имена людей часто звучат в песнях. Нуэры, как и большинство пастушеских народов, увлекаются поэзией, и многие мужчины и женщины сочиняют песни, которые поют во время танцев и концертов, или же сочиняют их просто для своего удовольствия и распевают в одиночестве на пастбище и среди скота в краалях. Юноши, где бы они ни находились, будучи в хорошем настроении, начинают петь, расхваливая своих родичей, возлюбленных и животных. Я приведу свободный перевод первых куплетов двух песен. Одну из них поют девушки, собирающиеся вместе по вечерам после дневной работы, а другую поет ее автор, когда у него легко на душе.
I
Ветер дует виравира7.
Куда он дует?
Он дует к реке.
Коротконогая несет полное вымя на пастбище8;
Пусть ее подоит Ньягаак.
Мой живот будет полон молока.
Ты гордость Ньявал,
Вечно ссорящийся Ролньянг[3].
Наша страна полна чужеземцев;
Они бросают наши украшения в реку;
Они достают воду с берега 10.
Черноволосая, сестра моя,
Я сбит с толку.
Мы в недоумении,
Мы глядим на звезды Бога и.

Белый бык, как добра моя мать,
И мы — родные моей сестры,
Люди Ньяриау Була.
Когда я, как чернозадый белый бык,
Иду ухаживать за прекрасной девушкой,
Мне не отказывают девушки.
Мы ухаживаем за девушками во тьме ночной,
Я и Кведжок Ньядеанг12.
Мы перевели быка через реку,
Я и Кирджоак,
И сын сестры моей матери Бут Гутджаак.
Друг мой, великий бык с растопыренными рогами,
Что ревет в стаде,
Бык — сын Була Мало а 13.
Нет более надобности приводить образцы терминов, связанных со скотом, и их употребления, чтобы показать, что мы имеем дело со множеством слов, из которых можно составить целую энциклопедию. Я должен лишь подчеркнуть, что этот сложнейший и обширный лексикон не является чисто профессиональным, им пользуются все, причем в самых разнообразных жизненных ситуациях. Я коснулся лишь ничтожной доли того лингвистического богатства, которое связано со скотом. Я мог бы привести множество деталей, но сделал чисто любительский обзор той сферы, которая требует более широкого и специализированного исследования.

об осторожности и правилах поведения, ничего не боятся, презирают опасность и прибегают к хитрости и вероломству. Как сказал однажды мой слуга-нуэр: «Нуэру можно доверить любые деньги, ты можешь уехать на несколько лет, и он не украдет ни гроша. Но единственная корова — это иное дело».
Нуэры говорят, что именно скот губит людей, так как «больше людей погибло из-за коровы, чем из-за чего-либо другого». У них есть рассказ о том, как однажды животные разошлись в разные стороны, стали жить независимо, и тогда Человек убил мать Коровы и Буйволицы. Буйволица сказала, что она будет нападать на людей в буше и отомстит за мать. Но Корова сказала, что она останется жить с людьми и отомстит за мать иначе — вызывая бесконечные конфликты из-за долгов, выкупа за невесту, что приведет к столкновениям и гибели людей. Таким образом, борьба между Коровой и Человеком идет с незапамятных времен, и день за днем Корова мстит за гибель матери гибелью людей. Поэтому нуэры говорят о скоте: «Он погибнет вместе с человечеством», т. е. все люди умрут из-за скота и прекратят существование вместе со скотом.
Однако нельзя считать, что нуэры живут в состоянии вечной смуты: то обстоятельство, что они готовы сопротивляться любому посягательству на их права на скот, ведет к осторожности в отношениях между людьми, считающими себя членами одной и той же группы. Кроме того, можно сказать, что уязвимость скота на обширных пространствах, необходимых для его существования, требует безоговорочного признания установленных правил урегулирования споров, иными словами, наличия племенной организации, охватывающей большую территорию, и какого-то чувства общности на еще более широкой территории.
Столкновения из-за права на скот и захват скота за долги и в компенсацию за принесенный ущерб несколько отличаются от набегов с целью захвата того скота, на который у налетчиков нет никаких прав, когда они пользуются лишь правом сильного. Война против других народов в отличие от войны в пределах племени ведется только ради грабежа. Поэтому войны нуэров против динка отличаются тем, что их главная цель — приобретение имущества, так как скот представляет собой такую форму богатства, которая не только долговечна, но и воспроизводит сама себя, причем ее можно легко захватить и перегнать в другое место. Кроме того, налетчики могут жить за счет ресурсов страны, не создавая запасов. Урожаи и жи- лища^ могут быть уничтожены, но скот легко захватить и угнать домой. Именно поэтому пастушеские народы предпочитают искусство войны, а не искусство мира, и нуэры не зависят полностью от своего собственного скота, а имеют возможность увеличивать численность стад и восстанавливать убытки от чумы. Именно это они и делали на протяжении долгого времени, пополняя свое поголовье, а значит, и запасы продоволь

ствия с помощью набегов. Все это влияло на становление их характера, экономики и политической структуры. Военная сноровка и смелость считаются высшей добродетелью, набеги — благородным и самым выгодным занятием, а определенная доля политического согласия и единства — необходимостью.
Мы должны сразу же сказать, что было бы упрощением объяснять войны между нуэрами и динка только стремлением захватить скот и пастбища. Враждебность, выражаемая в категориях скотоводства, и стремление овладеть скотом объясняют некоторые характерные черты этих войн и участвовавших в них политических организаций, но сама борьба в целом представляет собой определенный структурный процесс, о котором мы будем говорить позже.
Сейчас мы переходим к краткому обзору той экологической системы, часть которой составляют нуэры и их скот, чтобы понять, в каких условиях люди занимаются здесь скотоводством и в какой мере это занятие в данной окружающей среде влияет на политическую структуру.

<< | >>
Источник: Эванс-Причард Э. Э.. Нуэры. Описание способов жизнеобеспечения и политических институтов одного из нилотских народов. М., Наука. 243 c.. 1985

Еще по теме Глава I СКОТ — СРЕДОТОЧИЕ ИНТЕРЕСОВ НУЭРА:

  1. Голодающий скот.
  2. § 203. Скот
  3. II. ПУТИ И СРЕДОТОЧИЯ
  4. СРЕДОТОЧИЕ ТРАГИЗМА
  5. II. ПУТИ И СРЕДОТОЧИЯ (вместо предисловия)
  6. Глава 14 ГРУППЫ ИНТЕРЕСОВ И ПАРТИИ
  7. Глава 14. Конфликты социальных интересов
  8. Глава VII ДИНАСТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ
  9. Глава 8 СУБЪЕКТЫ, ЗАЩИЩАЮЩИЕ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ОТ СВОЕГО ИМЕНИ ПРАВА, СВОБОДЫ И ЗАКОННЫЕ ИНТЕРЕСЫ ДРУГИХ ЛИЦ
  10. Глава 13 Рождение либерального символа веры (продолжение): Классовые интересы и социальные изменения
  11. Конфликты интересов Суть конфликтов интересов
  12. Глава 30. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ, ИНТЕРЕСОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ И СЛУЖБЫ В ОРГАНАХ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ.
  13. ИНТЕРЕСЫ
  14. § 1. Группы интересов
  15. II. Национальные интересы России
  16. ОНТОГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ИНТЕРЕСОВ
  17. Приоритет читательских интересов