Задать вопрос юристу

§ 12. Определение суммы денежного возмещения убытков (в связи с вопросом о влиянии на денежное обязательство изменений в покупательной силе денег)

По всем капиталистическим правовым системам деньги служат средством возмещения убытков, что вытекает из их функций всеобщего эквивалента и средства обращения. Различия в правовых системах по этому вопросу заключаются в том взаимоотношении, которое установлено между обязанностью уплатить денежное возмещение убытков и обязанностью должника исполнить в натуре.
По Г.Г.У. должник, не исполнивший своего обязательства, должен в первую очередь восстановить то положение, которое существовало бы, если бы не было обстоятельства, в силу которого возникла обязанность возместить ущерб (§ 249, предл. 1). Другими словами, должник в первую очередь может быть принужден к реальному исполнению, лишь если такое исполнение стало невозможным в силу обстоятельств, за которые отвечает должник (а также в случае некоторых других оснований, указанных Г.Г.У.264), кредитор имеет право требовать взамен исполнения в натуре денежного возмещения убытков. По Ф.Г.К.265 право кредитора на возмещение убытков возникает в момент, когда должник допустил просрочку выполнения своего договорного обязательства или в момент совершения правонарушения. В тот же момент для кредитора возникает право использования мер, направленных на реальное исполнение, в частности, путем системы astreintes, т. е. посредством назначения судом сроков для исполнения в натуре с тем, что если исполнения в срок не последует, то должник платит кредитору штраф за каждый период (день или неделю и т. д.) просрочки. Вопрос о том, какое средство удовлетворения будет в конкретном случае предоставлено кредитору, зависит от суда. В англо-американском праве принуждение должника к реальному исполнению (specific performance) допускается в виде особой льготы для кредитора266. По общему же правилу всякое правонарушение (tort) и нарушение договора (breach of contract) влекут за собой обязанность должника к денежному возмещению убытков. Обобщая сказанное, можно заключить, что по континентальному праву одной из гражданско-правовых санкций и по англо-американскому праву основной санкцией является денежное возмещение убытков. При определении суммы такого возмещения все правовые системы исходят из следующего: в порядке возмещения убытков кредитор имеет право получить сумму денег, которая поставила бы его в такое имущественное положение, в котором он находился бы, если бы данное правонарушение не было совершено или если бы обязательство из договора, о котором идет речь, было бы надлежащим образом и в срок исполнено (принцип полного возмещения)267. Обязательство возместить убытки есть денежное обязательство, сумма которого остается неопределенной (но определимой) до тех пор, пока суд не установит эту сумму в соответствующем решении: в установленной судом сумме возмещения покупательная сила денег получит свое отражение, ибо сумма возмещения должна быть эквивалентом определенных имущественных ценностей. Но с того момента, как состоялось судебное решение, фикси- рующее сумму убытков, налицо денежное обязательство , выраженное в определенной сумме денежных единиц, к которому на об - щих основаниях применяется принцип номи- н а л и з м а . Для того, чтобы по возможности сочетать этот последний принцип с принципом полного возмещения убытков, необходимо приурочить исчисление этого возмещения к надлежащему моменту. Континентальные правовые системы сумели в этом вопросе найти более последовательное разрешение вопроса, нежели англо-американская судебная практика. В германском праве268 исчисление убытков производится с учетом всех обстоятельств дела по рыночной цене товаров или услуг на момент вынесения судебного решения; но если в какой-либо момент за период времени от возникновения требования и до вынесения решения стоимость соответственных товаров, услуг и т. д. была более высокой, то кредитор может требовать, чтобы исчисление убытков было приурочено к этому моменту, если только он докажет, что при своевременном и надлежащем исполнении он мог бы извлечь выгоды из этой более высокой цены. Французская практика приурочивает исчисление убытков к моменту вынесения решения269. В «общем праве» действует процессуальное правило, согласно которому убытки исчисляются на момент нарушения договора (breach day rule) или на момент совершения правонарушения (wrong day rule). Этот принцип выражен, в частности, применительно к договору купли- продажи в британском законе 1893 г.
о продаже товаров (ст. 51, п. 3) и в американском Единообразном законе о продаже 1926 г. (ст. 64, п. 3); ст. 51 п. 3 названного британского закона, как и весь этот закон, является кодификацией того, что было выработано ранее в судебной практике270. Тот же принцип применяется в отношении определения убытков из правонарушения (tort). В британском деле The Volturno, 1921 г.271 суд отмечает, что в случае присвоения коров истец имел бы право на «убытки» (damages) по стоимости коров на момент присвоения и не мог бы претендовать, чтобы было учтено повышение стоимости коров на рынке с момента присвоения по момент вынесения решения. Строго формальное применение этого принципа в английском праве не дает возможности, следовательно, учитывать изменения в ценах товаров или изменения в покупательной силе денег после нарушения договора или после совершения правонарушения. Иногда такой метод приводит к несправедливой выгоде для потерпевшего, так что он извлекает выгоду из факта правонарушения272. Но чаще всего принцип этот находится в противоречии с принципом полного возмещения убытков и приводит к расширению номиналистического начала, так как все изменения фунта стерлингов после момента нарушения договора и после момента правонарушения при этом вовсе не учитываются. Американская практика, более доступная влияниям континентального права, допускает существенные отступления от обсуждаемого начала «общего права»273. В эпоху бумажно-денежной инфляции, созданной условиями гражданской войны 1861 - 1865 гг., американские суды после некоторых колебаний склонились к тому, что при исчислении убытков на момент нарушения договора следует вместе с тем вносить поправки на обесценение доллара после этого момента и что суды не должны закрывать глаза на факт такого обесценения денег. «Почему суд должен быть единственным местом, где люди должны притворяться, что не знают того, что известно всем?» - замечает по этому поводу судья штата Нью- Йорк в деле Simpkins v. Low, 1873 г. По договорам купли-продажи суды отдельных штатов неоднократно отступали от принципа исчисления убытков по ценам на момент нарушения договора и исчисляли иногда убытки на базе «высшей цены товара между этим моментом и моментом окончания судебного разбирательства»274. В некоторых случаях американские суды, исходя из цен на момент причинения убытков, затем вносили в это исчисление поправки на последующее изменение покупательной силы денег. Например, в деле Hurst v. Chicago B.Q.R.Co, 1920 г. Верховный суд штата Миссури заметил, что в исчисление суммы компенсации за увечье (потерю ноги) следует внести поправку на снижение покупательной силы доллара с момента правонарушения. Суд указывает на необходимость такой поправки ввиду «радикальных, существенных и, по-видимому, длительных изменений в социальных и экономических условиях» (имеется в виду изменение в уровне цен после первой мировой войны). Вместе с тем суд подчеркивает, что «обычные изменения» в покупательной силе денег не должны учитываться275. Однако и радикальные изменения при определении компенсации за увечье далеко не всегда учитывались: в деле Palmer v. Security Trust Co, 1928 г. суд штата Мичиган отказался внести поправку в сумму компенсации за утрату трудоспособности вследствие увечья, причиненного автобусом. Истец требовал удвоения суммы компенсации в соответствии с ростом индекса цен, но ему было отказано. Nussbaum276, комментируя это решение, подчеркивает правильность конечного вывода, ибо, де, ничем не доказано, что заработная плата истца возросла бы в соответствии с обесценением доллара. Такое обоснование является откровенным признанием того, кто в капиталистических условиях в конечном счете несет бремя номиналистической политики, бремя «эмиссионного налога»: принцип номинализма становится средством снижения реальной заработной платы. Решение это вместе с тем объясняет, почему суды мало склонны отступать от обсуждаемого принципа (wrong daу rule) по искам из правонарушений. В настоящее время, как известно, огромная масса дел по взысканию убытков из правонарушений относится к случаям ущерба, причиненного предприятиями, эксплуатирующими железные дороги, источники элек троэнергии и т. п., - словом, предприятиями, которые (если пользоваться терминологией нашего закона) эксплуатируют источники «повышенной опасности».
<< | >>
Источник: Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. 2004

Еще по теме § 12. Определение суммы денежного возмещения убытков (в связи с вопросом о влиянии на денежное обязательство изменений в покупательной силе денег):

  1. § 1. Денежное обязательство и изменения в покупательной силе денег
  2. § 14. Изменения покупательной силы денег и двухсторонние обязательства
  3. § 2. Исчисление суммы денежного обязательства на базе рыночной цены какого-либо товара
  4. § 3. Банкнота и бумажный денежный знак как средства платежа по денежным обязательствам
  5. § 7. Выводы по вопросу о содержании денежного обязательства
  6. § 13. Вопрос о возмещении убытков вследствие просрочки платежа
  7. § 2. Сумма денежного обязательства
  8. § 3. Основания возникновения денежного обязательства
  9. Тема 22. ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА И ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК
  10. § 5. Денежные обязательства в иностранной валюте
  11. Тема 22. ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА И ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК
  12. ГЛАВА I ПОНЯТИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  13. ГЛАВА II СОДЕРЖАНИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА