Задать вопрос юристу

Заключение

Таким образом, Древнерусское государство и его правовая система прошли плодотворный эволюционный путь развития; они не были какими-то неподвижными, остановившимися в своем развитии объектами. Именно в описанных десятилетиях надо искать фундамент величия Владимира и Ярослава, расцвета возглавлявшейся ими державы.

Автор исследования на основании изучения письменных и архивных источников, трактатов ученых прошлого и наших современников пришел к следующим вьюодам.

Создание единого государства произошло не вдруг и не случайно, а после длительного исторического развития восточнославянских племен. Уже в конце IV в. был создан сильный племенной союз, во главе которого, по свидетельству Иордана, стояли «реке» Боз, его сыновья и 70 старейшин. В 50-х гг. VI в. антские племена были объединены под властью одной знатной семьи, трех членов которой Менандр знает по именам — Идара и его сыновей, Межамира й Келагаста. Это свидетельствует с одной стороны о формировании уже в IV-VI вв. наследственной власти правителя, а с другой — что племенные объединения не были длительными, распадаясь со смертью их создателей. При этом распадение союзов было вызвано не внутренними, как обычно считается, а в большей степени внешними причинами. В первом случае — благодаря ударам готов, во втором — нашествию авар. Но коль скоро так, то анты по крайней мере дважды стояли на пороге протогосударственности, что позволяет говорить о дискретном характере политического бытия восточного славянства, о борьбе центростремительный и центробежных тенденций в IV-VI вв., о временной победе первых в VII — первой половине VIII вв., закрепленной нашествием хазар.

В 750-870 гг. на юге и севере шло образование сначала протогосударственных, а потом и раннефеодальных образований различных типов и форм.

На юге первой формой протогосударственности являлись племенные княжения, в том числе полян, во второй половине VIII в. находившиеся под властью Хазарского Каганата. В конце VIII-первой трети IX вв. племенные княжения преобразуются в более крупное объединение — союз племен, которое следует считать второй формой протогосударственности. В 30-70 гг. IX в. уже существует не протогосударство, а раннефеодальная монархия евразийского типа, именуемое арабами и франками Русским Каганатом.

На севере первой формой протогосударственности также следует считать племенные княжения, наиболее влиятельным среди которых было княжение словен ильменских. На рубеже VIII-IX вв. происходит консолидация этих княжений в союз племен, следовательно, также можно говорить о появлении второй формы протогосударственности. К 60-м гг. IX в. создается качественно новая организация — северо-западная племенная «конфедерация», которая приобретает качество государственного образования. Тогда же появляются первые признаки формирования правовой системы.

Варяги не сыграли главной роли в этих политических процессах не только на юге, но и на севере; материалы архивов свидетельствуют, что массовое появление норманнского населения в Старой Ладоге относится к 40-60-м гг. IX в., т.е. спустя столетие после их создания.

Автор сопоставил информацию восточных географов — Аль-Джайгани, Ал-Истархи, Аль-Балхи, Ибн-Хаукаля, Персидского анонима, ал-Идриси, ибн-Иакута, ад-Димаш- ки — и показал, что Русь объединилась на базе:

1. Куйавийи, с центром в Полянской земле. 2.

Славийи, с политическим ядром в Приильменье, а торговым центром — в Старой Ладоге, известной древним летописцам и ученым под разными именами: составителям древнерусских сводов — как Словенск (Мазу- ринская, Никаноровская и Иоакимовская летописи), арабским ученым — как Слав (Ал-Идриси), скандинавским поэтам — как Альдейгоборг, а современным археологам — как Земляное городище. 3.

Артанийи — закрытой для доступа иностранцев.

Автор проанализировал летописную хронологию процесса консолидации восточного славянства и сделал вывод, что даже в древности не существовало однозначного ответа на вопрос, когда Олег объединил Русь. Рогожский летописец записал поход на Киев под 880 годом. Лаврен- тьевский, Устюжский и Никоновский летописные своды датировали это знаменательное событие 881 годом. Традиционной считается точка зрения Ипатьевской и Тверской летописей — 882 г.. Новгородская первая летопись и вовсе пренебрегла указанием года создания единой державы.

Анализ арабских источников доказывает достоверность летописной информации. Еще Аль-Джайгани в конце IX в. воспринимал Русь как совокупность политически независимых друг от друга «царств». Однако уже на рубеже IX и X вв. Ибн-Росте начинает видеть в Руси единый государственный организм, возглавляемый правителем, которого зовут «Хакан-Русь». Следовательно, незадолго до этого и произошла консолидация перечисленных Аль-Джайгани «протогосударств».

Предлагается следующая периодизация этого центрального в восточнославянской истории события.

Первый этап (865-881, 882 гг.) — этап относительного равновесия — распадающийся на 2 периода: 1. 865-879 гг. — войны за Полоцк.

2. 879-881,882 гг. — мобилизация всех сил Славийа для похода на юг.

Второй этап (881,882 гг.) — этап слияния Славийа и Куявийа в единое Киевское государство, включающий 2 периода: 1.

881,882 гг. — военное, насильственное присоединение ключевых днепровских городских центров Смоленска, Любеча, Киева. 2.

Административное, законодательное закрепление власти Олега на северо-западе путем упорядочения сбора дани, дарования уставов, строительства городов (конец 882 г).

Третий этап (883-885 гг.) — этап оккупации земель древлян и внешнеполитического закрепления прежних успехов, состоящий из двух периодов: 1.

883 г. — оккупация владений древлянского племенного союза. 2.

884-885 гг. — освобождение северян и радимичей от власти хазар.

Объединение Руси было обусловлено в равной мере причинами объективного и субъективного характера. 1.

Необходимостью освобождения восточного славянства из-под власти хазар и норманнов. 2.

Выгодностью установления контроля над торговыми путями. 3.

Привлекательностью крупномасштабных заморских походов и добычи. 4.

Политическими амбициями Олега и его северных союзников.

Победа Славица над Куйавийа не являлась случайностью и объяснялась:

• консолидацией Славийа под властью Рюрика и его преемника; • полководческими и дипломатическими способностями Олега; •

расколом в южном Каганате, вызванным отчуждением языческой массы населения от его христианской политической элиты; •

неблагоприятной для Куйавийа геополитической ситуацией в 870-х гг.

Общерусская княжеская династия, бесспорно, имела северное происхождение. В исследовании показано, что первоначальной резиденцией Рюрика являлась Старая Ладога. Об этом прямо свидетельствует Ипатьевская, Радзивиловская и Иоакимовская летописи.

С этого момента происходит ускорение эволюции княжеской власти, носившей двухуровневый характер.

1. Расширение полномочий правителя. Монархическая власть прошла по данному направлению три этапа. На первом этапе князь — вождь северо-западного «царства», функциями которого являлись руководство войсками и арбитраж в межплеменных спорах. На втором этапе князь — глава государства с чисто феодальными функциями — сюзеренитетом и правом распоряжения земельным фондом государства. На третьем этапе князь — верховный глава всех ветвей власти не только военной и исполнительной, но также и законодательной и судебной — Олег уже обладал перечисленным комплексом властных полномочий. Он был главнокомандующим русской армии, представлял страну на международной арене, обладал властью над своими подданными не только внутри Руси, но и вовне ее, единолично устанавливал дани на северо- западе и облагал ими южные и юго-восточные племена. Термин «Оустави дани» означал, в отличие от «имаша на нихъ дань», определенную упорядоченность количества дани, времени и места ее сбора. Не исключено поэтому, что «уставы» Олега имели характер локальных или об- щегосударственных правовых актов, четко определивших характер и размеры налогообложения. Помимо права законодательствовать, Хакан-Русь имел право вершить суд над своими подданными.

2. Эволюция титулатуры. Она отражала: •

усиление мощи правителя внутри страны; •

признание его иностранными державами.

Значение и полномочия княжеского совета намного превосходили возможности вече, «комент» был общегосударственным, политическим институтом, а вече являлось органом регионального (городского или племенного) значения.

Автор исследования установил, что государственное значение совета знати не было стабильным, что его полномочия то увеличивались, то уменьшались и выдели л 4 этапа в его истории. 1.

Конец IX в. — 30 г. X в. — зарождение совета знати в общерусском масштабе. Первое упоминание о неком полудружинном органе при особе правителя относится к 921/922 годам и принадлежит Ибн-Фадлану, отметившему, что «с царем в замке сидят 400 человек из храбрейших его приверженцев... те 400 сидят под престолом царя, а престол его большой, усыпанный драгоценными камнями...». 2.

Первая половина 40-х гг. X в. — возвышение роли совета знати прослеживаемое по материалам «Хроники Георгия Амартола» и «Повести временных лет». В 941 г. имел место дружинный совет, решавший вопросы ведения боевых действий. В 944 г. он уже имел компетенцию в области объявления войны и заключения мира, а в 945 г. — в сфере налоговых правоотношений. 3.

Вторая половина 40-х — 50-х гг. X в. — временный упадок совета. Ольга передает его полномочия узкой группе сподвижников — Свенельду и Асмуду — составив- ших своего рода «узкий совет», осуществлявший в экстремальных условиях 945-947 гг. управление государством.

4. 60-90-е гг. X в. — расцвет совета знати. О его функционировании повествует не только «Повесть временных лет» (990-е гг.), но и Лев Диакон в «Истории» и Иоанн Скилица в «Хронике» (970 г.). Автор исследования пришел к выводу, что византийцы не внесли в свои рассказы элементы более поздних событий и явлений и описали одно из заседаний государственного совета, созванного 23 (Лев Диакон) или 20 (по Скилице) июля 971 г. Совет эпохи Святослава Игоревича существенно отличался от прежних советов. 1.

Он имел собственное название — совет знати или комент. 2.

В комент входили главным образом представители высших слоев, но могли допускаться и менее родовитые лица. 3.

Совет знати был реально функционировавшим политическим институтом; требовавшие решения вопросы обсуждались его членами; каждый мог высказать свое мнение и князь терпеливо выслушивал своих подданных. 4.

Князь не мог приказать, навязать свою волю комен- ту, но должен был убеждать, увлекать за собой его членов. При этом не последнюю роль могло играть ораторское искусство. 4 5.

Четко прослеживаются стадии функционирования комента: •

организационная стадия. Созыв совета знати правителем; •

стадия заседания. Состоит из трех этапов: формулирование проблемы и вынесение ее на рассмотрение князем, свободная дискуссия членов

совета, формулирование советом коллективного решения;

• стадия юридического оформления. Санкционирование князем единогласного решения «советников» либо, при отсутствии такового, принятие собственного решения, которое в свою очередь одобряется коментом. В отличие от совета вече не играло ведущей роли в политической системе, принимая власть в каком-то отдельно взятом городе в экстремальной ситуации.

В исследования предложена следующая периодизация истории вече. 1.

Конец IX — первая половина X в., когда активность городского веча приближалась к нулю, но еще сохраняло некоторое значение племенное вече. 2.

Вторая половина X в., когда берет свое начало вечевое самоуправление городов. Впервые некое собрание в Киеве упоминается в связи с событиями 968 г. Первое прямое упоминание о вече относится к 997 г. Особенность вечевого самоуправления эпохи Святослава и Владимира заключалось, во-первых, в том, что оно проявлялось только в чрезвычайных обстоятельствах; во- вторых, они собирались лишь при отсутствии князя; в- третьих, вече рассматривало преимущественно вопросы обороны города, хотя оно могло принимать участие и в решении внутригородских дел.

В исследовании обосновывается трехэтапная теория эволюции формы государственного устройства и предлагается соответствующая периодизация.

I этап (882-945 гг.) — Древнерусская держава представляла образование, близкое к федеративному типу. Автор исследования выделил 6 типов политико-правово- го статуса земель и племенных союзов. 1.

Привилегированный статус Киева. Поляне не подвергались чрезмерно обременительному налогообложению. Так, Константин Багрянородный не упоминает их в числе племен, ежегодно вынужденных терпеть полюдье. 2.

Даннический статус. 1)

Договорный статус северо-западных племен. В 882 г. Олег «даровал» уставы северо-западным землям, чем положил предел произвольному обложению их данью и узаконил налоговые правоотношения. За счет этого новгородские и кривичские владения, наряду с Полянской землей, стали надежной опорой великокняжеского престола. 2)

Данничество древлян, северян, радимичей, лензани- нов. Главная особенность подобного статуса заключалась в том, что дань возлагалась по великокняжескому произволу, могла быть существенно изменена и увеличена, что нередко вызывало сопротивление и вооруженные восстания. Существовали следующие его подвиды. Их можно классифицировать: а) по объему возлагаемой дани — на «дань легку» и «дань тяжку»; б) по форме взимания — на дань, взимаемую в натуре, и дань, собираемую в денежной форме. 3)

Персональное данничество уличей и древлян. Автор исследования проанализировал известия Новгородской I летописи, Устюжского летописного свода, Тверской и Никоновской летописей, помещенные под 940 и 942 гг., признал их в целом заслуживающими доверия и сделал важные выводы:

• в начале 940-ых гг. появляется особый политико- правовой статус, для которого характерно: ограничение прав суверена в получении дани с обширных уличских и древлянских земель; наделение вассала (воеводы Свенельда) правом взимания дани с указанных племен без облечения его стан- дартными сеньориальными правами; неиаслед-. ственный характер пожалования; •

владение Свенельда не было бенефицием или леном; •

персональное данничество обнаруживает большое сходство со средневековыми восточными институтами (икта, тимар, тиуль, джагир).

3. Великокняжеский домен. Доменом киевских князей конца IX — начала XII вв. являлась Старая Ладога. Автор исследования проанализировал известия Ипатьевской летописи об изначальном во княжении Рюрика в Старой Ладоге, свидетельства Троицкого и Устюжского сводов о посещениях Олегом последней, повествование саги о Стурлауге Трудолюбивом, что в Альдей- гьюборге «правил конунг Ингвар», архивные данные о раскопках Старо-Ладожского поселения и пришел к следующим выводам. 1)

Ладога с 862 по 864 гг. фактически была столицей державы Рюрика. 2)

Функции Альдейгоборга были разнообразны: •

военная — крепость являлась важнейшим опорным пунктом великокняжеской власти в северозападном регионе, контролировала северный участок торговых путей, надежно защищая их от норманнских и иных пиратов; •

торговая — Альдейгоборг имел широкие связи с северными странами и мусульманским востоком; •

ремесленная. 3)

После 864 г. Ладога приобретает важнейшее доме- ниальное значение. Олег часто навещал свои северные владения, Игорь имел там обширные хозяйственные интересы, был не просто «конунгом», но и «большим хевдингом».

4) Старая Ладога времен Олега и Игоря представляла собой единый военно-хозяйственный комплекс. Ладожская крепость, городища Любшанское и Старые Дубовики надежно защищали его до самого конца X в. Посад и Земляное городище производили ремесленные и ювелирные изделия. Купцы вели оживленную торговлю со странами дальними и ближними. Неукрепленные селища — частично обеспечивали город продовольствием. 4.

Варяжские княжения. Как следует из Лаврентьевско- го и целого ряда других списков, Рюрик после 862 г. создал сеть вассальных княжений — Полоцк, Ростов, Белоозеро. Полоцк еще в 980 г. управлялся собственной династией и являлся одним из наиболее устойчивых владений на Руси. Были и другие «пожалования» земель, менее значительные, но свидетельствующие о развитии чисто феодальных начал. Так, Тверская и Ника- норовская летописи утверждают, что Рюрик дал кому Полоцк, кому Ростов, кому Белоозеро, но кое-что дал «и прочиимъ».

Правовой статус варяжских княжений был близок к западноевропейским аналогам: а) удельные князья явились довольно самостоятельными владельцами, держателями своих феодов; б) верховное право собственности принадлежало великому князю киевскому; в) обязанности удельного князя заключались в выплате строго фиксированной денежной суммы и в участии в военных предприятиях сюзерена; г) он обладал правом строить крепости, собирать налоги и вершить суд в пределах своего владения. 5.

Конфедеративный статус тиверцев, вятичей (до 966 г.), дулебов, белых хорватов. Отличительной особенностью его было то, что обладавшие им племена, во-первых, не были покорены оружием киевских князей, а во-вторых, сохраняли самостоятельность во внутреннем управле- нии, принимая участие лишь в военных предприятиях Киева.

6. Международный статус Нижнего Днепра и Крымского перешейка. На них в ограниченной форме распространялся суверенитет как Руси, так и Византии. II

этап (945-969 гг.) — Древнерусское государство приобретает некоторые черты унитарного типа. Центральное место в перерождении сущности государственного устройства, принадлежит, по мнению автора, реформам Ольги 946-947 гг., которые заключались: •

в ликвидации автономного бытия древлянского племенного союза; •

в увеличении великокняжеского домена; •

в преобразовании старых и создании новых военно- административных центров-погостов. III

этап (970-977 гг.) — Древнерусское государство представляет совокупность государственных образований разных форм и видов. В 970-972 гг. происходит образование Киевского, Древлянского и Новгородского княжеств, первоначально считавшихся подчиненными «великому князю русскому» Святославу. В 972-977 гг. они становятся полностью самостоятельными. Но уже в 977 г. всего одна битва при Овруче принесла власть над всей Русью Ярополку. Хотя последовавшее затем правление не было продолжительным (977-978 или 977-980 гг.), оно явилось предвестником единовластия Владимира и Ярослава и показало, что центростремительные тенденции куда сильнее центробежных, и зародившиеся феодальные начала еще не могут разорвать единство Руси.

Автор предлагает четкую схему эволюции юридической системы и правовых форм.

Первая стадия права — обычное племенное право. По свидетельству «Повести временных лет» оно освящало кровную месть в уголовной сфере, а многоженство — в сфере семейной. Каждое племя обладало собственной правовой системой — обычаи полян отличались от древлянских, вятичские — от кривичских и т.д. Своеобразие обычного права племен объясняется их обособленностью друг от друга. Первоначально оно регулировало многие стороны общественных отношений. Впоследствии, в период с 882 по 980 гг., сфера его действия ограничилась преимущественно семьей и браком, до тех пор пока с 988 г. церковь не стала монополизировать и эту область общественных отношений.

Вторая стадия — появление правовых норм, защищаемых не общественным мнением, но авторитетом и воен- но-административным государственным аппаратом. Так, в Ипатьевской летописи говорится не просто о приглашении Рюрика, но и о заключении с ним «ряда», возможно, договора об условиях его пребывания не северном престоле. Ряды, таким образом, можно определить как соглашения между отдельной землей и князем. В Лав- рентьевском списке упоминаются и другие виды княжеских правовых актов — уставы (882,946 гг.), которые автор проекта определил как исходящие от монарха правовые акты, регулирующие локальные налоговые правоотношения.

Третья стадия — появление общегосударственного правового акта, регулирующего уголовные и процессуальные правоотношения. «Закон русский» сложился как полноценный правовой акт уже к 907/911 гг., когда в рус- ско-византийском договоре впервые появляется на него ссылка. Он применялся в течение всего X в., вплоть до правления Ярослава (1015-1016 гг.), когда был заменен «Русской Правдой».

Автор исследования выявил, что «Закон русский» в течение рассматриваемой эпохи существенно изменялся и дополнялся. В частности, в договоре 911г. преступление против личности в форме посягательства на телесную неприкосновенность зафиксировано в следующей редакции: «аще ли оударить мечем, или оубьет кацем любо со- соудомъ, за то ударение или бьение да вдасть литр 5 сребра по Закону Роускому». В соответствующей статье договора 944 г. уже конкретизируется предмет преступления, в качестве которого выступает не только меч, но и копье, и вообще любое «оружие», «сосоудъ» как термин для обозначения бытовых предметов, напротив, исчезает: «аще оударить мечемъ или копьемъ или кацемъ любо оружь- емъ Русинъ Грьчина, Грьчинъ Русина, да того деля греха заплатить сребра литр 5 по закону Рускому». Следовательно, первый этап редактирования отмечается между 911 и 944 г. Второй этап падает на вторую половину X — начало XI вв. и завершается созданием Ярославовой Правды. Этот этап характеризуется попыткой полной замены виры смертной казнью в конце X в., попыткой неудачной, но закономерно отражавшей финансовые интересы князя. Также шла разработка отдельных подвидов некоторых составов преступлений.

«Закон русский» охранял такие неотъемлемые права человека, как жизнь, здоровье, личное достоинство, активно защищал частную собственность.

Четвертая стадия развития права — стадия заключения межгосударственных соглашений, каковыми были договора с Византией 907,911, 944 и 971 гг.

Уголовное право было довольно разработанным для своего времени, однако сохраняло архаические институты, оставшиеся ему в наследство от родоплеменной эпохи. Различалось два рода преступлений — против личности и против имущества. Среди первых выделялись — преступления против жизни и здоровья, среди вторых — различные формы хищения.

Законодательство среди посягательств на жизнь не выделяет различные их категории. Все преступные деяния, завершившиеся смертью потерпевшего, именуются убийством. «Закон русский» и договора называют два вида наказаний: 1) лишение жизни; 2) конфискация имущества. Общим правилом было право кровной мести. Институт кровной мести означал право родственников убитого уничтожить преступника. За отдельные виды преступлений в качестве наказания применялся денежный штраф в размере 5 литр серебра.

Наряду с преступлениями против личности, древнерусское право различало и преступления против собственности Это различные формы хищений: кража, грабеж, разбой.

Разбой, как показывает анализ «Повести временных лет», Никоновской летописи и сочинения Ибн-Росте, считался наиболее серьезной формой хищения. Автор исследования полагает, что договор 911 г. в статье, следующей за статьей о краже, зафиксировал именно состав разбоя: «аще кто отъ хрстьянъ или отъ Роуси мученьа образом искоус творити и насильемъ яве возмет что любо дроужне да въспя- титъ троиче». Далее был проведен анализ элементов состава данного преступления. Объект его — отношения собственности, нарушаемые особо опасным для жизни и здоровья человека способом. Объективная сторона заключается в деянии в форме действия. — Во-первых, преступник совершает определенные действия по присвоению себе чужой собственности. Во-вторых, эти действия носйт насильственный характер. В-третьих, владельцу имущества причиняются физические страдания. Субъективная сторона, согласно закону, характеризуется только виной в форме прямого умысла. Считается, что преступник поддался искушению. Субъект преступления — любой подданный киевского государя, кроме челядина.

Существовали разнообразные виды наказаний за разбой. «Закон русский» и договор 911 г. устанавливали один вид наказаний — штраф в размере трехкратной цены похищенного. Совсем по-другому вопрос зафиксирован арабскими географами: «Поймает царь в государстве своем разбойника, велит или задушить его, или отдает под надзор кого-либо из правителей...» (Ибн-Русте, начало X в.); «Если они поймают вора или разбойника, они приводят его к высокому толстому дереву, привязывают к его шее крепкую веревку и вешают на дереве...» (Ибн-Фад- лан, 921/922 гг.). Метания законодателя между штрафом и казнью отражены и в «Повести временных лет» (996 г.). В Никановской летописи прямо говорится о пожизненном аресте, как альтернативе смертной казни: в 1008 г. «изымаша хитростию некоего славного разбойника Мо- гута», который, представ перед князем, стал умолять его оставить ему жизнь, обещая никому не причинять вреда, причем князь внял этим молениям.

Из анализа источников видно, что существовало четыре вида наказания за разбой: •

штраф в тройном размере от цены похищенного в разбое имущества; •

смертная казнь посредством повешения; •

ссылка в отдаленные области государства; •

пожизненный арест с правом ограниченной свободы передвижения.

Важнейшими особенностями уголовных правоотношений являлись: •

синтез архаических и изобретенных в ходе правотворческой и судебной практики великих князей киевских принципиально новых правовых институтов. Примером подобного сосуществования служат кровная месть и штраф, казнь и право помилования преступника; •

возникновение института помилования. Автор относит его к началу X в., когда с образованием единогоТосудар- ства появляется необходимость контроля за соответствием преступления и наказания. О нем впервые упоминает Ибн-Росте — царь может как повесить разбойника, так и отдать его под надзор какому-нибудь наместнику. Широкое развитие институт помилования получает на рубеже X-XI вв.; •

широкая компетенция суда в выборе санкции за правонарушение; •

совершенствование юридической техники.

Процессуальное право еще не знало четкого разделения на процесс гражданский и уголовный, однако зиждилось на важнейших правовых идеях, 4 из которых автор исследования счел возможным выделить: •

презумпция виновности — договор 911г. установил, что при наличии сомнений в преступности деяния бремя доказывания невиновности ложится на обвиняемого; •

состязательность и равноправие сторон — Ибн-Росте утверждал, что стороны процесса наделены в равной степени правом голоса и, следовательно, обладают приблизительно сходными процессуальными правами; •

обязательность исполнения судебных решений—тот же ученый был уверен, что «когда царь принимает приговор, исполняют то, что он велит»; •

соразмерность преступления и наказания — договор 911г. прямо устанавливает, что «и боудеть казнь, якож явиться согрешение».

Судебную власть возглавлял Великий князь киевский, обладавший правом участия в судебном заседании, принятия решений по гражданским и объявления приговоров по уголовным делам, помилования преступника.

В своей процессуальной деятельности он не был всевластным тираном, поскольку его сдерживали «Закон русский» и межгосударственные договора. Важной особенностью древнерусского суда была заинтересованность в рассмотрении уголовных дел великокняжеской дружины вследствие ее участия в сборе штрафов, шедших, согласно «Повести временных лет» и новгородским летописям, именно на ее содержание. Судебными полномочиями обладали, несомненно, вассальные племенные князья. Кроме того существовал «анклавный» суд в Хазарии, созданный для русов, находившихся в Итиле.

Автор исследования проанализировал систему доказательств и обнаружил существование доказательств устных и письменных, материальных и формальных. Наиболее развитой была система доказательств формальных — ордалии. В сочинении Ибн-Росте есть упоминание об одном из них — судебном поединке. Применение его не могло иметь чрезвычайно широкого распространения, поскольку судебный поединок был возможен только в случае несогласия обеих сторон с решением правителя. Общее руководство поединком принадлежало судье. Обращает внимание участие, хотя и пассивное, в рассматриваемом процессуальном действии вооруженных родственников. Цель их допуска понятна — гарантировать справедливый ход поединка.

Особым видом доказательства была присяга, именовавшаяся «ротой».

Автор исследования выделил следующие стадии процесса: •

стадия досудебной подготовки дела (предъявление иска, оповещение ответчика о вызове его в суд); •

стадия судебного разбирательства (этап судебных прений, состоявший из выступлений истца и ответчика; этап принятия решения, вынесения приговора).

Источники позволяют судить о зарождении частнособственнических отношений. Имущество, как движимое, так и недвижимое, охранялось «Законом русским» и договорами 911,944 гг. Особой охране подлежала частная собственность князя.

Автор зафиксировал рост великокняжеского домена на севере (конец IX — начало X вв.) и на юге (середина X в.) Руси, появление княжеских городов и сел. Проанализировав тексты договоров 911,944 гг., сочинений Ибн- Росте и Ибн-Фадлана, автор определил институт челя- динства как совокупность прав владения, пользования и ограниченного распоряжения судьбой челядина,

В исследовании показано, что обязательства возникали из договоров и причинения вреда. Первый вид договора — купля-продажа — фиксируется в соглашениях 911 и 944 гг. Автор выявил существенные условия договора купли-продажи шелка: 1) цена; 2) форма договора, считавшаяся соблюденной при условии регистрации сделки византийским чиновником. Второй вид — договор займа. Третий вид, не зафиксированный в источниках права, но реально существовавший — договор личного найма. Четвертый вид — договор дарения — регулировался написанными обычаями, упоминавшимися Ибн-Фадланом. Различались купля-продажа имущества и купля-продажа челяди. Купля-продажа имущества имела следующие подвиды: 1) купля-продажа товара с потерпевшего крушения судна; 2) купля-продажа шелка; 3) незаконная купля-продажа краденого имущества.

Наследование происходило по закону и по завещанию. В первом случае имущество доставалось ближайшим родственникам. Во втором — родственнику, не обязательно ближайшему, но в пользу которого будет составлено завещание, составленное в письменной форме (договор 911 г,).

Семейные правоотношения в целом основывались на обычном праве, при этом правомерно выделять две системы семейных обычаев: 1) Полянская — характеризующаяся невозможностью брака без согласия родителей, необходимостью наличия приданного; 2) неупорядоченная (у прочих восточных славян) — характеризующаяся практикой похищения невесты и повсеместным многоженством. Постепенно в семейную сферу вторгается и государство — так, договор 911 г. устанавливал, что жена наследует имущество, которое полагается по закону, даже если муж ее совершил убийство и часть имущества подлежит конфискации.

Автор обосновывает положение о сравнительно высоком уровне правового регулирования торговли. 1.

Первоначально более распространенной разновидностью торговых договоров был договор мены, йотом, с развитием товарно-денежных отношений, ему на смену, хотя и не повсеместно, приходит договор купли- продажи. В качестве денежной массы используются главным образом арабские дирхемы и иногда динары, начинают входить в обращение западноевропейские монеты, имеются данные и о наличии в обращении византийских солидов и миллиарисиев. 2.

Право торговли обуславливалось наличием у русских купцов специальных грамот или предметов с печатями, удостоверяющих законность производимых операций. Они выдавались в княжеской канцелярии либо специальными чиновниками на местах. Наличие их подтверждается текстом договора 944 г. и архивными источниками (материалами раскопок южной группы сопок в урочище Победище, где в 1970 г. было обнаружено трупосожжение с четырьмя бусами, семью гирьками и бронзовой подвеской с родовыми знаками Рюриковичей — трезубцем Владимира и знаком Ярослава. Такие подвески могли служить своего рода верительными грамотами, подтверждавшими право их владельца на ведение свободной торговли, вступление в иные правоотношения, в том числе в интересах самих князей). 3.

Торговля с Византией отличалась жестким юридическим формализмом. Правомочность ее удостоверялась серебряными великокняжескими печатями, замененными в 944 г. специальной документацией — княжескими грамотами с указанием точного числа кораблей, направленных в империю. 4.

Правовая защита распространялось и на иностранных купцов. По свидетельству Гардизи, личность и имущество «гостей» находилось под охраной закона — посягнувший на них нес ответственность в размере половины своего имущества. Встречной обязанностью являлась необходимость уплаты в казну великокняжескую специальной десятины.

<< | >>
Источник: Петров И. В.. Государство и право древней Руси. — СПб.: Изд-во Михайлова В. А., г. — 413 с.. 2003

Еще по теме Заключение:

  1. Заключение
  2. Заключение
  3. Заключение
  4. Часть V. Заключение.
  5. Часть IV Заключение
  6. Глава 28. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА
  7. ЗАКЛЮЧЕНИ
  8. Заключение
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. 5.14. Заключение эксперта
  11. Заключение договора поставки
  12. Заключение
  13. Заключение
  14. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  15. Заключение 1
  16. Заключение
  17. ЗАКЛЮЧЕНИЕ